Зимние миражи

Молчу, и эта тишина уже перед тобой грешна, как та упавшая звезда, как те слова, что я сказал.   А в мысли лезут пустяки, отрывки из чужой строки, и как детали интерьера, всё в сумраке – надежды, вера.   Затихла суета квартала, нет в голосе твоём металла… и вдруг моргнёт …

И ветер нашептал синице

Косяк гусиный уносил

полоску серого рассвета,

в закатном зареве осин

сжигала осень бабье лето.

 

И ветер нашептал синице,

что вся листва сорвётся с ветки

и снега белую страницу

украсит золотой виньеткой.

 

Плясал рябиновый огонь,

где бледных теней шла игра,

и клёну в жёлтую ладонь

насыпал дождик серебра.

 

Ненастным дням за мрак и серость

минуты грусти были данью…

и в это верить не хотелось,

что нас коснулось увяданье.

 

Валерий Мазманян

Ветер яблоню тихо качает

Колыхнулся ладьёй на плаву и поплыл листик ивы по речке, а берёза роняет в траву целый день золотые сердечки.   Облаков белоснежная свита проводила вчера журавлей, пусть зеркальная лужа разбита, всё – к добру, ни о чём не жалей.   Косы чёрные тонкой рябины перевязаны ленточкой алой, листья рвутся в …

Ночами снится эта осень

Ночами снится эта осень, где я беспечно молодой, где моют золотые косы берёзы дождевой водой.   Где платье скинула осина и не стыдится наготы, где ты божественно красива в сияньи листьев золотых.   Где я ещё не жду разлук, мне нежных слов при встрече мало, а ты меня объятьем рук …

Пять берёзовых сердец

Палый лист подранком бьётся и пытается взлететь, дождь поймал на зорьке солнце и опять закинул сеть.   Дай поцеловать ладони, если нашей встрече рада, пусть в тумане белом тонет жёлтый парус листопада.   Прикоснётся веткой гибкой – не ругай нескромность клёна – вспомни с чувственной улыбкой нас, безудержно влюблённых.   …

Морщинки – память февралей

Дневные тени умерли, их души взяли сумерки, а дождь, пройдя за день сто вёрст, клюёт на крыше крошки звёзд.   Морщинки – память февралей, корявым почерком ветвей ночь пишет сагу о весне, прижмись ко мне плечом тесней.   Полоску синюю крылом проводит голубь над окном, и сон стряхнула улица… скажи …

Мы с этой осенью поладим

Тряхнёт берёза рыжей прядью, апрель припомнит голубой, мы с этой осенью поладим смиреньем, вздохом и мольбой.   Сорвётся с веток листьев стая, не зная, где он – тёплый юг, надежда, как всегда, пустая опять заманит в тот же круг.   Где небо тучами слоится, от клёнов – всполохи огня, давно …

Август в последней декаде

Август в последней декаде,

то, что не спрячем во взгляде,

выдадут грустные нотки,

жаль, лето было коротким.

 

Через багряную вьюгу

птицы потянутся к югу,

серые ливни польют –

всех нас потянет в уют.

 

Жёлтые листья – к ногам,

не разучить по слогам

азбуку поздней любви,

и зря ромашку не рви.

 

Август в последней декаде,

снег скоро ляжет на пряди,

на куст сирени, на грушу…

Бога прошу – не на душу.

 

Валерий Мазманян

Лоскут заснеженного неба

Лоскут заснеженного неба в моём окне качала верба, ветра тянули одну ноту, впадая в зимнюю дремоту.   Рука худая чёрной ветки то поправляла мех горжетки, то отгоняла прочь синицу, которой в снегопад не спится.   Об оттепелях беспокоясь, бил февралю поклоны в пояс сугроб за зиму располневший, уже ждала гостей …

У каждого дождя свой голос

Сядь у окна, ходи по дому, а с ночи – время майских гроз, и липнут мокрые подолы к ногам молоденьких берёз.   Ругни лениво эту морось, кружком лимона солнце – в чай, у каждого дождя свой голос – по ноткам грусти различай.   Укройся пледом, сядем ближе, пусть за окном …