В АДУ ВАС НЕ ОБМАНУТ!

– Как вы относитесь к такого рода сюрпризам под Рождество? – задал мне вопрос собеседник, появившийся невесть откуда, прямо из воздуха передо мной. Сначала запахло жареным, а потом почему – то новогодним запахом мандаринов. Раздался едва уловимый треск и вдруг передо мной за столом напротив уже сидел человек.
Это было настолько неожиданно, что чашка, из которой я прихлебывал кофе, даже не успела выпасть из рук. А человек в элегантном бежевом костюме, не спеша, положил ногу на ногу и стал пристально меня разглядывать.
Он сразу внушал доверие и симпатию. Такому обаятельному незнакомцу можно без опаски отдать на хранение кучу денег или без стеснения и чувства неловкости попросить взаймы. С ним можно пойти в разведку, рассуждал я, такой не подведет. Просто человек, сидевший напротив меня, был…мной. Напротив меня сидел я собственной персоной.
– Как вы относитесь к такого рода сюрпризам под Рождество? – человек достал из кармана элегантный инкрустированный драгоценными камнями портсигар, наманикюренным мизинцем щелчком выбил узкую и длинную пахитоску, щелкнул неизвестно откуда появившейся зажигалкой и выпустил длинную струйку дыма. Курил он вкусно. – Можете не отвечать. Вижу, вы от неожиданности в обморок не грохнулись.
– На моем месте каждый был бы, мягко говоря, удивлен, – я прокашлялся и тоже полез за сигаретой. – А вы кто и как здесь оказались?
– Как я здесь оказался, не суть важно, – человек, вальяжно раскинувшись на стуле, смахивал пепел на пол. – А кто я…Я – демон, черт, бес, нечистая сила, упырь, вурдалак, дьявол, чернокнижник. Можете называть меня Мефистофелем, Сатаной, Антихристом…Все равно не ошибетесь. В общем, имен у меня много, обращайтесь ко мне как вам будет удобно…Хотя мне нравится, когда в этом мире меня называют Вилли, сокращенно от имени Вельзевул…
Я не люблю, когда в моей квартире мусорят. Тем более, пепельница стояла на подоконнике, в полуметре от неряхи.
– Пепельницу – то хоть возьмите, – я перебил своего собеседника. – Не вы же будете пол мыть. Не каждый день в моем доме бывают дьяволы. Позвольте вопрос. Если вы черт, почему в таком случае похожи на меня как две капли? Я вроде не богохульник…
– Я действительно похож на вас один к одному, – Вилли поставил пепельницу на стол. – А вы хотите увидеть меня настоящего? Я вас разочарую, никаких глупостей вроде копыт, дыма из ноздрей или хвоста вы не увидите. Просто, чтобы люди не падали в обморок и не закатывали истерик, когда мы вот так вот неожиданно материализуемся нам рекомендовано показываться в этом мире в человеческом обличье, по форме и подобию тех, к кому мы являемся.
– Сделать вам кофе или чай?
– Если у вас есть капелька хорошего молдавского коньяку, я бы с удовольствием выпил – Вилли улыбнулся. – Очень люблю ваш молдавский коньяк.
– У меня есть «Белый аист», – я пошел в комнату, где в баре находился запас спиртного.
Принес бутылку, фужеры. Разрезал лимон, разлил коньяк.
– За что выпьем? – поинтересовался я.
– Давайте выпьем за то, чтобы наша сделка состоялась, – Вилли слегка коснулся моей рюмки ножкой своей.
– Погоди…те, – моя рука застыла в воздухе. – Какая еще сделка?
– Не спешите, друг мой, сейчас расскажу, – мой загадочный собеседник маханул фужер до дна одним глотком и сразу зажевал лимоном. – Ну что, еще по одной?
– Погодите. О какой сделке вы говорите?
Вилли потер руки и улыбнулся.
– Я действительно черт из преисподней. Но, – он протестующе поднял вверх руки. – Бояться меня вам не стоит. Ничего дурного ни вам, ни вашим близким я не сделаю. А хочу я вам предложить…
Черт, как заправский фокусник, встряхнул руками.
– А хочу я вам предложить чертовски выгодный обмен. – Он свысока посмотрел на меня и после долгой паузы торжественно произнес – Хочу предложить купить у меня душу! – скороговоркой закончил Вилли.
– Какую еще душу? – не понял я.
– О, у нас самый богатый выбор самых разнообразных душ! – начал он.
