“Добро пожаловать в Великую Россию” – рассказ – Влад Визард

Арт George Munteanu http://horheart.blogspot.com/

Новый магнитный поезд китайской фирмы «Гуангсу» мчался с огромной скоростью. Он выскочил из-за горной гряды на равнину и салон сразу тряхнуло от ветров, что гуляли по этим землям. Глазам Асада открылся дивный мир необитаемой части страны, пустоши раскинулись на несколько тысяч километров от востока к западу. Ходили истории, что раньше здесь росли высокие красивые хвойные деревья, но лес был распродан, спилен и превратился в сырье для закрытых стран и Китайской сверхдержавы. Юноша знал эти истории только по словам старших мужчин и каждый рассказывал их со своими подробностями. Асад пытался несколько раз сам найти об этом информацию в станции «Вирнета» на документальных китайских форумах, в которых, впрочем, было столько цензуры, что порой одна статья противоречила другой. В целом официальные данные таких форумов гласят, что огромная часть лесного массива сгорела в Большом пожаре в середине прошлого века. Поэтому, как обстояли дела на самом деле – выяснить было невозможно.

Сам Асад был родом из небольшой деревушки в Средней Азии, до которой за сотню лет так и не добрались толком блага цивилизации. Он был в семье пятым ребёнком из двенадцати и одним из трёх сыновей. Отец сутками работал в поле, чтобы семья могла хоть как-то существовать, поэтому с детства молодой человек был предоставлен сам себе и в общем-то ничего особенного уже не ждал от жизни, не знал и не понимал: куда идти и чем заниматься. Его скорее всего ждала участь земледельца и стандартный брак по расчёту – то есть максимум, что можно было выжать из жизни на своей родине. Но все резко изменилось, благодаря одному событию, когда в канун семнадцатилетия отец вручил ему триколорный билет. Такие билеты называли настоящей путёвкой в жизнь, стоили они по местным меркам баснословных денег, но сложилась некая традиция дарить их молодым мужчинам на пороге восемнадцати лет, если конечно семья могла себе позволить. Конкретно семья Асада не относилась к подобным, но в данном случае явно большую лепту внес его старший брат, Исмоил, что в детстве принял на себя некоторые воспитательные функции, обучал его и оберегал. Но однажды брат совершенно внезапно уехал в Россию. Откуда он взял столько крипты? Неизвестно. Исмоил никогда об этом не распространялся. Ныне старший брат успешно строил карьеру в бригадирской должности на металлургическом заводе, куда, собственно, обладатель путёвки в жизнь и направлялся.

Не у всех так успешно складывалась работа, как у старшего брата, многие просто уезжали на несколько лет, зарабатывали хоть какие-то деньги и возвращались обратно, а накопленной адским трудом крипты едва хватало, чтобы обеспечить на некий промежуток времени себе и своей будущей семье достойное существование. Но пробивные люди оставались там навсегда, вкусив прикрас цивилизованной жизни единственной современной страны, в которую был разрешен въезд таким, как юноша. Асада терзали сомнения: в себе, в том, что он сможет соответствовать брату, что не вернется первым же поездом обратно…

