Виртуальный Апокалипсис. Часть вторая (3).

– 20 –

Вот уже около недели Господь и Дьявол руками своих верных солдат вели ожесточённые сражения в иудейской пустыне. И лишь хитрость и изворотливость их предводителя позволяла отряду Джокера обходиться без потерь и вообще существовать. К их глубочайшему сожалению, Бог до сих пор не являлся «во плоти», мелькая исключительно в видеороликах между уровнями.
Вообще, библейский сюжет в «Апокалипсисе» был сильно искажён. Основная ставка делалась на экшн, но, с другой стороны, именно благодаря ему игре удалось привлечь к себе внимание стольких людей.
Сегодня предстояло последнее сражение. Две армии заполнили собой долину Армагеддон и ждали приказа к наступлению. Собственно, как такового распоряжения о выступлении не предвиделось. По сценарию, вскоре должны были появиться воины Небесной Армии и отряды адских созданий во главе с Люцифером. Тогда-то и начнётся кровавая баня.
Джокер со своими товарищами как всегда расположился в самом тылу войска. Здесь было гораздо безопаснее. В сущности, кому сейчас нужна их глупая смерть?
Сам Джокер безучастно наблюдал за передвижением солдат. Мысленно он был далеко от Армагеддона. Джокер думал о Диане. Как она там сейчас? Всё ли в порядке? Сумеют ли его люди защитить девушку?
Раздался трубный глас, и небеса распахнулись, словно створки ворот, выпуская на Землю несметное воинство всадников на белых конях во главе с самим Господом – огромным и непобедимым. Он был облачён в обагрённую кровью одежду, а оружием Его был вложенный в уста меч, имя которому Слово Божье.
– Ты всегда любил дешёвые спецэффекты, Боженька! – сквозь зубы процедил Джокер и передёрнул затвор. – Подъём, ребята!
В это же время войско Диавола расступилось, и земля в этом месте лопнула. Из дыры под ликующие вопли солдат в мир пришёл Сатана в виде красного дракона с семью головами и десятью рогами и сонмы демонов.
– Вот теперь точно всё, – прошептал Джокер, глядя, как армии столкнулись в самой последней в истории человечества битве. Бог и Дьявол, сцепившись, катались по земле, давя и своих, и чужих, демоны крушили всадников, но и те не оставались в долгу, а люди… Люди чаще всего гибли не от рук врагов: кого-то затоптала конница, кого-то, расчищая себе дорогу, в запале разорвал демон, кого-то накрыло залпом из своей же артиллерии… Бойня была поистине апокалиптической.
Постепенно фронт сместился несколько в сторону от сражающихся Господа и Люцифера. Или воины предоставили этим могущественным существам разбираться друг с другом самостоятельно, или же просто все находившиеся рядом были убиты, но, в любом случае, отряду Джокера представился отличный шанс покончить с Богом.
Пробираясь к месту сражения великих, Джокер заметил, что со стороны вражеского войска в том же направлении движется ещё один отряд. Нетрудно было догадаться, что это были Белый Рыцарь с его людьми. Вскоре их пути должны были пересечься.
Противники заметили друг друга. Но никто из них не торопился атаковать. Обе стороны понимали выгодность выжидательной позиции. Вскоре отряды сблизились настолько, что ситуация потребовала решительных действий. Поэтому Джокер остановил своих людей и направился навстречу врагам. Последние тоже остановились, и к Джокеру двинулся Белый Рыцарь.
Когда главари противоборствующих группировок остановились, оставив между собой расстояние в метр, каждый смерил своего оппонента оценивающим взглядом. Белый Рыцарь был выше Джокера на две головы и значительно шире в плечах. Кроме того, он явно выигрывал по весу.
– Эй, громила, – подал голос Джокер, – отправлялись бы вы домой со своими оболтусами! Целее будете!