– Подождите, подождите! – остановил я Вилли. – Насколько я помню, это вы обычно души покупаете. Об этом и Гете писал…
– Оставьте вашего Гете в покое! – черт в запальчивости даже подпрыгнул на стуле. – Эта штука будет посильнее Гете с его «Фаустом»! Извините, что я вспылил. Если бы вы знали, какую оскомину мне набил этот злосчастный Гете!
Вилли, не дожидаясь приглашения, взял в руку бутылку и налил бокал до самого верха. Я с готовностью придвинул ему свой. Мы выпили не чокаясь.
– Действительно, раньше мы покупали души, – продолжил черт. – Но это было слишком давно. Сегодня в аду перенаселение душ, свободного места днем с огнем не найти. Котлы горят безостановочно, а душ с каждым днем все больше и больше. Зато в раю – настоящий рай! Там на одну душу приходится сто километров садов Эдема. Люди поголовно становятся грешниками. Святой Петр скоро совсем без работы останется! Все души – к нам, к нам! Поэтому вот уже последние лет сто мы путешествуем в вашем мире и предлагаем купить любую душу на выбор!
Эту информацию нужно было переварить и уже я потянулся к бутылке. Черт возражать не стал.
– Это самый счастливый день в вашей жизни, – убеждал меня он. – И самая выгодная сделка, какая только может быть. Ассортимент душ на самом деле необычайно широк. Хотите душу Рокфеллера? Без проблем! И вы сможете разбогатеть, не отягощая свою совесть мнимыми моральными принципами! Сталина, Александра Македонского или Гитлера? Пожалуйста! И все ваши непомерные амбиции и жажду власти вы можете удовлетворить в любой области! А может, вам по нраву душа Элвиса Пресли или Пушкина? Их харизма и обаяние помогут вам добиться в этой жизни всего! – Вилли перевел дыхание.
– А что, Александр Сергеевич тоже в аду? – поинтересовался я.
– Если бы вы знали, сколько выдающихся в прошлом людей жарятся у нас! – физиономия черта расплылась в довольной улыбке. – У меня есть каталог всех душ, так что можете выбрать себе, ха – ха, по душе! Здорово я выразился!
Черт стал смеяться. Я же разлил остатки из бутылки.
– Давай на ты! – предложил Вилли.
– Согласен! Скажи, Вилли, а…- в голове вихрем проносились имена всяких разных знаменитых личностей и я спросил осторожно. – А, допустим, Ленин, Сованарола или Горбачев, случайно, не у вас?
– У нас, у нас. Где им еще быть, – ухмыльнулся вурдалак. Хотя называть таким словом своего двойника мне, естественно, не очень – то хотелось. – Хотя Горбачев еще жив, но места для него в аду давно приготовлено.
– А Виктор Цой? – поинтересовался я.
– К несчастью, нет, – вздохнул Вилли. В его руке появился толстенный фолиант, которым он махнул передо мной. – Из этого каталога душ знаменитостей есть что выбрать. Черт с сожалением посмотрел на свой пустой бокал. – Может, сгоняем еще за бутылочкой. Я ставлю.
– – В баре найдется еще коньяк, – Я встал со стула и направился в комнату. – И, разумеется, молдавский.
– Отлично! – раздалось вдогонку. – Если вы согласитесь на сделку, не прогадаете!
Мы чокнулись и выпили еще. Меня же интересовал еще один вопрос.
– Если мы договоримся, куда в таком случае девается моя собственная душа?
– У еще живого человека душа более слаба и эфемерна, – черт икнул. –Новая просто – напросто растворит вашу старую душонку в себе.
– У меня не душонка, – обиделся я.
– Извини, старик, – черт налил еще. – Давай выпьем мировую на брудершафт.
Мы выпили, но целоваться с упырем, даже если он – моя точная копия, я почему – то не смог.
– А что в аду требуют взамен за душу? – спросил я, после того как мы закусили лимоном.
– О! Сущие пустяки! Надо всего – навсего выполнить одно простенькое желание!
– Наверное, убить кого – то?
– Нет – нет! – Вилли протестующе замахал руками. – Желание намного скромнее и вам не придется поступаться принципами. Понимаете, просто ничего в вашем, да и в нашем мире, в принципе, не может быть бесплатного. Мы души могли бы и раздаривать, но… Этим мы бы нарушили главный принцип преисподней: бесплатный сыр бывает только в мышеловке и все такое прочее…
– Что же ты потребуешь от меня? – заинтересовался я.
