Развод.

– 1 –
– Поздравляю! Теперь ты свободен, – человек в чёрном плаще ободряюще хлопнул Йорка по плечу и подмигнул.
Последнему, правда, почему-то не стало легче от участия фигуры номер один в Конторе. Да, конечно, теперь его оставят вживых, за ним сохранится рабочее место с непомерно высокой зарплатой… Но Йорк слишком хорошо знал свою жену. Даже официальное решение суда, в котором ей запрещено приближаться к бывшему мужу на расстояние ближе трехсот футов, не остановит Керу, эту настырную стерву. Возможно, подумалось Йорку, она будет преследовать его и после собственной смерти. Что ж, он сам сделал этот выбор, несмотря на то, что его мать была против этого брака. Умная женщина, как всегда, была права. Надо бы к ней заехать.

– 2 –
Тим Йорк работал в Конторе уже десять лет и был перспективным специалистом по кадровой политике. Именно он ставил свою визу на личных делах потенциальных агентов, после чего штат Конторы мог пополниться на ещё одного убийцу или «чистильщика». В Конторе до сих пор были благодарны Йорку за то, что в своё время он рекомендовал принять на службу таких профессионалов как Бойл, Спикер, Эдлунд и ряд других, не менее сильных агентов.
Йорк был настолько предан своему делу, что уже дважды отказывался от повышения лишь потому, что хотел лично изучать досье претендентов, а не формально руководить этой работой из отдельного кабинета. Он был профессионалом и прекрасно это понимал, поэтому не хотел отдавать столь ответственную работу в чужие руки.
Руководству Конторы удалось лишь одно. Зарплату Йорку, несмотря на его возражения, подняли до уровня координатора отдела, поскольку иного пути отблагодарить Тима Йорка просто не существовало.

– 3 –
Телефон звонил уже минут десять, но Йорк не собирался поднимать трубку. Он знал, что это была Кера. Если бы Йорк сейчас ответил на звонок, он бы услышал доносящиеся из трубки короткие гудки: Кера не станет с ним разговаривать, она будет доводить его до бешенства, при этом оставаясь в тени. Такова была её тактика. Да, это она любила – давить на психику, капать на мозги, доставать, допекать, доводить. «Тимми, я не верю, что работа консультантом по недвижимости может приносить такие деньги! Эй! Ты слышишь меня? Уж не торгуешь ли ты наркотиками?» Эх, знала бы ты, дура, как всё обстоит на самом деле! Работа на правительство Соединённых Штатов приносила Йорку около двухсот тысяч долларов в год, и лишь десятую часть этих денег он вносил в семейный бюджет. Ха, драг-диллер, получающий двадцать тысяч в год! Да он бы уволился и пошёл работать клерком на Уолл-стрит.
Кера была ужасно глупа, но при этом изумительно красива. Именно такими были почти все жёны сотрудников Конторы. Эти девицы были предназначены для светских раутов и являли собой прекрасное дополнение к новому автомобилю и дорогому костюму. Для души в Конторе заводили любовниц, обычно имевших за своими плечами Оксфорд или Гарвард. Жёны же представляли собой что-то вроде компонента общественного статуса или элемента имиджа.
Именно исходя из этих соображений Йорк пошёл на брак с Керой, дочерью какого-то греческого бизнесмена, который очень обязал Йорка своей скоропостижной смертью семь лет назад. В наследство дочери папаша оставил одни долги, поэтому Йорку не составило труда уговорить Керу стать миссис Тиммоти Йорк.
Надо сказать, мать Йорка долго отговаривала его от этой затеи, говоря, что найдёт ему в течение года более подходящую кандидатуру, но сын не послушал её.
И, как показало время, поступил весьма опрометчиво.

