«Ханхай»

Грозовые облака сгущались на горизонте, непреодолимой толщей воды. Они были похожи на тяжелые комья мокрого грязного снега, нависшего над землей. Кое-где полоса эта обрывалась, и сквозь мрачную завесу пробивался чистый тонкий свет. Даже воздух казался густым и вязким со свежим привкусом мокрой пыли. Довольно странная погода для последних чисел июля.
-Вот-вот польет дождь – мрачно и медленно протянул низким голосом старик, сидящий на темной деревянной веранде в кресле-качалке. Веранда была старая, кое-где прогнившая. Там где краска еще не облетела, и её жалкие остатки скручивались от сырости или слишком сильно палящего солнца, нельзя было разобрать её первоначального цвета.
-Нет, скорее это будет дождище…хм сильный дождь такой… мощный… Э…ливень короче… – молодой человек лет восемнадцати говорил быстро сбивчиво, постоянно пытаясь проиллюстрировать все, что он говорил нервными движениями рук, даже когда на него никто не смотрел.
Старик, казалось, не обратил на его ответ никакого внимания. Он закурил, закутался поплотнее в темно-серый плед и стал раскачиваться все сильнее. При этом он время от времени ненадолго закрывал глаза, как будто представляя, что не он раскачивает кресло, а тяжелая морская волна. Несмотря на то, что его лицо избороздили глубокие морщины, и седые волосы на его голове прибавляли ему возраста, все же лицо его сохранило свои благородные черты и тонкую строгость.
Вдруг где-то рядом, будто тысячи орудий взорвавшихся разом, оглушительно грянул гром. Молодой человек дернулся, подскочил, его глаза бешено забегали, и дрожь пробежала по телу. Сверкнула молния. Старик остался также мертвецки спокоен. Он выпустил кольцо дыма и посмотрел на горизонт.
Ветер усиливался. Темные силуэты деревьев изгибаясь, касались земли. Их тонкие ветви и стройные стволы, казалось, вот-вот не выдержат жестокого напора буйных потоков холодного воздуха. Древесина скрипела, листья громко шелестели, мелкие ветки, с силой ударяя друг друга, обламывались и падали на землю.
– Смотри, никак не уймутся. Как ты думаешь, ветер сможет кого-то из них сегодня сломать.
-Ээ…ну как помнишь, в прошлый раз одно упало…так хрясь – напополам. Жалко если упадет.. э…его же все равно потом еще месяц не уберут. Валяться… будет …
-Мертвое – протянул старик и засмеялся тяжелым глухим смехом, а потом раскашлялся.
Молодой человек боязливо на него взглянул, взъерошил тонкие черные волосы у себя на голове. Подождав немного, он поднялся и потянулся. Все кости в его высоком худощавом теле захрустели.
-Дед пошли в дом…холодно уже. Этот ветер…уже прямо в душу залетает.
-В точку, мой друг, в точку… – весело сказал старик. И, поднявшись с кресла, последовал за своим внуком в дом.
Внутри было сухо и тепло, чисто и уютно. Яркий свет, висящей на потолке лампы заливал, царящую в комнате, тишину. На стене ровным счетом отбивали уходящее время часы с позолоченным маятником. Старая мебель, массивные стеллажи с грудами книг, картины в громоздких рамах показывали консервативный вкус хозяина этого дома. На всем здесь стояла печать традиционности и строгого порядка.
Старик опустился в высокое мягкое кресло и стал наблюдать за внуком. Ему казалось, что вид его никак не вяжется с окружающей обстановкой. Он напоминал ему новую модную книгу в яркой обложке, с пахнущими свежей бумагой страницами, которые еще никто не читал. И так вот, если бы такую книгу поставили на его старый стеллаж, она бы точно так же резко выделялась бы среди своих старых коллег, как и его внук в этой комнате.
В окна с бешеным неистовством захлестал дождь. С предбанника потянуло сыростью и молодой человек, пройдя через всю комнату, остановился возле стеллажа. Старик сощурил глаза.
