На даче

НА ДАЧЕ

Качусь я как-то на велосипеде. Навстречу Серёжа с соседней дачи – ему одиннадцать – тоже на велосипеде. Поехали, говорит, до колодца.
Доехали мы до колодца. Глядим, а за колодцем – лужа. В луже – две жабы. Сидят, на солнце греются. Решили мы одну жабу с собой взять. Серёга животных дрессировать учился, в цирке выступать хотел.
Сгонял друг за ведром. Набрал воды. Посадил в ведро жабу. Дужку на руль велосипедный надел и к себе, на дачу. Я следом.
Приехали. Жабу из ведра достали, рассматриваем. Крупная жаба, шершавая. Решил Серёга жабу на прыгучесть проверить. Взял водяной пистолет и давай из него по жабе палить. Струйка воды на жабу попадает, та подпрыгивает. И так каждый раз. Смешно получается. Сначала Серёга палил, потом я. Палили, палили, пока не надоело. Солнце печёт, есть хочется.
«А давай, – говорит Серёга, – жабу на съедобность проверим. Мама говорила, что их французы едят. Это у них деликатес такой, ну как у нас мороженое. Французы – они ведь не дураки, есть что попало не станут!»
У Сергея как раз печка из кирпичей была, прямо на улице. На ней его мама воду грела, чтобы огурцы поливать.
Надрали мы бересты, досок насобирали, сложили в кучу, зажгли. Поверх чугунную сковородку поставили. Разогрелась сковородка. Серёга мне: «Давай жабу!» Я жабу из ведра достал. Серёга её на сковородку кинул. Секунды две жаба на сковородке посидела и вдруг как подскочит, как перевернётся в воздухе три раза и прямиком в кусты. Сальто мортале получилось.
Сергей за ней помчался, кричит: «Вот это да! Ты видел? Ты видел! Какой номер получился!» А я рядом стоял, конечно, видел.
Искал её Серёга, искал. Не нашёл. Сильно расстроился: такую «прыгучую лягушку» иди поищи. Утёк деликатес. И мяса не попробовали, и номер пропал!
А тут мимо него ничего не подозревающий Журка бежал. Журка – собака ничейная, беспородная: голова да хвост. Сама конопатая, морда конопатая, а хвост белый. Позвал Сергей Журку – решил дрессировать на артиста. Очень ему нравился номер один в цирке – с хождением по канату. Вот бы и Журка так смог!
На участке у Сергея дерево росло. Раскидистая сосна. С шишками и иголками. Внизу ветви были отрублены (дров как-то нам не хватило), а вверху ветви были. На этой сосне у нас с Сергеем «дом» был. Целый год строили. Дом не дом, а пост наблюдательный получился (площадка с перилами). От него ступеньки по сосне вверх шли, до самой верхушки. С них хорошо было на поезда смотреть и лес. Так вот, решил Сергей дрессировать Журку на этой самой сосне, чтоб к высоте привыкала, не боялась, когда по канату ходить начнёт.
Дал Серёга Журке колбасы. Журка колбасу съел, хвостиком заболтал. Доволен. Ещё просит. Подожди, говорит Сергей, сперва заработать надо. Посадил Журку в сетку. Сетку на трос прицепил. И давай поднимать на дерево. На сосне обод от колеса висел. Через обод трос перекинут. На одном конце троса кирпичи висели, на другом Журка в сетке. Кирпичи Журки тяжелее – Журка вверх быстро взлетел. Даже зажмуриться не успел. Втащили мы его на площадку, из сетки вынули. Посмотрел Журка вниз – дыханье перехватило. Ещё бы – не каждому псу на самой верхушки сосны побывать случается. Наверно от счастья.
Стал Серёга Журку цирковому искусству учить. На трос его ставит, а Журка когтями за одежду цепляется – не оторвать. Серёга с ним бился, бился – никакого толку, прямо замучился. Ну как такого непонятного дрессировать?! Решил с сосны научить прыгать. Это в цирке тоже сгодится.
