На расстоянии…

На расстоянии…

Я не часто хожу на твои спектакли. Так, может три-четыре раза в сезон и обязательно на все премьеры. Нет, я не покупаю абонемент в первые ряды и не бронирую ложу. Нет. Я могу смотреть на тебя с самого последнего ряда и прекрасно представлять себе твое лицо. Мимику. Жесты. Конечно, в театральном институте тебя научили правильно держаться на сцене, не закладывать волосы за уши, когда волнуешься и говорить правильно, акцентировано и с паузами в нужных местах. Но, в сущности, ты не изменилась.
Еще в школе в нашем городе на востоке Украины ты утверждала, что будешь актрисой. Не говорила, а именно утверждала. Некоторые посмеивались, считая твои утверждения детскими мечтами, некоторые завидовали твоей уверенности в себе, а некоторые, такие как я, знали, что так и будет. Поэтому твое поступление в театральный институт меня совсем не удивило.
В твоей жизни меня не было. То есть я был, где-то рядом, смотрел на тебя, так, издалека, но никогда не приближался очень близко. Я никогда не был твоим другом, поверенным в твоих делах или твоей жилеткой. Нет. Я был на расстоянии. Всегда.
Так и сейчас. Ты на сцене – я в зрительском зале. Между нами расстояние. Даже когда, довольно часто ты приходишь со своими друзьями в мой ресторан, я не подхожу к тебе. Почему? Потому что не хочу быть одним из… Из всей этой огромной толпы поклонников, которые тебя окружают: журналисты, политики, бизнесмены и люди так называемой богемы. Все они чего-то ждут и хотят от тебя. А некоторые, довольно амбициозные, хотят именно тебя.
И сейчас направляясь в театр на очередную премьеру с твоим участием, я говорю себе, что я еду просто в театр, посмотреть хороший спектакль, а не на свидание с тобой.

Сегодня он будет? Обязательно, должен быть. Иначе и быть не может. Он всегда приезжает на премьеры. И очень редко посреди сезона. Дела. Ресторан.
Думает, что не знаю, кто хозяин самого модного ресторана в столице. Не показывается, когда я прихожу. А ведь еще в школе обещал, что будет всех одноклассников встречать. Лично. Ты и встречаешь всех. Кроме меня.
Ты всегда был холоден со мной. Не был не другом, не врагом. Такой серьезный, с умными мыслями в голове. Казалось, тебе не было дела до всех наших детских школьных проблем. Но именно ты и разрешал все наши споры. Мы все доверяли тебе и твоему мнению. Со всеми у тебя были ровные отношения, но никого, никого и никогда ты не подпускал близко к себе. Только вот как-то не по себе мне становилась, когда ловила твой взгляд на себе. Внимательно оценивающий, взгляд со стороны.
Когда я поступила в театральный и уже с третьего курса стала принимать участие в спектаклях, увидела как-то раз тебя в зрительном зале. Обрадовалась. Ждала, может подойдешь, скажешь что-нибудь, поздравишь в конце концов. Нет. Напрасно. Шикарный букет роз в гримерку и не слова поздравления. Даже записки не было. Сначала я думала, что эти цветы были вовсе не от тебя. Но потом, находя тебя глазами в зрительном зале и получая каждый раз букет, я поняла, цветы – от тебя.
Какая-то непонятная игра. Но уже пора. На сцену. Премьера!..

Ты сегодня была как всегда великолепна, и даже полная дама с хроническим кашлем сидящая рядом со мной не испортила мне настроение и впечатление от спектакля. Зал рукоплескал, премьера удалась, ты была счастлива.
На сцене ты говорила слова любви другому человеку, актеру, но мне казалось, что ты говоришь их мне.
Я никогда не интересовал тебя как мужчина. Даже те несколько раз, когда мы столкнулись сначала в магазине, потом в троллейбусе прошли для тебя незаметно. По крайней мере, мне так показалось. Ты спросила как дела и умчалась на репетицию. Я смотрел тебе вслед, и между нами опять было расстояние. Тогда мне казалось – непреодолимое. В тот день было также холодно как и сегодня.
Светофоры сменяли друг друга, а я вспоминал прошедшую премьеру и тебя. Ты уже получила мои цветы, сегодня – это белоснежные орхидеи. Увидев их в цветочном магазине, я сразу почувствовал – они для тебя.
Уже подъезжая к своему дому на новеньком “пежо” я увидел, что кто-то заглох на дороге и находясь в приподнятом настроении от премьеры, решил сделать доброе дело и помочь “жигулям”.
Возле стареньких жигулей стояла ты с красным носом.
– Привет – это все, что я смог выдавить из себя.
– Привет – сказала ты. – Вот, что-то с машиной. Поможешь? – продолжила ты и показала головой в сторону копейки. Никаких там как долго не виделись, как жизнь, или еще что-нибудь в этом роде я не услышал.
– Сейчас посмотрю – сказал я, и полез под капот машины. Прошло еще немного времени, и ты спросила:
– Как тебе премьера?
Я что-то промычал в ответ.
– Спасибо за цветы – продолжила ты.
– Пожалуйста – ответил я. Потом вылез из-под капота копейки, посмотрел на тебя и сказал:
– Можно ехать.
Ты подошла ко мне, встала на носочки и поцеловала. Потом села в машину, повернула ключ зажигания и окликнула меня. Я повернулся, и ты с улыбкой сказала:
– Приходи через два месяца в театр. У нас премьера. Мастер и Маргарита. Я – в роли Маргариты. Буду ждать тебя.
Немного запнувшись, ты продолжила тихо: – И цветов тоже.

