ЧУДЕСНЫЙ ПОДАРОК (Сказочная история)

ЧУДЕСНЫЙ ПОДАРОК
Сказка для детей и взрослых

Дети, вы бывали когда-нибудь в Весёлом Городе? Нет!? И не знаете, какая удивительная история там произошла? Странно… А, впрочем, не расстраивайтесь. Я вам сейчас всё подробно расскажу. Вы только слушайте внимательно. Раз, два, три – я начинаю.

Есть Весёлый Город где-то на планете,
Взрослые и дети в городе живут.
Там в любое время года ярко солнце светит,
И смеётся дождик, если тучки набегут.

По аллеям бродят чудеса и сказки,
Мостики из радуг, звёзды в парусах.
Но на карте город не ищите вы напрасно,
Этот город оживает только в наших снах.

Где-то на планете взрослые и дети
Никогда не ссорятся и весело живут.
Подойти, купить бы в кассе розовый билетик,
Да вот только поезда в тот город не идут.

Итак, в одном удивительном Городе, который назывался Весёлым, жизнь была не совсем обычной. Во-первых, здесь всегда было весело, так как никто ни с кем не ссорился и все любили устраивать всякие праздники. Ну а если даже над кем-то шутили, то совсем не обидно. Во-вторых, в Городе мирно и дружно, как добрые соседи, рядом с людьми жили разные звери. По тротуарам гуляли важные страусы, почтительные жирафы, мудрые слоны и совсем не страшные львы. В городском саду каждый вечер играл собачий оркестр и пел громкий обезьяний хор. А в одном большом красивом доме даже жила семья хорошо воспитанных крокодилов.
И вот в этот необычный Город приехал на каникулы Художник. Он каждый день появлялся на улице. В бархатной курточке, с большим бантом на шее вместо галстука и в широком берете на голове. Художник повсюду носил с собой краски, бумагу и пучок разных кисточек, так как очень любил рисовать. Жители Города считали его чудаком, потому что рисовал он везде – и красками на бумаге, и палочкой на мокром песке, и даже прямо на тротуаре цветными мелками. Как зовут Художника – пока никто не знал, но между собой горожане прозвали его «Худо». Наверное, оттого, что все его рисунки были похожи на смешные детские загогулины. А, может, и действительно, в душе Художник был еще ребёнком. Кто знает…
Однажды ранним утром, в воскресенье, Художник пришел в городской парк. Настроение у него было отличное. Он сел у фонтана на маленький складной стульчик, который принёс с собой, поставил мольберт, достал листы бумаги, кисточки, краски и принялся рисовать. А его верный и преданный друг Кузя – вы, дети, конечно, уже догадались, что это щенок, – побежал знакомиться с красивой бабочкой, отдыхавшей на садовой ромашке.
Утро было солнечным, ласковым, и Художник так увлёкся своей работой, что даже не заметил, как вокруг него собралась целая толпа зевак. Взрослые жители Города, которые, как и положено взрослым, встают раньше детей, торопились на воскресную
-2-

ярмарку. Но каждый на минуточку всё же останавливался посмотреть, что там происходит у фонтана. Прохожие с любопытством глядели на мольберт, а Художник увлечённо рисовал и напевал вполголоса:
– Я нарисую вам цветок,
Раскрашу каждый лепесток,
Пускай рисунок мой как радуга сияет…

Но как только прохожие увидели этот цветок, они громко засмеялись:
– Ха-ха, ха-ха, какой чудак!
Нарисовал вообще не так –
Таких цветов на свете не бывает.

Художник от неожиданности вздрогнул. Но так как в этом городе никто никогда не ссорился, он нисколько не обиделся на замечания и с улыбкой ответил:
– Тогда я нарисую дом
С большим приветливым окном,
И пусть по крыше дома солнышко гуляет…

Дом получился немного перекошенным, зато у солнышка была прекрасная улыбка во всё солнечное лицо. Но горожанам и этот рисунок не понравился:

– Вы посмотрите на него,
Нарисовал опять не то.
Таких домов на свете не бывает! – говорили они друг другу.

В это время Кузя прибежал с прогулки и радостно залаял – так он здоровался со всеми. Художник тут же решил нарисовать Кузю:
– Тогда щенка изображу,
На шею бантик повяжу,
Пусть улыбается и с бабочкой играет, – сказал он зрителям.

Но прохожим стало уже неинтересно да, к тому же, их ждали срочные дела, и толпа стала расходиться, переговариваясь между собой:
– Опять смешно, ха-ха-ха-ха!
Выходит просто чепуха.
Таких щенков на свете не бывает.

Художник растерялся и приуныл. И кисти тоже загрустили и больше ничего не хотели рисовать. «Странно. Почему людям не нравятся мои рисунки? Ведь я так стараюсь». – думал Художник. И действительно, на его лице блестели крупные капли пота. А может это был вовсе не пот, а что-то другое… Не знаю. Да и не стоит быть слишком любопытными.

