Я остаюсь. Мелодия для флейты и виолончели.

Я О С Т А Ю С Ь.

Мелодия для флейты и виолончели.

Роман.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Начинает виолончель. Голос её –
пурпурный сафьян в мерцании свечи.
Тягучие, медлительные звуки. Они едва слышны,
словно обитают в самой последней
из длинной-длинной анфилады комнат.

\”ПРИЛЕТАЮ В САНКТ ПЕТЕРБУРГ В СУББОТУ УТРОМ УЖАСНО СОСКУЧИЛАСЬ ОБНИМАЮ И ЦЕЛУЮ = КАТЯ\”
Такую телеграмму получила Лера в пятницу.
Выходя из лифта, она столкнулась с заспанным бородатым юношей. Он заглянул в клочок бумаги и спросил:
– На каком этаже двадцать пятая, будьте любезны?
– На седьмом.
– Спасибо.

Наверняка, студент, которому приходится продавать свой сладкий утренний сон за гроши разносчика телеграмм, подумала Лера, и тут до неё дошёл смысл их короткого диалога. Да это же моя квартира – двадцать пятая!

Она кинулась назад к лифту, но тот уже останавливался где-то наверху, вероятно, на седьмом. Лера нетерпеливо нажала на кнопку вызова несколько раз, будто это могло ускорить его прибытие.
Поднимаясь в ужасно медленном старом лифте, она сообразила, что проще было бы дождаться студента внизу. Хотя, нет, так будет всё же быстрее. На полминуты, но быстрее… А вдруг он решит спуститься пешком?..
Нет, вон стоит перед дверью и терпеливо ждёт, когда ему откроют, и вертит в руках сложенный вчетверо листок. Лере хотелось схватить его прямо через решётку: что в телеграмме?!
Сонный студент не сразу понял, что с ним собираются сделать, а Лера тянула его в лифт.
– Это же мне. Мне телеграмма. Двадцать пятая – это моя!
– Что ж Вы сразу не сказали? – И он полез в карман за карандашом. – Документы у Вас есть?
– Да я – Валевская! Из двадцать пятой! – Лера пыталась выхватить заветную бумажку из рук флегматичного бородача.
Тот вдруг рассмеялся и сказал:
– Ну Валевская, так Валевская. Распишитесь вот тут.

Лера распечатала телеграмму и вцепилась глазами в текст. Несколько мгновений она не могла уловить смысла – сбивало с толку обилие слов, среди которых она полуосознанно искала какое-нибудь страшное, несущее несчастье…
Так бывало всегда, когда она получала телеграмму. Даже письма она раскрывала с опаской и пробегала сперва глазами по строчкам, ища только одного – знака беды. Она не смогла бы сказать определённо – откуда это. Может быть, из того давнего праздничного утра, когда разряженные мама и папа дарили ей подарки.

* * *

Что был за праздник – чей-то день рождения или Новый Год, она не помнит, но то, что это было воскресенье, Лера знает наверняка. Только по воскресеньям она просыпалась от шершавого воркованья ручной кофейной мельницы, вслед за которым к ней за занавеску проникал сказочный аромат свежесмолотого кофе, смешанный с самым восхитительным на свете запахом – запахом папиного одеколона. Только по воскресеньям папа брился не механической – заводной, а \”опасной\” бритвой, для чего он раскладывал в ванной свой \”несессер\” с бритвенными принадлежностями, взбивал в густую пену маленькую мыльную таблеточку в специальном тазике, смачивая кисточку в специальном стакане с горячей водой, и покрывал ею лицо. Иногда и Лере доставалось на нос по её настоятельной просьбе – в случае, если она не валялась в постели, как в тот раз, а присутствовала при священнодействии с самого начала и до того момента, когда папа, кряхтя и рыча, похлопывал себя по лицу ладонями, смоченными тем самым одеколоном, и поручал Лере \”тушить пожар\”. Она никак не могла разглядеть пламени, как ни старалась, но, тем не менее, добросовестно дула изо всех сил на папины щёки.
В то утро всё было просто замечательно. Невыносимо замечательно! За окном огромными хлопьями шёл снег. Счастливые мама и папа веселились не меньше своей дочери. А главное – не было войны, и можно было ничего не бояться. Ни-че-го!
В дверь постучали. Папа бросился открывать и тут же вернулся с телеграммой в руке. Он размахивал ею и приговаривал: \”Кто первым отгадает – от кого?\” Мама подпрыгивала вокруг, перечисляя всех друзей и родственников, и, наконец, ей удалось завладеть голубой бумажкой. Кружась и хохоча, она развернула её. Это было сообщение о смерти дедушки – папиного папы.

* * *

Только поняв, что ничего страшного не случилось, Лера стала читать текст по слогам.
Бородач теребил её за руку, прося расписаться в получении. Лера поставила закорючку и снова попыталась вникнуть в смысл послания.

Ну конечно, Катька! Нормальный человек уложился бы в два-три слова. Как будто Лера не поняла бы, кто и куда прилетает! Транжирка! Ведь наверняка, в кармане остался в лучшем случае рубль, чтобы доехать из аэропорта, присоседившись к кому-нибудь. А то и рубля нет. Но её и за так довезут. До самого парадного. Да ещё и вещи готовы на седьмой этаж тащить – только прикажите! Кто же посмеет оставить в беде эти фиалковые глаза! Это чудо, перемотанное шалями-с-кистями, с двухпудовым этюдником на одном плече, с огромной сумкой размером с бочку на другом; в кирзовых ботинках и неизменных джурабах до колен – память о \”Кавказском периоде\” – и не каких-то там магазинных, а самых что ни на есть единственных и неповторимых. Это ей знаменитая мастерица вязала – за красивые глаза, разумеется, ну или за свой портрет.
Катька, чучело моё огородное!..

Лера скучала. Хотя и привыкла за восемь лет к её постоянному отсутствию. Нет, не привыкла – смирилась. К одиночеству невозможно привыкнуть. Даже за сто лет.
А кроме Катьки у Леры никого не было роднее и ближе. Мама умерла вслед за папой, когда Катька училась в седьмом, и осталась Лера сестре за маму. Тридцатилетняя мама пятнадцатилетней дочки. Замуж она к тому времени ещё не успела выйти, роясь в исторических архивах времён декабристов – мамино наследство, а после уж и вовсе некогда было. Но она не жалеет: не встретился такой, с которым обо всём забыть можно, а другого и не надо. И Катька вон не спешит. В её тридцать два иные уже не по разу сходят туда и обратно, а эта – дитя-дитём: романтику ей подавай! Ей муж нужен – чтоб и отцом и матерью стал. Найди сейчас такого – каждый сам норовит сыночком пристроиться…

Ой! Чуть пробку не устроила! Не заметила, что красный уже загорелся. Стой теперь посреди двух ревущих лавин. У неё голова кружится, когда вокруг такое сумасшествие!

