Трём голубям — весь окоём

От ливней одуванчик прятал

под шапку рыжие вихры,

знал белый лист, сто раз измятый,

что у меня сейчас внутри.

 

И в сумраке от ветров пришлых

берёза прикрывала грудь,

и шёпот листьев еле слышный

опять мне не давал уснуть.

 

И раскрывались над плащами

цветами чёрные зонты,

и то, что мы другим прощали,

простить мне не хотела ты.

 

От сожалений до обиды —

мы не чужие, не родные,

и синим утром было видно,

что одуванчики седые.

 

Трём голубям — весь окоём,

а мне две улицы — стезя…

и жаль, что поросло быльём

не вырвать, не скосить нельзя.

Валерий Мазманян

 

Добавить комментарий