Пыль веков

Пыль веков Он остановился. Беззаботно смахнул пыль и побежал дальше – час. Оно остановилось. Утомленно вытерло пыль и заспешило – время. Она остановилась. Безмятежно утерла пыль и пошла дальше – вечность.

Пыль веков

Пыль веков Он остановился. Беззаботно смахнул пыль и побежал дальше – час. Оно остановилось. Утомленно вытерло пыль и заспешило – время. Она остановилась. Безмятежно утерла пыль и пошла дальше – вечность.

рабы швабры и тряпки

Рабы швабры и тряпки Будучи салакой, – впрочем нет, килькой – в море журналистики, где-то уловила фразу, что хороший репортер не тот, кто колоритно изображает, а тот, кто тонко передает. Обрисовывать ситуацию ближе к тексту, – тексту жизни – главная и важнейшая задача газетчика, считала я. А фактура, с беспощадной …

Морг

Беспокойная работа в покойном месте Ничего так не радовало глаз в мрачном, выбеленном холле, как деревянный постамент, да пара пустых каталок. Пристрастно принюхавшись, я поняла – запахом смерти не веет, тянет затхлостью. – Что вам? Выдача с десяти часов. Читать не умеете? – Хлопнул за спиной голос. Не ожидая звукового …

Морг

Беспокойная работа в покойном месте Ничего так не радовало глаз в мрачном, выбеленном холле, как деревянный постамент, да пара пустых каталок. Пристрастно принюхавшись, я поняла – запахом смерти не веет, тянет затхлостью. – Что вам? Выдача с десяти часов. Читать не умеете? – Хлопнул за спиной голос. Не ожидая звукового …

Проститут

Его зрачки за толстыми дымчатыми линзами очков зыркнув в меня, быстро забегали по сторонам. Парень был щупл и непригляден, как клочок использованной туалетной бумаги. Одет в незапамятных времен куртку, черные брюки, пестрый свитер и истрепанные поиском счастья не чищеные ботинки. Лицо затертое, как рисунок, по которому проехали наждачной бумагой; непримечательное, …

Проститут

Его зрачки за толстыми дымчатыми линзами очков зыркнув в меня, быстро забегали по сторонам. Парень был щупл и непригляден, как клочок использованной туалетной бумаги. Одет в незапамятных времен куртку, черные брюки, пестрый свитер и истрепанные поиском счастья не чищеные ботинки. Лицо затертое, как рисунок, по которому проехали наждачной бумагой; непримечательное, …

Последний путь, он трудный самый

Последний путь, он трудный самый Вы, конечно, возразите: о подобном писать нельзя! Чудовищно! Не может быть! Но было. А то что было – не вырубишь и топором. Произошло в чахлом городишке Бэнске. Там ни одно мало-мальски значительное событие не протекало обособленно. Охочие до зрелищ горожане, неслись к месту событий, в …

Последний путь, он трудный самый

Вы, конечно, возразите: о подобном писать нельзя! Чудовищно! Не может быть! Но было. А то что было – не вырубишь и топором. Произошло в чахлом городишке Бэнске. Там ни одно мало-мальски значительное событие не протекало обособленно. Охочие до зрелищ горожане, неслись к месту событий, в том числе и предполагаемых, точно …