Ладно. Сегодня – пятница. Надо в обед вынырнуть в кафешку за углом – икры попросить, хоть на пару бутербродов для Катьки. Вот ведь замашки у паршивки! Говорит, с эмбрионального периода своего развития вкус помнит. Лера-то знает, как мама ложками ела красную икру, когда с Катькой ходила – ей брат, дядя Валентин, с севера трёхлитровыми банками привозил: сам ловил, сам солил, – а как Катьку родила, смотреть больше не могла, даже на нераспечатанную заводскую банку…
Откуда она летит-то? Новогоднее поздравление пришло из Красноярска, теперь – март. Лера на ходу вынула телеграмму: Москва. Что она там делает? Долго ли? Ну да ладно гадать – прилетит, расскажет.
Восемь лет мотается. Весь Союз, как Питер – до последнего уголка обшарила. Раз в полгода-год заглянет на пару недель – и понеслась опять, куда глаза глядят, да куда билеты будут…
Папа рассказывал: его дедушка – польский шляхтич – весь мир исколесил, не сиделось ему в своём имении среди дубрав да озёр. Катька – в него…

Ещё торт испечь надо. \”Мамин\” наполеон. Традиция – никуда не денешься, фамилия обязывает. Ну и возни с ним! На весь вечер, а то – и до ночи. А есть его можно будет только через сутки по маминым правилам. Но с Катькой этого не получается. Перед ней вообще никакие правила устоять не способны.
Что ещё? Кофе есть немного – зелёные зёрна, Катька сама его жарит, колдует с пришёптываниями. Говорит, один турок в Крыму научил. И чтоб молоть – только на ручной мельнице! Да, кофе – это тоже из \”Крымского периода\”…
Чем бы ещё побаловать дитя? Сервелат так сразу не купишь. Попросить бы Клару Семёновну из соседнего отдела – у неё дочка в интуристовском ресторане работает.

Надолго Катька? А вдруг насовсем? Лера каждый раз ждала её с этой надеждой…

Чуть не забыла! Перловка в доме есть? Надо купить на всякий случай. Это у нашей аристократки замашки такие: красная икра и перловка! Правда, эту кашу ещё сварить уметь надо. А Леру папа научил. Даже гречка по сравнению с этой кашей – детский лепет, вроде манки.
Ну, кажется, всё. Для начала хватит…
Ах, да! Вот ещё что. Возможно, самое главное. Говорить Катьке или нет?..

* * *

Виолончель чуть слышнее,
но, по-прежнему, в одиночестве.
На пурпурный сафьян
упала горсть гранатовых бусин:
глубинным светом переливаются звуки.

На днях Лера полюбопытствовала в гастрономе: за чем очередь? Давали кагор Чу-Май. Их с Катькой любимый Рабингранат Кагор. Лера терпеть не могла очереди и поэтому расстроилась. Она развернулась и стала протискиваться к выходу. Вдруг кто-то остановил её, взяв за локоть.
– З-здравствуйте… Валерия Александровна.
Голос она узнала сразу.
– Здравствуйте, Гарри Анатольевич.

Чуть позже, выбравшись на свободный пятачок, они сверкнули друг другу очками в очки и улыбнулись. Не то чтобы обрадовавшись встрече, а просто – вежливо. Или чуть теплее, чем просто вежливо.

– Вы х-хотели?.. Я стою близко.
– Да. Если, можно…
– Сколько?
– Одну… Если можно – две.
– Можно. П-подождите, я скоро.
Говорил Гарри, как рубил. Вероятно, за этой манерой он прятал своё лёгкое заикание.
Минут через десять он уже выходил из стеклянных дверей со своей неизменной потрёпанной кожаной сумкой на плече, слегка разбухшей от содержимого.
– Я провожу.
– Спасибо. – Лера невольно перенимала ту же отрывистую манеру в разговоре с ним.

Глупо, конечно, что они с ним \”на вы\”. Хотя, как сказать. Катьки он младше… лет на пять, кажется. Сало быть, её – Леры – аж на двадцать. Да уж! Вот такой сынок мог бы быть…
А выкают они друг другу после одного крутого разговора, года четыре назад.

– Что, простите? – Гарри о чём-то спрашивал, Лера уловила только вопросительный знак.
– Екатерина Александровна, говорю, к-как?
– Последнее – с Новым Годом. Телеграмма.
– У меня пос-свежее – с восьмым марта.
– Тебя?.. Вас с восьмым?..
– Н-неизменно-с. Ежегодно-с.
Это рассмешило Леру.
– Но почему… с восьмым марта?
– Говорит, я ей вместо мамы.
Лера могла бы обидеться, если бы умела это делать, а тем более, в отношении Катьки… И всё же… Её, Леру – почти мать – не поздравила.

У подъезда Гарри переложил в Лерину сумку три бутылки с красивыми красными этикетками, усыпанными кучей медалей. Последнюю он сопроводил словами:
– От меня Ек-катерине.
Лера заволновалась:
– Она что, приезжает? Т-т… Вы что-нибудь знаете?
– Только одно – когда-нибудь п-приедет. Деньги – потом. П-позвольте откланяться.
Следовало бы пригласить его в дом. Он не пошёл бы. Но хоть из приличия… А Лера стоит, как изваяние. Он явно парализует её волю. Может, и с Катькой у него так же?..

Звонить или не звонить? Нет, не буду.
А может быть, Катька и ему телеграмму дала? Тем более, не звонить. Полный и безоговорочный нейтралитет! Слишком хорошо Лера помнит это его \”не в-вмешивались бы, м-мамаша!\”
Тогда он был взбешён. Правда, сочетание двух понятий \”взбешён\” и \”Гарри\” столь же нелепо, как, например, \”пылающий\” и \”лёд\”. Но нужно знать Гарри Анатольевича…
И с тех пор – \”на вы\”.
Лера не злопамятна. Совсем наоборот. Но тут не может. Если бы хоть он первый…
Да ещё этот его гипноз. Честное слово – настоящий столбняк. У Леры только и хватает воли, что отвечать на его вопросы. Так же односложно, как он их задаёт.
Сколько она его помнит – лет шесть уже – он всегда был такой. Только чуть петушистости поубавилось. Да причёску сменил: с \”нуля\” – на длинный хвост, перетянутый резинкой. А его береты, длинные шарфы и свитера только цвета меняли. Хотя к его манерам больше подошёл бы чёрный костюм на все пуговицы и белая рубашка с галстуком. Манекен. Робот. И глаза ледяные…
Ну, вообще-то, глаза у него красивые. Прозрачно-глубокие, зелёные – \”чистый изумруд\” – в тёмных пушистых ресницах. Под такими же тёмными насупленными бровями. Только холодные ужасно. И смотрят всегда в себя. А ты в них – как в зеркало: только и видишь, что своё отражение.
Правда, иногда Лере казалось, что стоит только протянуть к нему руку и коснуться его щеки, как этот вековой лёд превратится в испепеляющую лавину… Дальше Лера не решалась фантазировать – это было чревато лёгким головокружением, а у неё вестибулярный аппарат слабоват… Пусть Катька экспериментирует.

