И ветер нашептал синице

Косяк гусиный уносил

полоску серого рассвета,

в закатном зареве осин

сжигала осень бабье лето.

 

И ветер нашептал синице,

что вся листва сорвётся с ветки

и снега белую страницу

украсит золотой виньеткой.

 

Плясал рябиновый огонь,

где бледных теней шла игра,

и клёну в жёлтую ладонь

насыпал дождик серебра.

 

Ненастным дням за мрак и серость

минуты грусти были данью…

и в это верить не хотелось,

что нас коснулось увяданье.

 

Валерий Мазманян

Мы с этой осенью поладим

Тряхнёт берёза рыжей прядью, апрель припомнит голубой, мы с этой осенью поладим смиреньем, вздохом и мольбой.   Сорвётся с веток листьев стая, не зная, где он – тёплый юг, надежда, как всегда, пустая опять заманит в тот же круг.   Где небо тучами слоится, от клёнов – всполохи огня, давно …

Август в последней декаде

Август в последней декаде,

то, что не спрячем во взгляде,

выдадут грустные нотки,

жаль, лето было коротким.

 

Через багряную вьюгу

птицы потянутся к югу,

серые ливни польют –

всех нас потянет в уют.

 

Жёлтые листья – к ногам,

не разучить по слогам

азбуку поздней любви,

и зря ромашку не рви.

 

Август в последней декаде,

снег скоро ляжет на пряди,

на куст сирени, на грушу…

Бога прошу – не на душу.

 

Валерий Мазманян

Лоскут заснеженного неба

Лоскут заснеженного неба в моём окне качала верба, ветра тянули одну ноту, впадая в зимнюю дремоту.   Рука худая чёрной ветки то поправляла мех горжетки, то отгоняла прочь синицу, которой в снегопад не спится.   Об оттепелях беспокоясь, бил февралю поклоны в пояс сугроб за зиму располневший, уже ждала гостей …

У каждого дождя свой голос

Сядь у окна, ходи по дому, а с ночи – время майских гроз, и липнут мокрые подолы к ногам молоденьких берёз.   Ругни лениво эту морось, кружком лимона солнце – в чай, у каждого дождя свой голос – по ноткам грусти различай.   Укройся пледом, сядем ближе, пусть за окном …

Хранитель

Я в пустоте не ведаю покоя, При выборе вселенной, каждый раз Крылатый брат рождается со мною Невидимый для посторонних глаз.Он держит мыло в мамином корыте, Когда мочалка жёсткая как ёж, Он справедливость в логике событий, Где что посеешь – это же  пожнёшь. Он знает строй сладкоголосой лиры, Он в битве …

Реченька

Ох, да ты, Реченька, не ширОка, Беловодна, да не быстра, Ты – лесная недотрога,- Лубяные берега. Ой, да ты, Тишь, сосновая, Что ласкаешь неженку? Да слезой еловою, Провожаешь вешнюю. Ох, да не печалься матушка, О судьбе капризницы, Пусть посмотрит павушка, Как не сладко в жизни то. Ой, да не вернётся …

Азовский вальс

Неприветливо тучи висят над вершиной Азова*, – Осерчала, наверно, Хозяйка на пришлых людей. Или снова грустит, вспоминая Павлушу Бажова. Что в любви признавался и сказы нашёптывал ей… А над зеркалом прУда кружИт одинокая чайка. Безутешно кого-то зовёт из прозрачных глубин. И замшелые скалы листвой украшает Хозяйка, Самоцветов осенних цвета добавляя …

Посвящение (романс)

Она была прекрасна… Стройный стан… Загара бронза… Лента на головке… И с трепетом её я обнимал… Мальчишкой был. Застенчивым, неловким… И звучный, мягкий голос слух ласкал, Когда она самозабвенно пела… И с нею я душою отдыхал, Лаская нежно совершенство тела… Она была покорна и скромна. Сносила боль, удары и измены. …

Сама себе устало….

Дождь шуршит по листьям. Бьет по крышам Дождь. Ночь надвигается Неслышно. Сплошь. Огонь свечи трещит чуть слышно. Ждешь… Его письма, А он напишет… Что ж…, Не любит он тебя. Так вышло. Дрожь. Ты не нужна, Ты стала лишней… Льешь В бокал вино И взгляд застывший. Пьешь Вино, и думы новым …