Белый Рыцарь засмеялся.
– Если ты не заметил, – добродушно сказал он, – нас гораздо больше. Да и бойцы мои поздоровее будут.
– Большой шкаф громче падает, – отозвался Джокер.
– А маленькие тумбочки дальше летят! – парировал Белый Рыцарь.
– Проще говоря, вы не отступите.
– Ни за что.
– Хорошо. А как ты относишься к поединку?
Белый Рыцарь демонстративно плюнул Джокеру под ноги.
– Любишь показуху, Шутник?
– Нет, – нахмурился Джокер, – просто надеюсь, что, пока мы будем друг друга дубасить, наши солдаты одумаются и захотят урегулировать всё мирным путём…
Белый Рыцарь согнулся от смеха.
– Ну ты и кретин! – выдавил он. – Мои воины никогда на это не пойдут, ибо это противоречит их религиозным убеждениям.
– А, понимаю, – проговорил Джокер, напустив на себя загадочный вид, и подмигнул. – Дети Апокалипсиса?
Белый Рыцарь изумлённо разинул рот и уставился на Джокера.
– Откуда ты знаешь? – прошептал он.
– От верблюда. – Джокер сделал шаг вперёд и примирительно хлопнул оппонента по плечу. – Ты хоть понимаешь, мальчик, во что ты ввязался?
– Во всемирную битву Добра со Злом! – с гордым видом выдал Белый Рыцарь заученную фразу.
– Так, ясно, похоже, ты простой смертный, которого Дети Апокалипсиса каким-то образом заманили в секту. Тогда сядь и послушай, что я расскажу тебе. Времени у нас много, потому что игра без вмешательства людей будет действовать по циклическому алгоритму, и Бог с Дьяволом без нашей помощи никогда не победят один другого, с попеременным успехом наставляя шишки своему противнику. Это я знаю точно, поскольку ещё до начала отборочного тура подпоил одного из местных программистов и сумел у него выведать кое-что об игре.
И Джокер поведал Белому Рыцарю то, что знал сам. О том, что Господь и Сатана – это оборотные стороны одного и того же явления, точнее, разные ипостаси одного Бога – могущественного, но безумного. Когда он закончил, Белый Рыцарь сидел с задумчивым лицом, пересыпая песок из одной ладони в другую.
– Ты знаешь, – сказал он наконец, – я не ощущаю в твоих словах фальши, но всё же не могу тебе поверить.
– Почему?
– Я знаю, кто ты, – неохотно признался Белый Рыцарь. – Глава нашего братства рассказывал о тебе. Он не называл твоего имени, но я понял сейчас, что речь шла о тебе. Мне известно, что ты – Владыка Преисподней и что наши солдаты пытались убить тебя, но ты чудом, а скорее, по воле Дьявола, выжил. Я знаю и то, что хитрее и вероломнее тебя нужно ещё поискать.
– Ты сам себе противоречишь, – возразил Джокер. – Ты говоришь, что Сатана помог мне выжить, но ты же помнишь, что в битве за Преисподнюю я воевал против него и его ставленников!
– Возможно, твои война и победа были угодны Люциферу. Может быть, власть Троих Властителей просто себя дискредитировала.
– Уф-ф! – шумно выдохнул Джокер. – Ладно, давай по-другому. Клятва именем Ангела Смерти тебе о чём-нибудь говорит?
Белый Рыцарь набожно перекрестился.
– Это самая страшная клятва, нарушение которой…
– Так вот, – прервал его Джокер, – я клянусь именем Ангела Смерти, что говорю тебе правду: Господь и Дьявол – это одно и то же лицо.
Белый Рыцарь долго молчал. Когда же он заговорил, слова его были полны решимости.
– Хорошо, – произнёс он, – я верю тебе. И я готов помочь. Но учти, что в моём отряде больше половины – сектанты. Поэтому тебе не дадут доходчиво всем растолковать что да как. Тебя просто убьют.
– И что ты предлагаешь?
– Я пойду к ним и попытаюсь их задержать. Если твои люди мне помогут, думаю, мы сможем перебить хотя бы две трети. Ты же должен пойти и уничтожить Бога.
– Договорились. – Джокер пожал руку Белому Рыцарю. – Спасибо!
– Иди! – Рыцарь махнул на прощанье и зашагал прочь.