С этими грустными мыслями и тоской в сердце по своим любимым сестренкам молодой человек, уставившись в окно, наблюдал то и дело сменяющие пустоши заросли кустарников, а по его щеке катилась слеза. Но она катилась, отнюдь, не из-за печали, а из-за того, что глаз юноши венчал внушительный багровый синяк. Асад шмыгал носом, заткнув его рукой и боролся с неутихающим потоком крови. Его нынешнее состояние являлось последствием не очень приятных событий, произошедших с юношей перед самым отправлением поезда на вокзале Самарканда. Когда он направлялся к двери вагона, его маленькую сумку с вещами и билетом срезал воришка. Асад погнался за ним сквозь толпу людей, спешащих зайти в вагон. Воришка свернул в подворотню, где на юношу набросились его сообщники и начали избивать. Тот лишь успел упасть и закрыться руками, слыша подбадривающие крики и отчетливо чувствуя каждый удар ногой. Внезапно удары прекратились, но крики продолжались, поэтому Асад не спешил открыть лицо и лежал еще несколько минут, пока все не затихло вокруг. Его нос уловил запах жжёного мяса, он открыл глаза, вокруг не было никого, кряхтя поднялся, огляделся и увидел свою сумку в пятнах крови, лежащую рядом, а также обугленный кусок пальца на ней. Из шокового состояния его вывела мысль о том, что он может опоздать к отправлению, поэтому юноша без задней мысли смахнул палец с сумки, схватил её и стремглав побежал к перрону. Он еле успел к последним секундам перед отправлением и пожалевший его управляющий вагона впустил Асада внутрь, где тот занял последнее оставшееся место в самом конце вагона и замер, уставившись в окно, думая о своём и шмыгая носом. Так и продолжалось, пока его не окликнул сосед напротив.

-Держи, брат. – послышался сбоку хрипловатый голос, принадлежащий мужчине среднего возраста, голову которого уже заметно тронула седина. Он сидел напротив парня, глядел на юношу поверх очков и протягивал упаковку с салфетками, а на соседнем с ним кресле спал другой мужчина, выглядящий значительно моложе первого. На нём был черный капюшон и черные очки. Асад осторожно принял салфетки из рук мужчины и принялся стеснительно вытирать кровавые подтеки.

-Ты сверни две и в нос засунь, они с заживляющими нано-ботами. Не стесняйся, я смотреть не буду. – дал совет мужчина и начал внимательно изучать электронное устройство в своих руках, похожее на свиток. Юноша последовал его совету и проведя нужные манипуляции, протянул упаковку обратно.

-Я видел, как ты рванул за воришкой. Мы с моим компаньоном хотели тебе помочь, но потеряли тебя в толпе. – улыбаясь спросил мужчина, принимая салфетки: “Но судя по всему, воришку ты догнал.”

-Да, но меня избили…

-Ну видимо, ты из тех, кто может за себя постоять, сумка то в итоге при тебе… Меня зовут Жасур. Ишлар яхшими? Ассалому алейкум! – отложив в сторону электронный предмет, сосредоточил своё внимание на Асаде мужчина и протянул ему руку.

-Ваалейкум ассалом! Я Абдусаид, Асад, яхше, рахмат. – произнес юноша, приняв рукопожатие.

-Куда направляешься, Асад-брат?

-В Челябинск.

-Работать или на вольные хлеба?

-Работать, к брату, он там бригадир на заводе… А… Вы тоже на работу, Жасур-бек?

-Не-е, что ты, я уже своё на заводах отработал. Вернулся было на родину, в Термез, но с семьёй не получилось, знаешь, вкусил той, московской жизни и не смог жить уже на родине.

-И как там? В Москве? – заинтересованно спросил Асад.

-Обычно, Асад-брат, люди-то всё те же, как и у нас, только что блага цивилизации на совсем другом уровне.

-А там есть русские? – неожиданно и немного по-детски звучал вопрос юноши.

-Да все, кто живет там, называют себя русскими! А если ты спрашиваешь о «тех самых русских», что жили на этих землях давным-давно, то, Асад-брат, скажу тебе, что встретить «того самого русского» — большая редкость. Они в основном в закрытых для нас странах живут, в Европе и Северной Америке, например, но только это уже не русские, я считаю. Это люди с русскими корнями, потому как народа — русских уже практически не существует, остались только те, кто такими себя называют. Есть конечно немного представителей в русской резервации, но туда никого не пускают. Но, пожалуй, ещё можно встретить «того самого русского» в Москве, или Петербурге, хотя это единичная вероятность.

-А Вы, Жасур-бек, видели русских, ну, «тех самых русских»?