II
Итак, Художник остался совсем один у фонтана и невесело размышлял. Шалун Кузя понимающе притих у ног хозяина. Вдруг в аллее парка послышались детские голоса, и в следующую минуту к фонтану вышли прелестная девочка со светлыми волосами и аккуратный мальчик в очках. Это были Даша и Саша, сестра и брат. В воскресное утро они шли кататься на каруселях и радостно обсуждали предстоящее развлечение. Дети
-3-
уже хотели пройти мимо грустного Художника, но Даша увидела разрисованные листы бумаги на песке у фонтана.
– Посмотри, Саша, по-моему там что-то интересное, – шепнула она брату.
– Интересное – всегда интересно, – назидательно ответил Саша, – значит надо подойти и посмотреть.
Тут я хочу сказать, что Даша была очень доброй девочкой, а Саша – очень умным мальчиком. Он уже ходил в школу, умел читать, считал до тысячи, и поэтому часто говорил не только умные слова, но даже целые умные предложения.
Даша тем временем подняла один лист бумаги, посмотрела на него внимательно и вдруг с восторгом воскликнула:
– Ой, посмотри, какой щенок!
– А здесь… смотри, какой цветок! – показал Саша на другой лист. Рисунков было много, один лучше другого.
– А это дом.
– А это бабочка танцует!
– Смотри-ка, солнышко идет!
– Вот кошка песенку поет!
– Художник просто замечательно рисует! – тоном их учителя рисования похвалил умный Саша.
От изумления наш Художник не мог вымолвить ни слова. «Как же так? – удивлялся он.- Только что все смеялись над моими рисунками, а эти дети их хвалят. Наверное, я чего-то не понимаю». Он не успел додумать – что же именно? – как к нему смело подошел Саша:
– Скажите, пожалуйста, это случайно не Ваши рисунки?
Художник только кивнул утвердительно.
– Уважаемый Художник, а не могли бы Вы и нас научить так же замечательно рисовать?
– Научить? Вас? – С большим удивлением воскликнул Художник. – Значит вы считаете, что мои работы не так уж плохи?
– Да что Вы! – Даша даже руками всплеснула. – Они чудесные! Правда, Саша?
– Но взрослые смеются над ними и даже, я слыхал, называют меня «Худо», как это ни грустно, – признался Художник.
– Не надо на них обижаться. Они совсем не злые, эти взрослые, – стал утешать Саша, а Даша добавила:
– Просто они, по-моему, смотрят на все другими глазами. Какими-то… обычными… скучными…
– Наверное это от забот, – папиным голосом заметил Саша и вдруг даже подпрыгнул на месте, такая умная мысль пришла ему в голову:
– Эврика! Я знаю, как исправить зрение всем взрослым: им нужно раздать очки с розовыми стёклами! Тогда всё вокруг сразу станет чудесным.
– Вы очень добрые дети, – улыбнулся Художник. – Однако, мне пора домой, да и вас, наверное, ждут друзья.
– Но мы еще обязательно встретимся, – заверил Саша. – Так что, до свидания!
Дети помахали на прощанье руками и побежали к украшенной разноцветными флажками площадке, где под музыку уже вовсю крутились карусели.
Ушли домой и Худо с Кузей. А рисунки так и остались лежать стопочкой на песке у фонтана. То ли художник забыл их по рассеянности, то ли решил оставить дворникам, как ненужный хлам.

III
В Веселом Городе, как вы уже знаете, жили только веселые и, в общем-то, добрые люди. Но так случилось, что как раз в это лето сюда заехала передохнуть злая волшебница Аграфена. Приехала, да так и осталась в Городе, найдя его вполне подходящим, и поселилась в небольшом домике на окраине, где не было соседей. Аграфена сразу же невзлюбила Художника. Она совсем не умела рисовать и очень ему завидовала. И вообще, делать добрые дела Аграфена считала большой глупостью и злилась, что Художник этого не понимает.
Ох, и зачем я только про неё заговорила. Вот так всегда: не успеешь произнести вслух её имя – и Аграфена уже тут как тут. Видите, вон она. Прячется за кустами сирени. Так и ждёт удобную минутку, чтобы сделать какую-нибудь пакость. А нарядилась-то как сегодня. Будто на праздник. Даже модную шляпку с пёрышками надела. Не к добру всё это. Но всё же придется про неё дальше рассказывать, иначе вы никогда не узнаете, что же произошло в Городе.
Убедившись, что за ней никто не подсматривает, Аграфена выскочила на аллею, перепрыгнув прямо через кусты. Сегодня она была особенно злой. Ещё бы! Саша и Даша похвалили Художника. И за что!? За ужасные рисунки! Аграфена сама всё видела и слышала.
– А вот меня! великую волшебницу! небось, никто не хвалит. – Возмущалась злюка. – Ну, ничего. Я и сама себя хвалить умею! – И Аграфена запела хвастливую песенку, которую сама сочинила.
Я злая Аграфена,
Люблю я людям делать зло.
И в этом городе, несомненно,
Мне очень повезло.
Да! Я всех злей, я всех умней,
Пугаю взрослых и детей.
Пускай детишки знают,
Что в жизни зло бывает.