– 21 –

Пока Джокер был занят разговором с Белым Рыцарем, к территории игрового комплекса подкатили две чёрные иномарки, и оттуда вылезли восемь представительных мужчин. При виде этих людей охрана у дверей вытянулась по струнке и разве что не отсалютовала. Старший смены лишь мельком взглянул на пропуска, поскольку, хотя ни разу до этого не видел приехавших, он чётко помнил данные руководством инструкции на случай чрезвычайных происшествий. Тогда ему и другим охранникам выдали стопку фотографий, сказав, что любой из изображённых на них имеет право беспрепятственного входа на территорию.
Люди вошли в здание и направились в служебное крыло. Во главе этой группы был тот, кого Джокер стопроцентно узнал бы. Последний бы весьма удивился, поняв, что этот человек жив, и однозначно захотел бы его убить. Но, к несчастью, сейчас Джокер был занят игрой, и ему не суждено было встретиться с пришедшими.
Целью приехавших являлся медико-технический отдел. В нём находились все те, кто отвечал за нормальную работу игры и контролировал состояние здоровья её участников, кропотливо фиксируя все снимаемые специальной аппаратурой показания. Это делалось затем, чтобы – в случае чего – оказать своевременную медицинскую помощь игрокам.
Подойдя к одному из медиков, человек, которого знал Джокер, предъявил необходимые документы и поинтересовался:
– Как себя чувствует Джокер? – он говорил с лёгким акцентом.
– Показатели стабильные.
– Тогда я приказываю увеличить мощность низкочастотных импульсов втрое.
– Но это же его убьёт! – запротестовал врач.
– Мне некогда с тобой спорить, – сказал человек и, достав из-под пиджака пистолет, приставил его к виску медика. – Делай, что тебе говорят!

– 22 –

Позади Белый Рыцарь и остатки отряда Джокера отчаянно бились с солдатами воинства Христова. Впереди сошлись в последней схватке Бог и Дьявол, причём Господь, похоже, брал верх. А посередине был Джокер и двое человек, которых он взял себе на подмогу.
– Пора! – крикнул Джокер.
Бойцы припали на колено (в этот момент Джокер почувствовал странное головокружение) и одновременно выстрелили из базук. Три снаряда, оставляя за собой дымные шлейфы, умчались вдаль и ударили Бога в спину. Господа опрокинуло навзничь, но Его тело по инерции сбило с ног и Люцифера. Бог прокатился по песку и тут же вскочил, вонзив свой испепеляющий взгляд в надоедливую мелюзгу, что посмела поднять на Него руку. Сатана же, напротив, остался лежать. Грудь Падшего Ангела тяжело вздымалась, а глаза были закрыты.
– Вперёд! – скомандовал Джокер и побежал. От резкого движения в голове его словно что-то взорвалось, а перед глазами всё поплыло, но Джокер сумел взять себя в руки. Его пулемёт плевался огнём, а гильзы фонтаном били в разные стороны.
Господь повёл рукой, и Джокер почувствовал, как воздух накалился. Позади послышались громкие крики, но он, не оглядываясь, бежал дальше, поэтому и не увидел, что оба его помощника, объятые пламенем, в конвульсиях катаются по земле. Одежда на Джокере уже дымилась, но, видимо, Бог приберёг его «на сладкое».
Джокер споткнулся и упал. В глазах стояла рябь, а в голове шумело. Тело почему-то ослабело и отказывалось подчиняться, но Джокер всё же поднялся и, вызывающе посмотрев на Господа, снова нажал на курок.
– Сдохни, паскуда! – задыхаясь от жара, проорал он. – Сдохни! Тебе не место на Земле! Я уничтожу тебя, хочешь ты этого или нет! Я тебя ненавижу, безумная тварь, и потому – убью!
Джокер чувствовал, что сознание покидает его. Двигаясь, словно во сне, он не замечал, что из его носа, рта и ушей течёт кровь. Руки уже не слушались, а зрение отказало полностью, но Джокер всё равно стрелял из пулемёта куда-то вперёд…
Бог разомкнул уста, и карающий меч Слова Божьего вонзился в человеческое тело, разрубив его пополам. Куски плоти, некогда бывшие Джокером, разлетелись в разные стороны, и песок окрасился в тёмно-бурый цвет.
В эту же секунду в игровом павильоне реальный Джокер пошатнулся, осел на колени и уткнулся лицом в пол.
Из-под его шлема медленно растекалась кровавая лужа…

Эпилог.