-Честно? Один раз только, когда был таким же молодым, как ты, юноша. Мой сосед Маруф был пойман на воровстве и когда был суд, судьёй оказался пожилой мужчина и он был «тем самым русским».

-Что, у него реально такая белая кожа, как хлопок?

-Да, и глаза светлые…

-Ничего себе!

Поезд вырулил на край огромного глубокого каньона и начал огибать его по кругу. Молодой человек отвлекся от разговора и застыл, заворожённо вглядываясь в темную пучину дна, глубину которого невозможно было четко разглядеть невооруженным глазом.

-Это каньон “Байкал”, не поверишь, Асад-брат, раньше здесь было озеро, оно даже считалось самым чистыми и самым глубоким озером во всем мире. Но когда-то все эти места были проданы китайцам за бесценок, а те, за полвека оставили после себя одни пустоши и каньоны.

-Ого, я думал, что это просто легенды. А русские — что? Ну, «те самые русские». Почему они допустили такое?

-Так русские и продали, их уже тогда было слишком мало, чтобы держать под контролем столько своих земель.

-А почему, Жасур-бек? Это же была настоящая сверхдержава, я столько о них слышал…

-Знаю, что сначала они просто сами по себе естественно вымирали, пустели деревни, маленькие города, а в их столицах становилось все больше и больше людей с юга, потом, после мирового кризиса их государство стало рушиться на глазах, и много русских эмигрировало в закрытые страны, ну кто мог, конечно, или кого пригласили. А туда, Асад-брат, не приглашали обычных людей, только тех, кто мог принести пользу. В основном врачей, учёных и прочих нужных специалистов. И конечно же, каждый пытался прихватить с собой кусок побольше, а тем, кто остался, ничего не оставалось, как распродать последние крохи того, что имеется. Так они просто пытались выжить. Затем последовало ухудшение экологии, всемирное глобальное потепление, в общем, тотальная вырубка сибирской тайги дала о себе знать. Кто к тому моменту остался здесь жить, больше не мог иметь детей из-за ужасных жизненных условий, а кто мог — наверно, не хотел их рожать в такой обстановке. И Великая Россия канула в лету, сродни Древнему Риму. Она не была побеждена, не была сожжена, она, будто больная раком, сгнила изнутри, а остатки живой плоти расхватали шакалы со всех сторон. От Великой железной дороги и тот один путь остался, через Китай…

-Правда? Об этом я не слышал… Но как же так, Жасур-бек? Ведь страна то существует, там живут люди, работают заводы и есть города и даже мегаполисы.

-А вот так! Страны на самом деле такой уже нет. “Россия нынешняя” представляет из себя огромного топ-менеджера: земли куплены компаниями, которые выжимают последние крохи из оставшихся в них ресурсов, а в городах живут рабочие этих компаний. Полиция и власть — сплошь китайцы, или лояльные им, в каждом городе понатыкано заводов, экология на нуле. Сам всё увидишь, что представляют остатки былого величия этой страны. И совсем уже скоро здесь не останется ничего, что можно было бы высосать из этой земли, но не бойся, Асад-брат, на наш век ещё хватит.

-Я и не знал… Вы уверены, что именно так все было? в “Вирнете” совсем другая информация…

-Больше верь китайскому “Вирнету”, там и не такого навешают на уши… Я журналист и историк, Асад-брат, я много всего изучал и знаешь, что понял? Вот тебе мой совет и урок на будущее: раз уж ты собрался некоторое время жить в этой стране. Никогда не доверяй всему, что видишь вокруг. Китайская Сверхдержава, что называет себя Большим братом России, и что вызвалась поддерживать и оберегать эти земли, на самом деле самый настоящий оккупант, и не брат совсем ни «тем самым русским», ни тем, кто живет в этой стране и называет себя русскими. Они всего лишь шакалы, которые вцепились в глотку умирающей жертвы и поедают с неё последнее тухлое мясо, что осталось, и они никогда и ни в коем случае не отцепятся и ни с кем не поделятся. Я считаю, что они изначально так всё продумали и сделали, чтобы получить эти земли для ресурсов и сырья на пару сотен лет вперё

-Внимание, граждане, поезд останавливается для внеплановой проверки, приготовьте свои документы и пройдите аутентификацию глазной сетчатки. – резко прервал его слова механический голос в динамике громкой связи.