С какой, скажите, стати
Быть слишком доброй просто так?
Ведь за добро вам не заплатят,
А деньги – не пустяк!
Но я хитрей, но я мудрей,
Пугаю взрослых и детей.
Пускай не забывают,
Что злющим зло бывает.

Тут она достала из широкого кармана зеркальце и стала любоваться собой. Уж себя-то злая волшебница любила.
– Действительно, к чему мне быть доброй? – спросила она свое отражение. – За это даже подарка не дадут, а «спасибо» я и сама себе скажу. Вот Худо, например. Малюет
целый день и не понимает, что его мазня никому не нужна. Дети – глупы, а взрослые над ним смеются. И правильно делают. Это же не рисунки, а кошмарный сон! Стоит их оживить – и в Городе тако-о-е начнется. – Аграфена закатила глаза и вдруг сразу опомнилась: – Чего же я жду? Ведь это самый подходящий момент, чтобы наказать Художника, а над другими посмеяться!
Да-да, Аграфена могла оживить все нарисованное, потому что знала наизусть три черных волшебных слова. Оглядываясь, она побежала к фонтану, где лежали забытые рисунки.
– Ох, какие же вы безобразные, – с отвращением сказала волшебница. – Ну кто таких уродцев полюбит? А все из-за него, горе-художника. Нарисовал вас людям насмех. Несчастные мои, обиженные, – пропела она сладким голосом. – И только я, старушка-веселушка, люблю вас всей душой. – Сори, бори, турмахори! – зловеще произнесла Аграфена три магических слова, взмахнула рукой и… рисунки ОЖИЛИ. Боком сошло с бумаги солнышко, замяукала и тут же юркнула в кусты кошка с абсолютно разными лапами, а когда злодейка оживила двух клоунов, они сразу же начали ссориться и драться, как разбойники с большой дороги.
– Ты вовсе не клоун, – кричал Первый,- ты похож на злодея!
– На себя посмотри, – огрызался Второй. – Вылитый разбойник!
– Тихо! – строго прикрикнула Аграфена. – Вам не друг с другом надо драться, а Художника хорошенько поколотить за ваше уродство. Кстати, у меня родился замечательный план и мне нужны помощники. Вот вы и будете при деле. – Она схватила клоунов-разбойников за воротники и потащила их за собой.

IV
День шёл за днём. Утром Город просыпался и жил своими заботами. По улицам катили машины, ходили на работу люди, мальчишки во дворах гоняли мяч, а девочки играли в «резиночку» и наряжали кукол Барби. Вечером улицы пустели, и Город, хорошо потрудившись за день, мирно засыпал, положив себе под голову ночь.
Однажды, довольно поздно вечером, Художник и Кузя вышли погулять перед сном. Как всегда Художник захватил с собой кисти и краски. Без них он жить не мог, да и вдохновение могло прийти в любую минуту. Друзья медленно шли вдоль улиц и тихонько напевали вечернюю песенку. Вы, дети, наверно уже заметили, что в Весёлом Городе все любили петь и без песни из дому не выходили, как мы, например, без зонтика. Вот и Художник в придачу к кисточкам обязательно брал с собой песню, а Кузя всегда ему подпевал.

Окутан тёплый вечер
Сиреневым плащом.
И мы Дорогой Млечной
Гулять с тобой идём.
Нам с неба ярко светит
Знакомая звезда.
У каждого на свете
Есть своя мечта.

Один всю жизнь мечтает
Найти богатый клад.
Другой с мечтой сажает
Большой фруктовый сад.
Мечтает третий груду
Алмазов накопить.
А я мечтаю чудо
Людям подарить.