Как они с Катькой ладят – это для Леры великая неразгаданная тайна. Как могут ладить необузданная стихия и каменная стена? Понятное дело – кто-то об кого-то разбивается. Или он с Катькой другой?..
Лера ничего не знала об их отношениях. И не спрашивала. Катьку ни о чём и спрашивать не надо – сама всё в своё время выложит. Но вот о нём – никогда. Ни-че-го. Только кинет сумку на плечо после первого же звонка, глянет виновато – вот-вот слёзы оборвутся с ресниц – помадой Лериной на зеркале телефон напишет, и пошла: \”Ну Лерочек, ну прости…\”
Через два-три дня появится на вечерок вместе с ним – на кашу перловую или пирог с грибами, и снова нет её. Проходит две недели, три. В один прекрасный день заявляется Катька, размазывает по зеркалу номер телефона, долго плачет в прихожей взахлёб, сидя на тумбочке, свесив руки плетьми – так и не сказав ничего ни разу. Наутро собирает свои пожитки – и была такова. Остаётся после неё рулон исписанных холстов, связка этюдов на картонках, фанерках – на чём попало, да измазанное помадой зеркало. И ещё ком в горле у Леры…

* * *

Лера с трудом открыла тяжёлые двойные двери. Обе руки заняты пакетами. Не раздеваясь, она отнесла их в кухню. Потом заперла дверь и отряхнула с воротника и шапки сугробы пушистого снега.
Только бы погода не помешала – второй день снегопад непролазный. Красиво, конечно. А Катька как его любит! Только не завтра, пожалуйста!..

Сегодня Лере невероятно повезло – купила всё, что хотела. Даже батон сервелата финского. Это в рыбной-то кафешке! И лимонов кило – да почти без очереди.
Первым делом – за наполеон! Замесить тесто – и в морозилку. А тем временем порядок навести. Хотя у неё и так всегда порядок. Пока Катьки в доме нет. В этом смысле Лера предпочла бы беспорядок…
Она вошла с тряпкой и пылесосом в Катькину комнату. Вид, конечно, нежилой – слишком всё аккуратно разложено и расставлено. Ничего, приедет сестрица – вдохнёт жизни. Она, правда, свою комнату не очень любит и спит у Леры на полу, на надувном матрасе – привычка походной жизни и возможность поболтать до полуночи, пока сон не сморит. Хотя таких ночей выпадает немного: две, три. Пока не раздастся звонок с другого конца Ленинграда и металлический голос в трубке не произнесёт так чётко, что через стенку слышно: \”Ты уже в Питере? С-собирайся, я выезжаю.\”
Это значит, что всё, о чём не рассказано, так и останется не рассказанным, а побледневшая Катька, все дни ждавшая этого звонка, этого \”с-собирайся\”, как механическая кукла, побросает что-то в сумку без разбора, \”Ну Лерочек, ну прости…\” – и нет её. Что это – любовь?
Странная, должно быть, это штука, в таком случае.

Было однажды в Лериной жизни нечто подобное тому, что описывается в романах. Но была ли то любовь? Если рассудок берёт верх над чувствами, можно ли такие чувства назвать любовью?..
У Катьки явно безрассудство доминирует. Ещё бы! Мотаться по полгода-году невесть где, влюбляться без памяти – именно так, не иначе, у неё всё на пределе! – в чьи-то руки, губы, глаза, голос… Причём, всё это по отдельности в каждом отдельном случае. Взлелеивать в себе эту умопомрачительную страсть ровнёхонько до того момента, когда она – эта страсть – уже неуправляемая, изливается ушатом холодной воды… точнее, крутого кипятка, на голову ничего не подозревающего владельца этих самых рук, губ и так далее. Выждав момент, когда он, владелец, приходит в себя от неожиданно свалившегося на его руки-губы счастья и берёт курс на скорейшее подведение логического итога, именно в этот момент бросить всё – и одуревшего обладателя неописуемого сокровища, и божественный пленэр, и неоконченную работу – да нестись через горы и долы, бездорожье и безбилетье в этот суровый, угрюмый, словно обременённый страшной тайной, город. Примчаться и замереть. Замереть и ждать. Это и есть – любовь?..

А вот и он – принц её души. Акварельный портрет под стеклом. На тумбочке у изголовья.
Катька почти не работает акварелью. Больше маслом или гуашью. Странно, почему Гарри Анатольевича – и акварелью?
Если бы Лера решила изобразить его, она использовала бы для этого кусок рельса. Прямой кусок холодного рельса – и всё! \”Портрет возлюбленного моей сестры в полный рост\”. Она не знала только, что делать с его зелёными глазами. А Катька как с ними расправилась?
Лера достала из кармана очки и взяла рамку в руки. Очень даже его глаза. Такое ощущение, что коснись только его щеки рукой…
Рамка разлетелась – рассохся уголок. Лера сходила за клеем и стала собирать рассыпавшиеся части. Пристраивая стекло с листом к задней дощечке, она вдруг увидела надпись карандашом на обратной стороне портрета: \”Когда глаза его печальны, они похожи на замёрзший пруд, на инеем покрытый изумруд, на виноград в снегу нечаянном…\” И в самом низу, очень мелко: \”Я люблю тебя, а ты боишься любви. И так будет вечно.\”
Бедная моя девочка!
Интересно, как этот кусок бесчувственной железяки узнаёт о Катькином приезде? Чутьё срабатывает? Или агентура? А может, он, тоже получив телеграмму, нарочно выматывает её по несколько дней? Садист!
Бедная моя девочка…

Ну вот, и в Катькиной комнате ни пылинки. И картинная галерея пополнилась несколькими работами из предыдущей поездки.
Лера очень тщательно отбирает, что повесить на стену – места остаётся всё меньше и меньше. Потом заказывает рамки. Остальное аккуратно, по всем правилам, складывает в \”запасники\” – короба с перегородками. Их сделал Гарри Анатольевич. Ещё когда был просто Гариком.
Сама Катька совершенно не интересуется дальнейшей судьбой своих картин. Только порой замечает Лере, что вот это она бы не повесила, и вот это… Но менять экспозицию у неё нет ни желания, ни времени. Ну и ладно, всё равно, кроме Леры да изредка заходящих в гости родственников, некому на всё это любоваться.