– 4 –
Кера со злостью швырнула трубку на стол и откинулась в кресле. Этот ублюдок играет с ней! Он точно дома, это-то Кера знала наверняка, поскольку следила за Йорком. Но он не берёт трубку, ибо знает, кто ему звонит. Тварь! Кера была в бешенстве. Её вышвырнули из жизни, как нашкодившего котёнка, да ещё лишили возможности поквитаться с обидчиком! Керу трясло от бессильной ярости, но поделать она ничего не могла. О, как сладка была бы её месть! Но, к несчастью, Кера не в силах что-либо сделать.
От безысходности она зарыдала.
– Не плачь, дорогая, я помогу тебе, – внезапно раздался чей-то голос.
От неожиданности Кера вздрогнула и инстинктивно потянулась к сумочке, где у неё всегда лежал газовый баллончик. В кресле напротив сидела немолодая женщина, облачённая в саван. Но ведь секунду назад – Кера была готова поклясться на библии – её там не было!
– Меня зовут Адрастея. И я в состоянии решить твои проблемы, – сказала незнакомка.
– Каким образом? – Кера заставила себя сосредоточиться на главном и не задавать лишних вопросов.
– Представь, что я богиня! – улыбнулась Адрастея, – Скажем, я могу повлиять на ход некоторых событий, и это плохо закончится для твоего мужа.
– А что потребуется от меня?
– Ровным счётом ничего.
– Тогда почему же Вы мне помогаете? – Кера удивлённо вскинула брови.
– Ну, – смутилась Адрастея, – Как тебе объяснить… У моей матери было много детей, и некоторые из них были твоими тёзками. Их звали Керы.
– А как звали Вашу мать? – спросила Кера.
– Никта.
– Странное имя, – пробормотала Кера, – Никогда такого не слышала.

– 5 –
– Что-то случилось, сынок? – спросила миссис Йорк, когда они уселись в гостиной.
– Да, мама, – кивнул Тиммоти.
– Это Кера?
– Да. Она никак не оставит меня в покое. Что мне делать?
Миссис Йорк немного помолчала, нервно постукивая ложечкой по чашке с кофе.
– Сынок, ты ведь работаешь на спецслужбы? – наконец вымолвила она, – Ты получаешь очень много денег и каждый день общаешься с теми, кто… Ну, ты понимаешь, лишает других людей жизни на благо государства.
– Это так, мама.
– Тогда скажи мне, Тим, тебя ценят в Конторе?
– Безусловно. Я на высоком счету у руководства. Только я не пойму, зачем ты это спрашиваешь?
Миссис Йорк загадочно улыбнулась и подлила себе ещё кофе.
– Значит, если кто-то угрожает твоей безопасности, он угрожает безопасности государства?
– Можно сказать и так.
– Тогда, мой мальчик, ты знаешь, что нужно делать…

– 6 –
– Эй, Спикер, брат, как житуха? – Йорк заключил в объятья одного из самых лучших профессиональных убийц в Конторе, как самого близкого и родного человека.
– В ажуре, брат! – ответил Спикер, – Сам-то как?
– Средне. – Йорк поморщился, – Достали меня.
– И кто же эта тварь? – Спикер отработанным движением извлёк из кармана нож-«бабочку» и два раза полоснул им по воздуху, – Хочешь, я выколю глаза этой падле?
– Хочу, – кивнул Йорк, – пойдём в кафе, перетрём все тонкости.
– Базаришь, брат! – Спикер ободряюще хлопнул Йорка по плечу, – Для тебя всё бесплатно. Только подкинь мне хорошего кокса – пацанов раскумарить.

– 7 –
Проблемы с Керой начались тогда, когда она стала совать свой нос в чужие дела. Что это было – ревность или просто праздное любопытство, – сейчас сказать сложно. Но факт остаётся фактом. Один прекрасный день жизнь Йорка превратилась в ад. Кера стала устраивать истерики по малейшему поводу, подслушивать телефонные разговоры (к счастью, в Конторе не имели привычки обсуждать серьёзные вопросы по телефону), обвинять Йорка во всех смертных грехах и даже следить за ним.
В конечном итоге Керой заинтересовались в Конторе. Высокое начальство, обсудив данную проблему, объявило Йорку своё решение: поскольку такое поведение супруги одного из сотрудников Конторы напрямую угрожает интересам государства, поставлен вопрос о физическом устранении Керы. Но, учитывая профессиональные заслуги Йорка, ему предлагалось найти какое-нибудь компромиссное решение, которое устроило бы обе стороны.
Йорк выбрал развод с судебным запретом преследовать бывшего мужа. Как оказалось, это не решало возникшей проблемы, а только усугубляло её. Легче было сразу убить Керу и не забивать себе голову.