Одна из научно-исследовательских баз, задействованных в проекте ХАРП, находилась на Аляске. Несмотря на то, что официальной целью программы было активное высокочастотное исследование северного сияния, все подразделения проекта по своему положению были приравнены к военным объектам и постоянно контролировались сотрудниками Министерства обороны. Причина этого была проста до неприличия: упомянутые цели ХАРП были лишь ширмой, за которой скрывались секретные военные разработки. И в ближайшем будущем ХАРП грозил стать самым мощным, совершенным и страшным оружием наших дней, по сравнению с которым ядерная бомба уже не казалась такой ужасной.
Здесь, на Аляске, и в Норвегии американцами были построены высокочастотные излучатели в виде антенных полей, способных воздействовать на ионосферу Земли. В результате такого воздействия атомы могут получать дополнительную энергию, и их электронные оболочки увеличиваются приблизительно в сто пятьдесят раз. Такие атомы именуются сверхбольшими, а сам процесс – накачкой. При накачке в ионосфере возникают плазмоиды – искусственные образования с высокоэнергетичным состоянием атомов, – которые достигают нескольких километров в диаметре. При определённых параметрах накачки плазмоид может превращаться в гигантское зеркало, которое великолепно отражает радиоволны и значительно увеличивает дальность и качество связи. Но если режим накачки изменить, он станет пожирать радиоволны и полностью разрушить всякую связь в отдельно взятом районе или даже на целом континенте. Кроме того, при определённых условиях ХАРП может воздействовать и на психику всего живого на планете. Эти возможности, разумеется, интересовали военных больше всего.
К счастью, всё перечисленное в настоящий момент было возможно только на бумаге, в виде теоретических схем. Но учёные продолжали кропотливо трудиться над тем, чтобы воплотить это в реальность: они экспериментировали с режимами накачки, частотой и интенсивностью излучения, пока, правда, безрезультатно. При этом определённые сдвиги были. Сейчас они выражались в побочных эффектах вроде тайфуна, внезапно обрушившегося на Италию в 2002 году, хотя предпосылок к его возникновению не было никаких, но научные сотрудники, задействованные в проекте ХАРП, знали истинную причину катаклизма и регулярно пробовали создать такие условия, что бы возникновение стихийного бедствия было не спонтанным, а целенаправленным.
База на Аляске, в лучших традициях голливудских фильмов, большей своей частью находилась под землёй. Антенные поля, реакторы, генераторы, излучатели малой мощности и прочее оборудование управлялись программно, с минимальным участием человека. Для повышения производительности и удобства работы все машины были объединены в локальную вычислительную сеть, по каналам которой ежесекундно шёл обмен огромного объёма пакетами данных. К этой же сети были подключены персональные компьютеры работников базы, через которые осуществлялось управление определёнными операциями и иные действия, требовавшие вмешательства в процесс учёных. Как и все прочие интранет-сети, данная ЛВС была надёжно изолирована от «всемирной паутины» в целях защиты от вредоносных программ, хакерских атак и утечки информации. И лишь сервер был подключён к интернету, но на нём было наставлено такое количество брэндмауэров, файерволлов и противошпионских модулей, что прорваться сквозь них было просто нереально. Выходить в глобальную сеть имел право лишь администратор сервера, остальные же сотрудники использовали для этих целей ноутбук, не соединённый ни с одним из компьютеров на базе.