* * *

Проснулась Лера сама, без будильника. Двадцать минут восьмого – на час позже, чем обычно.
Провозилась с наполеоном до половины второго, думала, уснёт, как убитая. Ничего подобного: час с лишним проворочалась и спала ужасно. Не отдых, а непрекращающийся кошмар на тему Катькиного приезда.
То она встречает Катькин самолёт, а её там нет. Выясняется, что она приехала поездом. Лера несётся домой на такси – у Катьки же нет ключей! У дома оказывается, что ей нечем расплатиться с таксистом – она потеряла кошелёк. Нужно снова в аэропорт, чтобы его найти. Но тем временем Катька может, не застав Леру дома, уехать. Таксист требует расплаты и уже несётся назад в аэропорт. Лера умоляет его остановиться и подождать – она только напишет сестре записку…
Потом снится, что Катька спускается с трапа в одиночестве. Вокруг – ликующая толпа приветствует её. Лера пытается пробиться к трапу, но её не пускают. Она кричит, что это её родная сестра, и зачем-то показывает паспорт. Патруль листает паспорт и не находит никаких доказательств Лериным словам. Лера плачет от бессилия: но было же! было там написано! Она сама перелистывает страницы, они не поддаются. Вот, наверняка, на этой, но её никак не перевернуть… Ей советуют привести родителей. Конечно же! Как она сразу не догадалась! Бегом за мамой! А можно только маму? Папы нет, он в Воркуте, в лагере – за то, что бросал в царя бомбу. Да что же это? Лера всё перепутала: в Воркуте не папа, а дядя Валентин, и не в лагере, а работает, журналистом. А мама? Где мама? Когда Лера выходила из дому, мамы не было. Где же её искать?.. Мама! Мама!..
И что-то ещё, и что-то ещё…

Каждый раз Лера просыпалась в ужасе и подолгу не могла заснуть. Были бы таблетки какие-нибудь в доме, но она не держит ничего, кроме цитрамона и антигриппина. Кстати, в анигриппине есть димедрол. Ладно, не засну за полчаса – пойду выпью…
Что же это такое? Никогда ещё она так не встречала Катьку.

Свет за шторами ободрил её, заставив отогнать от себя всю эту ночную чепуху. Неужели солнце на улице? Пора бы! Март кончается.
Лера откинула тяжёлые портьеры. Нет, небо пасмурное. Но не свинцовое, как накануне, а золотистое. И снегопад прекратился. Тяжёлые лепёшки опадают с ветвей, на тротуарах каша жёлтого цвета. Лера любит это месиво из песка и талого снега, чавканье, доносящееся снизу из-под ног прохожих, из-под колёс транспорта. С детства этот шум приятно будоражит её. Возможно, потому, что это шум оттепели, шум весны. В детстве к нему по вечерам примешивались звуки музыки с соседнего катка, вливающиеся в открытые форточки на волнах влажного воздуха…

Шторы и форточку – нараспашку! На проигрывателе – запиленная добела \”Шарпс энд флэтс\”. Лёгкая разминка. Потом – на кухню. Вымоченную перловку – в духовку. Быстро под душ, дверь не закрывать – а то можно не услышать звонка в дверь. Вот ведь противная девчонка – нет, чтоб номер рейса сообщить, или хотя бы приблизительное время. Утром!.. У неё утро и в час может случиться.

Сначала горячий, потом – холодный. Бр-р-р! Замечательное изобретение – душ! А вот Катькино изобретение: в торце ванны – зеркало в полный рост с нарисованным на нём несмываемой краской контуром фигуры, в который нужно вписаться, встав между двух меток на бортиках ванны. Над зеркалом надпись: \”не превышай габаритов!\” Габариты у них с Катькой одни, только та чуть выше. Сорок четвёртый размер в сорок семь лет – это не всем удаётся. Неужели сорок семь?.. Катьке тридцать два, а её до сих пор, если не за школьницу, так за студентку принимают. И Лера самой младшей в отделе считается, хотя из них шестерых, только двое старше её. Мама тоже всегда юной выглядела, хоть и поседела рано…

* * *

В первый раз папу арестовали, когда Лера училась в пятом или шестом. Во дворе ей рассказали, что её отец – изменник Родины. Мама твердила: не верь, не верь! это ошибка! не бойся ничего!
Лера боялась не за папу, а за маму. Она даже хотела бросить школу, чтобы не оставлять её одну. Мамины волосы стали белыми за несколько дней, сама она пожелтела и так исхудала, что страшно было смотреть. Она совсем не могла спать. Потом она не смогла ходить на работу, а потом и с постели не вставала.
Приехал из Воркуты дядя Валентин, мамин брат. Он с трудом добился, чтобы ей дали на работе отпуск: отпуск не давали – не по графику, больничный тоже – диагноза нет, собирались уволить за прогулы.
Их соседка по квартире – баба Марина – старая балерина на пенсии, не отходила от мамы и терпеливо, по капле, вливала в неё морковный сок и куриный бульон.
По вечерам приходил возбуждённый дядя Валентин, садился около маминой постели, гладил её по белым волосам и говорил: всё отлично, Малыш, они подавятся собственным лаем! Скоро Сашку отпустят, ты должна привести себя в норму, а то он испугается, и убежит назад. Дядя Валентин натянуто смеялся, а мама смотрела в потолок.
Через месяц с лишним папу отпустили, не сумев ничего доказать. Теперь уже он не отходил от мамы, которая, казалось, впала в беспробудный сон.
А потом они снова зажили прежней счастливой жизнью, и Лере стало казаться, что всё это было просто наваждением.

Родилась Катька, а мама так и осталась худенькой смешливой девушкой. И никому бы в голову не пришло, что ей уже сорок и что она одной ногой стояла за чертой жизни – если бы не седые волосы.
Когда папу опять арестовали, мама перенесла всё не так тяжело. То ли она была готова к повторению, то ли пятилетняя очень живая и забавная Катька не давала ей замкнуться на своём горе.
Снова приехал дядя Валентин.
С рождением Катьки трёхкомнатная квартира стала полностью принадлежать их семье, а баба Марина, которая жила теперь в соседней, по-прежнему была своим человеком.

