Фронталочка

Спальные районы Москвы бедны на интересных персонажей. Люди здесь по большей части угрюмые, а мысли не забегают дальше следующей недели и не поднимаются выше девятиэтажек.
Вон бабка лет семидесяти тащит продукты в свою нору, пропахшую старостью настолько, что даже тараканы достигают там полового созревания на 20% быстрее своих родственников из соседних квартир. Такие бабки распространены повсеместно, их можно встретить абсолютно в любом городе нашей обрюзгшей родины, достаточно лишь настроить своё обоняние. Я уверен, бабки размножаются подобно вампирам и зомби, вот только следов от укусов, по понятным причинам, не остаётся.
Вы скажете, что это неправдоподобно, но как иначе объяснить тот факт, что их с каждым днём становится все больше и больше? Учёные со всего мира бьются над загадкой старения: одни отстаивают теорию свободных радикалов, другие пытаются втирать что-то про теломеры, но точного ответа так никто и не дал. А тех кто приближается к отгадке обычно самого превращают в нудного и сварливого шарпея.
Но не только бабки встречаются в этих районах. Вот, к примеру, школьник идёт домой. Он выбрал наиболее длинную и извилистую дорогу, чтобы хоть немного подышать улицей. Через пару лет его кто-то научит вовсе не идти домой, пить пиво с друзьями в чужой машине и засыпать на вписках, свесив ногу с кровати во избежание “вертолетов”.
Вот ты читаешь это и думаешь, что я смотрю на жизнь слишком пессимистично, что я непременно мизантроп, интроверт и вообще какой-то социофоб, но это совсем не так, ведь дальше последует описание молодой и красивой женщины с ребёнком в коляске, и ты бесчувственный монстр, если улыбка умиления не появится на твоём лице.
А вот, кстати, и эта женщина. Как ни странно, у неё нет синяков под глазами, а на лице иногда проскакивает почти улыбка. Я даже верю, что она искренне любит своего ребёнка и рада ему, хотя и не совсем была к нему готова. Карапуз, кстати, тоже выглядит вполне здоровым и крепким. Судя по модному джинсовому наряду и крохотным кроссовках, родители хотели мальчика. Можно было бы написать ” Судя по модному джинсовому костюму и крохотным кроссовкам, это мальчик”, но ведь так можно и ошибиться, а врать или недоговаривать своему читателю нельзя.
Ну вот, не получилось умилительного описания, но поверьте, ребёнок действительно вызвал у меня улыбку. Однако судьба этого карапуза давно предрешена средой его обитания: мама его рано или поздно устанет от поиска подходящего отчима для своего сына, станет раздражительной, он же, в свою очередь, начнёт выбирать пути домой подлиннее, где-нибудь на этом пути его найдут друзья, научат отдыхать, а на одной из пьяных вписок его незаметно укусит в шею старуха, как всегда не оставив следов. А может я и ошибаюсь, ведь альтернативной длинного пути по улице сейчас является всемирная сеть. И в слове “всемирная” “мир” нужно понимать исключительно как планету. Попав в сеть, школьник уже не сможет вновь отправиться в открытое плавание и будет биться хвостом и плавниками со своими сородичами, пока сеть поднимает их все выше над уровнем привычного им водоёма. А оторвавшись от своего биома и поглядев на него сверху, он содрогается и уже намеренно не шевелится, чтобы не выпасть из сети пока его мать не будет укушена старухой и не заразит, в свою очередь, сына. Но это только первый тип поведения в сети. Есть ещё и второй: поднявшись над уровнем панельных домов, паренек может загореться идеей преобразования родного пруда или решить, что он и его район слишком разные и не подходят друг другу. Но эти тонкости, по большому счёту, только отвлекают от надвигающейся угрозы полного вырождения нашего вида в пользу более приспособленного к этой местности вида Homo Digastricus.
Я сначала сказал, что нельзя точно сказать про пол этого ребёнка, а потом назвал его пареньком не по оплошности, но и настоящий его пол я тоже не узнал, просто мне хочется рассказать именно про паренька.