Поезд начал снижать свою бешеную скорость, и мир за окном обрел чёткие контуры. Вокруг виднелись руины какого-то города, юноша заметил полустёртую надпись “Новос…” на одной почти целой стене. За руинами из-за горизонта показались огромные небоскрёбы, состоящие из ржавых металлических контейнеров. Поезд заехал прямо вглубь этих небоскрёбов и начал останавливаться, отчего внутри вагона стало темно и многие пассажиры начали оглядываться вокруг, волноваться, кто-то даже паниковать.

-Жасур! – резко вскрикнул вскочивший ото сна мужчина в черных очках.

-Тише.

-Какая проверка? Откуда? Не должно быть остановки, тем более здесь! Это скоростной! Не должно же! Никогда не было остановок! Мы так не договаривались рисковать! Я не смогу пройти проверку, они узнают… Надо уходить!

-Тише, я сказал! Мы должны пройти проверку! Здесь бежать некуда, мы умрём без защиты. Попробуем как обычно, должно сработать!

-А с пацаном что будем делать? – кивнул в сторону юноши мужчина в очках.

-Ничего, пусть едет дальше. – произнес Жасур и обратился к своему попутчику: «Асад-брат, я не буду ничего объяснять, но знай, мы не плохие люди, не воры, не мошенники, не убийцы, поверь брат. Что бы ни случилось, не дергайся и ни за что не вставай с места, все будет хорошо. Яхше?»

-Яхше… – произнес юноша в недоумении.

Несколько минут они сидели в молчаливом напряжении. Замигал фонарь на герметичных дверях и они распахнулись, в вагон зашли двое солдат в боевых экзоскелетах. Такие юноша видел только в «Вирнете». На спине каждого были нарисованы эмблемы с иероглифами и что конкретно было там написано, парень не совсем мог разобрать, так как только только начал учить китайский перед поездкой. Выглядели солдаты устрашающе, они казались огромными, покрытыми броней глыбами.

-”Лонг Джа” седьмого поколения, с усиленной модификацией химзащиты. Это хорошо… – произнёс Жасур, в его взгляде читалась максимальная собранность. Первый солдат тем временем проверял пластиковые документы и билеты, а второй сканером сетчатки пассажиров. Напряжение нарастало по мере приближения солдат, каждая секунда внутренних часов гулко щелкала в голове юноши, наконец солдаты добрались до последних мест в вагоне и очередь проверки дошла до Асада. Внутренние часы забили звоном вовсю.

-Предъявите документы и пройдите сканирование сетчатки. — пробасил солдат своим голосом, усиленным динамиком шлема. Юноша дрожащими руками отдал ему билет и пластиковую идентификационную карточку, а затем приложил глаз к сканеру сетчатки, в который солдат вставил пластиковую карту.

-Абдусаид Сармусоков, данные подтверждены, занесены в базу, нарушений нет. – донеслось из динамика считывателя.

-Хорошего пути, гражданин. – солдат протянул обратно карту и билет.

Юноша все такими же трясущимися руками забрал свои документы.

-Предъявите документы и пройдите сканирование сетчатки. – обратился к Жасуру солдат. Тот протянул ему билет с пластиковой картой и процедура идентично повторилась.

-Жасур Файзидинов, показатели соответствуют данным в базе, нарушения погашены. – отчитался голос в динамике считывателя.

-Хорошего пути, гражданин. – солдат протянул билет и карту мужчине.

-Предъявите документы и пройдите сканирование сетчатки. – обратился солдат к мужчине в черных очках.

