Двое.

Двое.

I.

Открываю глаза. Утро. Где я? Вокруг темно, свет только от небольших электронных часов и из-за занавесок, едва закрывающих огромное окно. Приятный запах лета и природы сразу же нежно бьет в нос. Кровать, застеленная нежным белым бельем, такая теплая. Я потягиваюсь, и рядом чувствую тепло, примятое место, одернутое одеяло. Я не один, думаю про себя.
Резко одернутая занавеска, и яркий утренний свет бьется в глаза, я зажмуриваюсь и накидываю одеяло на лицо. Интересно, кто это?
– Вставай, соня!- говорит нежный женский голос,- завтрак готов. Любимая… Она со мной. Я смело сдергиваю с себя одеяло и резким движением встаю с кровати. Еще немного сонный обнимаю её, от неё пахнет каким-то шампунем и летом. Оглядев комнату,  вижу, как все ухоженно, аккуратно. Маленькие вазочки с цветами, ни одной пылинки, везде светло, все белое. Это мой дом.
За окном шумит море, и какие-то птички говорят между собой, я лишь слышу их приятное щебетание.
– Давай же, все остынет! – опять, внезапно, раздался её голос.
– Уже иду,- тихо ответил я.
На кухне все было также аккуратно и бело. Неужели у меня все так прекрасно,- подумал я, садясь за стол,  где уже лежал мой завтрак. Несколько секунд я смотрел как от яичницы идет пар, а потом смотрел на неё, она стояла в майке и шортиках. Это моя любимая майка,- подумал я начал есть.
– Как ты думаешь, если мы вместе с тобой состаримся, мы будем счастливы?,- спросил её я.
– Прожуй сначала, дурачек,- она засмеялась,- Я думаю, мы будем счастливы все время, как сейчас, ты ведь счастлив?
Я не ответил, лишь махнул головой. Она у меня болела, но не как обычно, болела, как будто пытаешься вспомнить свой сон, пытаясь проникнуть в самые дальние закутки своего мозга.
Я помою,- сказал я ей и направился к раковине. Она вышла из кухни и принялась, что-то еще прибирать. Что же прибирать, когда все в доме и так идеально. Так идеально, что даже и немного неприятно от всей этой белизны.
Выйдя на веранду, уставившись на море, я стал думать о своей жизни. Что мне довелось пройти, сделать, и ради чего это?
– Не ради меня? Не ради нас с тобой?- улыбнувшись сказала она из дверного проема, в котором она выглядела очень маленькой.
– Прости, я не думал, что в слух скажу. Мне что-то вообще нездоровится.
– Ладно, отдыхай, выходной все таки.- сказала она уходя в бескрайние просторы нашего дома.
Я не знал, и не мог объяснить, что тогда было у меня в голове, я вспоминал, то, что мой мозг отважно пытался скрывать от меня. Я лег в гамак. И чуть было не задремал, но быстро встряхнулся – я не любил спать днем, да и тем более я только что проснулся. Я никак не мог вспомнить отчетливо, что происходило вчера вечером, я не помнил, как я лег спать. Ужасное ощущение. Ветер аккуратно дотрагивался до моего лица, немного солоноватый и теплый, но не такой же как всегда, я не помню этого ветра.
Так прошло около часа, я думал о своей жизни, о смерти. Никак не мог представить, что там, в другом мире, мире, куда человек попадает после смерти. Я никак не мог представить, как может быть такое, что меня просто не будет, что я не буду думать так же или выглядеть. Неприятно было и то, что я осознавал тот факт, что я уж точно не первый и тем более не последний, кто задается таким вопросом.
Все это немного напрягло меня, и я попытался расслабиться, не думать вообще. И спустя несколько минут погрузился в сон.

II.

Я проснулся. Открыл глаза. За окном было довольно темно. Где я? Я закутался в пуховое одеяло, было холодно. Вокруг меня тишина, за окном только ветер, так и наровился открыть форточку. Преодолевая огромную лень я встал, накинул большой шерстяной свитер, который так неприятно пощипывал кожу, и закрыл форточку на защелку. Было очень холодно, за окном все было в снегу, батареи чуть теплые.
– Который час вообще?- сказал я вслух, но понимая, что кроме меня вряд ли кто-то сможет ответить мне на этот вопрос. В квартире было пусто. Полная тишина и темнота. Девять вечера,- сказал я сам себе, взглянув на старые часы, на которых, уже уставшая от такого быстрого передвижения, секундная стрелка, будто бы медленнее чем обычно наматывала свои круги.
Потерев глаза, мне жадно захотелось пить. По дороге на кухню я включил свет в каждой комнате, что было не так уже сложно, если учесть, что она их у меня всего две, ну и кухня. Зачем мне две комнаты,- подумал я, посмотрев на одну из них, которая уже давно превратилось в нечто вроде склада ненужных вещей и всякого хлама. На кухне я включил чайник и стал искать свою аптечку. В ней, быстро найдя, нужную пилюлю, я налил стакан ледяной воды и быстрым движением закинул её в себя, пуская в вдогонку струи леденящей воды. Как же холодно, еще и голова так болит. Я сел за небольшой столик, закурил сигарету и стал ждать, когда уже закипит чайник. Кружка по своему обыкновению стояла уже на столе, с грязными кругами от чая в ней. Пар от чайника потихоньку заполнил небольшую кухню и стало немного душно, я немного приоткрыл окно, за которым была та же самая застывшая картина зимы. Как она может кому-то нравится,- думал я,- хочу в тепло, на какие-нибудь острова или еще куда-нибудь. Чайник вскипел и я быстро заварил себе черный недорогой чай в пакетике.
Почему я вообще сейчас проснулся, сейчас же вечер. И как я вообще ложился спать?- думал я про себя, а голова от этого начинала только сильнее сдавливаться.  Оглядывая свое жилище, я понимал, что нужна тут женская рука, мне справиться со всем этим мусором не под силу. Может быть в следующей жизни,- пробежало у меня в голове. Твою мать!- сигарета больно обожгла пальцы на руке. Я кинул её в пепельницу и пошел в комнату с чаем в руке, в свое кресло, которое уже автоматически принимает форму моего тела. Я бросил взгляд на пачку бумаг в углу комнаты – это мои институтские работы, доклады. Неужели я мог столько писать. Я все еще никак не мог собраться с мыслями, даже не смог найти пульт от телевизора.
Сидя один в этой комнате, в полной тишине, в голове промелькнула мысль о смерти, о том, что может быть мне уже не стоит жить, и вообще стоило ли. Нельзя так думать, это глупо,- сказал я себе, но мысли не хотели уходить, они наполнили мою голову и терзали меня. Я немного задремал, думал о том, что с моими родственниками на том свете. Как же это глупо, какой еще “Тот свет”?!- спрашивал я себя,- но ведь думать-то об этом можно. О боже, моя голова сейчас вскроется: может быть тогда я что-нибудь узнаю. Я заснул, мне снилось море, ветер, я даже чувствовал этот приятный запах, чуть соленый, но такой согревающий. Снилось, как я скидываю свитер,  и сижу в одних шортах на берегу. Снилось то, как я уже другой человек, который совсем уже не такой, как я. Чувства были мои. Так я спал.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.