Вечер был таким тёплым и тихим, небо – чистым и звёздным, а воздух свежим и душистым, что Художник присел на лавочку, зевнул раз-другой и совсем не заметил, как уснул. И щенок тоже задремал рядом на мягкой траве. И вот что удивительно: им обоим приснился один и тот же сон – цирк, в котором друзья были этим летом. Кузя так громко кричал «Браво!», что сам проснулся и лаем разбудил друга. Художник немало подивился тому, что спит не в постели, и что уже наступила ночь, правда, очень светлая от полной серебряной луны. Именно в такие волшебные ночи происходят чудеса и Художник не раз слыхал об этом от своей бабушки.
– Слушай, Кузя, – засуетился он, – у меня такое чувство, что сегодня у нас всё получится. И поэтому не стоит терять ни минуты. Мой рисунок должен быть таким большим, чтобы утром его сразу увидели.
Он вскочил со скамьи, подхватил кисти и краски, но неожиданно замер, как вкопанный… Рисовать было не на чем. Худо беспомощно оглядывался по сторонам, и вдруг его глаза засияли догадкой: – Я нарисую прямо на стене этого большого дома, – с восторгом сообщил он Кузе. – Она такая же белая и гладкая, как лист бумаги.
Он попросил щенка стоять на карауле и сторожить их тайну , а сам принялся за дело.

V
Неподалёку, в городском парке, в это время шла ночная репетиция. Собачий оркестр и обезьяний хор разучивали новую песню для будущего концерта. Лёгкий ветерок подхватывал звуки, и они, как ночные мотыльки, порхали над деревьями. Если хотите, можете тоже разучивать слова вместе с хором, а ещё можете придумать свои мелодии к этим песенкам и петь, как кому нравится.

Только тот счастливым будет
И найдёт себе друзей,
Кто дарить умеет людям
Весь талант души своей,
Кто других в беде не бросит
И помочь любому рад,
Тот, кто радость всем приносит
И не требует наград.

Только тот счастливым будет
Каждый час и каждый день,
Кто бездельничать не любит
И не знает слова «лень»,
Тот, кто трудится с улыбкой,
Потому что без труда
Даже маленькую рыбку
Вряд ли вынешь из пруда.

Случилось так, что в эту же ночь Аграфена вывела на прогулку Клоунов, которых держала взаперти. До поры до времени она никому не хотела их показывать, и потому поздний час был самым удобным временем для гуляний. Заговорщики бесшумно брели
по улицам и неожиданно дошли до городского парка. Аграфене было скучно и, видно, ноги сами собой привели её туда, где звучала музыка.
– Спрячемся за деревьями и немного послушаем оркестр, – шёпотом приказала она Клоунам. – Иначе с вами от скуки умрёшь, а мне это ни к чему. Я ещё должна в этом слишком весёлом городе сделать большую гадость.
Вдруг злодейка чуть не подавилась словами – она увидела Художника, который рисовал прямо на стене дома.
– Вот так удача! – захихикала Аграфена, но тут же закрыла себе рот рукой и стала наблюдать за ним, радуясь заранее, что утром в Городе поднимется большой скандал.
Время тянулось медленно. Увлеченные своим делом, ни Художник, ни Кузя ничего не замечали вокруг. Наконец Художник отошёл подальше от стены и стал разглядывать свою работу.
– Нет, это просто ужасно! Рисунок опять не удался, – горько воскликнул он. – Завтра все будут потешаться надо мной, а может быть и накажут за испорченную стену. – Художник смотрел на неуклюжего, странного человечка, которого изобразил, и готов был зарыдать от досады и отчаянья :
– Фу, какой ты получился некрасивый, – но тут же добавил, как бы извиняясь перед человечком, – а вот глаза у тебя получились добрыми. Не обижайся на меня. Такой уж я невезучий. – – Знаешь, я назову тебя Футик. Наверно завтра тебя закрасят, но ты успеешь увидеть восход солнца, этот замечательный город и весёлых людей. Не грусти, Футик. Жизнь не всегда такая же сдобная и сладкая, как булочка с повидлом. Прощай!
И Художник грустно побрёл прочь, следом за ним уныло поплёлся Кузя.
Едва они скрылись в ночной темноте, как из-за деревьев тут же выскочила Аграфена и и прямиком побежала к стене. Клоуны едва поспевали за ней.
– Вот теперь он попался! – Чуть не плясала от радости злая волшебница.- Теперь-то я смогу устроить всем хорошенькую пакость. – Она передразнила Художника: – Прощай, Футик. Не обижайся на меня. – И зло расхохоталась: – А ты обижайся, обижайся, потому что ничего другого тебе не остаётся. Сейчас я скажу три чёрных слова – и ты сойдёшь со стены! Живёхонький, страшнёхонький. – Злодейка взмахнула руками и зловеще произнесла: – Сори. Бори. Турмахори! Живи!
Футик неожиданно для себя сполз со стены, как переводная картинка с бумажки. Ноги его не слушались. Они были слабыми, не умели шагать и дрожали. Аграфена и Клоуны хохотали до упаду и показывали на Футика пальцами. Но тут на небе показалось Солнышко. Оно зевало и потягивалось, а на его лице ещё отдыхал сладкий сон.
– Простите, пожалуйста, который час? – вежливо спросило Солнышко у Аграфены.
– Час самый подходящий, – ехидно ответила та.
– Значит, мне пора вставать?
– А мне – уходить. Всем – недоброе утро! – захохотала злодейка и огромными шагами поспешила прочь. Путаясь в широких штанинах за ней побежали Клоуны.

