Пути любви.

Необъемна, как россыпь звезд на небе и хрупка, точно первый подснежник л юбовь…
Это арка в пространстве и времени, это звезда на небосклоне, свет которой, осветив двоих в свое время, доходит до нас,- все дороги к ней ведут и всё от нее исходит. Каждый вписывает свое…

“Любовь – это единственная сила, способная превратить любого врага в друга.
Я решил пройти по жизни с любовью. Ненависть – слишком тяжелое бремя.
Ненависть, как запущенная раковая опухоль, разъедает человеческую личность и отнимает все жизненные силы.
Любовь – самая стойкая сила в мире. Это творящая сила – самый могущественный инструмент, доступный человечеству в его стремлении к миру и безопасности.
Силы ненависти мы должны встретить силой любви.
Те,кто не ищет счастья,найдут его быстрее других; ибо те, кто ищет счастье, забывают,что самый верный способ добиться счастья для себя – это искать его для других.”
Мартин Лютер.

Она происходила из старого мейсенского дворянского рода. Когда ее отец женился вторично и в дом пришла мачеха, девочка была отдана в монастырь. В 16 лет она постриглась в монахини монастыря Нимач близ Гримма.
Здесь Катарина познакомилась с учением Лютера и вместе с другими монахинями обратилась к нему, прося освободить их из монастыря.

Лютер поручил это Леонарду Коппе, и тот ночью вывез всех двенадцать монахинь в бочках из-под рыбы в Торгау, а оттуда в Виттенберг Через два дня девять монахинь (три других отправились к родителям) стояли у порога Мартина Лютера, и теперь ему предстояло каким-то образом устроить их работать или же выдать замуж. Найти им работу было сложно. Монахини не разбирались в домашнем хозяйстве. Один историк писал: «Все, что они умели — это молиться и петь».
Постепенно Лютеру удалось найти мужей нескольким монахиням, а другие были приняты семействами виттенбергских граждан , но одна из них была главной его проблемой. Это была Катарина фон Бора, нашедшая временную поденную работу в доме Лукаса Кранаха, соседа Лютера. У Кранаха было большое хозяйство, и он нуждался во множестве помощников.
Лютер начал ей сватать одного из своих друзей, доктора Каспара Глац, но девушка не была согласна с его выбором. Она написала в письме, кого она может представить своим мужем, указав на его друга Никласа Амсдорфа и на самого Мартина Лютера. Амсдорф был упомянут для отвода глаз, девушка призналась в своей симпатии к Мартину Лютеру.
В апреле 1525 года, вскоре после получения письма, Мартин поехал навестить своих пожилых родителей. Его отец, который всегда был против того, чтобы Мартин стал монахом, был рад тому, что сын ушел из монастыря. Теперь, чтобы окончательно порвать с прошлым, тому оставалось сделать только одно — жениться, вырастить детей и оставить им свое имя.
В течение многих лет Лютер говорил, что брак — это божественное установление. Считать, что безбрачие более возвышенно, — значит противоречить Библии, утверждал он. И вот настало время ему самому осуществить на практике то, о чем он говорил. Для монаха, которому исполнился сорок один год, это был непростой шаг. Он не советовался ни с кем, кроме своих родителей.
Свадьба состоялась 13 июня 1525 года неожиданно для всех.
Ее праздновали в здании бывшего Черного августинского монастыря, которое стало резиденцией, а позже, с 1532 года, владением Лютера. На свадьбе присутствовал лишь тесный круг друзей Лютера.
Характеры и убеждения супругов не во всем оказались сходными, и женился Мартин Лютер не по любви, но она пришла позже. Об этом свидетельствую теплые, нежные слова его писем и застольных речей. Лютер со свойственной ему откровенностью часто рассказывал как о радостях, так и о неприятностях своей супружеской жизни. «На первом году брака приходится ко многому привыкать, — как-то заметил он. — Однажды просыпаешься и видишь на подушке две косы. А ведь их там раньше никогда не было». Десятки священников обращались к Лютеру с вопросами, откровенными и наивными до бестактности. Дни и ночи протекали под знаком этих вопросов».
«В домашних делах я уступаю Кати. Во всем прочем меня ведет Святой Дух». Так в шутку говорил о своей жене Мартин Лютер.
Катарина, жизнерадостная, сметливая, деловитая натура, внесла в его жизнь порядок, чистоту, уют. Мартин писал: «Пока я не женился, никто не прибирал мою постель целый год. От моего пота солома в матрасе начала гнить. За день я так выматывался, что падал на кровать, ни о чем не думая».
Катарина взяла на себя финансовые расходы. Ее бережливость позволила их семье «накопить значительное состояние, вопреки беспримерной щедрости и гостеприимству ее мужа». Иногда она просто прятала деньги, чтобы Мартин не раздал их. Он любил приглашать в дом студентов, но Катарина настояла на том, чтобы те платили за стол и за жилье, если собирались остаться надолго. Ей нелегко было привыкнуть к вспыльчивости, резким переменам настроения, порождаемой внутренней борьбой. Но она терпеливо сносила все это, будучи единомышленницей и сподвижницей своего мужа. Она родила ему трех сыновей и трех дочерей.
Семья Лютера занимала несколько комнат; остальные помещения бывшего августинского монастыря безвозмездно сдавались студентам. Многие из них еще и столовались у профессора Лютера. За трапезой собиралось много народа. Лютеры жили открытым, хлебосольным домом. Каждый гость Виттенберга хотел лично видеть Лютера и беседовать с ним. Разговор, которым обычно руководил хозяин дома, внимательно выслушивался студентами-квартирантами. В 1929 году речи и реплики Лютера стали записываться от случая к случаю, а с 1531 года это сделалось правилом. К концу жизни образовалось огромное собрание лютеровских высказываний, объединенных под названием «Застольные речи». – «Tischreden». Опубликованы они были уже после смерти Лютера и рассказывают не только о биографии реформатора, но и обо всей современной ему жизни, передавая сам стиль лютеровского мышления, свойственное ему чувство юмора.
Как знать, быть может, в немалой степени именно Катарине фон Бора мы обязаны появлению «Застольных речей».