В день, когда огласили приговор, дядя Валентин сжёг свой диплом журналиста, который получил на одном с папой факультете. Он сказал: пусть горит синим пламенем эта бумажка, если она обязывает меня лгать! – и поехал назад, в Воркуту, уже за папой, которого выслали туда на три года.
Несколько раз в год дядя Валентин приезжал в Ленинград, привозил от папы письма и какие-то тетради. Но их Лера с Катькой прочли гораздо позже.
За год до окончания срока папе добавили шесть лет \”за антисоветскую агитацию\”, \”за неповиновение власти\” и что-то ещё.
Мама поехала с Катькой в Воркуту, но не прожила там и года. На работу её не брали, поскольку в характеристике было указано, что её муж – осуждённый антисоветчик. Если на дядину зарплату пожарника и разовые заработки грузчика прожить было можно, то зима в полуразвалившемся бараке и Катькино воспаление лёгких, которое длилось два месяца, заставили маму вернуться.
Перед самым освобождением папу избили и через неделю он умер. Мама оглохла, онемела, превратилась в тень, и не прожила года.
Дядя Валентин присылал деньги, иногда приезжал. Постаревший, иссохший. Лера знала, что он пьёт, но в Питере он держался. Потом мрачнел, чернел и снова уезжал.

Однажды Лера получила от него перевод на одну тысячу двести пять рублей, а следом – бандероль. В ней был изрядно потрёпанный пёстрый шарф, который мама вязала ему давным-давно, и письмо. В письме дядя Валентин писал, что отправляется к маме с папой, а им с Катькой желает дожить до свободы; что-то о красотах Севера и гармонии сотворённого Богом мира – всё это в таком тоне, словно он уходит в весёлое увлекательное плаванье, ещё более весёлое и увлекательное, чем прожитая им жизнь. В конце была приписка о том, что Лере нужно позвонить по такому-то номеру, назвать фамилию, а письмо немедленно сжечь.
Лера ничего не сказала Катьке, оставила её на бабу Марину и поехала в Воркуту. Разыскала могилу дяди Валентина, привела её в божеский вид и даже сумела раздобыть кусок гранита, на котором кладбищенский служитель сделал подобающую надпись. Когда он спросил, выбивать ли крест, Лера подумала и сказала – да. И тут же решила, что, вернувшись в Питер, пойдёт в церковь и попытается выяснить – есть ли на свете Бог? И, если ей удастся наладить с Ним отношения, она обязательно спросит Его: за что всё это – маме, папе, дяде Валентину?
Вернувшись, она так и сделала. Но задавать Богу вопросы у неё уже не было желания. Она просто приходила в церковь и стояла там подолгу – без мыслей, без слов. Иногда ей начинало казаться, что её душа выпархивает на время и улетает куда-то, чтобы там пообщаться с ушедшими близкими, и даже с ангелами, и даже с Самим Богом – тоже без слов. Баба Марина не одобряла её нового пристрастия и долго не хотела давать старую Библию, о которой однажды проговорилась Лере, но потом всё же дала со словами: детка, это же опиум, не задурмань свою светлую головку!
Ещё Лера позвонила по указанному номеру и представилась. Тихий мужской голос спросил Лерин телефон и сказал, что обязательно перезвонит. Через несколько месяцев раздался звонок…

* * *

Катька! Лера вскочила с кресла и кинулась в прихожую.
В дверях стояла баба Марина.
– Детка моя, что случилось? Ты что напуганная? – У неё был бархатный грудной голос.
– Здравствуйте, Бабмарина! Катьку жду. Думала, она. Я, видно, задремала в кресле, вот и перепуганная. Заходите.
– Я на минуточку. Нет ли у тебя, Лерочек, молочка капельки?
– Заходите же! Есть.
– А то я нынче в гастроном ещё не спускалась, а мой Додо на меня сердится.
Додо – так звали огромного рыжего кота. Всех котов, живших когда-либо у бабы Марины, звали Бегемотами. Но с лёгкой Катькиной руки, которая не смогла выговорить слишком громоздкое имя, прижилось это короткое.
– Возьмите пакет.
– Ну нет, пакет – это слишком много… Хотя, если он у тебя совершенно лишний?..
– Совершенно лишний! Пройдите же!
– Нет, теперь я пойду. Покормлю Додо. А зайду попозже, Катеринку посмотреть, девочку мою. – Её колыбельный голос задрожал, а глаза покраснели и заблестели. – Спасибо, детка, я верну.
– Ну что Вы, Бабмарина! Напоите Додо и приходите.
– Приду, детка, приду. – И она удалилась своей воздушной походкой, будто ступала по облакам.
Скоро девяносто лет этой женщине, ровеснице века, пережившей три войны и потерявшей в блокаду мужа и двоих поздних сыновей, которых родила погодками в сорок лет, как только перестала танцевать. Как она стерпела всё это?.. Может потому, что в Бога не верит – пенять не на кого: жизнь такая, судьба такая, у всех так… Понадеялась бы на Всевышнего – а Он взял, да подвёл, извелась бы, сетуя на Него да на себя за то, что не в то верила, не на то надеялась. А может, всё наоборот: верила бы, просила… как там? – спаси и сохрани – Он бы и спас… Господи! Есть ли Ты? Ну не может же человечество так долго верить в то, чего нет. Помоги мне узнать Тебя, Господи! И ещё: спаси и сохрани…

Снова звонок.
На этот раз – точно она!
Нет. Это была соседка бабы Марины в своей неизменной полосатой пижаме.
– Доброе утро, Лорочка.
Пять лет уже не может уяснить, что между именами Лора и Лера есть небольшая разница.
– Здравствуйте, Нина Андреевна.
Поскольку та стояла и молчала, беззастенчиво заглядывая в квартиру, Лере пришлось спросить:
– Вы что-то хотели?
– М-м-м… Я хотела спросить… – Её шея сейчас станет, как у жирафа, и я прищемлю её дверью, подумала Лера. – Я хотела спросить, где это Вы покупали молоко в пакетах? Ведь это от Вас давеча Марина Леонардовна пакет принесла? – Она продолжала тянуть шею и страшно жеманничала в своей обычной манере.
– В нашем гастрономе.
– Да что вы говори-и-ите?.. Значит, опять стали в наш возить. О-о-очень хорошо… А то приходится невесть откуда тащить. А в буты-ы-ы-лках, знаете, так неудо-о-о-бно…
Дать что ли и ей пакет?
Соседка мялась на пороге и ждала приглашения. Но Лера деликатно отмалчивалась, и той пришлось раскланяться.
– Спасибо, Лорочка.
– До свидания, Нина Андреевна! – Принцесса-пекинесса, Пижама Полосатовна, хотелось добавить Лере. Эти прозвища, данные ей Катькой, здорово подходили вечно заспанной, всклокоченной, с приплюснутой физиономией соседке бабы Марины.
Баба Марина звала её Нинон. Когда она рассказывала что-нибудь из жизни своей квартиры, Катька визжала, давясь от смеха, а та недоумевала: ну что же тут смешного, детка?