VI
У стены дома остался растерянный Футик. Он боязливо оглядывался, а потом попробовал шагнуть, хотя никогда ещё не ходил. Удивительно, но ему это удалось. Вот так, неуверенно переставляя ноги, Футик дошел до ворот ближнего двора и заглянул вовнутрь. Опрятный и чистый двор ему понравился. «Какой уютный, – отметил про себя Футик. – Интересно, кто здесь живёт?» Из подъезда дома вышел Дворник в длинном белом фартуке с пушистой метлой в руках. В этот ранний час у него было много дел, и поэтому Дворник сразу начал подметать двор, напевая при этом

Рано утром поутру
Двор я чисто подмету.
Послушна мне и весела
Моя помощница метла.

Мы всегда с ней рады
Наводить порядок,
И за это люди уважают нас.
Каждую работу
Делайте с охотой,
Потому что делу – время,
А потехе – час!

Восхищённый Футик смело направился к Дворнику: – Как весело Вы работаете. Можно я помогу?
От неожиданности Дворник перестал петь. Открыв рот и вытаращив глаза, он испуган-но смотрел на Футика, а потом завопил истошным голосом:
– Батюшки-и-и! Инопланетянин! Караул! – Метла выскользнула из его рук и – хотите верьте, хотите нет – сама поскакала со двора на улицу. Следом за ней бросился бежать со всех ног и сам Дворник.
– Чего он испугался? – недоумённо пожал плечами Футик. – Я только хотел ему помочь.
Тут с двумя бидонами молока во двор вошла Молочница – пышная, розовощёкая, в туго накрахмаленном чепце снежной белизны и кокетливом передничке. Молочница тоже пела.
Рано-рано поутру
Я корову подою.
Полезен всем, наверняка,
Стакан парного молока.
Пейте на здоровье
Молоко коровье,
Вкусное такое
В этот ранний час.
Каждую работу
Делайте с охотой,
Потому что делу – время,
А потехе – час!

Футику вдруг так захотелось этого чудесного молока, что он, забыв о Дворнике, вежливо спросил Молочницу:
– Здравствуйте. Может, Вы и мне дадите стакан молока?
Молочница обернулась с самой доброй улыбкой на лице, но вдруг отскочила в сторону и пронзительно закричала:
– Матушки-и-и! Разбойник! Помоги-и-те! – Бидоны выпали у неё из рук, молоко белыми ручьями потекло по двору, а Молочница пулей вылетела из ворот на улицу.
– Ну вот, и Молочница испугалась, – грустно вздохнул Футик, – ничего не понимаю.
Он медленно побрёл по двору, размышляя о случившемся. Какая-то мысль, ещё не совсем чёткая, закружилась в его голове. И когда во дворе появился Разносчик утренних пряников, Футик благоразумно решил ему не показываться. Разносчик нёс на голове большой лоток с ароматной выпечкой, а чтобы ноша казалась легче, помогал себе … правильно, песней.

Рано утром поутру
Я вам пряники пеку
И бесплатно их раздам
Детям прямо по домам.
Надо утром ранним
Скушать мятный пряник,
И тогда веселье не покинет вас.
Каждую работу
Делайте с охотой,
Потому что делу – время,
А потехе – час.

Футик никогда не ел мятных пряников, а точнее, ещё вообще никогда ничего не ел, так что с удивлением почувствовал, как в животе у него заурчало. Забыв обо всём, он громко воскликнул:
– Ах, как бы я хотел попробовать Ваших чудесных пряников!
Разносчик был не особенно храбрым, а странный, неуклюжий незнакомец вообще перепугал его до смерти. Позабыв про свой лоток, он бросился наутёк и закричал во всё горло:
– На помощь! Грабят! Во-о-оры!
В ту же минуту мысль в голове Футика стала совершенно ясной. Он понял, что люди пугаются именно его, и ужаснулся.
– Неужели я такой страшный? Это же значит, что меня никто никогда не полюбит и у меня не будет друзей. А без друзей жить совсем невозможно! Ах, лучше бы мне не родиться.
Большие горькие слёзы покатились из добрых глаз Футика. Печально побрёл он в самый дальний угол двора, чтобы поплакать вволю и хорошенько подумать, что же ему теперь делать и как жить дальше.