Виктория и Альберт.
Королева Александрина Виктория родом из Ганноверской династии, дочь Эдварда, герцога Кентского, и Виктории Саксен-Кобургской. Отец Виктории, герцог Кентский, никогда не отличавшийся примерным образом жизни, умер, когда дочери было восемь месяцев. Ее мать, принцесса Саксен-Кобургская, воспитывала дочь в большой строгости и не баловала ее развлечениями. Будущая королева получила очень солидное образование. Наставником ее был лорд Мельбурн, дважды бывший премьер-министром. Он читал принцессе лекции по государству и праву, истории. Виктория свободно владела немецким, французским и итальянским языками. Обучение пошло ей впрок. Уже с первых часов правления (Виктория унаследовала трон Британии в возрасте 18 лет) она не испытывала никаких колебаний, будто давно была на троне, была подчинена воле и дисциплине.
В 1839 году на торжества по случаю 20-летия королевы королевы прибыл в качестве почетного гостя наследник русского престола цесаревич Александр (будущий император Александр II). Высокому голубоглазому красавцу был 21 год. Он отличался безупречными, изысканными манерами, и Виктория впервые в жизни ощутила, как долг в ней борется с чувством. Но стоило премьер-министру лорду Мальбурну намекнуть ей, что интересы страны не предусматривают альянса с Россией, она поняла, подчинилась, подавила возникшую симпатию и через год (будучи королевой уже в течение трех лет ) вышла замуж за своего двоюродного брата, принца Альберта Саксен-Кобургского,с которым королева была знакома с 16 лет. Виктория и Альберт полюбили друг друга и королевскую семью создали просто образцовую. Альберт был красив, подтянут, широко образован в разных областях: прекрасно разбирался в технике, живописи, архитектуре.
Королева Виктория красавицей не была: невысокая, склонная к полноте, но она казалась очень величавой и привлекательной. Большие светлые, чуть навыкате глаза смотрели сосредоточенно и пытливо. К тому же она обладала несомненным природным умом, спокойным характером, редкой прямотой, да хорошими манерами. И хотя их интересы порой расходились, например, в музыке Виктория предпочитала оперетту, танцы до утра, а муж увлекался классикой, а от дворцовых балов впадал в скуку. Однако это не помешало счастливому браку. Ни ссор, ни измен.
Альберт имел огромное влияние на Викторию, она во всем слушалась его советов и именно благодаря ему стиль и время ее правления были признаны викторианскими. Королева ни в чем не противоречила своему мужу, ввела строжайшую дисциплину среди своих придворных, а ее политика была одной из самых консервативных. Жизнь текла по незыблемым правилам, как было заведено, и завтрашний день не сулил никаких неприятных сюрпризов. Безукоризненная репутация ценилась выше любых денег, а небезукоризненная мгновенно закрывала перед ее обладателями все двери.
Монархия пользовалась всеобщим уважением, но реальную политику делали в парламенте и на выборах. Дамам уступали место (хотя даже робкие попытки женщин найти себе место в политике, бизнесе или общественной жизни принимались в штыки), вежливость и сдержанность считались достоинствами. Не одержав каких-то значительных военных, политических или личных побед, королева Виктория все-таки оправдала данное ей при рождении имя. Она завоевала сердце собственного народа.
