Драксильское болото часть 1

Гиблое, всеми забытое место. Здесь почти не бывает дневного света, оттого постоянно мрачно и жутко. Про него ходят разные мифы и выдумки. По легендам тут обитают мерзкие твари, которых издавна называли генлоками. Эти существа маленького роста, с гнилыми, острыми зубами и когтями, а кровь их заражена скверной. Генлоков относят к низшему классу порождений тьмы, но тем не менее они опасны для остальных живых существ. Скверна заражает кровь и в скором времени отравленного ждет мучительная смерть. Первые упоминания о генлоках, как и об остальных тварях появились много тысяч лет назад, во времена Первого Мора.

4-ая когорта Четырнадцатого Молниеносного легиона, под командованием Оберина Эвергардена, шла как раз в выше упомянутое место. Драксильское болото. В Ферелдене, столице Мофларии, назревало военное восстание, когорта, вышедшая из Денерима, шла на помощь королю. Самый короткий путь в Ферелден лежал через проклятое болото и занял бы четыре дня марша, тогда как идти по дороге, огибающее болото, неделю. Оберин, опасаясь болота, все же принял решение идти именно через него, так как ситуация, происходящая в столице, требовала скорейшего прибытия его когорты. Рано утром когорта покинула Денерим, путь до болота при форсированном марше полтора дня. Когорта шла по направлению к Лысой горе, там они устроят ночлег, а оттуда до Драксильского болота оставалось совсем не много. С самого утра жар от солнца был невыносим и через несколько часов марша доспехи обжигали кожу солдат. Оберин разрешил всем снять шлем и перевязать головы сырой повязкой, но сам он этого не сделал и жар выносил вполне легко. Все-таки кентурион должен быть примеров для своих воинов.

Оберин Эвергарден был высоким 26-ти летним кентурионом 4-ой когорты Четырнадцатого Молниеносного легиона Мофларии, его отец был легатом того же легиона, поэтому Оберин с ранних лет обучался военному ремеслу, и в настоящее время по праву считался одним из лучших воинов в своей стране. Вместе с Оберином в Ферелден отправился Хаузер Эйдриан – среднего роста мужчина, носивший небольшую бороду. Не был ничем примечателен, широкоплеч, имел коротко обритые волосы. Он был старше Оберина на пять лет и по прибытии в Ферелден должен был взять командование над 6-ой когортой. Хаузер и Оберин были хорошими друзьями, они вместе участвовали в битве у Ершалаимского разлома с кунариями. Как вы уже могли понять в мире, именуемом Деймос, существовала не одна раса. Они ехали верхом впереди когорты и иногда обменивались короткими фразами. Ближе к обеду солнце уже снижалось, но по-прежнему стояло сильное пекло. Оберин дал приказ экономить воду и не тратить ее попросту. Действительно, вода уходила очень быстро, и молодой кентурион не зря опасался остаться без воды. Ближе к вечеру у вымотанной форсированным маршем когорты практически не осталось запасов воды, а ближайшее место, где ее можно было пополнить, была Лысая гора, которая уже виднелась над макушками деревьев.

– Идиоты! Я же отдал приказ экономить воду! До Лысой горы еще несколько часов, а моя фляга уже давно пуста! –ворчал Оберин. В мыслях он проклинал солнце, за его пекло. А еще его не очень то и радовало происходящее в стране. Назревающий переворот был уж слишком притянут за уши. Информация не была полностью проверена. И ему казалось, что дело в чем то другом и истинное назначение его когорты было совсем в ином, нежели охрана королевского дома.
– Оберин, не подобает командиру когорты заниматься нытьем. Ты сам разбаловал одну из лучших когорт, тебе не хватает опыта, по-моему, ты еще слишком молод для того, чтобы быть кентурионом – с усмешкой сказал Хаузер.
– Возьми мою флягу, кажется там еще есть немного воды.
– Хаузер
– Да?
– Сейчас не время для тупых шуток. Я уже несколько часов еду без воды – Оберин был темнее тучи.
– Такая угрюмость тебе не к лицу, друг мой. – сказал Хаузер и захохотал.
– Давай сюда воду!
– Вот же она, бери. – лицо Хаузера расплылось в странной ухмылке.
– Но в ней ничего нет!
– Верно, потому что моя тоже закончилась – Хаузер засмеялся так сильно, что рядом идущие солдаты недоуменно переглядывались.
– Даже в нашем положении они умудряются шутить и смеяться. Совсем ничего не боятся? – почти шепотом сказал солдат.
– А ты что боишься? Ты должен равняться на своего кентуриона – ответил другой солдат.
– Знаешь, Оберин, тебе судьбой предначертано стать великим человеком, таким же каким был твой отец.
– Не напоминай мне об отце. – раздраженно возразил Оберин.

Отец Оберина был предательски убит своим же кентурионом на глазах у своего сына. Обезумев от увиденного Оберин с крайней жестокостью убил предателя, превратив его голову в кровавое месиво. Позже выяснилось, что в этом деле был замешан Триумвират- кунарийский предводитель.

Солнце уже заканчивало свое парадное шествие по небу, и становилось немного прохладно, воздух разрядился, и пахнуло вечерней свежестью. Когорта шла облегченно и бодро, потому что до Лысой горы оставалось совсем нечего, что-то около часа.