Администратором сервера был молчаливый негр Али ибн-Бекр, потомок эмигрантов из ЮАР, который прекрасно справлялся со своими обязанностями, но имел один скрытый порок – пользуясь своим неограниченным и почти неконтролируемым доступом в интернет, он был завсегдатаем порносайтов. Вышестоящее начальство смотрело на это сквозь пальцы, поскольку с точки зрения безопасности увлечения Али были весьма невинны, а его профессионализм надёжно защищал локальную сеть базы от внешнего воздействия.
Работа Али нравилась. Единственное, что омрачало его жизнь, – распоряжения нового руководителя исследовательской базы, который, по слухам, являлся протеже кого-то из высоких военных чинов. Его звали Артур де Вилль. Это был своенравный напыщенный молодой человек двадцати восьми лет, считавший, что только он разбирается во всём и не терпевший никакого инакомыслия. Первым своим указанием, касавшимся работы системного администратора, де Вилль приобрёл в лице Али непримиримого врага. Он потребовал от ибн-Бекра установить на сервер, до недавнего момента работавшего на Linux, Windows XP, причём Service Pack 1. Такое немотивированное лоббирование интересов Майкрософт не только озадачило Али, но и вызвало с его стороны бурю негодования. Он попытался объяснить де Виллю, что работа сервера на UNIX-платформе, во-первых, более стабильна, а во-вторых, во много раз безопаснее, но начальник не захотел ничего слушать.
– Эй ты, черномазый, – прошипел де Вилль, пользуясь тем, что при их разговоре не присутствовали посторонние, – если ты ещё не понял, я здесь хозяин! Для тебя я – царь и бог, так что заткни свою вонючую пасть и делай так, как тебе велено! Иначе я позабочусь не только о твоём увольнении, но и о том, что бы проблема трудоустройства была для тебя актуальна в ближайшие десятилетия!
Али проглотил оскорбление и отправился исполнять распоряжение, пообещав самому себе, что рано или поздно обязательно отомстит де Виллю.
Какой же всё-таки идиот этот новый босс! Windows XP – это скорая и неотвратимая смерть для сервера! Тем более, Service Pack 1! Взять хотя бы «дыру» в службе RPC DCOM, через которую можно получить доступ к консоли удалённой машины по сто тридцать пятом порту компьютера. Безусловно, грамотно настроенный файерволл или «заплатка» от Майкрософт способны не допустить постороннего вмешательства, но здесь важен сам факт наличия «бага». Одного из множества. Да, это вам не Linux.
Эх, жаль, что у де Вилля на компьютере нет прямого доступа в интернет! Тогда бы Али повеселился. А так, все серьёзные удары извне будут приходиться по его детищу – тщательно, едва ли не с любовь администрируемому серверу. С другой стороны… Локальная сеть – это такая вещь, по которой не только успешно передаются данные, но прекрасно распространяются вирусы. Предыдущего руководителя базы уволили за то, что в прошлом году один из сотрудников, нарушая все правила, принёс из дома флэш-карту с фотографиями своей семьи, на которой «спряталась» одна из свежих разновидностей сетевого вируса. В результате этого, работа ЛВС была парализована, поскольку все её звенья были поэтапно выведены из строя. Самое смешное, что серьёзные репрессии коснулись только руководства, проштрафившийся подчинённый отделался всего лишь крупным денежным взысканием.
Али усмехнулся. А ведь если халатно настроит файерволл, то что-нибудь обязательно проскочит на сервер, а затем, и в «локалку». Через ту же RPC DCOM, например. Дальнейшее уже будет зависеть от серьёзности вируса. Если прошлогодние события повторяться, то лощёному холую де Виллю несдобровать. Ибн-Бекра не пугало даже то, что ему самому, как человеку, обеспечивающему безопасность местной сети, может достаться гораздо серьёзнее, чем тому нерадивому учёному. Главное, что Али будет отомщён.
Потирая руки, ибн-Бекр направился в серверную и начал претворять в жизнь свою жестокую месть.