Соорудил из зонтика и простыни парашют. Верёвками к Журке привязал и вниз спустил. Журка приземлился быстро. Быстрее, чем ожидал. Точнее не приземлился, а приводнился. Потому что плюхнулся прямо в ванну. Всю воду расплескал и умчался – только мы его и видели. К вечеру Журку изловил сторож Вася и, жутко ругаясь, отвязал «парашют», вернее то, что от него осталось.
Вот и я говорю, неправильно Серёжка всё делал. Начинать надо с мелкого зверя: с таракана там или с птички. А он мне: «Птички! Птички!!! Ну, с Яшки вот и начнём!»
Забыл я, какая неприятная история недавно с ним приключилась. Вот и сморозил глупость. За то друг и вспылил. Ну, раз Серёга сам решил про то вспомнить, так и быть, расскажу. Так вот…
На соседнем с Серёгиным участке жили четыре курицы и петух. Петух был одноглазый. По кличке Бандит (вообще-то его звали Яшкой). Голосистый и злой. Обычно он сидел на заборе и косил на нас единственным жёлтым глазом, пока мы что-нибудь мастерили. А тут история неприятная вышла.
Сидит однажды Сергей в сарае за «важным делом» и скуки ради петуха дразнит. Яшка на заборе: «Ку-ка-ре-ку!», и Сергей в сарае: «Ку-ка-ре-ку!». Яшка: «Ку-ку-ре-ку!». И Серёга: «Кукуреку!» Так и сидят, каждый своим делом занят, друг дружку передразнивают. Яшка злится, на сарай косится. А Сергей в сарае знай заливается.
Слетел петух на землю, за сарай зашёл и замолк. Смотрит Сергей в щелку – нет петуха. Он ему: «Ку-ку! Ку-ку! Кукареку!» А Яшка молчит.
Не видит Серёга, что петух позади сарая ходит, землю ногами гребёт, гребень по-боевому настраивает, к бою готовится. Знай себе дразнится: «Ку-ку, ку-ку, кукареку!!!» А в ответ – ничего.
Решил Сергей посмотреть, куда петух делся. Выглянул из сарая, даже штаны не надел. Посмотрел направо – нет, налево – не видно. За сарай зашёл – никого. А петух в это время из-под сарая как вывалится, как начнёт его клевать в голую задницу. Заорал Сергей, в сарай кинулся. Петух за ним. Налетает, клюёт. Еле-еле от петуха отбился. Сидит в сарае, «ушибленные» места потирает, вылезти боится: ждёт, когда петух уйдёт.
Так и сидел, пока я не пришёл. Зову его: «Сергей, Сергей!» А он из сарая: «Где петух?»
Я не понял: «Какой петух? Нет никакого петуха, выходи». Серёга из сарая выходит, по сторонам озирается: на всякий случай, укрытие ищет.
– Почему это ты в сарае сидишь? – удивляюсь я. А друг осторожно так оглядывается по сторонам (как бы не привлечь неприятностей на свою голову) и шёпотом говорит:
– Видишь ли, этот петух настоящий монстр.
– А-а… Ещё скажи петух – мутант! Ростом с динозавра!
Сергей густо покраснел: как только я мог сомневаться в его храбрости и великой отваге? А я вообще-то и не сомневался. Серёга на соседний участок исподтишка посмотрел: петух спокойно между кустов клубники погуливает, слизняков жирных выискивает. Доволен своим реваншем.
Сели мы на велики, поехали на речку Чернушку. Небольшая такая речка. Вокруг неё деревья растут. Пляж небольшой. Красиво!
Приехали к речке. Спустились. Смотрим, ребята на плоту катаются. Удобный такой плот, двухместный.
Решили мы тоже на плоту покататься. Дождались в кустах, пока ребята уйдут. На плот залезли. Плот деревянный, из шести брусьев. Брусья верёвками обмотаны, гвоздями заколочены. Видно, ребята сами плот смастерили. Встали мы на плот и поплыли.