– Ик…! – Вилли порядочно развезло. – Тебе просто нужно будет в эту субботу не посмотреть матч ваших с французами. Понимаешь, – доверительно шептал мне вурдалак на ухо. – Мой шеф болеет за итальянцев, а Бог…
– …За Молдову! – догадался я. – Но я ведь тоже болею за своих! Ну и что!
– Начальство между собой заключило пари, – продолжал Вилли. – Крупная ставка. Если ваши футболисты проиграют, Сатана выиграет спор.
– Ну и что? – не понимал я.
– А то! – торжествующе воскликнул мой собеседник. – Поддержка зрителей играет чуть ли не решающее значение. Чем меньше ваших болельщиков придет на стадион, тем меньше шансов у вашей сборной! По джентльменскому соглашению нельзя использовать ни божественную, ни дьявольскую помощь. Игра будет честная, так что от зрителей много зависит.
– А так футбол бывает нечестным? – подзуживал я оппонента.
– Конечно! – Черт от смеха даже откинулся на стуле. – Это всем известно! Когда он бывает честным!
Тут меня осенило.
– Если Бог болеет за Молдову, почему мы так плохо живем?
– Резонный вопрос, – улыбнулся Вилли. – Если бы за вас болел мой шеф, вы бы жили, как, ха – ха, у Христа за пазухой!
– Понимаешь, чертушка, – я приобнял собутыльника. – Я вот подумал: ради футбола не могу ничем пожертвовать. Извини.

– Понимаю! Я – сам болельщик…
– А за кого болеешь? – спросил я.
– За немцев, – вздохнул черт.
– Что – то в последнее время они неважно играют, – ответствовал я.
– Бывает – Вилли cтал похож на незадачливого коммивояжера.– Трудно стало работать. Все всегда ищут какой – то подвох с нашей стороны. А мы стараемся работать честно. В аду вас не обманут! А от таких предложений не отказываются. Ты бы мог стать знаменитым человеком. Эх ты! – он махнул рукой.
– Извини Вилли. – Я прятал глаза. – Я билеты на футбол с таким трудом достал. Давай лучше выпьем.
Как мы допили бутылку припоминаю с трудом. Потом опять раздался едва слышный треск и Вилли исчез. Осталась только тлеющая сигарета в пепельнице, да запах мандаринов. Но черт завтра опять заглянет. Я обещал Вилли опохмелить…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

В АДУ ВАС НЕ ОБМАНУТ!

– Как вы относитесь к такого рода сюрпризам под Рождество? – задал мне вопрос собеседник, появившийся невесть откуда, прямо из воздуха передо мной. Сначала запахло жареным, а потом почему – то новогодним запахом мандаринов. Раздался едва уловимый треск и вдруг передо мной за столом напротив уже сидел человек.
Это было настолько неожиданно, что чашка, из которой я прихлебывал кофе, даже не успела выпасть из рук. А человек в элегантном бежевом костюме, не спеша, положил ногу на ногу и стал пристально меня разглядывать.
Он сразу внушал доверие и симпатию. Такому обаятельному незнакомцу можно без опаски отдать на хранение кучу денег или без стеснения и чувства неловкости попросить взаймы. С ним можно пойти в разведку, рассуждал я, такой не подведет. Просто человек, сидевший напротив меня, был…мной. Напротив меня сидел я собственной персоной.
– Как вы относитесь к такого рода сюрпризам под Рождество? – человек достал из кармана элегантный инкрустированный драгоценными камнями портсигар, наманикюренным мизинцем щелчком выбил узкую и длинную пахитоску, щелкнул неизвестно откуда появившейся зажигалкой и выпустил длинную струйку дыма. Курил он вкусно. – Можете не отвечать. Вижу, вы от неожиданности в обморок не грохнулись.
– На моем месте каждый был бы, мягко говоря, удивлен, – я прокашлялся и тоже полез за сигаретой. – А вы кто и как здесь оказались?
– Как я здесь оказался, не суть важно, – человек, вальяжно раскинувшись на стуле, смахивал пепел на пол. – А кто я…Я – демон, черт, бес, нечистая сила, упырь, вурдалак, дьявол, чернокнижник. Можете называть меня Мефистофелем, Сатаной, Антихристом…Все равно не ошибетесь. В общем, имен у меня много, обращайтесь ко мне как вам будет удобно…Хотя мне нравится, когда в этом мире меня называют Вилли, сокращенно от имени Вельзевул…
Я не люблю, когда в моей квартире мусорят. Тем более, пепельница стояла на подоконнике, в полуметре от неряхи.
