Паяц, давно пора подняться…

Подчеркнута зеленою травой кривая изгородь открытых ветру пальцев. Паяц, тебе давно пора подняться, но ты лежишь, ладонь твоя дугой. В глазах – река молочного тумана. Так смотрят издыхающие псы, не вглубь себя, на блеск живой слезы в руке хозяина. Затем собачий слалом в мир без потех, без гонки за мячом… …

Только волны, только мысли

Я проснулась каплей среди моря, Нет вокруг обломков корабля. Только волны небу говорят: Мы с тобою в радости и в горе. Рвется пена в сумрачные выси – Лунный рог заполнить до краев. Но надежен воздуха покров, Достигают цели только мысли Черный ветер волнами играет – Бубенцом-водой иду ко дну. Господи, …

Бегущая строка времени

Я думала: время – бегущая строка на стене камеры предварительного заключения. Ключевое слово – свобода, двадцать пятым кадром в поднебесье летит одиночество. Ударяясь о крашеный синькой потолок хрупкой птахой, потерявшей стаю, оно снова падает в бегущую строку и снова разлетается солёными каплями наших слёз по полу. Ты сказал: время – …

Я сегодня – Почемучка

Я сегодня – Почемучка, мучают меня вопросы: почему звереет тучка и зачем девчонкам косы. Я не знаю (кто мне скажет?) почему вода бывает черная, как будто сажа, или чистая такая. Кто поможет Почемучке ребус разгадать несложный: почему краснеют ручки если мама смотрит строже; почему белеет носик на морозе минус двадцать, …

Cказки-притчи

ЛАМПА Жила-была настольная лампа, с белым узором на абажуре. Светила она ярко, смело врываясь в самую густую черноту опасной ночи. Как-то днем, когда она отдыхала от тяжелой работы, в воздухе раздался свист и в окно влетел большой футбольный мяч. Пролетев через всю комнату, он грубо ударил лампу… абажур треснул и …

Зачем ты здесь?

В черном цилиндре и смокинге по улицам с почти зеркальным асфальтом Ты шествуешь, ступая в отражения людей, или в их тени. Зачем ты здесь? Из окна по гладким зеленым газонам, в поисках Пути без дорожных знаков на полную мощь несется ранее звездный “Scorpions”. Сжать бас-гитару до атома, чтобы лопнули струны …

Врезаясь с безудержной силой (фрагмент жизни)

У Потёмкинской лестницы в потрепанной шляпке из фетра, в черно-белом кашне и пальтишке забытых времен, не Яга, не прелестница – старая бабушка Петра близоруко глядела на тех, кто весной опьянен. На Приморском бульваре влюбленных счастливые лица, карапузы мамашам лопочут разборчиво “Дай!” И бренчит на гитаре смешной белобрысой девице симпатичный парнишка, …

Еще одна ночь в Вавилоне

“И пришел Ангел и сказал мне: подойди, я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих…” (17.1-4). “Пал, пал Вавилон, великая блудница” (18.2) Еще одна ночь в Вавилоне, заросшем тенями. В забвении улицы. Мается голодом Смерть. Сухие деревья – и те уподобились пьяни, вповалку лежат. Небеса – почерневшая …

Играя в мечту

Терзаешь не скалы будней, не мертвый гранитный камень – по речке времен и судеб, играя в мечту веками, сплавляешь Ты жизни наши деревьями и корнями… Ты стал на три мира старше, но тешишься сизарями. Средь них – след голубки белой, то Твой поцелуй на память. Рисуешь зеленым мелом траву, что …

Моветон

Острым приступом мигрени тот подземный переход, где в пальтишке из шагрени чья-то бабушка поет: “Слышу голос родниковый, вижу синие глаза…” Взгляд ее к стене прикован… Повернуть бы мне назад, закатать себя с макушкой в безразличия бетон, чтоб незрячая старушка не сказала: “Моветон”. Голосок ее не кроткий, подбородок волевой, но рука …