– 8 –
Стук в дверь отвлёк Керу от тягостных раздумий.
На пороге стоял молодой человек в балахоне «Соул Флай» и массивным православным крестом из чистого золота на груди. Левое ухо, бровь и нижняя губа его были украшены множеством колец, а на руки были надеты кожаные перчатки с обрезанными пальцами. Лицом незнакомец был ужасно похож на Эминема, с той лишь разницей, что, в отличие от последнего, голова этого человека была гладко обрита. Кроме того, все открытые участки тела, включая лицо, были покрыты ужасными шрамами.
– Привет, красавица! – сказал незнакомец и перешагнул через порог.
Кера попыталась что-то сказать, но вошедший остановил её, приложив палец к губам.
– Меня зовут Спикер. И я пришёл убить тебя, – медленно проговорил он и захлопнул дверь.

– 9 –
Весь день Йорк сидел как на иголках. И когда зазвонил телефон, он конвульсивно дёрнулся и порылся холодным потом.
«Спикер!» – подумал Йорк и понял трубку.
То, что он потом услышал, заставило его закричать во весь голос и швырнуть телефон в стену.
– Здравствуй, дорогой! – сказала Кера, – Может быть, встретимся?
– Нет! Нет!!! Не-е-ет!!! – кричал Йорк, обхватив голову руками, – Этого просто не может быть!
Секундой позже ноги его подкосились, и Йорк, рыдая, осел на пол.
Немного прейдя в себя, Йорк трясущимися руками достал из кармана мобильный и принялся судорожно набирать номер Спикера.
– Спикер, брат! – закричал он в трубку, дождавшись ответа, – Что ж ты меня подставляешь?!
– Чё-то я не въехал? – удивился Спикер, – В чём я тебя подставил?
– Ты завалил эту кобылу?
– Ну да.
– А кто же тогда мне только что звонил?!
– Не, брателло, я тут не в теме. Я твоей шмаре башку отрезал собственными руками. Так что это кто-то с Конторы воду мутит…
– Эдлунд! – прорычал Йорк, – Спасибо, кореш! Я был неправ, с меня причитается!
Эдлунд поднял трубку сразу.
– Да, Йорк, узнал, – сказал он, – Что-то случилось?
– Скажи, дружище, – Йорка трясло от ярости, но он всё-таки старался говорить спокойно, – кто меня тебе заказал?
– Не понял?
– Да что тут понимать?! – взорвался Йорк, – Кто-то обрабатывает меня твоими методами. Если это не ты, то кто?
– Понятно, – помолчав, сказал Эдлунд, – Что изменится от того, что я скажу, что мне тебя не заказывали? Ничего. И всё-таки это правда.
– Хорошо. – Йорк наконец-то взял себя в руки, – Может ли быть так, что кто-то работает, используя твои методы?
– Исключено. В Конторе такого не допустят, иначе они подставят меня. А за её пределами о таких вещах слыхом не слыхивали. Психическая обработка – моё ноу–хау.
– Чёрт возьми! Тогда я ничего не понимаю…
– А что, собственно, случилось?
Йорк вздохнул и поведал Эдлунду о случившемся.
– Вот что, Йорк, – сказал Эдлунд, – Я перешлю тебе пару устройств собственного изобретения с подробной инструкцией, как и куда их подключать. Это специальные тестеры, предназначенные для того, чтобы выяснить человек ли тебе звонит или же это запись, смоделированная на компьютере имитация. Тестеры «перекачают» всю снятую ими информацию о звонившем через телефонный кабель мне на компьютер, и я с тобой свяжусь.
– Слушай, Эдлунд, а тебе-то эти тестеры зачем понадобились?
– Ради собственной безопасности. Ты же знаешь мою склонность к паранойе.

