И у окна надела верба наряд расшитый серебром

Последний снег склевала морось, пожухлый лист поднял крыло, а чайка, надрывая голос, зовёт весеннее тепло. Молчит душа – откуда вера, что всё закончится добром, и у окна надела верба наряд расшитый серебром. Вздохнёшь – апреля заморочки не понимаешь, хоть убей, а облака стирают точки, что ставит стайка голубей. Но укорять …

Над чёрным клёном во дворе сияет солнца ореол

Следил за сменами времён большой сугроб и весь поник, в зеркальной луже видит клён, как к небу тянется двойник. Погожим утром липкий снег сосна стряхнула с рукава, и долгий сон замёрзших рек встревожит птичий караван. Так было испокон веков – природа после зим грустна, из белой пены облаков выходит новая …

И в синеву опустят вёсла под звон капели тополя

В погожий день и небо выше, и ветер от берёз отстал, в тени домов, надеясь выжить, худой сугроб ползёт к кустам. Пока на суету роптали, будил подлесок птичий гвалт, и оставляя след проталин, прошёлся по округе март. Сквозняк развеет сумрак комнат, мы календарь перевернём, и у ограды снега комья сверкнут …

Худой фонарь у тёмных окон пускает жёлтую слезу

Унылый день не станет датой, забудь и зря не морщи лоб, на простыне, ветрами смятой, уснул калачиком сугроб. Раздвинешь шторы – тени в коме, на сером – белые штрихи, ночных воспоминаний промельк тревожит старые грехи. Былое тронешь ненароком, не вороши, что там – внизу, худой фонарь у тёмных окон пускает …

И ветки – сеточкой морщин на бледных лицах облаков

Дожди по улочке пройдут и дальше – в серенький рассвет, как жить с самим собой в ладу, не спросишь и не дашь совет. С тобой унынием грешим – даётся осень нелегко, и ветки – сеточкой морщин на бледных лицах облаков. Вздохнём и промолчим вдвоём – пора цветения прошла, озябшим серым …

Увядающей осени клёны золотые приносят дары

С голубями остались вороны сторожить до апреля дворы, увядающей осени клёны золотые приносят дары. Погорюем, что видимся редко и любовь достаётся трудом, извивается яблони ветка, искушая медовым плодом. Повздыхаем и корку раскрошим, и приветим у ног сизаря, что потом обернётся хорошим и гадать, и раздумывать зря. Озаряя сиянием воздух, листопады …

Битые яблоки прячет в траве хмурая тень сентября

В жесте прощальном застыла рука – тучи над нами рассей, утром проводят на юг облака первую стаю гусей. Слово пустое с собой унесу – ноша ничтожно мала, в память о лете рябина в косу алую ленту вплела. Вот и опять из ладоней пустых время течёт, как вода, жёлтая стайка осенней …

Вместе с бабочками лето по дворам разносит шмель

Блики солнечного света, час, не больше, дождь шумел, вместе с бабочками лето по дворам разносит шмель. Что для счастья надо мало, если хочешь говори, у окна собрали мальвы утром капельки зари. Что с того, что в прядях иней и морщинки возле глаз, солнце зреет сочной дыней в этом августе для …

Одурманил запах липы

После дней ненастных милость – распахнулась синева, одуванчику приснилась золотая голова. Из привычных будней выпал – суеты и спешки нет, одурманил запах липы – нам с тобой по двадцать лет. Не жалей – осталось мало в пересчёте на года, где закат, полоской алой, мотыльком вспорхнёт звезда. И не бойся ошибиться …

Время лиловых туманов сирени

Время лиловых туманов сирени, смеха, улыбок и откровений, синих ночей и метелей акаций, время, в котором нельзя нам остаться. Звёзды слетятся к окну мотыльками, если захочешь, лови их руками, солнечный день или пасмурный вечер – радость такой же осталась при встрече. Пух одуванчиков с бабочкой кружит, яблони цвет льдинкой плавает …