-Ирвин, зачем ты приехал так рано?
-Родители же вроде тоже через два дня подъедут, а я …ну не знаю, было свободное время, вот я и приехал. Я…еще…э может, и раньше уеду. Дела так есть…
Следующий день прошел как-то быстро и не заметно. Буря утихла, но кругом стояла слякоть, и солнца не было. Ирвин ушел рано утром побродить по окрестностям и вернулся только к обеду.
А после еды оба они и старик, и его внук сели читать каждый свою книгу. За весь день они обмолвились только парой слов. День подходил к концу и старик по старой привычке вышел на веранду подышать свежим воздухом. Там он уселся в свое уютное кресло-качалку. Следом за ним вышел Ирвин и уселся рядом. Только теперь, когда небо немного очистилось от туч, показалось огромное оранжевое заходящее солнце и залило самыми немыслимыми красками горизонт. Старик закурил, и крепкий запах табака поплыл по веранде.
-Видишь вон тот сухой ствол?
Ирвин поднял, рассеяно глаза.
-Который стоит поодаль от всех?
-Он не стоит поодаль, он никого к себе не подпускает.
Ирвин попытался разглядеть его. На фоне пестрых красок горизонта ствол выделялся черным пятном. От этого силуэта веяло чем-то зловещим, угрюмым и таинственным.
-Этот ствол стоит здесь не просто так, и не просто так стоял он так раньше, когда еще был деревом.
Ирвин отложил книгу.
-На самом деле ему очень много лет.
-Да…это видно.
-Это видно, хотя ты никогда не задумывался об этом, проходя недалеко от него. И не задумывался о том, что стоит он здесь не просто так, а сторожит чьи-то секреты и тайны. И хотя никто об этом не знает, но у этого дерева есть своя история.
Старик откашлялся, опять закурил и продолжил.
-Мало кто знает, что когда еще не было ни этого дома, ни этого города, а была одна только пустошь кругом, куда ни глянь, когда еще свободно и без преград гулял здесь ветер, разгонявший тугие облака на черном бисерном небе, и когда живой казалась здесь даже торжественная звенящая тишина, из которой рождались остальные звуки, здесь было небольшое поселение, в котором жили люди, обладавшие знаниями, принесенными из древности. Эти знания для них были естественными и само собой разумеющимися, никто никогда не подвергал их сомнению и не держал их в тайне.
Но вот случилось так, что на это поселение совершили набег кочевники, пришедшие с юга. Однако знания помогли жителям поселения предвидеть нашествие врагов, и когда кочевники достигли поселения, они не увидели ни одного жителя в нем.
Деревня выглядела так, будто бы её покинули несколько секунд назад. Кое-где еще тлели костры, на них готовилась пища, сытые лошади расхаживали неподалеку. Кочевники обыскали деревню, лес находящийся рядом, но никого не нашли.
Однако самый юный из воинов заметил следы в пыли. Проследовав за ними, кочевники обнаружили, что следы ведут к небольшому искусственному водоему глубиной всего по колено, и исчезают в нем. Неразрешимая загадка испугала кочевников, они посчитали эту деревню проклятой и выжгли её дотла, не тронув ничего, что можно было увезти с собой как трофей. Месту, на котором была деревня, они дали название «Ханхай», что на их языке означало «пустой». Все это случилось ночью и когда кочевники подошли к колодцу, то увидели тысячи сверкающих звезд, отраженных в черной воде. Они подумали, что жители деревни ушли жить на небо среди звезд. И колодец, в котором исчезли все жители деревни, унесшие с собой древние тайны и знания, они прозвали «Харгуй Сансар», то есть «путь в космос». Колодец они засыпали землей и на его месте посадили дерево. Как раз то дерево, остатки которого ты сейчас видишь перед собой. Некоторые из тех, кто знает эту легенду, верят, что где-то под этим прогнившим стволом до сих пор находится путь в космос. И, возможно, отыскав его, ты обретешь то, к чему еще много веков будет стремиться человечество.