Мужчина в очках протянул билет и свою карту в пустоту.

-Простите, я слепой, считать сетчатку не получится.

-У вас отсутствуют глазные яблоки, или заменены протезами?

-Да, у меня протезы, но они разряжены.

-Покажите.

Мужчина приподнял очки и Асад заметил шрамы вокруг глазниц, внутри которых виднелись белёсые глазные яблоки, посередине них находились выцветшие зрачки. В этот момент второй солдат вставил пластиковую карту в считыватель.

-Не могу сделать подтверждение без считывания, баг какой-то? – обратился второй солдат к первому.

-Наверно. Как всегда нам самое хреновое оборудование достается. – пробасил первый и обратился к мужчине в очках: «Гражданин, придется приставить протезы к считывателю, они ведь у вас зарегистрированы?»

-Да, коне…

Это безобразие, он слепой, вы издеваетесь, да как вы смеете?! – взорвался Жасур.

-Гражданин, успокойтесь, иначе мы применим силу, занимайтесь своими делами и не мешайте! – угрожающе заткнул Жасура первый солдат.

Жасур замолчал, с опущенной головой достал свой электронный прибор в виде скрученного свитка и начал судорожно крутить его в руках. Слепой мужчина с помощью солдата приложил глазницы с протезами к считывателю, в этот момент Асад заметил, как в Жасуре вскипает внутренний гнев настолько, что он даже начал сжимать кулаки. Видимо ситуация разворачивалась иначе, нежели рассчитывали попутчики.

-Личность с карты не соответствует личности гражданина. – заверещал считыватель. В это же мгновение из “электронного свитка” Жасура вылетел луч, поразивший первого солдата, экзоскелет импульсивно задергался, все датчики на нем погасли и он замер в одной позе, словно окаменевший. Второй солдат, успел только вскрикнуть и направить штурмовую винтовку в сторону слепого, но не успел ничего сделать, потому что мужчина, оказавшийся зрячим, прострелил ему плечо из бластерного пистолета, отчего экзоскелет второго солдата повторил действия первого и тоже застыл. Изнутри шлема послышались глухие ругательства на китайском языке. Шум привлек внимание всех пассажиров вагона, послышались визги женщин, кто-то попытался сбежать из вагона.

-ВСЕМ СТОЯТЬ! – крикнул слепой мужчина, направив бластерный пистолет на пассажиров и продолжил говорить дальше уже спокойным тоном: «Сядьте на свои места, сохраняйте тишину и мы никого не тронем!»

-Личность с карты не соответствует личности гражданина. – продолжал верещать считыватель. А перепуганные пассажиры сели на свои места и старались следовать указаниям «Слепого» с пистолетом. Вместе с ними не дёргался и Асад, казалось, что он вообще забыл как дышать.

-Ну зачем ты солдата покоцал, я бы успел вывести из строя оба экзоскелета. — произнес с упреком Жасур, резко подскочивший к экзоскелету первого солдата. Он вынул из рук солдат винтовки и передал их своему попутчику.

-Я на автомате, без задней мысли, Жасур-жон, так учили… Много времени тебе нужно?

-Должен успеть до перезагрузки! – ответил Жасур и выверенными движениями, как будто занимался этим всю жизнь, начал разбирать экзоскелет первого солдата. Сняв основные детали брони, он расстегнул внутренний защитный комбинезон серебристого цвета и в его руки выпало безжизненное тело.

-Не бойся, Асад-брат, он жив, я же говорил, что мы не убийцы. – обратился он к юноше, оттаскивая тело в сторону. Вынул из своих штанов ремень, быстрыми движениями связал им сзади руки и ноги солдата и торопливо принялся разбирать броню второго экзоскелета. Асад ошарашенно, и казалось совершенно не мигая, глядел за всеми этими манипуляциями.

