ПАМЯТИ БЛОКА

ПАМЯТИ БЛОКА Ты, держащая море и сушу неподвижной и тонкой рукой. Ал. Блок Судьба срывает с жизни полог, меняет терем на бардак. И почитаньем книжных полок любви не заменить никак. Она и в сочетаньи вкусов и в сочлененьи голых тел, и быть святее Иисуса он понапрасну захотел. Поэта коронует Слово, …

ВТОРАЯ ЛИВАНСКАЯ…

ВТОРАЯ ЛИВАНСКАЯ… Рвется неба бумазея, звезды в ужасе дрожат. Телезрители глазеют: дети мертвые лежат. Вот он замер, Божий ангел, кровь под нижнею губой. Изуродованный агнец, кто пожертвовал тобой? Чемпиону в этом спорте кровопийство — благодать. И штабист на карту смотрит, чтобы шанса вам не дать. Эти злобные химеры миром властвуют …

НОВОГОДНЕЕ

НОВОГОДНЕЕ Снег хрустел листом капустным, миновало Рождество. И весь день мне было грустно, сам не знаю, отчего. Прыгала смешно синица, соблазняла: «Улетим?» и мешала мне гордиться одиночеством своим. Не заглянет даже кошка, тишина стоит округ. И хорей стучит в окошко, и анапест ним сам-друг. Календарь подскажет тему: сами явятся слова, …

НОВОГОДНЕЕ

НОВОГОДНЕЕ Снег хрустел листом капустным, миновало Рождество. И весь день мне было грустно, сам не знаю, отчего. Прыгала смешно синица, соблазняла: «Улетим?» и мешала мне гордиться одиночеством своим. Не заглянет даже кошка, тишина стоит округ. И хорей стучит в окошко, и анапест ним сам-друг. Календарь подскажет тему: сами явятся слова, …

Есть у старости горькое право

Есть у старости горькое право: повторяя, прокручивать сны. Превратилась планида-шалава в тонкий серпик из полной Луны. Вот и куришь, и Небо коришь, и всегда остаешься в уроне: как приедешь в Париж – угоришь, как в Москву – так тоски не разгонишь. Но лучок нарезался упруго, истекал помидор под ножом, и …

СОЛНЦЕ ЭККЛЕЗИАСТА

Уходят дни твои и тают – вы мне с укором говорите. А я молчу, а я читаю Экклезиаста на иврите. К Давиду, Соломону, Ною заглядываю я в оконце. Ничто не ново под луною, ну, а точней сказать – под солнцем. Оно всё так же жарко греет, как той порою давней, …

АРМЕНИИ

Мир прорезали траншеи. Высылает смерть жнецов. Долг Отечеству страшнее всех языческих жрецов. Все мы люди, тем не менее, журавля хотим поймать. О, сестра моя Армения, ты сестра мне, а не мать. Если проволокой ржавою полпланеты перекрещено, мать не может быть державою. Мама – это просто женщина. Жизнь – лишь птичка-невеличка, …

АРМЕНИИ

Мир прорезали траншеи. Высылает смерть жнецов. Долг Отечеству страшнее всех языческих жрецов. Все мы люди, тем не менее, журавля хотим поймать. О, сестра моя Армения, ты сестра мне, а не мать. Если проволокой ржавою полпланеты перекрещено, мать не может быть державою. Мама – это просто женщина. Жизнь – лишь птичка-невеличка, …

СОЛНЦЕ ЭККЛЕЗИАСТА

Уходят дни твои и тают – вы мне с укором говорите. А я молчу, а я читаю Экклезиаста на иврите. К Давиду, Соломону, Ною заглядываю я в оконце. Ничто не ново под луною, ну, а точней сказать – под солнцем. Оно всё так же жарко греет, как той порою давней, …