Семь часов.

Был вечер. Или ранее утро – он не знал точно, так как уже давно выпал из реального течения времени, да и не видел смысла туда снова впадать. Его окружала тёмная как сама по себе, так и от недостатка солнца кухня. Было тихо. Только жужжание мухи, нарезающей пикеты, нарушало её. Ну и звуки таскания чего-то невероятно тяжёлого за стенкой. И «мелодичный» джыыыииинь газонокосилки за окном. А так, в целом, было тихо.
С хмурым и задумчивым лицом человек пил чай. Это занятие продолжалось уже десять часов. Даже если бы ему сейчас подменили чай на что-то другое, например, на чистящее средство, он бы и не заметил.
Лицо было задумчивым, так как он думал. Напряжённо так думал. Мыслей было столько, что их хватило бы на всё население земли штук по сто.
Его кот с ним заговорил.
Нет, это было не предсказуемое и обыденное «мяу». Или как раньше выдавал Семён (ага, дурацкая кличка): «мрыяу». В этот роковой день из пасти кота вышла вполне связная, конструктивная, человеческая речь. Тирада. Самое странное, что она была наполнена смыслом. Человеческим, понимаете, смыслом… Ни какие-то там требования более комфортной кошачьей жизни, не просьбы вроде «пожалуйста без кастрации», не пожизненный запас Вискаса. Нет. Семён ошарашил его именно сутью своей речи. Слово в слово она запала, вцепилась в мозг мужчине и не выходила до сих пор.
«Знаешь, что, дорогой хозяин? Я очень долго думал об этом, и не могу больше молчать. Ты полный идиот. Это правда. Ты всё хочешь какого-то счастья. Но это абстрактно. Что именно для тебя счастливая жизнь? Ты даже не можешь толком объяснить. Ещё забавляет твоё нахальство, наглость, причём наравне со страхом. Ты трындишь какую-то чушь, но полностью уверен в её разумности и логичности – шутка ли? Ты уверен в своей сволочной натуре, в своём безразличии почти ко всем и всему, и в то же время пытаешься выпендриться, понравиться. Нет, иногда-то у тебя и правда появляются какие-то умные мысли, бывает. Но суть в том, что ты их не высказываешь, потому что трус, боязливый, никчёмный трус, неспособный противоречить мнению друзей, коллег, знакомых. Не понимаю, зачем тебе вообще нужны мозги, если ты ими по делу не пользуешься? Напихиваешь туда одну пошлятину, бред, какие-то абсолютно ненужные и иллюзорные потребности. Не стыдно, а? Эволюция тебе такую шикарную драгоценность подарила, а ты…»
При всём при этом, глаза животного были направлены на хозяина. С укоризной? С отчаянной жалостью? Да нееет… Или да?
Затем, немного подумав (Подумав? Серьёзно?), кот добавил: «Ты, конечно, можешь принять это за помутнение твоего рассудка. От усталости, переработки, например… Хех, ну дело твоё. Но суть мысли никуда не уйдёт и не поменяется, понимаешь? Ты даже можешь сбегать к психотерапевту. Но, не думаю, что тебе там реально помогут. Они тебя выслушают, несомненно. Ещё так, знаешь… смотря по-родительски заботливо, чуть грустно и жалостливо. А потом – сам знаешь, куда тебя запихнут. И сам знаешь, чем будут пичкать. Выбор за тобой. Кстати, меня разрешаю не благодарить. Я тебе добра желаю. Серьёзно. Это тебе за то, что спас меня от голодной смерти на улице… Больно смотреть, как ты деградируешь и тупеешь просто… И да – тебе никто не поверит.»
После всего этого он стал как ни в чём не бывало мыть морду. Будто бы таким образом ещё более представляя ситуацию в сумасшедшем виде. Хорошо, что кружка свежекипячёного чая стояла на столе, иначе бы она превратилась в груду осколков.
Это было семь часов назад. И с тех пор человек не произнёс ни слова. Да и кому, коту?
Семь часов густой, как домашняя сметана, тишины. Не считая всех тех внешних звуков, конечно. И не беря в расчёт мысленные неструктурированные крики. И вот как теперь? Вот чё делать-то? Быть-то как?
Первые мысли были об абсурдности ситуации: «Кот? Говорит? КАКОГО ХОРА?!». Так продолжалось где-то час. Он тряс кота, пытаясь разговорить его снова, орал на животное, как сумасшедший (хотя, почему «как»?) – никакого результата. Только недоумённые и… чуть ехидные (?) глаза наглого существа спокойно смотрели на человека.
Затем мыслительный процесс переключился на саму речь «просветителя».
«Он мне говорит о счастье? Мне? Человеку? Ха… Он-то явно счастлив – у него всё есть теперь – и дом, и каждодневная еда, и кошки вон дворовые – лепота. А я? Где моё счастье? Что оно для меня значит?»
Мужчина водил чайным пакетиком по кругу кружки. Но водоворот чая его не капли не успокаивал.