VII
А Солнышко уже окончательно проснулось и залило тёплым светом Город. Из всех подъездов и дворов на улицы выходили взрослые жители и спешили по свои делам. Вместе с ними выбегали и дети. У них тоже были свои дела – кому на стадион, кому в детский сад, кому на урок музыки, а кому и в булочную за хлебом.
По чудесному совпадению как раз в том дворе, где спрятался Футик, жили и наши знакомые Саша с Дашей. Я думаю, вы про них ещё не забыли. В это утро брат и сестра никуда не торопились, просто вышли поприветствовать Солнышко. Завтра они уезжали на целый месяц к бабушке в деревню и, конечно, совершенно не предполагали, какие удивительные события ждут их сегодня.
По привычке Саша и Даша направились к любимой лавочке в тот самый угол двора, где затаился Футик. Они оживлённо обсуждали будущие удовольствия в деревне, но вдруг Даша остановилась, как вкопанная, и глаза её расширились от удивления.
– Ой, Саша, посмотри, какой забавный человечек сидит на нашем месте, – шёпотом проговорила она.
– И вправду, – заметил человечка Саша. – Но он не из нашего дома. Откуда он появился?
– А давай подойдём и спросим, – предложила Даша.
Вы же помните, что Даша была смелой и доброй, а Саша очень умным и рассудительным, и потому они бесстрашно подошли к незнакомцу.
– Здравствуй, а ты кто? – обратился первым Саша.
– Я? Футик, – тяжело вздохнул человечек.
– Какое милое имя, – восхитилась Даша.- А в наш двор ты откуда пришёл? Где ты живёшь? Кто твои родители? – засыпала она Футика вопросами.
-Я не пришёл… я сошёл…со стены,..- стесняясь признался человечек и печально добавил: – И родителей у меня нет, потому что меня… нарисовал… Художник.
– Художник!- Обрадовались брат и сестра. – Так он же наш друг!
– Я должен был стать подарком для Города,- пояснил Футик, – а на самом деле все меня пугаются: и Дворник, и Молочница, и Разносчик пряников.
– Так они же взрослые, – в один голос воскликнули дети.- Им надо всё подробно объяснять. – Они совсем не умеют фантазировать, – фыркнул Саша. – Вот мы – другое дело. Правда, Даша?
– Конечно. И ты, Футик, нам сразу понравился. Да и другие ребята будут очень-очень рады познакомиться с тобой. Бежим к ним, – предложила Даша и схватила Футика за руку. Футик заволновался, не зная, как поступить, но брат и сестра уже повлекли его за собой к стайке детворы, собравшейся поиграть во дворе.
– Смотрите, это Футик! Он подарок Художника нашему городу, а значит и нам! – ещё издалека стала громко объяснять Даша.
Ребята тут же обступили Футика, стали его разглядывать со всех сторон и даже тормошить. – Какой хорошенький, какой милый и забавный, – наперебой тараторили они, потому что никто не испугался неуклюжего человечка, а Саша сказал тоном учителя физкультуры: – Вот видишь, мы все очень рады тебе. Ты теперь наш друг, и мы тебя в обиду не дадим. А раз ты подарок для всех, то мы и должны познакомить тебя со всеми жителями Города.
– Мы покажем тебе много интересного, – пообещали дети, но Футик отнёсся к предложению с опаской: он уже понял, что дети и взрослые смотрят на него по-разному. Однако ребята так уговаривали его и убеждали ничего не бояться, что, наконец, Футик согласился, и шумная ватага, высыпав со двора, пошагала вдоль широкой улицы. На ходу, в такт шагам, все вместе сочиняли песню, в которой пелось обо всем, что встречалось по пути. Вот такой интересной она получилась.

Мы весело по городу идём,
Мы Футика знакомиться ведём,
Пускай его узнает целый город,
И пусть войдёт он другом в каждый дом.

Вот здесь живут ручные обезьяны,
Мы им приносим спелые бананы,
И в городском оркестре
Они поют нам песни
Про жаркие неведомые страны.

А здесь живут смешные страусята,
Забавные пушистые ребята,
Под музыку любую они всегда танцуют,
Как у себя в Австралии когда-то.

