Слабость

-Ты придурок чёртов, ненавижу тебя, будь ты проклят!

Рыдания, нервные всхлипывания… Пытается вырваться, но… нехотя. Дурочка… Каждое его ребро вибрирует от её плача. Но он не отпускает. Наоборот, сжимает ещё крепче, изо всех возможных сил. Он знает, что она слаба, она импульсивна, эмоциональна… Дурочка…

-Идиот! Не хочу тебя больше видеть, ты… ты… грёбаный придурок!

Он молчит, ни единого слова. Только крепче сжимает в объятьях.

Уже почти год как они стали встречаться. И уже почти два месяца, как она стала так часто плакать, кричать на него, обвинять… Обвинять просто из-за того, что он ничего не может сделать. Может лишь слушать, поддерживать, всё так же, как и раньше, молча любоваться её карими, почти чёрными глазами, бледным, почти фарфорово-белым лицом… Но рак – его он победить, увы, не может.

В одиночестве, по ночам он долгие часы пытался, пытается и будет пытаться понять, какого чёрта она должна просто так взять… и умереть. Без причины. Потому что рак так «захотел», потому что её иммунитет оказался не такими эффективным, как у других, здоровых людей. Этот чистый человек, этот ангел во плоти не должен умереть, не заслужил…

Он видел, как два месяца назад она стала угасать… Пропал её чуть озорной блеск в глазах, пропал энтузиазм к жизни, хобби… Нет, она не бросила играть на фортепиано. Но… Но это занятие стало лишь способом заглушить свои мысли, уйти от реальных проблем. Которое не очень-то и помогало.

Он пытался. Правда, пытался ей помочь. Задействовал все свои связи, всех своих родственников и знакомых, чтобы они могли найти хорошего врача. Оббегал все больницы, облазил все сайты по исследованиям рака, записал её в экспериментальную группу… Но рак не сдался, ни на йоту. Наоборот, стал только быстрее расти, будто возмущаясь и мстя за все попытки этих жалких людей…

Она держалась, как могла. Сначала. Месяц. Он видел, как она боится. И нет, не умереть. Потерять его. Оставить его без себя, без той части, которая дополняла его, давала ему хоть какой смысл в этой серой, обыденной и жалкой штуке, под названием «жизнь». Она улыбалась, смеялась, шутила, рассказывала о прочитанных книгах, о новых придуманных музыкальных импровизациях… А в глазах был огромный, всепожирающий страх.

Но потом она сдалась. Она плакала почти каждый день. Она кричала, упрекала его, ничего не говоря о причинах. Но он понимал, что виноват, виноват в своём бессилии, неспособности помочь. Виноват, что дарил ей надежду, говоря, что она выздоровеет, её вылечат, ей станет лучше. Всё это понимал и отчаивался. Понимал и пытался обнять её так, чтобы успокоить, чтобы хоть как-то поддержать.

– Когда я наконец сдохну, чтобы ты от меня отвалил?! Уйди! От тебя только хуже.

А он не отпускает. Он знает, это не она, это её слабость кричит, это рак пожирает её волю, силы, энергию.

Да, она слабая. Но он ещё слабее… У него гораздо бо́льшая, важная слабость. Это она сама.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.