загляни

туда где снег сквозь желтые дожди сквозь блеск гвоздей серебряных на крышке ночного небосвода где пути по вытертому бархату обивки ведут за край туда куда нельзя где механизм несмазанно рифмует придуманные второпях Слова с возней огня и запахом корицы и слышится как капает смола еловая под песню половицы где в …

бредновогоднее

Вы не забыли отключить мобильник? Надетое оставьте всяк входящий на вешалке. Она через дорогу. Переходить – на синий с облаками. А на зеленый – вслушивайтесь в шелест, со словарем читайте всплески листьев, переводите с ихнего на снежный. А вслух на ощупь находите время в песке, в ракушках, в стрекозиных крыльях …

Сплин (Из Шарля Бодлера)

Память прожитых жизней мне душу гнетёт. Унесенный в подвал пра-пра-бабкин комод (сколько рожиц забавных, забытых имен во младенчестве дед нацарапал на нём; сколько ценных бумаг, обратившихся в дым, детских локонов тех, кто скончался седым, безымянных портретов и жёлтых газет, писем с марками стран, что на карте уж нет, порыжелой трухи …

полеты во сне

полёты во сне по затмению звёзд узнаю твой путь полметра – выше не вырасти клёнчику между шпал стрелки часов вот-вот отстригут прожитый день час ночи никак не улягутся пылинки под фонарем ночная гроза кто-то выскочил с воплями на крыльцо минуту молчим потом будто чужие привет как дела конец связи иду …

Исход

мы сорок сороков веков ведем толпу пустынных разговоров пристально глядя под ноги увязающие по щиколотку они ступают точно по нашим следам заметаемым солнцем метко бьют сквозь слюдяную дрожь побелевшей флейты колкостями песчинок думая что способны защитить нас от щенячьих набегов студеного неприручаемого счастья настолько громоздкого что можно сменить сотню-другую обликов …

черный квадрат

Позвонит раз в полгода, обругает погоду – мол, ну что за мерзавка! «Заскочу, может, завтра… На двери код – такой же? Чай зеленый – не роскошь?» Аккурат в полшестого ноги вытрет истОво. Настороженной птицей по углам оглядится. Стянет шапку взъерошась. Скорчит зеркалу “рожесть”. «Вот!» – бутылка муската. Проходя: «Как сама-то?» …

черный квадрат

Позвонит раз в полгода, обругает погоду – мол, ну что за мерзавка! «Заскочу, может, завтра… На двери код – такой же? Чай зеленый – не роскошь?» Аккурат в полшестого ноги вытрет истОво. Настороженной птицей по углам оглядится. Стянет шапку взъерошась. Скорчит зеркалу “рожесть”. «Вот!» – бутылка муската. Проходя: «Как сама-то?» …

ночь и ветер

сходили на нет беззащитные зори впадало во бред черно-белое море уныло катилась над снами река что звалась небесами откуда неведомо сколько незнамо сквозь тусклый континуум суетных дел срезал обороты, вершился упрямо в лета календарные канущий день ни зверя ни птицы ни града ни снега ни листьев ни рук ни коры …

погода на послезавтра

ввиду оплошного переноса архангелом Михаилом нелинейного члена из правой части мирового уравнения в левую без надлежащей перемены знака в ближайшие дни жители планеты Земля смогут насладиться рядом незабываемых зрелищ: – в районе Экватора заметное потепление густые тропические леса одновременно вспыхнут от прямого попадания солнечных лучей прибрежные воды превратятся в гекатонны …

Благовещенье

Ленивые белые птицы слетаются вниз. Им снится печальная рыбина в море над коим ветра не властны – оно исчезает с закатом в глубинах стемневших мыслей непроницаемых для пальцев утреннего психиатра. Без страха нырнуть сквозь волны в глубокую тихую темень. Без трепета стать уловом в сети процедившей время. Беззвучно орать, точно …