Кому нужны украинские песни на русском языке в Новом году?

Мы, зарубежные граждане Украины, России, Беларуси, Узбекистана, Грузии, Азербайджана, а также новые немцы, то есть те же, но ставшие гражданами Германии, хорошо сидим в Мюнхене на именинах у украинки Гали. Галя счастливая: она родилась в Харькове в первые минуты 1 января под бой кремлёвских курантов по роддомовскому телевизору, и с тех пор, где бы она ни была, её день рождения, не ведая того, параллельно со встречей Нового года отмечает весь мир. Так вот, мы уже трижды, как делают за хорошее дело, выпили за Галю, благодарно проводили уходящий 2006 год и в ожидании 12 часов ночи по московскому времени, а 10 по мюнхенскому оказываемся на пороге хорового пения под гитару.
Вдруг узбек Изорий предлагает спеть украинскую песню «Чэрэмшына» на русском языке, показывает на меня как на переводчика и, не спросив у меня, раздаёт гостям листки с моими переводами нескольких украинских песен, рассказывая им о том, что он скопировал их в Интернете на портале «Что хочет автор?» Международного союза писателей «Новый современник», где любезно разрешается это делать. Тут же россиянин Лев возражает ему и обращается ко мне:
– Кому нужны твои украинские песни на русском языке? Зачем ты их переводишь?
Ответить не дают, как в футболе – ударить по воротам. Украинец Ян, муж Гали, возражает Льву:
– Нэ дэмобилизуй його, нэхай пэрэкладае. Можэ, ваш Володымыр Путин колысь заспивае на «великом и могучем, правдивом и свободном» украйинськых писэнь, так йому вжэ бильш не захочэться пидвыщуваты украйинцям цины на газ.
– Правильно, – подключается грузинка Тамара, – говорят, что наша канцлерин фрау Ангела Меркель учила русский, а сейчас совершенствуется в нём. Вот и она запоёт украинские песни на русском, и ей захочется поскорее принять Украину в Евросоюз.
– Оставьте фантазии, друзья мои, – унимает компанию Лев, – дайте человеку честно ответить на поставленные вопросы.
Все смотрят на меня, как на злостного грешника, и мне приходится отвечать:
– Украинские песни отличаются самоотверженностью, порядочностью, честностью своих героев. Вот, например, «Чэрвона рута»: в ней герой с беззаветной самоотдачей поёт запредельные по эмоциям, практически непереводимые ни на какой другой язык слова своей возлюбленной:
«Ты у мэнэ едына,
Тилькы ты, повир,
Бо твоя врода –
То е чыстая вода,
То е быстрая вода
З сыних гир».
Их можно перевести только приблизительно, да и то с опасением, как бы не соскользнуть в пародию:
«Только ты – моя муза,
Моих сил простор,
Мир мой астральный,
Снегопад мой кристальный,
Водопад мой хрустальный
С синих гор».
– Да, мои дамы и господа, – перебивает меня белорус Марк, – он прав, вот вам «Чэрэмшына» или «Черёмуха»: молодой овчар знает, что его «в садочку, в тыхому куточку» ждёт дивчина, но как порядочный человек он даже ради неё не может сразу всё бросить, и в песне возникает такая коллизия:
«Солнце уж за горизонт заходит,
Баритоном ей овчар выводит:
– Я приду к тебе, когда отару
С водопоя загоню в кошару».
– Вот, давайте и озвучим эту коллизию, – предлагает Изорий, подстраивает гитару и играет припев «Черёмухи». Все немедленно подхватывают, подглядывая в полученные листики, и с подъёмом поют, но тут на экране спутникового телевизора Гали и Яна появляется на фоне Кремля Владимир Путин. Все умолкают и слушают его новогоднее поздравление россиянам. Путин поднимает бокал шампанского, мы тоже, чокаемся, наперебой поздравляем Галю и друг друга с рождением Нового 2007 года в России и выпиваем под бой курантов.
– Ось, бачытэ? Путин у своему прывитанни ничого нэ говорыв про пидвыщэння цины на газ для украйинцив у Новому роци, – с радостью сказал Ян с удовольствием закусывающему обществу, заглушая своим зычным голосом феерический шум развернувшегося по российскому телевидению новогоднего эстрадного концерта российских и украинских артистов.
– Ну, наверное, ему до Нового года успели положить на стол переводы украинских песен с портала «Что хочет автор?», – язвит Лев.
– Да, а вот нам-то, белорусам, цену на газ повысили-таки, – сокрушается Марк.
– Так вы же ещё и не думали о переводе своих песен на русский язык, – снова смеётся Лев, – но давайте всё же вернёмся к украинским песням.