У них родилась дочь, чуть позже сын, которому предстояло стать королем Эдуардом VII и основателем Саксен-Кобургской династии( во время Первой мировой войны была переименована в династию Виндзоров), а затем еще семеро детей. Однако “мать-героиня” и помыслить не могла, чтобы всецело отдаться дому и семье. Она и мужа постепенно привлекла к государственным делам, к коим он поначалу отнесся с прохладцей. Чтобы повысить социальный статус Альберта (британцы недолюбливали супруга Виктории немецкого принца Альберт) и старались отстранить его от политики, королева провела в парламенте конституционное закрепление за мужем титула принца-консорта (принца-супруга царствующей королевы).
Со временем его влияние на королеву во всех делах, включая государственные, стало определяющим. Теперь Альберт стал для нее не только спутником жизни и любимым человеком, но и первым и самым надежным советчиком.
Принц Альберт – великий покровитель искусств, науки и техники, – организовал Первую Всемирную ярмарку в 1851 году в Лондоне. Промышленная революция открыла миру новые материалы, использовавшиеся в архитектуре, – стекло и металл. Королева Виктория неоднократно приезжала осмотреть экспозицию, оформила заказ на фарфоровый столовый сервиз Херенд ( небольшой венгерский город Херенд, представивший несколько декоров элитного фарфора и среди них декор в китайском стиле из стилизованных ярких бабочек и распустившихся цветов) для Виндзорского Дворца. Фарфоровый сервиз был назван в честь Королевы «Виктория». Обычно Королева использовала этот фарфоровый сервиз в одной комнате огромного дворца для приватных ужинов с Принцем Альбертом, во время которых Королева сама прислуживала своему мужу, отпустив всех слуг.
Всю жизнь она страстно любила Альберта. Они прожили два десятилетия в любви и согласии, родив девятерых детей. И вдруг все в одночасье рухнуло. В 1861 году, в возрасте 42 лет, принц Альберт скончался от брюшного тифа. И Виктория осталась одна.
Первое время после смерти мужа она впала в полную апатию, добровольно заточив себя в четырех стенах. Королева не желала ни с кем видеться, не появлялась на официальных мероприятиях, полностью отстранилась от государственных дел. Многие боялись, что, как и ее дедушка, королева, чего доброго, лишится рассудка.
Черное платье стало на последующие 40 отпущенных ей на этом свете лет главным одеянием Виктории.
Она написала о принце Альберте и об их жизни несколько книг воспоминаний. По ее инициативе в 1876 году был открыт памятник принцу Альберту (проект Джорджа Джильберта Скотта), – в память о любимом супруге.
Принц изображен сидящим под готическим балдахином. В руке он держит каталог Всемирной выставки, в организации которой он участвовал с большим энтузиазмом. Первая Всемирная выставка имела такой успех, что на вырученные от нее деньги были куплены 88 акров земли в южной части Гайд-парка; здесь же были основаны разные организации, занимающиеся вопросами науки и искусства. Среди них и концертный зал Ройял Альберт Холл (гигантский амфитеатр).