Старик замолчал и закурил.
-Дедушка, а ты веришь в это?
-Возможно… все возможно. Хотя мне кажется, что люди всему в этом мире предают чрезмерную сложность. Вот зачем лезть под корень этого дерева? Суть то не в самом колодце, верно?
-А в чем тогда?
-Не знаю, не знаю, тут остаются одни догадки. Идем спать, уже поздно.
Старик поднялся и зашел в дом.

Ирвин зашел в комнату, в которой остановился, окинул её усталым взглядом, и вдруг все показалось ему не таким, как было всегда, что-то резко поменялось. Мертвая тишина вечера зазвенела в ушах, желтый свет изредка мигавшей лампы делал очертания предметов чересчур отчетливыми. Ирвину вдруг показалось, что все они живые, и он почувствовал их отношение к нему. Кровь прилила к голове, в глазах потемнело, и он рухнул на кровать. Внезапно на него накатило необычное чувство всеобъемлющей ностальгии, грусти. Он не мог пошевелиться, но прекрасно чувствовал себя и свое тело, ему пришла в голову мысль, что он заснул.
С улицы запахло кострами, заблестело давно зашедшее солнце, и в сознании Ирвина непрерывной чередой стали возникать картины мест, где он никогда не был. В одном из них по чистому голубому небу ползли серые тучи, в другом – рассыпались звезды, где-то на сухой дороге появились первые капли дождя и пахло сыростью, по жаркой пустыне брел караван, а на морском берегу, раскидывая во все стороны мокрый песок, танцевали и смеялись какие-то люди. Гибкость и пластика их танца были поразительны, они чуть ли не парили в воздухе, подпрыгивая и опускаясь на землю. Внезапно они остановились и посмотрели на него. Десятки острых как лезвие черных проницательных глаз как будто пронизывали Ирвина насквозь, и в каждом из них танцевали яркие озорные огоньки, напоминавшие чудесный свет заката … Внезапно Ирвин задумался о том, чего ему в жизни хотелось, о чем он мечтал. Перед глазами пронеслись дальние страны, путешествия, он вспомнил, как когда-то хотел научиться летать, но эти картинки все отчетливее и яснее сменяли дорогие машины, рестораны, дом с прекрасной мебелью и бассейном, хорошая работа и костюмы от знаменитых модельеров. А потом появилась темнота, и он провалился в сон.
Утром Ирвин проснулся от легкого стука. Кто-то тихо, но настойчиво тарабанил костяшками пальцев в дверь. Ирвин открыл глаза и осмотрелся. Сначала, он ничего не понял, и ему показалось, что он еще не проснулся. Комната была не та, в которой он заснул. Все кругом было стильным и современным. Мебель как будто только вчера заказали и привезли из дорогих магазинов, а сам он лежал в костюме из блестящего черного материала и в туфлях, которые наверняка стоили целые состояние.
Ирвин вскочил и открыл дверь. На пороге стоял дедушка и спокойно, внимательно смотрел на него. Он молча пропустил его, и Ирвин помчался по длинному светлому коридору. А глаза ему слепил блеск роскоши нового дома. Шок было настолько сильным, что Ирвин перестал даже думать. Он остановился в зале и стал смотреть на высокий камин, выложенный мраморной плиткой. Внезапно позади он услышал голос своего деда.
-Это не твой новенький Бэнтли стоит перед домом?
Ирвин выбежал на улицу и глазам его открылся не менее шокирующий вид. На широкой светлой площадке, выложенной белой плиткой высился в центре огромный фонтан, рядом с ним как будто фотография в журнале красовался шикарный черный автомобиль. Ирвин отошел и посмотрел на дом, который за ночь вырос на три этажа. Он присвистнул, запустил длинные тонкие пальцы в волосы и сел на тротуар. Через несколько минут вышел дед и, скрестив на груди руки, осмотрелся вокруг. Постояв немного, он повернулся к Ирвину, глаза которого весело блестели.