– Правильно, – подхватывает азербайджанка Зара, – вот, пожалуйста, «Два кольоры» или «Два цвета»: мама провожала в жизнь сына и вышила ему рубашку красным цветом любви и чёрным цветом грусти, и вот он, уже седеющий, возвращается домой и честно признаётся:
«Повеяла в глаза мне седина,
Но нечего домой везти мне маме,
Лишь свёрточек её же полотна,
Где вышита моя судьба,
Где вышита моя судьба цветами».
Изорий снова берёт в руки гитару, и вся компания с упоением подхватывает припев «Двух цветов» на русском, а затем повторяет его на украинском языке. В этот момент приближается 12 часов по киевскому времени. По каналу «Интер» на экране телевизора появляется Виктор Ющенко и поздравляет с наступающим Новым годом украинский народ. Мы поднимаем бокалы с шампанским, чокаемся со звоном, поздравляем друг друга с рождением Нового года в Украине и выпиваем. По «Интеру» передаётся красочный, музыкальный и песенный эстрадный концерт украинских и российских артистов.
– Молодец, Ющенко, – отмечает Тамара, – несмотря на то, что происходит в Украине, он не теряет надежды вступить в Евросоюз.
– А иначе, – говорит Галя, – с украинцами может случиться то, что они все не смогут ничего привезти маме, кроме её же подарка.
– Посмотрим, обнадёжит ли украинцев Ангела Меркель, председатель Евросоюза с Нового года, когда будет поздравлять немецкий народ, – улыбается Зара.
В это время на Первом канале германского телевидения исполняются танцы и звучит музыка из оперетты «Летучая мышь» и приближается 12 часов по берлинскому времени, но … Ангела Меркель не появляется на экране телевизора, а вместо неё немецкий народ с наступающим Новым годом поздравляет диктор берлинского телевидения. Мы поднимаем бокалы шампанского, чокаемся с перезвоном, поздравляем друг друга и выпиваем за Новый год, наступивший в Германии.
– Да, – с сожалением говорит Зара, улыбаясь, – наверное, Ангеле Меркель не успели передать тексты украинских песен на русском языке.
И в этот момент за окнами Галиной и Яна квартиры с резким шумом, шипением, треском и хлопками разрывов в ночное новогоднее небо взлетают тысячи ракет. Гости и хозяева быстро выбираются из-за празднично накрытых столов и устремляются на большой балкон. Над красивыми улицами, кварталами и домами Мюнхена – миллионы разноцветных разлетающихся звёзд стихийных салютов, даваемых бурно встречающими Новый год мюнхенцами прямо с тротуаров улиц и дворов.
Наконец, все под большим впечатлением возвращаются за столы, и Изорий, указывая на пышную и высокую искусственную ёлку, установленную Яном на журнальном столике и от души наряженную Галей, говорит:
– Представляется, что немцы, по легенде, передав нам триста лет назад традицию встречать Новый год с наряженной ёлкой, сами теперь уделяют больше внимания новогодним фейерверкам, публично выражая переполняющие их чувства и решимость смело идти в не совсем предсказуемое будущее.
– А мы – как всегда, хороводу вокруг ёлочки, – смеясь, продолжает Лев и возвращает, наконец, слово мне. – Дайте же, друзья, ответить человеку на вопросы!
– Мелодичные украинские песни любят везде, но у них есть один крупный недостаток.
– Какой? – с недоумением спрашивают все.
– Они очень короткие, а в данном случае «краткость – сестра таланта» не спасает. Только начал исполнять песню и вошёл во вкус, как она уже заканчивается. А повторно исполнить одну и ту же песню у нас почему-то по обычаю застольного пения не принято. Таким образом, перевод украинской песни удлиняет её ровно в два раза, так как теперь её можно исполнить на украинском и русском языках, получая двойное удовольствие.
– Так мы можем попросить авторов портала «Что хочет автор?» перевести украинские песни на белорусский, узбекский, грузинский, азербайджанский и немецкий языки, чтобы нашему удовольствию не было предела? – мечтательно спрашивает у меня Марк.
– Да, на портале много поэтов-переводчиков, и у них есть такие возможности! – отвечаю я.
– Давайте поздравим всех авторов, читателей, руководителей, служащих портала «Что хочет автор?» с наступившим Новым годом, выпьем за их здоровье, счастье, творческие удачи и успехи и заранее поблагодарим их! – предлагает Марк, и его все поддерживают с доброжелательным смехом.
Изорий начинает играть «Чэрвону руту», и все мы, мужчины, влюблённо глядя на Галю и других наших дам, громко, на высоких тонах, с риском срыва голосов и с полной отдачей исполняем эту чудную, но такую короткую, всего из двух куплетов, песню о верной любви на украинском и русском языках. И звуки её сказочной мелодии, как весенние птицы, улетают через приоткрытые окна на улицы всё ещё стихийно салютующего новогодним мечтам и надеждам Мюнхена.
25.12.06-14.01.07, Мюнхен.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.