Оштрафован незлым контролёром…

Оштрафован незлым контролёром, (он с достоинством вёл разговор) еду дальше, распятый позором в пластик поручней – пойманный вор. Что же делать, раз нету талона? И кондукторши нет, как на зло. Пассажиры глядят с непреклонным выражением: – Не повезло. А погода чудесная: солнце светит в окна и греет мне бок. Мне …

Мерцают безмолвные звезды…

Мерцают безмолвные звезды. Цикады скандалят в кустах. Морского дыхания воздух окутает всех, кто устал. На всех, кто смирился, боролся, на сыщиков и на воров, на всех кипарисовой кроны струится эфирный покров. И лоб под испариной замер, прохладную ощутив ночную ладонь над глазами и крови горячий прилив в живот, в глубину …

Селена – далёкое слово…

Селена – далёкое слово, чьё имя ты носишь с собой? Чей образ ты ищешь условный в рассыпанной бронзе обойм? Селена – и трассеры шарят пунктирами наугад, идут полосою пожаров по стрелкам тактических карт, где зелень ползет по извивам шершавых и влажных щелей, где утро хрипит позывными, но вечера не мудреней, …

Экспериментальный “С” сонет

Смущен старшой сын сторожа столовой, стыдясь скрипел свининой сапога. Сваты смеялись, сплоховав слегка, спугнув стряпуху слишком сальным словом. Садилось солнце. Сморщились стога. Сливался с степью стригунок соловый. Совхозный слесарь собирал солому. Седой старик спал сном середняка. Соски селянки сжал студент-соколик. Скупой считал, скребя слюною стольник. Столяр с сивухой смаковал селедку. …

Железная дорога за кольцом…

Железная дорога за кольцом автобусной конечной остановки, где сохнет пара голубых кальсон у будки, и крапива жалит ноги у переезда, – словно бы врата в пространство без домов и пешеходов, в бескрайний мир, где травные ветра колотят в спину пришлецов негодных из смертных городов людских страстей, что ночью пышат раскаленным …

Баскетбольным щитом для гигантов…

Баскетбольным щитом для гигантов указатель на аэропорт изогнулся над трассой галантно, обозначивая поворот. Ну куда ты так гордо спешила, для кого облачалась в костюм? – своей жизни короткой транжира, накопительница сумм. Силуэт словно из силикона, он в историю просится всем, слишком нежен он для разгонов даже здесь, в скоростной полосе. …

Чугунный шаг колёс гулкоголосых…

Чугунный шаг колёс гулкоголосых неуловим и прячется во тьму, как будто бы средь шпал жирнополосых стесняется, что скор не по уму. Свой телескоп ушей тупым вопросом развернут от стола на Колыму, реакцией забавен самому: вспружинился, как ворон у отбросов. На что ему отходы собирать и хлам чужой запихивать в тетрадь? …

Первый полет человека к Луне…

Первый полет человека к Луне. В зеркале мира Америка бицепс вздула с улыбкой, довольна вполне пятым “Сатурном” – есть на чём биться за кратера, что уже миллиард лет бутафорят землянам улыбку. Впрочем, сгорели, поднявшись на старт первые трое. Если ушли бы из астронавтов раньше на день, может быть жили в …