-Пойдем, я тебе кое-что покажу, – серьезно сказал старик.
Они вышли за белую площадку и стали продираться через колдобины, ямы и высокую сухую траву.
-Не поцарапаешь свои туфли? – едко спросил дед, – Некоторые детали надо предусматривать, например трассу, дорогу…ну чтоб удобно было идти…
Теперь Ирвин понял, куда они шли. Вдалеке тлел и дымился сухой ствол. И его черный силуэт выглядел не таким зловещим и таинственным, как раньше. Теперь он был похож на обычное сухое дерево.
-Вчера в него ударила молния, – проведя рукой по стволу, заметил дед.
-Но ведь вчера не было дождя! – растеряно промолвил Ирвин.
-Ты идиот! – закричал дед таким ужасным голосом, что Ирвин отшатнулся назад, – Глуп, как пробка от бутылки вина! Неет… я слышал такие истории! – он стал расхаживать, даже не глядя в сторону внука, – Да! Слышал! Две или три! Может не до конца верил, но все равно… Люди тоже получили то, о чем мечтали! О Господи! – он пнул валяющуюся неподалеку бутылку, – ты и представить себе не можешь, что они загадывали! Путешествия во времени, во Вселенной! А ты …. Такая возможность! Я даже не представляю, поему она выпала тебе! Тебе! Ведь тут многие верят в это, а ты услышал эту историю впервые только вчера?! О черт!
Тут, видимо, выплеснув всю свою злость, дедушка остановился и посмотрел на Ирвина, который стоял и растерянно смотрел на него. Внезапно он понял, что в тот момент могло исполниться абсолютно все, чего бы он не пожелал…
– Глупый мальчишка! – с жалостью протянул Дед, – зачем тебе все эти путешествия во времени, чудеса?
Ирвин расплакался. Он стоял и в отчаянье вытирал слезы рукавами белой рубашки, острые манжеты которой, щегольски торчали в разные стороны. А вдалеке позади высился огромный дом.
-Ооох, ну перестань, – тепло сказал дед, обняв его, – посмотри какой у нас теперь красивый дом!
И они побрели обратно. Ирвин продолжал плакать.
-Представляешь, как обрадуются твои родители?! – весело добавил он, – Ты будешь разъезжать на своем новеньком автомобиле! Разве это не здорово?! Ну! Перестань быть размазней! Кстати, ты еще не все хорошо в доме посмотрел! У тебя, оказывается, есть еще и счет в банке! Ты теперь неплохо будешь жить до конца своих дней! – дед рассмеялся.

Наступил вечер, такой же тихий и спокойный, как вчера. Дул легкий ветерок. Все как будто бы было по-прежнему. Дедушка вытащил свое старое кресло, поставил его рядом с фонтаном и принялся читать под светом маленького фонарика одну из своих старых потрепанных книг.
Ирвин улегся на заднем сиденье машины, подложив руки под голову, и наблюдал за быстро меняющимся вечерним небом, по которому, как и прежде, разливались пестрые краски заката. Вечер был немного душным, в воздухе имел легкий сладкий привкус.
– Ты думаешь, что могло исполниться все что угодно? – спросил Ирвин.
-Все что угодно…- повторил дед.
-Но я не только об этом думал вчера.
-Видимо исполняется то, чего ты хочешь больше всего, – задумчиво протянул старик.
Ирвин закрыл глаза. Ему представилось все то, что он мог бы пожелать кроме денег. Он вспомнил те картины, которые возникали у него в голове в тот вечер. На морском берегу, раскидывая во все стороны мокрый песок, танцевали и смеялись какие-то люди, они взлетали в воздух и плавно опускались на землю, в глазах их блестели яркие озорные огоньки, напоминавшие чудесный свет заката, и Ирвин пожалел, что не пожелал в тот момент чего-то большего.

Я гражданка Украины и живу и учусь в Одессе.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.