* * * * *
Мобильный телефон на столе конвульсивно задёргался в вибровызове. Артур де Вилль посмотрел на экран и нажал клавишу приёма.
– Да, – сказал он через секунду, – всё в полном порядке. Ваши распоряжения выполнены. Безопасность сети поставлена под угрозу. Что? Да, я полагаю, что в качестве мести ибн-Бекр изберёт именно такой способ. Уязвимость системы, пожалуй, единственный неявный вариант отыграться за моё к нему отношение. Других рычагов у него просто нет. Хорошо, буду ждать дальнейших указаний.
Де Вилль отложил телефон и достал из ящика стола фляжку с коньяком. Всё складывалось по задуманной схеме. Отлично.

* * * * *
Али нравились пышные женщины. Поэтому польские порно-сайты были его самыми любимым. Вот только ибн-Бекру не нравились лица «моделей» – они были какие-то некрасивые, чрезмерно кукольные, словно отлитые из пластика. Сейчас Али разглядывал очередную крупногрудую красотку, а в углу серверной – фоном – бормотал телевизор. Внезапно на экране появилась заставка экстренного выпуска новостей. Ибн-Бекр щёлкнул пультом, сделав погромче.
– А сейчас, – диктор говорил взволнованно, – последние новости из России. На связи – наш специальный корреспондент Анджела Мэй. Анджела, какова сейчас ситуация в «северной державе»?
– Ситуация с Рунетом продолжает осложняться, – начала Мэй. – Напомню, что буквально несколько часов назад поочерёдно вышли из строя все крупные российские серверы. Причины этого пока неизвестны, но доминирующей версией является то, что они подверглись атаке какого-то неизвестного вируса. В настоящий момент Рунет – это уже не глобальная сеть, а несколько постоянно сокращающихся в размерах агонизирующий ЛВС, сосредоточенных вокруг резервных серверов в центральной России, Сибири и на Дальнем Востоке. Москва и Санкт-Петербург уже практически полностью отключены от интернет, периферия потеряла связь со внешним миром через «всемирную паутину» полтора часа назад. Говорят, но эти данные не подтверждены, что проблемы возникли не только на серверах, но и у пользователей локальных компьютеров. Это вполне логично перекликается с догадками о новом вирусе.
– Спасибо, Анджела. – Диктор улыбнулся телезрителям. – Скажите, это – исключительно российская проблема или же она вскоре приобретёт глобальный характер.
– Нам стало известно, что первые подобные случаи всего полчаса назад были зарегистрированы и в некоторых европейских государствах. Главным образом это коснулось Латвии, Эстонии, Литвы, Украины, Болгарии, Румынии, Польши…
– Твою мать! – воскликнул Али и принялся барабанить пальцами по клавиатуре. Необходимо было срочно убираться с просторов польского интернета.
«Установлено прямое соединение с сервером, – сообщила система. – Разрыв данного соединения приведёт к потере передаваемой информации. Продолжить?»
Ибн-Бекр судорожно надавил клавишу «Ввод».
«Невозможно провести разрыв соединения», – отреагировала система.
Али изумлённо вытаращил глаза. Как невозможно? И вообще, что-то он не припоминал, что бы Windows когда-нибудь выдавала диалоговые окна такого содержания. Ибн-Бекр нажал сочетание «волшебных» клавиш – Ctrl+Alt+Del. Вот тебе, скотина!
«Работа Диспетчера задач приостановлена до полной установки нового программного обеспечения».
Али взревел и ткнул пальцем в клавишу «Reset» на системном блоке.
«Перезагрузка с помощью аппаратных средств невозможна. Отказано в доступе».
Шайтан! Али похолодел, понимая, что происходит, но упрямо полез в консоль, правда, абсолютно не надеясь на благоприятный исход этой затеи. Его опасения подтвердились – консоль была заблокирована. Оставалось одно, радикальное, но весьма эффективное средство – отключение электропитания. Надёжнее всего было обесточить весь распределительный щит. Ибн-Бекр вскочил с кресла…
– Я бы не советовал тебе этого делать, – произнёс за его спиной голос.
В дверях стоял де Вилль. В его руке был пистолет с глушителем, направленный на Али.
– Так я и знал! – простонал ибн-Бекр. – Тебя к нам специально прислали, поганый сукин сын!
Де Вилль кивнул.
– Так и есть, ниггер.
– Ты хоть понимаешь, к чему это может привести?
– Да. Более того, я знаю, к чему это приведёт. Система ХАРП будет применена в качестве оружия массового поражения.
– Твари! – крикнул Али и рванулся к де Виллю.
Звук пистолетного выстрела сухим щелчком раскатился по серверной, но даже здесь он был слышен очень слабо, заглушаемый гулом работающего оборудования.

* * * * *
Приложению Lord.doom, проникшему на сервер проекта ХАРП, потребовалось всего двадцать минут, чтобы произвести все необходимые расчеты, поскольку в этот момент в его базу данных были включены практически все мировые интернет-ресурсы. Первым делом вирус заблокировал доступ со всех местных компьютеров к управлению оборудованием, а затем принялся за свою работу. На программирование всех устройств ушло ещё сорок минут, в течение которых перепуганные учёные пытались хоть как-то усмирить взбунтовавшиеся машины. Но их попытки были тщетны.
Антенные излучатели загудели, разогреваясь, и процесс накачки ионосферы начался.