Звонок. Если и на этот раз не Катька, Лера просто сойдёт с ума.
На пороге стоял долговязый мужчина с огромным плоским свёртком и растерянно улыбался.
Лера не успела ни сойти с ума, ни разозлиться. Снизу раздался Катькин голос:
– Валерка, это я!
А это – её муж, решила Лера.
– Здравствуйте. – Сказал долговязый. – Можно занести?
– Здравствуйте, заносите.
Он вошёл, и Лера увидела на нижней площадке свою сестру, волокущую по ступеням большущий старинный чемодан с медными углами. Лера бросилась ей помогать, но подоспел долговязый, как пушинку, поднял его и по-свойски понёс в квартиру.

Катька набросилась на Леру, пытаясь обнять её. Мешали этюдник и раздутая сумка, повешенные крест-накрест на плечи.
– Валерка! – Катька скулила, словно резвящийся щенок, и всё норовила заграбастать Леру в свои объятия. – Что я тебе скажу!
Точно, мужа с собой привезла…
В этой возне у Катькиной торбы оборвался ремень, она запнулась за упавшую сумку, больно придавила Леру болтающимся этюдником, они обе чуть не грохнулись на рыжий чемодан, но тут их подхватил Катькин муж.
Лера стала извиняться, а Катька, согнувшись пополам от смеха, простонала:
– Лер, дай три рубля.

Когда Лера вынесла в прихожую три рубля, долговязого уже не было, а Катька скакала вокруг бабы Марины, пытаясь стащить с себя этюдник и запутавшись в его ремнях:
– Баба Мариночка! Додоша!
Лерин вестибулярный аппарат немедленно напомнил ей о своём несовершенстве – её укачало.

В дверях соседней квартиры стояла Пижама.
– Ах, Лорочка, у Вас преле-е-естная сестричка. Здравствуйте, Катюша.
Но Катюша не слышала – она тискала Бабу Марину и голосящего басом, вырывающегося Додо.
Ну вот и вернулось милое моё землетрясеньице! Ждали – извольте.

* * *

Катька свернулась в кресле и едва не мурлычет от удовольствия. Раскраснелась после ванны и Чу-Мая. Её тёмно-песочные волосы, подсыхая, закручиваются в крупные кольца – прадедово наследство. И глаза – серые с фиалковым оттенком – его же. Дедушка, папин папа, как только внучку увидел, сказал: батины глаза, буря будет, а не девка!
И вот сидит эта буря с блаженной физиономией. За прошедшие два часа она успела нареветься, насмеяться, назадавать кучу вопросов, ни на один не выслушав ответа, и не ответив толком ни на один Лерин.
Единственное, что Лере удалось выяснить достоверно, что долговязый – вовсе не её муж, а просто таксист, оказавшийся соседом по дому. Он улизнул, не взяв три рубля, поскольку ещё по дороге сказал, что с удовольствием выполнит благотворительный рейс в пользу нищих свободных художников. Правда, недолгими попутчиками у неё были двое азиатов с дынями в соломенных оплётках, которые вышли у гостиницы в центре, дали десятку «без сдачи» водителю за работу и дыню Катьке – за красивые глаза, разумеется.
А глаза эти уставились на телефонный аппарат…

* * *

Пурпурный сафьян. Гранатовые бусины.
Пламя свечи.
Виолончель самозабвенно ведёт свою партию.
Вдруг на самом взлёте, неожиданно, но в лад,
с той же страстью вступает флейта.
На миг виолончель смешалась.
Но лишь на краткий миг,
как бы забыв, что играет дуэт.
Белая атласная лента.
порывом ветра брошена на сафьян.
На неё скатилось несколько жемчужин.

