Русско-еврейское

«Пообщаться с друзьями евреями нету времени, нету времени…» (из песни) Не пускали б тебя за границу: заграницы – иным – не показаны… Как ты, Бузя моя черновицкая? Надеваешь ли свитер тот вязаный? Под ветрами пустыми пустынными ностальгию рифмуешь с кручинами? Не прозябла бы ты, не простыла бы, в безнадёжье навеки …

Александровский сад

В Александровском саду листья кружатся, в Александровском саду осень светится, проплывают облака в синих лужицах, загорается фонарь белым месяцем. В Александровском саду любо-дорого в дивной грёзе рисовать лики нежные… Господа сидят в тоске, чешут бороды, ускользающему вслед смотрят вежливо… В Александровском саду дамы грустные… В Александровском саду тени прошлого, с …

Подари перстенёк мне серебряный

Подари перстенёк мне серебряный, можно с топазом, серебра чтобы граммов на девять и без позолоты, я его не сниму с безымянного пальца ни разу, я ему нашепчу о своих предосенних полётах, о бессонных июльских ночах и любви не отпетой, о полынном Плещееве в ставшем родным Переславле… А потом я, упрятав …

Разношёрстность и разноговорность…

Разношёрстность и разноговорность по-московски вокруг да около, со Всехсвятской церквушки колокол расколол мои думы поровну: те, что левые – терпко-грешные, те, что правые – кисло-постные… Я по “Соколу” – видишь, Господи? – и ни конная, и ни пешая в колокольно-хрустальном холоде, словно в ступе, на белом облаке проплываю, меняю облики, …

Ты помнишь, как дышать

Ты помнишь, как дышать? А я уже не помню… В бессонном кураже – сплошные миражи, по кромке на закат лечу мечтой укромной, и некому поймать над пропастью во ржи. Ты знаешь, как любить? А я уже не знаю… Как низко над землёй безумные стрижи… Опять к тебе лечу такая молодая, …

Над садом

Прихожу в Александровский сад, как в надсадность впадая, и иду по не мною расхоженным тёмным аллеям… На почившую осень слетает зима молодая, чтоб останки склевать, ни крошинки её не жалея, у меня на плече ворковать Гамаюновы сказы, заговаривать мысли до цвета прохладной досады, и припомнив тобою в саду обронённую фразу, …

Чёрные мысли о белых журавлях

«Боливар не вынесет двоих» (О’Генри) Мне казалось, что, если я вдруг полюблю, всё изменится сразу и бесповоротно, но всё также стою в темноте подворотни и курлычу вослед своему журавлю. Да его и не стоит, наверно, ловить, ни силка, ни манка на капризную птицу, он, конечно, утешит в обличье синицы, а …

Какой-то стриптиз…

Какой-то стриптиз, и на «ню» это вряд ли похоже, убавить бы резкость картинки хотя бы на треть… Вы видели женщину с начисто содранной кожей, ещё норовящую в этом прикиде взлететь? Ей запахи – вонью, а звуки – звенящим кимвалом, ей силосны ваши цветы и грошовы слова. Вчера она вас в …

Ты помнишь…

Ты помнишь, как дышать? А я уже не помню… В бессонном кураже – сплошные миражи, по кромке на закат лечу мечтой укромной, и некому поймать над пропастью во ржи. Ты знаешь, как любить? А я уже не знаю… Как низко над землёй безумные стрижи… Опять к тебе лечу такая молодая, …

Александровский сад

В Александровском саду листья кружатся, в Александровском саду осень светится, проплывают облака в синих лужицах, загорается фонарь белым месяцем. В Александровском саду любо-дорого в дивной грёзе рисовать лики нежные… Господа сидят в тоске, чешут бороды, ускользающему вслед смотрят вежливо… В Александровском саду дамы грустные… В Александровском саду тени прошлого, с …