* * * * *
Анастасия как раз заканчивала укладку, стоя перед большим зеркалом в спальне, когда её охватило странное оцепенение. Сначала тело стало ватным, а секунду спустя девушка вообще перестала его ощущать. Она так и стояла с занесённой рукой, глядя на себя в зеркало, поверхность которого вдруг странно замутнилась и стала переливаться всеми цветами радуги.
В таком состоянии Анастасию и застал её сын, Никитка.
– Мама, что с тобой? – дрожащим голосом спросил ребёнок, но девушка ничего не могла ответить, расширившимися от ужаса глазами глядя, как из глубин зеркала, прорывая тягучую, полупрозрачную плёнку, в которую превратилось стекло, в квартиру проникает её собственное отражение. Никитка проследил за взглядом матери и с визгом бросился прочь из комнаты. Но тут же остановился.
– Мамочка, беги! – закричал он. – Беги же!
Таинственная гостья тем временем уже выбралась из зеркала и шагнула к Анастасии. Подойдя к девушке вплотную, отражение обняло её за талию и плотоядно облизнулось.
– А ну быстро отпусти мою маму! – с этими словами Никитка подлетел к двойнику и, вцепившись в него, попытался оттащить от Анастасии.
– И кто это у нас тут такой смелый? – медленно проговорило отражение. Его голос был очень приятным, мягким, даже чарующим. По телу двойника прошла едва заметная рябь, и он утратил всякое сходство с оцепеневшей девушкой. Теперь это была обнажённая женщина обворожительной, просто нечеловеческой красоты.
Никитка ойкнул и попятился, но женщина поймала его за руку и, притянув мальчика к себе, присела перед ним на корточки. Их лица находились на одном уровне, на такой пьянящей для ребёнка близости, а огромные чёрные глаза незнакомки, казалось, смотрели внутрь Никитки, в самые потаённые уголки его души.
– Не нужно меня бояться, дитя. Я не причиню тебе вреда, – сказала женщина.
– Кто ты? Что ты сделала с моей мамой? – прошептал Никитка.
– Меня зовут Лилит, – улыбнулась женщина. – Я – королева и мать всех демонов.
– Что тебе от нас надо?
– От вас? От людей? Или от вас с матерью? Когда-то все люди были нашими рабами. Но вам удалось избавиться от нашей власти. И вот настал час, когда справедливость восстановлена. Мы снова подчиним вас себе. Но ты не бойся, малыш, в этом рабстве нет ничего страшного. Вы будете подчиняться не плети, а желанию, страсти, сладостной неге любовных утех… Тебе понравится, и ты больше не захочешь иной жизни, навсегда отвергнув свободу.
– Нет! – воскликнул Никитка. – Ни за что! Господь никогда не допустит этого!
– Господь? – Лилит засмеялась. – Мальчик, именно благодаря вашему богу мы смогли вырваться из заточения! Пусть он этого и не знает, но господь действует на нашей стороне.
– Не верю!
– А придётся. Смирись, и тебе воздастся. Тем более что людской мир больше не существует. Ты когда-нибудь слышал об Апокалипсисе?
Никитка кивнул.
– Он наступил. Всего несколько минут назад. Человечество обречено.
Никитка заткнул уши и принялся мотать головой.
– Нет! Нет! Нет!
– Успокойся, дружок! – Лилит ласково погладила мальчика по голове и поцеловала в щёку. – Пойдём, я хочу тебя кое с кем познакомить.
Она поднялась и увлекла Никитку за собой. К зеркалу.
– Выходи, мой милый! – позвала Лилит кого-то. – Пришло время поиграть.
Мутные глубины колыхнулись, и Никитка издал нечеловеческий крик, увидев того, кто вылезает из зеркала.
– Привет, Кит! – произнёс двойник, и его лицо исказилось в радостном оскале.

4 мая – 11 октября 2005 года.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.