– Валер… – Глаза под пушистыми ресницами засверкали. – Валер, я остаюсь… В Питере.
Лера сплюнула три раза через левое плечо, постучала по деревянному подлокотнику и встала.
– Пойду, поставлю чай.
Катька пружиной взвилась с кресла и закружилась по комнате.
– Я остаю-у-у-усь в родном Петербу-урге-е, мне так надое-е-ело уже кочева-а-ать… – Получалось нечто вроде романса. – Лер! Ты слышала? – Она пропела снова эту фразу, задумалась ненадолго, замерев на одной ноге и раскинув руки, и продолжила: – Детей нарожа-а-аю я целую ку-у-учу, – опять замерла на миг, – и буду борща-а-ами муженька ублажа-а-ать… Ля-ля-ля-ля-ля-а-а-ля…
Господи, ты услышал меня!.. Только и подумала Лера.
– Валер, иди сюда!
Катька сидела в своей комнате у раскрытого чемодана и выворачивала из него содержимое: свёртки, книги, несколько каких-то каменьев.
– Смотри, какая красота!
Камни и вправду были красивыми – одни щетинились кристаллами и были похожи на разноцветных ёжиков, другие, со спиленными и отшлифованными боками, походили на живописные миниатюры.
На дне чемодана лежали листы картона с этюдами.
– Ой, чуть не забыла! – Она полезла рукой под картонки, пошарила там и достала газетный свёрток. – Внимание! – Взялась за угол, взмахнула рукой, и из свёртка выпорхнули сиреневые бумажки.
Лера не сразу сообразила, что это.
– Здесь – тыща. Без одной бумажки.
Это были четвертные.
– Катька, ты ненормальная! Это ты вот так через полстраны везла тысячу?!
– Вот ещё! Везли паровозики, а таскали джентльменчики.
– А из Москвы? Ты что, в багаж так и сдавала?..
– Из Москвы я тоже на паровозике. Я остаю-у-усь…
– А в телеграмме – прилетаю…
– Ты, Валерка, всё слишком буквально понимаешь. Я на крыльях счастья летела, а ты – про самолёт… Я остаю-у-усь в родном Петербу-у-урге… – Она кружилась, вальсируя, по шелестящим бумажкам, словно это были опавшие листья.
– Кать, давай соберём.
– Успеем. Можно подумать, у тебя всю жизнь полы были устланы деньгами. Ля-ля-ля-ля-а-аля…
– А кому ты собираешься нарожать кучу детей?
Катька вскочила на тахту, задрала полы махрового халата:
– Да разве с таки-и-ими траля-ля нога-а-ами я мужа себе-е-е тря-ля-ля не найду-у-у?..
Вдруг она осела, замолчала и словно увяла. Послышалось всхлипывание.
Вот так всегда. Лера подошла к ней и погладила её по голове.
– Ну что ты, Катюш?..
Раздался телефонный звонок. Катька вскочила, как от удара током. Широко раскрытыми зарёванными глазами, приоткрыв рот, она смотрела в дверь на телефонный аппарат, висевший в прихожей на стене.
Лера сняла трубку.
– Да? … А, Сонечка, привет! … А что такое? … Ой! Прости, запамятовала, поздравляю! … Ну, разве так можно – врасплох? … Нет, не смогу, Катька прилетела, то есть, приехала… Завтра? … Хорошо, завтра на объедки! … С Катькой. … Хорошо, Сонечка. Спасибо. Всем привет. … До завтра.
Катька уныло сметала в кучу деньги носком тапка.
– Сколько нашей Сонечке? Ах да, мы же ровесницы… У неё по-прежнему двое? Или четверо уже?..
– Пойдём чай пить.
Катька остановилась в прихожей перед зеркалом. Долго рассматривала и растягивала лицо. Потом взяла Лерину помаду, нарисовала себе рот от уха до уха и два пятна на щеках. Села на тумбочку, свесив руки между колен.
– Лер… Гарри Анатольевич не звонил?
– Что ты говоришь? – Крикнула Лера из кухни, хотя прекрасно слышала вопрос.
– Да так, ничего.
– Чай где будем пить, Катюш?
– Можно в кухне.
– Тогда неси бутерброды.
Катька потащилась в комнату. В прихожей она вдруг хлопнула себя по лбу.
– Лерка! Что я привезла! Чуть не забыла!
Через некоторое время она появилась в дверях с бутылкой вина и тарелкой с бутербродами. В этот миг раздались первые аккорды пинкфлойдовского \”Wish you were here\”.
Катька, забыв про свою размалёванную физиономию, рассказывала:
– Где, ты думаешь, я ЭТО взяла? – И дальше, перебивая саму себя. – Я оформляла клуб геологам. Под Красноярском… Я, кстати, там и тыщу заработала… Там дед был. Ой, он, конечно, не дед, но так его все зовут – дед Бен, В смысле – Вениамин… Лерка! У него глаза!.. И руки… Ладно, потом… Так вот, у них в этом клубе был Новогодний бал. Меня – умрёшь! – Снегурочкой сделали. А деда Бена – естественно, Дедом Морозом… Они мне, между прочим, и за этот бал заплатили – довольные были!.. Я им ещё галерею их портретов сделала. Тридцать восемь человек! Представляешь? И за них хотели заплатить. Но я не взяла… Так они, когда я уезжала, мне провизию всякую совали: сгущёнку, тушёнку… Но я же не вол. Там в сумке, или в чемодане что-то лежит… Ой! А о чём это я тебе?.. А! Я говорю им: не нужны мне сокровища земные, подарите мне одну пустяковину. А дед Бен сразу: стоп, Котик! – он меня Котиком звал – я щас, говорит. И приносит мне… Свою любимую. Запиленная, правда, но – фирма! Я говорю: дед Бен, а что ж Вы теперь слушать-то будете?.. Он пил раньше страшно, от семьи ушёл… Я тебе потом всё расскажу… и вдруг раз! – и бросил. А как крутить его начинает – идёт в рубку и Пинк Флойд ставит, раз за разом, раз за разом… А он мне говорит: найдём, Котик, что-нибудь, найдём… Лерка! Какие у него глаза!.. А ты где Рабингранат нашла?..
– Это от Гарри… Анатольевича. – Сказала Лера самым будничным тоном, доставая с подоконника наполеон.
Катька на миг превратилась в соляной столб. Но быстро отошла, только глаза стеклянными остались.
– Что вы говорите?! Так прямо купили-с и принесли-с?
– Мы в гастрономе случайно встретились на днях.
– И что-с они-с? Как поживают?
– Мы не говорили ни о чём. Он о тебе спросил. А мне и сказать нечего, кроме, как про Новогоднюю открытку.
Музыка затихла. Катька вышла и долго не возвращалась.
Лера вошла в комнату. Та сидела на подлокотнике кресла и стирала салфеткой помаду со щёк.
– Катя, скажи мне, это у вас любовь? – Осмелилась Лера впервые.
– Валер, не надо.
* * *

Вечером приходила баба Марина. Катька снова ожила и рассказывала о своих приключениях, хохоча и изображая в лицах всех подряд. Баба Марина тоже много смеялась, изредка вставляя что-нибудь вроде: ну арти-иска! или: не пугай меня, детка!

На следующий день Лера уговаривала Катьку пойти к Сонечке. Та согласилась, но потом резко раздумала и едва выпроводила Леру, которая тоже не хотела идти туда из солидарности с Катькой.
Уже в прихожей Лера спросила:
– У тебя Сонечкин телефон есть?
Катька с запинками, но верно, назвала номер.
– В случае чего, звони.
– В случае чего?
– Ну, мало ли…
– Нет, ты скажи, в случае чего? – Катька сжалась, как пружина. – Ну, ЧЕГО в случае?
– В случае пожара, Катя, по-жа-ра. Хорошо?
– По имени Гарри Анатольевич! Да?!
Лера опустив глаза пережидала бурю. Долго ждать не пришлось.
– Так бы и говорила. В случае чего, в случае чего… Ладно, Лерочек. Веселись. Скажи кузине, что у меня ангина… – Подумала секунду, – её купила я в магазине. Ха-ха! Я позвоню ей, поздравлю. Перетяну горло верёвкой и позвоню.
У Леры, вероятно, вытянулось лицо. Катька, заливаясь смехом, сползала по косяку.
– Лер… Ой, не могу! Ты решила, что я удавиться собираюсь, что ли? Ой! Мне плохо… Да это же я ангину изображать буду…
Катька вдруг стала серьёзной.
– Лерочек. Моя родная. – Слёзы уже навернулись на её потемневшие глаза. – Я не буду давиться из-за Гарри. Я люблю его и всегда буду любить. Мне дед Бен что-то сказал такое… Я хочу жить. Я буду жить. Я буду жить здесь, в Питере. И никуда я больше не побегу от Гарьки…
Она сидела на тумбочке и наматывала на палец пояс халата.
– Я ужасно хочу жить. Хочу детей. Почему он боится любить? – Катька вскинула на Леру глаза. В них было столько боли, что, казалось, две огромных слезы, катившихся по её щекам, должны были быть двумя каплями крови. – Почему нужно бояться любить?..
– Катюш, я останусь. – Лера принялась раздеваться.
– Нет! Нет. Всё, сейчас иди, а потом я что-то тебе скажу. Потом.