Меня зовут Владислава. Я родилась в городе Харькове. Сейчас проживаю в Израиле. Я только начинающий автор и хотела бы узнать мнения других авторов о своих работах. Буду рада и благодарна за любую конструктивную критику.

0 Comments

  1. leonid_ejurov_

    Страх человека перед другим человеком – неисчерпаем. И расстояние между людьми очень велико. Расстояние всегда! Если бы не животные инстинкты, мужчина и женщина вообще никогда не общались. Допустить другого человека в свою душу – страшно. Нужно абсолютное доверие. Нужно забыть о тех препятствиях, о тех трагедиях, которые предвещает мозг. Только единицы могут перейти через границу своего мира. Но только тогда возможно Жить.
    Мне понравилось Ваше произведение. Оно можно сказать о самой большой ошибке человечества. О страхе перед изменчивым миром.

  2. Tantuna

    Влада, мне очень понравился Ваш рассказ. Светлый, грустный, с неожиданным сюжетом. Даже поверила, что так бывает. Удачное название!
    Правда, “копейку” с образом знаменитой акрисы в зените славы, на мой взгляд, тоже можно представить только – на расстоянии. А в остальном, я бы сказала, рассказ один из лучших в данной наминации.
    Ну, если еще придираться, предложила бы Вам подумать над заключительной фразой:
    “…- Приходи через два месяца в театр. У нас премьера. Мастер и Маргарита. Я – в роли Маргариты. Буду ждать тебя.
    Немного запнувшись, ты продолжила тихо: – И цветов тоже”.

    Получается “Буду ждать тебя и цветов тоже” – “ждать цветов” – режет слух. Мысль понятна, но, может, изменить?

    Я тоже начинающий автор, поэтому не настаиваю,
    Спасибо за рассказ,
    С уважением,
    Тантуна.

  3. vladislava

    Тантуна, огромное спасибо за рецензию. Очень рада, что кому-то понравился мой рассказ. Теперь хочу ответить по замечаниям:
    1. По поводу “копейки” – актриса у меня театральная, молодая, еще не успевшая заработать достаточно денег на приличную машину. Да и действие происходит не в Москве.
    2. По поводу концовки – подумаю, возможно что-то изменю, хочу обдумать и прочитать рассказ через время со свежим восприятием.
    С благодарностью и уважением
    Владислава

  4. natalya_heyfets

    Очень славный и печальный рассказ.
    Так и быват в жизни – оба прячут свою неуверенность и кажутся друг другу недоступно-равнодушными.
    Хорошие параллели.Образы живые.
    Жаль обоих – а если рассказ пробуждает чувство и требует отношения к героям, то ясно, что “живой2, раз взял “за живое”.
    Я сама тут начинающий автор 🙂
    Тоже с Украины, и тоже в Израиле.
    Шалом :)))))

  5. natalya_heyfets

    Очень славный и печальный рассказ.
    Так и бывает в жизни – оба прячут свою неуверенность и кажутся друг другу недоступно-равнодушными.
    Хорошие параллели.Образы живые.
    Жаль обоих – а если рассказ пробуждает чувство и требует отношения к героям, то ясно, что “живой”, раз взял “за живое”.
    Есть мелочи – частица “не” вместо “ни” в одном-двух местах.Но это детали поправимые.
    А рецензенту не мешало бы правильно писать слово”номинация”.
    Я сама тут начинающий автор 🙂
    Тоже с Украины, и тоже в Израиле.
    Шалом :)))))

  6. vladislava

    Шалом, Наталья! Шаот носафот замучили, поэтому отвечаю только сегодня. Правда сказать, я не ожидала, что именно этот рассказ вызовет отклик у читателей. Спасибо за рецензию – для меня это очень важно.
    С уважением и благодарностью.
    Владислава