-Личность с карты не соответствует личности гражданина. – считыватель продолжал верещать одно и то же. Это вывело «Слепого» из себя и он, скабрёзно ругаясь, в хлам растоптал прибор каблуком ботинка.

-Как ты еще с такими глазами точно в узел генератора сумел попасть? ты сильно рисковал. Будь они в экзоскелетах другого типа, так легко мы бы их не остановили, нельзя так, теперь на нас точно будут охотиться. – произнес Жасур нравоучительным тоном.

-Они бы и так охотились, рано или поздно. Ты сможешь запустить второй? – спросил мужчина с глазными протезами, глядя как Жасур снимает броню с экзоскелета второго солдата.

-Конечно, я такие в своё время собирал. У них есть дефект, резервное питание автоматически не запускается. Ну, что, пора доставать птенчика из скорлупы. – напевая какие-то мотивы Жасур расстегнул комбинезон химзащиты, в нос ударил едкий запах палёной электроники и жжёного мяса. Внутри корчился от боли второй солдат, прикрывая рану на плече рукой. Он вышел из каркаса экзоскелета и по указке Жасура отошел к стене, присев и облокотившись на неё.

-Террористы! Вас поймают! – со слышимой одышкой и презрением произнес раненый солдат. Но мужчины его не слушали, «Слепой» следил за пассажирами вагона, а Жасур вскрывал микросхемы и производил с ними понятные только ему манипуляции. Затем человек с глазными протезами поместился внутрь каркаса второго экзоскелета и застегнул на себе защитный комбинезон. Жасур перемкнул клеммы на торчащем шлейфе и экзоскелет ожил. Его попутчик торопливо снял с глаз линзы белёсого цвета, имитирующие протезы, выкинул их на пол и надел на голову шлем. К Асаду он стоял спиной, поэтому юноша не видел, как выглядят его глаза на самом деле.

-Он работает не на полную мощность. – с помехами донесли динамики второго экзоскелета голос “Слепого”.

-Чудо, что он вообще работает. – с упрёком ответил Жасур, возвращая элементы брони на свои места. Затем он разместился в каркасе первого экзоскелета, повторил свои действия, только уже без раскручивания микросхем, запустил экзоскелет и при помощи напарника установил элементы брони. Мужчины подвигали конечностями, усиленными электроприводами, чтобы хотя бы немного привыкнуть к управлению и собирались двинуться к выходу.

-Вы совершили преступление против страны, напав на нас! – вновь оживился раненый солдат. Отчего Жасур взорвался праведной тирадой, усиленной динамиком экзоскелета, ему в ответ: «Ты, шакал, как ты смеешь говорить от лица этой страны? Эта страна когда-то показала вам пример, всегда считала вас своим союзником, а вы же в этой время отгрызали себе все больший и больший кусок, жадно запихивая в пасть! Вы, со своей сверхдержавой, истребили все коренное население, оккупировали и захватили земли! Вы, как вампиры, высасываете последние жизненные силы из этих земель. Но недолго вам осталось! Если русские не смогли с вами справиться и теперь уже не смогут, потому что вы почти всех извели, то значит мы станем русскими, а если надо, то «теми самыми русскими» и возродим народ и выгоним вас отсюда! Русские это не просто народ, Русские это идея, Русские это догма, Русские это душа! Мы “Свободная Россия”…»

-Успокойся, Жасур-жон! Пойдем отсюда, у нас есть время уйти тихо. – прервал его “Слепой”. После чего Жасур пришел в себя и обратился к испуганному юноше с толикой пренебрежения в словах: «Большой брат никому не брат, запомни, Асад-жон». Он развернулся и двинулся к выходу, держа винтовку на изготовке. За ним следом начал двигаться “Слепой”, но остановился, повернулся к Асаду и отключил визор на шлеме. Юноша увидел лицо и глаза мужчины.