«Ну… Хм… Семья? Любовь? Это счастье? Но ведь тогда получается, что оно будет зависеть от других людей. Которые могут в любой момент тебя предать, просто измениться или изменить тебя самого не в лучшую сторону… Нет, если это и есть счастье, то точно не моё.»
«А что же тогда?» – человек снова поднял глаза на кота в надежде на ответ. Но, увы, животное только повернуло голову к окну и прищурилось от солнечного луча.
«Работа, карьера, деньги, друзья, творчество? Что?! Ну вот первое, работа с карьерой. Хорошо. Это прожигание всей своей жизни ради чего? Ради денег? Зачем? Ну вот заработаю я миллиард и что произойдёт? Это сделает меня счастливым? Ну… да. Допустим. Но ведь только на какой-то срок. Все эти штуки, которые будут куплены ничего не дадут. Никакого удовлетворения жизнью…»
Солнечных лучей стало больше, но темнота кухни почти не изменилась. Ему давным-давно уже было пора на работу, но он не двигался с места.
«А друзья? Дружба в принципе. Это вообще что такое в истинном понимании? Полное доверие к другому человеку и наоборот? То есть как и любовь? Нет… Снова счастье, зависящее не от тебя самого… Это глупо. Это неправильно.»
«Что же тогда правильно?» – было ощущение, будто его «я» разделилось на две спорящие стороны.
«Осталось творчество. И чем же я могу похвастаться в этом, а? Пение? Рисование? Писательство? Всё не то… Вышивание крестиком? Хах, конечно… Пою я как петух, которой наступил на детскую пищащую игрушку. Рисую как… Да и не знаю, как. Когда я в последний раз рисовал-то… Писательство? Да у меня даже четверостишья никогда не получались!»
Нарезание кругов чайным пакетиком стало быстрее.
«Давай возьмём хобби. Что это для меня? Чтение фантастики? И как это со счастьем связать? Да бред какой-то… Просмотр сериальчиков? Ещё хуже… Боже, да я ни на что не годен».
Мужчина медленно отставил кружку в сторону и отчаянно схватился руками за голову.
«А может это всё сон? Может я ещё сплю и вся эта ересь мне только снится?». Для проверки этой версии он попытался с силой вырвать клок волос. «Ай, чёрт, больно! Нет… это не сон… это чёртова реальность…»
Стул повалился на пол. Шаги, мерящие периметр комнаты.
«Я что-то должен понять. Что-то оооочень важное. Что? Я ведь не полный дебил!»
Человек остановился возле окна и стал бесцельно осматривать улицу. Машины-машины-машины- поток людей. Полулюдей, полумашин…
Был уже примерно полдень. Осень. Солнце издевательски палило в стекло окна, как бы пытаясь испепелить глазные яблоки. Но мужчина не прищурился ни на миллиметр.
«Что для меня важно? Для чего я живу? Хотя бы какая-то мельчайшая цель… Если убрать все эти материальные штуки, вещи, что от меня останется? Что несмотря на это будет приносить мне истинное счастье?»
Ничего. «Ничего?! Да как так?! Этого не может быть!»
Его тело обмякло на пол, руки крепко обхватили колени и он стал покачиваться из стороны в сторону.
«Мне просто нужно больше времени для раздумий. Больше времени и всё. Да. Так и есть. Ведь это как физические тренировки – если сразу начать с чего-то сложного, то это будет не привычным и очень сложным для организма, верно же? Хаха…»
В этот момент кот спрыгнул со стула и как-бы дружески потёрся о ноги хозяина.
«Мне тебя жаль» – чётко прозвенела фраза и она явно была не из уст мужчины.
«Что? Что, мать твою, ты сказал?!!» – человек переместил колени на пол и впился глазами в животное. «Не смей молчать! Ты не можешь просто так издеваться надо мной! Ты всего лишь кот!» – последнее слово почти затерялось в хрипе.
Но «всего лишь кот» только потёрся мордой о лицо хозяина. Саркастически? Возможно…
Мужчина с опаской взглянул на Семёна и поспешно отодвинулся в противоположный угол.
«Это всё оооочень странно… Может, это переутомление? Сколько я уже не сплю?» – нарастало ощущение помутнения рассудка.
«Странно-странно, очень странно, странно-странно» – параллельно с возобновившимся покачиванием стала напеваться фраза.
В это мгновение и правда произошло что-то очень странное. Хотя, это даже мягко сказано. Что-то из ряда вон выходящее, невероятное. В один момент тело человека… скукожилось и уменьшилось в размерах раз в десять. Теперь уже маленькая голова недоумённо повертелась из стороны в сторону, как-бы принюхиваясь к окружающей обстановке. А затем это существо просто взяло… и убежало в щель возле холодильника.
Кот, наблюдавший всё это действие, невозмутимо продолжить намывать лапы…
И кто бы мог подумать, что вся эта история, с начала до конца, происходила в голове у лабораторной крысы, эксперимента ради напичканной до отказа ЛСД.
«Интересно, что же она думает?» – размышлял молодой ещё нейробиолог, заинтересованно смотря на сканирование мозга грызуна.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.