Уходит пора золотая

Уходит пора золотая, поплачься, себя пожалей, берёза обноски латает цыганской иголкой дождей. А клёны не прячут нагие узлы выступающих вен, и мучает нас ностальгия, и просит душа перемен. Ты рядом, к чему торопиться с утра в суматоху недель, зонты, словно чёрные птицы, куда-то уносят людей. С намокшей травы не поднимешь …

Звёзды – пылью всех дорог

Вспомню тот далёкий год, плеск волны и белый ялик, ночь бессонницу мне шлёт, а луна – печальный смайлик. Зря гадать, что сделать мог, память лет – и крест, и бремя, звёзды – пылью всех дорог – поднимает всадник-время. Не забыла – напиши, позвони, скажи, что нужен, две заблудшие души золотой …

И впору говорить стихами

Листок берёзы – бликом солнца – на миг осветит мокрый кустик, пора осенняя сольётся в минуту тихой светлой грусти. Где желтизной, а где-то красным сентябрь листву деревьев метит, и донесут до снега астры воспоминания о лете. Забудем то, о чём смолчали, и хватит мучиться грехами, красива осень, величава, и впору …

А время сквозь тебя течёт

Сверни с дороги в сквер пустой, остановись и просто слушай, как в сумрак золотой листвой летят берёзовые души. Погожих дней наперечёт, похоже, осень будет ранней, а время сквозь тебя течёт, смывая пласт воспоминаний. Цветущий луг, гудящий шмель под шум метели будут сниться, журавль – за тридевять земель, с тобой останется …

И всё бы сложилось иначе

Молчим, что пора нам расстаться – любое бессмысленно слово, а божья коровка на пальце, как алая капелька крови. Запуталось солнце в трёх соснах и светит всего вполнакала, у каждой любви своя осень, вот наша с июлем совпала. Смиримся – всё лучшее спето, нас просто судьба обыграла, на память оставило лето …

Шлют позывные светлячки

Прошёлся дождик и прохлада прочь прогнала остатки сна, а из листвы совиным взглядом на нас уставилась луна.   Туман у изгороди виснет большим жасминовым кустом, ночное время – время истин, и время – строить на пустом.   Наш шёпот слушает лужайка, мы рядом, а две тени – врозь, тебе, что …

Запомнят травы – в дождь не косят

Промокшие берёзы зябли, прощался я с далёким прошлым, а поутру соцветья яблонь округу замели порошей.   Ракита распустила пряди, грачи делили хлеба ломтик, а одуванчик, в небо глядя, держал раскрытый жёлтый зонтик.   Репей поднялся осторожно, увидел – утром луг не скошен, большой ладонью подорожник прикрыл вчерашний след подошвы.   …

Где цвёл шиповник зорькой алой

Весь разговор – сплошные штампы, за каждой паузой – усталость, на тусклый свет настольной лампы ночные мотыльки слетались.   На травы и на сумрак сада летел снежок с ветвей акаций, и всё зависело от взгляда – уйти совсем или остаться.   И ночь уже ждала рассвета, где цвёл шиповник зорькой …

Ресницы длинные ромашек

Ресницы длинные ромашек и прядь волос роднятся цветом, а бабочка крылом помашет – и зазвенит, закружит лето.   Трава хранит большую память – туманы белые черёмух, цветущей яблони румянец, и стук дождей, и листьев шорох.   Дурманом сладким манит ландыш, короной – одуванчик рыжий, легонько руку мне погладишь, а две …

Пришли сюда клёны босые

Обиду давнишнюю злую оставь на краю синевы, где бабочки утром целуют шершавую щёку травы.   Ветвей неразборчивый почерк – писали о том, что болит, а облако – смятый листочек – зима уронила вдали.   Весну славит каждая птаха, ручей – на своём языке, косматые ивы в рубахах выходят молиться к …