– Пепельницу – то хоть возьмите, – я перебил своего собеседника. – Не вы же будете пол мыть. Не каждый день в моем доме бывают дьяволы. Позвольте вопрос. Если вы черт, почему в таком случае похожи на меня как две капли? Я вроде не богохульник…
– Я действительно похож на вас один к одному, – Вилли поставил пепельницу на стол. – А вы хотите увидеть меня настоящего? Я вас разочарую, никаких глупостей вроде копыт, дыма из ноздрей или хвоста вы не увидите. Просто, чтобы люди не падали в обморок и не закатывали истерик, когда мы вот так вот неожиданно материализуемся нам рекомендовано показываться в этом мире в человеческом обличье, по форме и подобию тех, к кому мы являемся.
– Сделать вам кофе или чай?
– Если у вас есть капелька хорошего молдавского коньяку, я бы с удовольствием выпил – Вилли улыбнулся. – Очень люблю ваш молдавский коньяк.
– У меня есть «Белый аист», – я пошел в комнату, где в баре находился запас спиртного.
Принес бутылку, фужеры. Разрезал лимон, разлил коньяк.
– За что выпьем? – поинтересовался я.
– Давайте выпьем за то, чтобы наша сделка состоялась, – Вилли слегка коснулся моей рюмки ножкой своей.
– Погоди…те, – моя рука застыла в воздухе. – Какая еще сделка?
– Не спешите, друг мой, сейчас расскажу, – мой загадочный собеседник маханул фужер до дна одним глотком и сразу зажевал лимоном. – Ну что, еще по одной?
– Погодите. О какой сделке вы говорите?
Вилли потер руки и улыбнулся.
– Я действительно черт из преисподней. Но, – он протестующе поднял вверх руки. – Бояться меня вам не стоит. Ничего дурного ни вам, ни вашим близким я не сделаю. А хочу я вам предложить…
Черт, как заправский фокусник, встряхнул руками.
– А хочу я вам предложить чертовски выгодный обмен. – Он свысока посмотрел на меня и после долгой паузы торжественно произнес – Хочу предложить купить у меня душу! – скороговоркой закончил Вилли.
– Какую еще душу? – не понял я.
– О, у нас самый богатый выбор самых разнообразных душ! – начал он.
– Подождите, подождите! – остановил я Вилли. – Насколько я помню, это вы обычно души покупаете. Об этом и Гете писал…
– Оставьте вашего Гете в покое! – черт в запальчивости даже подпрыгнул на стуле. – Эта штука будет посильнее Гете с его «Фаустом»! Извините, что я вспылил. Если бы вы знали, какую оскомину мне набил этот злосчастный Гете!
Вилли, не дожидаясь приглашения, взял в руку бутылку и налил бокал до самого верха. Я с готовностью придвинул ему свой. Мы выпили не чокаясь.
– Действительно, раньше мы покупали души, – продолжил черт. – Но это было слишком давно. Сегодня в аду перенаселение душ, свободного места днем с огнем не найти. Котлы горят безостановочно, а душ с каждым днем все больше и больше. Зато в раю – настоящий рай! Там на одну душу приходится сто километров садов Эдема. Люди поголовно становятся грешниками. Святой Петр скоро совсем без работы останется! Все души – к нам, к нам! Поэтому вот уже последние лет сто мы путешествуем в вашем мире и предлагаем купить любую душу на выбор!
Эту информацию нужно было переварить и уже я потянулся к бутылке. Черт возражать не стал.
– Это самый счастливый день в вашей жизни, – убеждал меня он. – И самая выгодная сделка, какая только может быть. Ассортимент душ на самом деле необычайно широк. Хотите душу Рокфеллера? Без проблем! И вы сможете разбогатеть, не отягощая свою совесть мнимыми моральными принципами! Сталина, Александра Македонского или Гитлера? Пожалуйста! И все ваши непомерные амбиции и жажду власти вы можете удовлетворить в любой области! А может, вам по нраву душа Элвиса Пресли или Пушкина? Их харизма и обаяние помогут вам добиться в этой жизни всего! – Вилли перевел дыхание.
– А что, Александр Сергеевич тоже в аду? – поинтересовался я.
– Если бы вы знали, сколько выдающихся в прошлом людей жарятся у нас! – физиономия черта расплылась в довольной улыбке. – У меня есть каталог всех душ, так что можете выбрать себе, ха – ха, по душе! Здорово я выразился!
Черт стал смеяться. Я же разлил остатки из бутылки.
– Давай на ты! – предложил Вилли.