– 10 –
Йорк сидел в кресле и ждал звонка от Эдлунда. Только что он поговорил с Керой. Ничего особенного. Как дела? Как миссис Йорк? И далее в том же духе. Зная, что их разговор тестируется, Йорк даже немного расслабился. Он уже предвкушал звонок от Эдлунда с информацией о том, что Кера – плод высоких компьютерных технологий.
Эдлунд не заставил себя ждать.
– Здорово, Йорк! Знаю, тебе не терпится узнать результаты. Начну по порядку. Во-первых, это не фонограмма и не компьютерная модель. Голос принадлежит реальному человеку.
Йорк похолодел.
– Во-вторых, – продолжил Эдлунд, – произошло то, чего просто не могло произойти. Мои тестеры не смогли определить, откуда исходил звонок. Точнее, они вообще исключили возможность совершения этого звонка…
– То есть? – изумился Йорк.
– То есть ни одна телефонная линия в мире не была задействована для этого звонка. Как будто с тобой разговаривали по параллельному телефону.
– Ничего не понимаю, – пробормотал Йорк.
– Я тоже, – ответил Эдлунд, – Но главное, вместе с информацией от тестеров я получил странный графический файл с портретами двух женщин. Я перешлю тебе их факсом.
– Хорошо. Спасибо тебе, Эдлунд.
– Не за что, Йорк. Я просто забочусь о своей репутации.

– 11 –
Факс запищал, и из него начал выползать лист бумаги. Дождавшись, когда закончится печать, Йорк трясущимися руками выхватил листок и с замиранием сердца взглянул на него. Портреты располагались друг напротив друга. На одном из них была Кера, на другом – неизвестная женщина. Снизу огромными буквами было начертано: «Мы всё-таки тебя достанем, Тимми!»
Внезапно надпись начала расплываться, сочась какой-то красной жидкостью. «Кровью невинных», – мелькнула в голове шальная мысль. Секундой спустя жидкость хлынула с листа бурным потоком. Йорк вскрикнул и с отвращением отбросил лист в сторону.
– Что, Тимми, страшно? – раздался за спиной знакомый голос.
Йорк содрогнулся всем телом и обернулся, заранее зная, кого он увидит.
Кера сидела на диване, поджав ноги, как любила это делать и раньше. С той лишь разницей, что тогда она была жива. А сейчас её изуродованное тело сжимало изрезанными руками отрезанную голову, источая невыносимое зловоние.
«А Спикер-то сдержал своё слово!» – подумал Йорк, и его вырвало.
– Да уж, – ухмыльнулась голова Керы, – выгляжу я неважно.
Йорк издал затравленный писк и кинулся к входной двери.
– Куда же ты, дорогой? – крикнула ему вслед голова, – Может, займёмся любовью?
Её хриплый клокочущий смех наполнил комнату.
Йорк распахнул дверь квартиры и тут же отшатнулся. На пороге стоял человек, облачённый в саван с накинутым на голову капюшоном.
– Куда это ты собрался, Йорк? – проговорил незнакомец.
Вместо ответа Йорк нанёс ему удар в голову. Человек в саване с лёгкостью перехватил руку Йорка и заехал ему локтем в лицо. Удар был такой силы, что Йорк пролетел футов пять, прежде чем рухнул посреди комнаты. Обливаясь кровью, он схватился за лицо и застонал.
Сквозь звон в ушах Йорк различил голос Керы:
– А, Адрастея, проходи. Может быть, кофе?
– В другой раз, – ответила Адрастея и направилась к Йорку.
Йорк попытался отползти, но не смог. Силы оставили его.
– Ты всё-таки добрался до Керы раньше, чем я смогла тебя достать! – процедила Адрастея, – Это всё твоя проклятая мамаша! Сам бы ты не смог на это решиться, слизняк!
– Да пошла ты!.. – Йорк плюнул в Адрастею кровью.
– Ну ничего, – Адрастея словно не заметила плевка Йорка, – Сейчас мы это исправим. Кера будет отмщена!
Адрастея замахнулась и вонзила свою руку в грудь Йорка. Он взвыл и задёргался, ощущая, как пальцы Адрастеи шарят внутри него в поисках чего-то, о чём Йорк мог только догадываться. Странно, но на этот раз крови не было. Кисть Адрастеи прошла сквозь грудную клетку Йорка, словно он был голограммой.
– Я заберу у тебя кое-что очень ценное. Оно останется у меня до тех пор, пока ты не выполнишь то, что я тебе прикажу.
Адрастея выдернула руку из груди Йорка, и он взревел от боли.
Последнее, что увидел Тим Йорк перед тем, как погрузиться во тьму, был странный пульсирующий сгусток золотистого цвета, зажатый в руке Адрастеи.