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

На расстоянии…

На расстоянии…

Я не часто хожу на твои спектакли. Так, может три-четыре раза в сезон и обязательно на все премьеры. Нет, я не покупаю абонемент в первые ряды и не бронирую ложу. Нет. Я могу смотреть на тебя с самого последнего ряда и прекрасно представлять себе твое лицо. Мимику. Жесты. Конечно, в театральном институте тебя научили правильно держаться на сцене, не закладывать волосы за уши, когда волнуешься и говорить правильно, акцентировано и с паузами в нужных местах. Но, в сущности, ты не изменилась.
Еще в школе в нашем городе на востоке Украины ты утверждала, что будешь актрисой. Не говорила, а именно утверждала. Некоторые посмеивались, считая твои утверждения детскими мечтами, некоторые завидовали твоей уверенности в себе, а некоторые, такие как я, знали, что так и будет. Поэтому твое поступление в театральный институт меня совсем не удивило.
В твоей жизни меня не было. То есть я был, где-то рядом, смотрел на тебя, так, издалека, но никогда не приближался очень близко. Я никогда не был твоим другом, поверенным в твоих делах или твоей жилеткой. Нет. Я был на расстоянии. Всегда.
Так и сейчас. Ты на сцене – я в зрительском зале. Между нами расстояние. Даже когда, довольно часто ты приходишь со своими друзьями в мой ресторан, я не подхожу к тебе. Почему? Потому что не хочу быть одним из… Из всей этой огромной толпы поклонников, которые тебя окружают: журналисты, политики, бизнесмены и люди так называемой богемы. Все они чего-то ждут и хотят от тебя. А некоторые, довольно амбициозные, хотят именно тебя.
И сейчас направляясь в театр на очередную премьеру с твоим участием, я говорю себе, что я еду просто в театр, посмотреть хороший спектакль, а не на свидание с тобой.

Сегодня он будет? Обязательно, должен быть. Иначе и быть не может. Он всегда приезжает на премьеры. И очень редко посреди сезона. Дела. Ресторан.
Думает, что не знаю, кто хозяин самого модного ресторана в столице. Не показывается, когда я прихожу. А ведь еще в школе обещал, что будет всех одноклассников встречать. Лично. Ты и встречаешь всех. Кроме меня.
Ты всегда был холоден со мной. Не был не другом, не врагом. Такой серьезный, с умными мыслями в голове. Казалось, тебе не было дела до всех наших детских школьных проблем. Но именно ты и разрешал все наши споры. Мы все доверяли тебе и твоему мнению. Со всеми у тебя были ровные отношения, но никого, никого и никогда ты не подпускал близко к себе. Только вот как-то не по себе мне становилась, когда ловила твой взгляд на себе. Внимательно оценивающий, взгляд со стороны.
Когда я поступила в театральный и уже с третьего курса стала принимать участие в спектаклях, увидела как-то раз тебя в зрительном зале. Обрадовалась. Ждала, может подойдешь, скажешь что-нибудь, поздравишь в конце концов. Нет. Напрасно. Шикарный букет роз в гримерку и не слова поздравления. Даже записки не было. Сначала я думала, что эти цветы были вовсе не от тебя. Но потом, находя тебя глазами в зрительном зале и получая каждый раз букет, я поняла, цветы – от тебя.
Какая-то непонятная игра. Но уже пора. На сцену. Премьера!..

Ты сегодня была как всегда великолепна, и даже полная дама с хроническим кашлем сидящая рядом со мной не испортила мне настроение и впечатление от спектакля. Зал рукоплескал, премьера удалась, ты была счастлива.
На сцене ты говорила слова любви другому человеку, актеру, но мне казалось, что ты говоришь их мне.
Я никогда не интересовал тебя как мужчина. Даже те несколько раз, когда мы столкнулись сначала в магазине, потом в троллейбусе прошли для тебя незаметно. По крайней мере, мне так показалось. Ты спросила как дела и умчалась на репетицию. Я смотрел тебе вслед, и между нами опять было расстояние. Тогда мне казалось – непреодолимое. В тот день было также холодно как и сегодня.
Светофоры сменяли друг друга, а я вспоминал прошедшую премьеру и тебя. Ты уже получила мои цветы, сегодня – это белоснежные орхидеи. Увидев их в цветочном магазине, я сразу почувствовал – они для тебя.
Уже подъезжая к своему дому на новеньком “пежо” я увидел, что кто-то заглох на дороге и находясь в приподнятом настроении от премьеры, решил сделать доброе дело и помочь “жигулям”.
Возле стареньких жигулей стояла ты с красным носом.
– Привет – это все, что я смог выдавить из себя.
– Привет – сказала ты. – Вот, что-то с машиной. Поможешь? – продолжила ты и показала головой в сторону копейки. Никаких там как долго не виделись, как жизнь, или еще что-нибудь в этом роде я не услышал.
– Сейчас посмотрю – сказал я, и полез под капот машины. Прошло еще немного времени, и ты спросила:
– Как тебе премьера?
Я что-то промычал в ответ.
– Спасибо за цветы – продолжила ты.
– Пожалуйста – ответил я. Потом вылез из-под капота копейки, посмотрел на тебя и сказал:
– Можно ехать.
Ты подошла ко мне, встала на носочки и поцеловала. Потом села в машину, повернула ключ зажигания и окликнула меня. Я повернулся, и ты с улыбкой сказала:
– Приходи через два месяца в театр. У нас премьера. Мастер и Маргарита. Я – в роли Маргариты. Буду ждать тебя.
Немного запнувшись, ты продолжила тихо: – И цветов тоже.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.