А возле газетного киоска, что стоял на самом людном месте в центре города, в этот час неожиданно встретились перепуганные Дворник, Молочница и Разносчик пряников. Перебивая друг друга, они возбуждённо рассказывали прохожим и покупателям совершенно невероятные истории, которые с ними только что приключились. От волнения все трое так размахивали руками, что издали казалось, будто на площади работают три ветряные мельницы. Толпа любопытных разрасталась вокруг них, как снежный ком. Все были немало удивлены и даже встревожены такими ужасными новостями.
– Вы только подумайте, я сейчас встретил… инопланетянина! – таинственно сообщил Дворник, – толпа ахнула! – и ни капельки не испугался.- Толпа снова ахнула, а Дворник добавил: – Но какой же он уродливый. Совершенно не похож на нас.
Люди смотрели на Дворника, как на героя, но тут вперёд вышла Молочница.
– Уж не знаю, кого видели Вы, уважаемый, – шутливо поклонилась она Дворнику, – а вот на меня среди бела дня – и где? – в нашем Городе!- чуть не набросился злой разбойник.
– О-ох! – испуганно простонала толпа, а Молочница гордо продолжала: – Правда, я не растерялась. Вылила на него целый бидон молока – и разбойник убежал.
Все закричали «Браво!», захлопали в ладоши и хотели качать Молочницу, но в разговор вмешался Разносчик пряников.
– Странные дела происходят в нашем Городе. Я тоже сегодня встретился с целой шайкой злодеев. А их главарь – такой отвратительный тип! – стал хватать с лотка мои пряники. Ох, и пришлось же мне поработать, пока я их всех разогнал, а главаря заставил просить прощение.
Все горожане бросились шумно поздравлять смельчаков, пожимали им руки, дарили цветы. Однако все были обеспокоены, потому что никто не знал, что же делать, если инопланетяне, злодеи и разбойники поселятся в Весёлом Городе. Люди говорили все разом, придумывали всякую всячину, но так ни до чего не додумались. Тут как раз к толпе подошли дети вместе с Футиком. Первой его увидела Молочница и закричала:
– Вот он! Разбойник! – а сама спряталась за спину задрожавшего Дворника.
Все головы разом повернулись в одну сторону, и толпа, ахнув, отпрянула назад.
– Совершенно непонятно, чего вы так испугались. А еще взрослые, – укоризненно покачал головой Саша.
– А кто учил нас быть смелыми, умными, добрыми? – вопросительно добавила Даша, а дети закричали наперебой: – Это наш друг Футик, мы хотим познакомить вас с ним, он подарок всему Городу.
– Какой такой подарок? – удивились взрослые.
– Ну вот, вы опять ничего не знаете,- всплеснула руками Даша и стала объяснять, как учительница, хорошо выговаривая каждое слово. – Художник, которого вы неизвестно почему называете Худо, нарисовал всем в подарок Футика. И он сполз со стены. Живой, очень добрый и хороший. Футик хочет подружиться со всеми и быть полезным в нашем Городе.
Саша подтолкнул Футика вперёд, и тому ничего не оставалось, как поздороваться.
– Доброе утро, милые жители Города, – проговорил он несмело. – Простите мой внешний вид. Я, честное слово, никого не хотел пугать. В моей голове нет и не может быть плохих мыслей, ведь меня нарисовал добрый человек. Нарисовал так, как умел, и при этом, я знаю, радовался.
Все взрослые опять зашумели, заговорили, замахали руками. Им было немножечко неловко за своё непонимание. Первой опомнилась Молочница. Она была очень чувствительной особой, и от речи Футика слёзы умиления навернулись ей на глаза.
– Ах, какой он вежливый. Я растрогана, – сообщила она всем и вытерла глаза белоснежным платочком с кружевами, а потом предложила Футику: – Может, Вы выпьете стакан парного молока?
– А с мятным пряником Ваш завтрак будет ещё восхитительней, – добавил смущённый Разносчик.
– И если захотите, я позволю Вам немножко помести моей метлой, – пообещал разом подобревший Дворник.
Дети от радости закричали «Ура-а!» и пустились в развесёлый пляс. Взрослые, глядя на них, тоже не смогли устоять, и вскоре уже большая толпа весело плясала возле газетного киоска – жили-то они в Весёлом Городе. А местный поэт тут же сочинил ещё одну прекрасную песню.

Сегодня праздник городской,
Мы приглашаем вас с собой,
И с нами вместе
в небе солнышко ликует.
Фонтаны весело поют,
Гремят оркестры там и тут,
Весёлый Город
веселится и танцует.