– 12 –
Очнулся Йорк в кромешной тьме. Боли не было. Было лишь чувство глубокого умиротворения и спокойствия.
– Йорк! – тихо позвал кто-то.
Он обернулся и увидел Адрастею.
– Йорк, – сказала она, – тебя не тяготят совершённые преступления?
– Нет, – честно признался он, – В конечном итоге, лично я никого не убил. Я даже не знаю, кого убивали завербованные мною люди. Исключая, разве что, Керу.
– Что ж, – вздохнула Адрастея, – Я-то надеялась, что ты раскаешься. Значит, ты будешь жестоко наказан. Как и все, кто работает в вашей Конторе.
Йорк усмехнулся.
– Я достану вас всех. И Спикера, и Эдлунда, и человека в чёрном плаще. Всех.
– Кто ты?
– Богиня кары и возмездия.
– Хм, – Йорк смутился, – И чем же тебе насолила наша Контора?
– Вы сочли себя равными богам, решая, кого карать, а кого миловать. Судить человека за его грехи могу только я, а вы попытались возложить на себя мои функции, тем самым плюнув мне в лицо. За это я всех вас уничтожу.
– Посмотрим, что у тебя из этого выйдет! – рассмеялся Йорк.
– Ха, ты-то этого точно не увидишь! – сказала Адрастея, – Всё, отправляйся обратно! Устала я от тебя!
С этими словами Адрастея извлекла из складок савана тот самый пульсирующий сгусток и вложила его Йорку в грудь.

– 13 –
Йорк содрогнулся и открыл глаза. Представшая ему картина заставила Йорка содрогнуться ещё раз. Он стоял посреди какого-то смутно знакомого помещения весь заляпанный чьей-то кровью. Мебель вокруг была перевёрнута и разгромлена. Пол покрывал слой вязкой жидкости, представлявшей из себя «коктейль» из крови, волос, кусков внутренностей и мозгового вещества. В дальнем углу, лицом вниз, лежало изуродованное тело с размозжённой черепной коробкой.
Чтобы хоть как-то прояснить обстановку, Йорк подошёл к трупу и перевернул его. То, что он увидел, заставило его закричать во весь голос. Йорк орал до тех пор, пока из его горла не начали доноситься какие-то непонятные хрипы.
Да, эта сука, Адрастея, оказалась права: он действительно жестоко наказан.

– 14 –
Спикер вышел из бара и закурил.
– Сенсация! Сенсация! – услышал он выкрики продавца газет, – Воротила рынка недвижимости покончил с собой после убийства собственной матери!
Дай-ка мне газету. – Спикер сунул продавцу мятую купюру.
С первой полосы на Спикера смотрело лицо Тиммоти Йорка. Рядом – кадры полицейской съёмки. «Торговец недвижимостью оказался маньяком» – вещал заголовок.
Запищал «мобильник».
– Слушаю, – сказал Спикер.
– Брат, слышал про Йорка? – раздался в трубке голос Эдлунда.
– Только что узнал.
– Да, хороший был малый. Жаль, что не смогу попасть на его похороны.
– Да, жаль, – кивнул Спикер и повесил трубку.

17 сентября – 19 декабря 2003 года.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.