– Согласен! Скажи, Вилли, а…- в голове вихрем проносились имена всяких разных знаменитых личностей и я спросил осторожно. – А, допустим, Ленин, Сованарола или Горбачев, случайно, не у вас?
– У нас, у нас. Где им еще быть, – ухмыльнулся вурдалак. Хотя называть таким словом своего двойника мне, естественно, не очень – то хотелось. – Хотя Горбачев еще жив, но места для него в аду давно приготовлено.
– А Виктор Цой? – поинтересовался я.
– К несчастью, нет, – вздохнул Вилли. В его руке появился толстенный фолиант, которым он махнул передо мной. – Из этого каталога душ знаменитостей есть что выбрать. Черт с сожалением посмотрел на свой пустой бокал. – Может, сгоняем еще за бутылочкой. Я ставлю.
– – В баре найдется еще коньяк, – Я встал со стула и направился в комнату. – И, разумеется, молдавский.
– Отлично! – раздалось вдогонку. – Если вы согласитесь на сделку, не прогадаете!
Мы чокнулись и выпили еще. Меня же интересовал еще один вопрос.
– Если мы договоримся, куда в таком случае девается моя собственная душа?
– У еще живого человека душа более слаба и эфемерна, – черт икнул. –Новая просто – напросто растворит вашу старую душонку в себе.
– У меня не душонка, – обиделся я.
– Извини, старик, – черт налил еще. – Давай выпьем мировую на брудершафт.
Мы выпили, но целоваться с упырем, даже если он – моя точная копия, я почему – то не смог.
– А что в аду требуют взамен за душу? – спросил я, после того как мы закусили лимоном.
– О! Сущие пустяки! Надо всего – навсего выполнить одно простенькое желание!
– Наверное, убить кого – то?
– Нет – нет! – Вилли протестующе замахал руками. – Желание намного скромнее и вам не придется поступаться принципами. Понимаете, просто ничего в вашем, да и в нашем мире, в принципе, не может быть бесплатного. Мы души могли бы и раздаривать, но… Этим мы бы нарушили главный принцип преисподней: бесплатный сыр бывает только в мышеловке и все такое прочее…
– Что же ты потребуешь от меня? – заинтересовался я.
– Ик…! – Вилли порядочно развезло. – Тебе просто нужно будет в эту субботу не посмотреть матч ваших с французами. Понимаешь, – доверительно шептал мне вурдалак на ухо. – Мой шеф болеет за итальянцев, а Бог…
– …За Молдову! – догадался я. – Но я ведь тоже болею за своих! Ну и что!
– Начальство между собой заключило пари, – продолжал Вилли. – Крупная ставка. Если ваши футболисты проиграют, Сатана выиграет спор.
– Ну и что? – не понимал я.
– А то! – торжествующе воскликнул мой собеседник. – Поддержка зрителей играет чуть ли не решающее значение. Чем меньше ваших болельщиков придет на стадион, тем меньше шансов у вашей сборной! По джентльменскому соглашению нельзя использовать ни божественную, ни дьявольскую помощь. Игра будет честная, так что от зрителей много зависит.
– А так футбол бывает нечестным? – подзуживал я оппонента.
– Конечно! – Черт от смеха даже откинулся на стуле. – Это всем известно! Когда он бывает честным!
Тут меня осенило.
– Если Бог болеет за Молдову, почему мы так плохо живем?
– Резонный вопрос, – улыбнулся Вилли. – Если бы за вас болел мой шеф, вы бы жили, как, ха – ха, у Христа за пазухой!
– Понимаешь, чертушка, – я приобнял собутыльника. – Я вот подумал: ради футбола не могу ничем пожертвовать. Извини.

– Понимаю! Я – сам болельщик…
– А за кого болеешь? – спросил я.
– За немцев, – вздохнул черт.
– Что – то в последнее время они неважно играют, – ответствовал я.
– Бывает – Вилли cтал похож на незадачливого коммивояжера.– Трудно стало работать. Все всегда ищут какой – то подвох с нашей стороны. А мы стараемся работать честно. В аду вас не обманут! А от таких предложений не отказываются. Ты бы мог стать знаменитым человеком. Эх ты! – он махнул рукой.
– Извини Вилли. – Я прятал глаза. – Я билеты на футбол с таким трудом достал. Давай лучше выпьем.
Как мы допили бутылку припоминаю с трудом. Потом опять раздался едва слышный треск и Вилли исчез. Осталась только тлеющая сигарета в пепельнице, да запах мандаринов. Но черт завтра опять заглянет. Я обещал Вилли опохмелить…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.