Плывём, от дна палкой отталкиваемся (она вместе с плотом была). Речка неглубокая. Отталкиваться легко. И когда отталкиваешься, чувствуешь под собой песок: он палку засасывает.
Проплыли мы немножко. Понравилось. И тут Сергею взбрела мысль: покатать на плоту Журку. Он к берегу погрёб, сел на велосипед – за Журкой умчался.
Через некоторое время привёз Журку. Журка с велосипеда постоянно рыпался, сбежать норовил. А Сергей – тот умный: чтоб Журка не сбежал, он его в сумку посадил. Сумку на руль повесил и довёз таким способом до реки. Хорошо, что тёть Зоя, его мама ничего не заметила, а то бы: «Куда повезли бедного Журку? Вот только узнаю чего плохое, получите от меня растерзание!» А так Серёга Журку без особых проблем довёз.
Через некоторое время зашёл он с Журкой на плот. Журка долго оглядывался по сторонам, не понимал, что происходит. Куда ни глянь – везде вода! Совсем растерялся. Глаза выпучил. Лёг на плот и стал лежать. На плоту вода всё прибывала и прибывала, он постепенно уходил под воду: не выдерживал нас. Но Журка всё равно лежал. Вот уже и лапы в воде, и хвост. И тут Сергею пришла в голову новая мысль – научить Журку плавать. Если Журка плавать научится, его можно будет в цирке показывать – номер про плавающую собаку.
Взял Сергей Журку, три раза перекувырнул через голову и бросил. Послышался жуткий бульк: Журка упал в воду. Навстречу пошла волна, и плот закачался. Я очень испугался за Журку. А вдруг не всплывёт? Гляжу, где собака, где?! А Журка вскоре вынырнул и лапами к берегу погрёб. Быстро-быстро. Серёга ему наперерез помчался. Но Журка всё-таки быстрее приплыл. Вылез на берег. Весь отрёпанный, как после парикмахерской, дышит во всё горло, отряхивается. Отряхнулся – и бежать.
Сергей доволен: с первого раза научил Журку плавать. Номер цирковой готов.
Ну, мы с Серёгой ещё немного поплавали, затем припарковались к берегу, плот на прежнее место поставили, достали из кустов велосипеды и покатили домой. Тут Серёга вновь про Журку вспомнил. «Нехорошо, – говорит, – если Журка на участок первым придёт. Он мокрый, мама сразу поймёт, что мы Журке что-то плохое сделали. Надо, – говорит, – Журку поймать и просушить».
Бросили мы велосипеды, помчались за Журкой. Еле как догнали: он в траве лежал, облизывался. Ну, мы его сушить! Вытирали, вытирали. Ни рубашки, ни штанов сухих на нас не осталось. Еле как просушили Журку. Посадили в сумку – и домой.
Приехали на участок. Сергей из сумки пса вынул, опустил на траву. Я – мокрый. Серега – мокрый. А Журка сухой, причёсанный, покосился на Серёгу. Потом на меня. Вздохнул (он всё ещё не доверял нам) и положил смешную конопатую морду себе на лапы.
– Чего испугался, глупенький! Не дуйся! – погладил Серёга по голове Журку. – Неужели ты думал, что мы тебя утопить хотим? Да мы ещё с тобой в цирке выступать будем.
– Не знаю, – неуверенно пожал плечами пёс. – Мне это не известно!
Конечно, он не в самом деле так говорил, понарошку.
– Я только хотел… – начал было Серёга, но не договорил и убежал в дом и через минуту вынес большой кусок колбасы.
– Хорошо, – примирительно завилял хвостом Журка. – Но постарайся больше так не делать.
– Согласен, – облегчённо выдохнул друг. – Обещаю, такого больше не повторится: я тебя на суше дрессировать буду.
Журка торопливо вскочил и побежал прочь. Его радовала мысль, что он хотя бы на время избавился от моего друга.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.