– Наконец-то – облегченно протянул Хаузер, – Вот она, Лысая гора!
Когорта делилась на кентурии, а кентурии на контубернии. В каждой контубернии было по десять человек, которые постоянно находились вместе, будь то в сражении или при жизни в лагере. Таким образом, каждая контуберния являлась группой друзей и товарищей, живущих вместе годами.
Прогремел горн. Это означало, что пора устроить здесь лагерь. Когорта разделилась на контубернии и каждая начала обустраивать себе шатры и готовить еду. Прошло чуть больше часа, а лагерь был практически готов: шатры стояли, костры горели, солдаты были напоены водой и совсем скоро начнут есть.
У Оберина и Хаузера был отдельный шатер. Войдя в шатер, Оберин начал снимать свои доспехи. У него были валлирийские доспехи высшего качества, одни из лучших в стране. Тело Оберина было стройное, мускулистое, не лишено шрамов. У него были приятные черты лица, светлые длинные, собранные в пучок волосы, но очень темные глаза, они были почти черны, что придавало определенного шарма его образу. В Денериме он вел разгульный образ жизни, часто его находили в любовных притонах. Оберин очень любил мимолетные развлечения с красивыми, молоденькими девушками Денерима, поэтому сейчас, в походе он очень тосковал и был бы не прочь забыться с очередной распутницей. Он вышел из палатки в одних лишь походных кальсонах, и решил умыться и привести себя в порядок, перед тем как начинать есть.
Вместе с Хаузером, расположившись у костра, они принялись есть похлебку.
– У меня какое то странное предчувствие, Хаузер.
– Все дело в болоте? Неужели ты боишься через него идти?- с насмешкой спросил Хаузер.
– А что если все что говорят об этом болоте, правда? Согласно летописям, две тысячи лет назад произошел Мор… – Оберин не успел договорить, как Хаузер его перебил, – О, я знаю эту легенду, и вот что я тебе скажу, это лишь вымысел летописцев того времени. Ты хоть раз видел порождений тьмы?
– Нет, но в это болото никогда и никто не хотел  соваться! А всех кого посылали туда, больше не возвращались.
– Туда посылали небольшие отряды. Я уверен, что там уже давно стоит лагерь разбойников. Они расправлялись с этими небольшими отрядами и сами же разносили слухи про болото, чтобы не наводить на себя подозрений. Оберин смотри на вещи трезво. – ухмыльнулся Хаузер. Но Оберин как будто не слышал его.
-Нам нужно пересечь его как можно быстрее, нельзя оставаться там на ночь. Если слухи окажутся правдой, то я поведу своих людей на  смерть ….
– Не нагнетай, Оберин. У нас целая когорта, причем одна из лучших! Кого ты поставил у нашего шатра?- зевая, спросил Хаузер.
– Ролло и Торина. Я знаю их уже очень давно, они служили моему отцу.
– Хорошо, времена сейчас смутные, излишняя безопасность никогда не помешает. Тогда нужно идти спать, уже поздно.

Открыв глаза, Оберин стоял по колено в топкой грязи болота. “Где я, черт возьми? Что это за место? Болото? Что за вонь?!” Вокруг стоял смердящий запах разлагающейся плоти. По спине пробежал легкий холодок, Оберин почувствовал чье то присутствие рядом.
– Человек…. – хрипло и грубо прорычал голос сзади. – Не оборачивайся! Ты идешь в Драксильское болото, но здесь тебя ждет мучительная смерть, это моя земля. Не суйся сюда. Скоро он вернется, и вы вспомните, что такое настоящий ужас! – все тем же голосом сказал неизвестный. Оберин, оцепенел, его поразил непреодолимый ужас и страх. Он не мог заставить себя повернуться и посмотреть на говорящего.

В ушах зазвенело. Сильная боль в голове начала давить со всех сторон, казалось, что голова сейчас разлетится. Резко потемнело в глазах. А неизвестный продолжал.
– Я тебя предупредил…
Кентурион рухнул лицом в грязь….

Вскочив, Оберин понял, что он был все в том же шатре.
– Это был сон, жалкий сон, кошмар! – весь в холодном поту, тяжело дыша, сказал Оберин. – Хаузе..!- лицо его замерло. Повернувшись, он увидел жуткую картину. Тело Хаузера поразила какая-то хворь, а сам он корчился в конвульсиях. Все его лицо было в черных пятнах, глаза налились кровью и вылезали наружу. Схватив клинок, Оберин перерезал умирающему другу горло. Брызнула кровь. Мучения Хаузера закончились… Оберин выбежал наружу, ему нужно было прийти в себя. “Как же так?! Это невозможно” Он тяжело дышал и не мог поверить в то, что произошло. Немного успокоившись, кентурион осмотрел лагерь, некоторые костры уже затухли, но большинство горело. Вдруг у самого дальнего костра, Оберин что-то увидел, прищурившись он разглядел какой-то темный силуэт.” Мне чудится? Не похоже на моего солдата.” Кто-то сидел у костра, но сидел так, что свету от огня не хватало, чтобы его можно было полностью рассмотреть. Оберин замер и не сводил глаз, пристально щурясь. И тут силуэт начал двигаться. Нечто высокое и нечеловеческое встало и подошло поближе к костру так, что теперь его можно отчетливо разглядеть. Оберин начал задыхаться от страха. “Нет. Нет. Этого не может быть, мне все мерещиться”
– Тревога! Тревога! Поднять всех! – Завопил Оберин.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.