Вернулась Лера в девятом часу. В квартире темно. Леру охватила паника. В Катькиной комнате – никого. Куртка – на вешалке. В гостиной – пусто. Она раскрыла дверь в свою комнату.
Катька лежала животом на своём резиновом матрасе, свесив руки по сторонам, будто качалась на волнах. Лера не могла произнести ни слова, не могла двинуться. Сколько она так простояла – миг, минуту?
Катька шевельнулась и скатилась на пол. Протирая глаза, она щурилась против света на Леру, стоящую в дверях.
– Лерка, ты?.. А я что – заснула?
Лера пошла раздеваться.
Нервы – никуда! Да тебе не сорок семь, а девяносто восемь. И что это с тобой, милочка?.. Хоть бы Катька ничего не заметила!

– Ты так и проспала весь вечер? – Лера возила тряпкой по полу, вытирая лужи – опять снегопад.
Потягиваясь, вышла Катька.
– Я – свинья. Не позвонила Сонечке. И дважды свинья, потому что и сейчас не позвоню. Чем потчевали?
– Тут тебе посылочка: грибы, пирог с осетриной. Есть хочешь?
– Ага… Валер, я читала папкины записи. И дяди Валины. Наревелась и заснула. Вот…

* * *

Через несколько месяцев раздался звонок. Тот же тихий мужской голос предложил встретиться. \”Думаю, я Вас узнаю. Что на Вас будет надето?\” Лера сказала.
Они встретились в условленном месте. Высокий пожилой мужчина, подошедший к Лере, поклонился и сказал: \”Ну конечно, Вы – Валерия. Вы очень похожи на свою маму. Меня зовут Пётр Тимофеевич\”.
Он был профессором философии в университете, где учились папа и дядя Валентин.
Они долго гуляли в тот воскресный день, и Лера много нового узнала о маме, папе и дяде Валентине. Об их работе, об участии самого профессора в диссидентском движении. О том, как он едва избежал ареста и о том, что на его даче хранился бесценный архив.
Позже Лера стала часто бывать на даче профессора и помогала в архивной работе: снятии копий, сопоставлении фактов, систематизации материалов. Потом ей отдали папины бумаги. Когда Катька впервые попыталась прочесть их, ей стало плохо. Лера позвала бабу Марину. Валерьянка не помогала, и тогда баба Марина окатила Катьку холодной водой. Та долго ещё не могла вернуться к этим записям. Слишком богатое воображение у Лериной сестры.

* * *

Порыв ветра.
Плещется белый атлас на пурпурном сафьяне.
Жемчуг перемешался с гранатом.
Звуки флейты гибкой лозой оплетают виолончель.
Та затихает.
Но вот новый всплеск.
Мечутся ноты,
то отдаляясь друг от друга, то сливаясь,
то споря, то ладя.
Всё слышней они, всё отчётливей, всё ближе.

Они пили чай в кухне. Телефонный звонок пригвоздил Катьку к стулу. Лера вышла в коридор.
Когда она вернулась, кухня была затоплена до краёв Катькиными глазами.
– Тебя.
– Гарри?
– Да.
Катька сглотнула и медленно встала. Потом, тряхнув головой, пружинистой беспечной походочкой вышла из кухни. Проходя мимо телефонной трубки, лежащей на тумбочке, она наклонилась над ней и долго слушала. Потом резко выпрямилась и в той же манере продолжила путь.
Лера вышла, чтобы положить трубку на аппарат. В гостиной, на кресле, закинув ногу на ногу, сидела Катька, откинув свободную руку в сторону, будто держала в ней длинный мундштук с папиросой.
– Хеллоу, Гэрри! – Она паясничала, демонстрируя своё безукоризненное английское произношение. – Йес… Йестедей… По-русски, так по-русски. Только Вы не орите на меня, как портовый грузчик на портовую же шлюху… О кей? О кей! Нет, приезжать нельзя. … Нельзя и всё! У меня тут муж ревнивый, как десять мавров. Укусит ещё Вас…
Ненормальная! Пойти, трубку отобрать, да сказать самой, всё, что она, Лера, думает о них обоих.
Но Катька уже сама прекратила разговор, сказав на прощание что-то на непонятном языке.
– Валер, подлей горяченького, а то не дают чаю попить всякие…
Лера не шелохнулась.
– Катя, зачем ты так? Зачем ты его так?
– Как ТАК? КАК так?! – Пар спущен, и через несколько мгновений она уже хлюпает носом, размазывая слёзы. – Я знаю, как надо, но не могу. Он не даёт мне ТАК… так, как надо. Почему? Лерочек, почему?

Лера мыла посуду, уложив Катьку дорёвывать в подушку, когда в дверь позвонили. Так поздно могла быть только…
В дверях стоял Гарри и протирал концом шарфа свои очки.
– З-здравствуйте. Извините, поздно. – Всё тот же холодный зелёный взгляд.
– Здравствуй…те. Проходите. – Лера прекрасно знала, чем кончается его первый после возвращения Катьки визит, но приглашение повторяла каждый раз.
– Сп-пасибо. – На этот раз он вошёл.
Взлёт руки – снята вязаная шапка. Высокий красивый лоб и коротко стриженные пепельные кудри. Отрезал свой хвост, а ведь при последней встрече был с ним…
Ещё взлёт – скинута куртка. Он словно пульсирует в пространстве.
Когда Гарри присел, чтобы расстегнуть сапоги, вышла Катька в халате поверх длинной ночной рубашки. Она села на своё излюбленное место, свесив по обыкновению руки между колен.
– Здравствуй, К-катя.
– Хэллоу, Гэрри. – Очень круглое и очень английское \”эр\”. – А теперь одевайся и уходи.
– Г-гостеприимно. А где к-кусающийся муж?
– Как раз дезинфицирует полость рта.
– Значит, я ус-спею сказать всё, что хочу.

Лера выключила воду и услышала:
– А как же мой муж?
– Я его усын-новлю.
И тут раздался Катькин смех – внезапный и искристый. Он обрушился, как водопад с ненароком задетой ветки, пропитанной дождём.
Лера вышла, чтобы позвать их в кухню, где закипал чайник.
Катька смеялась, запрокинув голову. Перед ней на корточках сидел Гарри и держал в своих больших ладонях узкие Катькины ладошки, похожие на розовые створки перловицы, и смотрел в них внимательно, будто читая. Вдруг он резко отвернулся, тряхнул головой – очки упали на половик и сложили дужки, как дрессированные. Гарри снова склонился над Катькиными ладонями и очень медленно вложил в них своё лицо, как вкладывают хрупкий сосуд в специально для него предназначенный футляр.
Катька оборвала смех и застыла с запрокинутой головой.
Гарри не шевелился.
Она выдохнула едва слышно:
– Я больше не могу без тебя, Гарри…

* * *

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.