… Рядом с безутешной вдовой, медленно, но верно увядавшей в своем добровольном заточении, оказался мужчина, который вернул правительнице вкус к жизни, а Англии – ее королеву. Это был давний королевский слуга – простой шотландец Джон Браун. Что за отношения их связывали на самом деле – чисто платонические или не чисто, – так и осталось тайной. Версии на сей счет гуляли разные – вплоть до того, что королева, служившая символом морали, названной позже викторианской, тайно обвенчалась со своим слугой, что он помогал ей вызывать дух ее умершего мужа.
Браун стал единственным другом королевы. Настоящим, искренним и надежным. Он и вел себя совсем не так, как принято фавориту: не заносился, не хапал деньги, поместья, титулы, не лез в политику. И чопорная, полная сословной спеси Англия простила своей королеве во всех отношениях предосудительную дружбу с простым слугой.
Королевой она оставалась все оставшиеся сорок лет.
В старости она сохранила красивый голос и звонкий смех, а ее голубые, чуть-чуть на выкате, глаза глядели молодо и проницательно. До самого конца своей долгой жизни королева имела хорошее здоровье и завидную работоспособность. Пунктуальная до мании, она любила, чтобы дни ее были заполнены. По утрам королева обычно выезжала кататься по парку, затем возвращалась во дворец и принималась за просмотр документов. Количество бумаг, которые ей приходилось подписывать, было огромно. Она дотошно вникала во все дела и никогда ни одно важное решение не принималось без ее участия.
Правление Виктории длилось 63 года, и она по праву гордилась им. В эти годы Англия добилась величайших успехов в индустриальном развитии, торговле, финансах, морском транспорте и расширении империи (за это время Британская империя неуклонно крепила свое могущество. В этом преуспели и сама Виктория, обнаружившая в себе дар политика, при всем при том королева не превратилась полностью в политика, а осталась “матерью нации”, каковой и должна была быть в представлении своих подданных. Она часто появлялась на людях в окружении своего многочисленного семейства, не допускала дворцовых скандалов, свято блюла закон, не хитрила и не лицемерила, словом, все делала для того, чтобы жизнь ее подданных была спокойной и предсказуемой – никаких треволнений и неприятных сюрпризов; и те, кто эту политику проводил практически, в первую очередь – знаменитый английский премьер Бенджамен Дизраэли. Благодаря их совместным усилиям империя увеличила свои территории вдвое, простирая свое правление на Индию, Австралию, Канаду, Африку и некоторые страны Юго-Восточой Азии). И современники, и потомки связывали эти успехи с именем королевы. Это был золотой век в истории страны, в значительной мере сформировавший не только викторианский стиль жизни, но и то, что можно назвать британским менталитетом.

Отметив очередную годовщину смерти мужа, Виктория словно решила, что пора и ей отправляться вслед за ним. Несмотря на плохое самочувствме, она предприняла поездку на остров Уайт – любимое пристанище супругов. Здесь много лет назад вокруг них бегали еще маленькие дети, и здесь Альберт занимался своими любимыми цветниками. Здесь же в полном уединении Виктория в деталях расписала церемонию собственных похорон, приказав одеть себя в белое платье. Не снимавшая сорок лет черного, вдова решила отправиться на встречу с мужем именно в белом. Королеве очень хотелось умереть не в Виндзорском замке, а там, где витали тени прошлого. Так и получилось. Ее сердце остановилось 22 января 1901 года.
Ее уход завершал эпоху, знаменовавшую могущество Великобритании и названную викторианской. Она прожила 82 года и оставила после себя 37 внуков.
Имя Королевы Виктории и принца Альберта увековечено в произведениях искусства и архитектурных сооружениях. В Лондоне есть Музей Виктории и Альберта.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.