VIII
Через два часа на главную площадь, где уже шла подготовка к городскому празднику, собрались все от мала до велика – знакомиться с Футиком. И только злая Аграфена ничего такого не подозревала. Она сидела в своём доме перед телевизором и с нетерпением ждала экстренних сообщений по городской программе.
– Весёленькая будет передачка, – хихикала Аграфена. – Я прямо нутром чую, какой скандал бушует в Городе.
– Да, не завидую я Художнику, – поддержал разговор Первый Клоун.
– А мне его немного жаль, – вздохнул Второй. – Как-никак он и нас нарисовал.
– Ничего, ничего, – перебила его Аграфена, – это будет ему, простаку, наукой. Может, поймёт, что частенько глупое ненужное добро оборачивается чёрной неблагодар-ностью.Такой, как вы, например, – ехидно добавила она. Но тут голубым светом засветился экран телевизора и появился знакомый всем диктор.
– Внимание, внимание! Передаём экстренный выпуск новостей. – Аграфена шикнула на помощников и впилась злыми глазами в диктора, который торжественно продолжал: – Сегодня утром произошло удивительное событие: наш Город получил замечательный сюрприз от Художника. У сюрприза есть имя – Футик. В считанные часы Футик завоевал симпатии всех взрослых жителей, а дети ни на шаг не отходят от своего нового друга. По случаю такого замечательного подарка на главной городской площади состоится большой праздник. Мы начинаем репортаж с площади.
Дальше Аграфена слушать не стала. От злости и досады она так трахнула кулаком по телевизору, что он замолчал навсегда. Испуганные Клоуны притихли в углу и со страхом смотрели, как разгневанная волшебница мечется по комнате.
– Это безобразие! – вопила она. – Этого не может быть! Какой-то уродливый Футик стал героем дня. В городе все сошли с ума и ничего не понимают. А раз так, то мне здесь делать нечего. Всё! Собираю чемоданы и уезжаю. На-всег-да!
– А мы? – робко спросили Клоуны. – Что теперь будет с нами?
– Какое мне дело до вас! – затопала ногами Аграфена. – Можете катиться на все четыре стороны! Чучела! – Она подхватила чемоданы и вихрем выскочила из дома, громко хлопнув на прощанье дверью.
Растерянные Клоуны несколько минут сидели молча. Первым опомнился Первый.
– Как же нам теперь жить? Мы пропали, – обречённо проговорил он.
– Я думаю, нам надо пойти на площадь и во всём сознаться, – заплакал Второй. – Может, в такой радостный день нас простят.
Чтобы вам, дети, всё до конца было ясно, я скажу: их действительно простили и даже разрешили праздновать со всеми вместе. И никто не потешался над ними, не называл уродцами, потому что все сразу же увидели: они – настоящие Клоуны. А любой праздник становится с Клоунами ещё веселее.

IX
Город ликовал. Повсюду звучали музыка и смех, играл собачий оркестр и пел обезьяний хор, страусята танцевали экзотические танцы, высоко в небо взлетали цветные шары и качели и всем совершенно бесплатно раздавали мороженое.
«А где же в это время находился Художник?» – спросите вы. А Художник решил завтра же вместе с Кузей тоже уехать из Города и уже упаковал в рюкзачок любимые вещи – кисти и краски. Друзья в последний раз пошли в сквер, чтобы там, сидя в тишине на лавочке, всё хорошо обдумать и составить текст телеграммы бабушке в деревню. Оба были порядком расстроены и удручены, а Художник то и дело тяжело вздыхал.
– Как все нехорошо получилось. Стену испортил, сам, как трус, прячусь. Теперь малярам придется белить весь дом, – наконец доверил он Кузе свои грустные мысли. – Я думаю, честнее будет признаться. Пусть меня лучше один раз накажут, чем потом мучиться каждый день от чувства вины, но трусливо молчать.
Кузя хотел похвалить Художника за честность и смелость, но не успел, потому что по по дорожке, прямиком в сторону лавочки, бежали взволнованные Саша и Даша.
– Весь Город обошли, но Художник как будто исчез, – огорчался, запыхавшись на бегу, Саша. – Да-а, несправедливо получается, – взволнованно подтверждала Даша. – А, может, с ним что-то случилось, или он очень-очень болен?
Дольше скрываться Художник не стал и вышел навстречу.
– Не волнуйтесь, дети. Я жив, здоров, и готов во всем сознаться. – Грусть и вина были написаны у него на лице.
Саша и Даша, забыв о правилах хорошего тона, радостно закричали в один голос:
– Художник нашёлся! Он здесь! Скорее сюда!
В мгновение ока сквер заполнился людьми, которые, бросившись к Художнику, стали его поздравлять, благодарить, так что Футик еле-еле смог протиснуться сквозь большую толпу.
– Здравствуйте, Художник! – протянул он руку. – Узнаёте? Я – Ваш рисунок, который оживила Аграфена. Она хотела всем зла, но ведь добро, как я думаю, всё равно сильнее, и потому вышло так, как Вы мечтали. Я благодарен Вам за моё рождение.
Художник настолько растерялся, что в ответ не мог вымолвить ни слова, а Футик продолжал: – Там, у стены, Вы мне сказали, что жизнь не всегда схожа со сладкой булочкой, однако я уже понял, что когда у тебя много друзей, да и сам ты кому-нибудь нужен, то каждый день становится для тебя праздником. Ведь это так здорово – быть нужным кому-то!
Горожане подхватили Художника на руки и понесли на Главную площадь. Кузя, громко лая, путался у всех под ногами. Он был очень рад за друга, но боялся, что его уронят.

Вот и вся история. И мне остаётся только добавить, что каждому городу нужен такой художник, добрый и бескорыстный чудак, который умеет дарить людям улыбку и радость. И как замечательно, что на земле есть вы, дети. И чем чаще взрослые будут хоть ненадолго становиться детьми и смотреть на мир детскими глазами, тем больше добра и чудес будет не только в сказочных городах, но и на всей большой планете Земля.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.