-Исмоилгахам салом айтиб кёй. – произнес он, подмигнув глазом голубого цвета, и пока у Асада свело челюсть от удивления, удалился в даль вагона вслед за Жасуром, где тот сумел с силой распахнуть герметичные двери. Асад хотел за ними побежать, что-то сделать, сказать, спросить, узнать… но минута шла за минутой, а юноша так и не двинулся с места, вцепившись мертвой хваткой в подлокотники сидения, будто парализованный. И неизвестно, чудились ли ему в этот момент звуки выстрелов снаружи, или Жасур с попутчиком смогли тихо уйти… В вагоне никто не двигался и стояла гробовая тишина. Асад продолжал сидеть без движения, находясь в собственном вакууме мыслей.

-Малец! Помоги мне! – резко обратился раненый солдат и юноша от испуга вздрогнул, выйдя из ступора.

-Ну чего смотришь, помоги, говорю! – сердито повторил он.

Асад помог ему подняться и доковылять до прибора связи с машинистом, солдат сообщил об инциденте, вызвал подмогу и врачей. Затем юноша помог ему присесть на сидение.

Что с ними будет? – спросил молодой человек.

-Тоже, что и со всеми террористами: поймают и казнят, как собак! – яростно ответил солдат и уже более снисходительным тоном попросил юношу развязать своего напарника. Пока Асад пытался его распутать, герметичные двери распахнулись и в вагон молниеносно влетели двое солдат в идентичных экзоскелетах, двигая штурмовыми винтовками в боевой готовности из стороны в сторону. Юноша испугался и поднял руки вверх, один из экзоскелетов грозно надвигался в его сторону.

-Стой! Малец не причем, он помогает. – остановил его раненый солдат и обратился к Асаду: «Всё, сядь на место и не двигайся.»

Юноша нервно подёргиваясь присел на своё место и немигающими глазами наблюдал за тем, как потерпевшими солдатами занялись медики. Первому они что-то вкололи в вену, а второму залепили сквозную рану дурнопахнущей желеобразной субстанцией жёлто-бурого цвета. Последний в это время сообщил ориентировки на Жасура и его попутчика солдату из подмоги, а тот громко выкрикивал их по радиосвязи. Второй из подмоги периодически удивлялся, откуда террористы смогли достать такое мощное оружие, пробившее броню экзоскелета.

Но Асад не особо обращал внимание на происходящее вокруг, он пребывал в прострации и казалось, что его голова вот вот лопнет, от переполняющих его мыслей. Кто такие его попутчики? Почему они скрываются? Что такое “Свободная Россия”? Почему они здесь? Зачем напали на солдат? Откуда Жасур умеет так лихо управляться с электроникой? Глаза! Почему у того мужчины были голубые глаза?

Тем временем медики уносили пострадавших солдат на носилках, а к юноше обратился солдат из подмоги, сказал, что его допросят в пункте прибытия и гулкими тяжелыми шагами удалился из вагона вслед за остальными. А еще через пару минут поезд сдвинулся с места и затаившуюся тишину заполонил гвалт пассажиров, рьяно обсуждающих между собой произошедшие события.

Но Асад пропустил мимо ушей слова солдата и не обращал внимание на разговоры пассажиров. Его волновал, пожалуй, самый интересный вопрос из всех, который он мысленно задал себе: «Почему «Слепой» передал привет Исмоилу?”

-Стоп, а я вообще называл имя брата?…

* * *

Поезд, подъезжая к Челябинску, начал терять скорость и через несколько минут остановился в специальном пропускном пункте, негласно разграничивающем необитаемую часть страны с обитаемой. Небо над городом протыкали сотни заводских труб, изрыгающих из себя внушительные клубы чёрного дыма. В динамиках громкой связи послышался механический голос:

-Внимание! Граждане две тысячи сотого года рождения и моложе обязаны пройти в пункт регистрации А, граждане до две тысячи сотого года рождения приглашаются в пункт регистрации Б. Добро пожаловать в Великую Россию.

(с) Влад Визард, 2019

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.