Изначально я хотел описать ещё и мужчин среднего возраста, попрошайку лет 12 и мёртвого революционного матроса, но моё внимание привлекла девушка лет 17 с напряжённо-задумчивым взглядом. Тоже не весть какая редкость в наших просторах. Вам наверняка встречались такие: какая-нибудь полу свежая одежда, волосы, собранные в хвост, лицо красивое, но какое-то холодное и бледное. Но вот что действительно привлекло моё внимание, так это отсутствие наушников. Такие всегда носят наушники и слушают либо песни уже мёртвых исполнителей, либо какой-нибудь авангард современной музыкальной поэзии.
Но музыку она сейчас не слушает и даже вряд ли прокручивает её в голове. Можно было бы предположить, что у неё сел телефон или что-то в этом духе, но в кармане то и дело плоский параллелограмм мигал красным фонариком, а это уж совсем необычно. Настолько необычно, что я решил последовать за ней.
Она шагала быстро, дорога была ей привычна и знакома. В её движениях было одновременно много решимости и отвлеченности.
Перескочив пару бордюров и перейдя дорогу в неположенном для инвалидов месте, она направилась к местному гипермаркету, но развернулась у самого порога и пошла в сторону крохотного и грязного продуктового магазина. Читатель с богатым опытом жизни в спальных районах сразу догадался о причинах такого поведения, но я обязан объяснить его для тех, кто не имеет такого опыта. Хотя нет, они поймут это дальше из моего рассказа, если мои подозрения касаемо целей этой девушки подтвердятся, а если не подтвердятся, то зачем вообще это объяснять? Зашла в магазинчик она неуверенно, немного смущаясь, вся её прыткость на время куда-то делась и она встала в очередь за группой из трёх восьмиклассников, явно прокручивая у себя в голове диалог с продавцом. Школьники, взяв себе 6 банок низкосортных алкогольных коктейлей и пачку вонючих, но крепких сигарет, вышли на улицу под веселый стеб друг над другом. Надо сказать, что стеб этот был их общим типом общения, а 70% фраз были взяты из каких-нибудь батлов или треков реперов-евреев. Но вернёмся к нашей героине. Заказав зачем-то пачку чипсов, она купила самую маленькую бутылку самой дешевой водки (чекушку). На мой взгляд, выбор крайне необычный.
Быстро сложив все в рюкзак и мельком оглядываясь по сторонам, она вышла из магазина и, вновь приобретя уверенность, четкость и отвлеченность движений, зашагала в сторону автобусной остановки. Шла она настолько быстро, что я привлекал к себе много внимания, стараясь не отстать от неё, но настолько она была сосредоточена на своих мыслях, что так не заметила меня. Дойдя с ней до остановки, я присел отдышаться, она же не могла остановиться и до самого приезда нужного ей автобуса ходила вдоль дороги.
Ехали мы долго, до конечной. Вышли в каком-то свежепостроенном районе Москвы, обречённым стать через 10-15 лет очередным гетто нелепых людей. Жители этих ещё свежих и чистых домов состарятся все одновременно, а их детям по достижению лет четырнадцати из-за недостатка площади придётся катать в более старые спальный районы и поднимать уровень продаж в том маленьком магазинчике.
Но этот район всё-таки отличался от своих родственников наличием на его территории группы дачных участков, в один из которых мы и направлялись. Мне пришлось сильно отстать, ведь на такой безлюдной местности даже эта девушка в какой-то момент заметила бы меня, а я не мог и не хотел оставить своё наблюдение за ней. Мне пришлось перерезать через забор, чтобы узнать, для чего же ей понадобилась та чекушка. Странно, но я не верил, что она её просто выпьет.
На соседнем участке в свои клубничные грядки пускала корни бабка, и я бы с удовольствием вырвал её из земли, что, к слову, надо делать очень аккуратно, чтобы куски этого существа не остались в почве и не начали вонять, и вывернул бы её на изнанку, ради своего вида и небольшого материального вознаграждения, но только не сейчас.
Подкравшись к окну я уставился на совершенно ни га сто не похожую картину: моя находка поставила на стол небольшое зеркальце, бутылочку водки, блюдце, тонкий фруктовый нож и зачем-то достала из буфета соломинку для коктейлей. Осмотрев внимательно свой набор, она будто бы что-то вспомнила, встала из-за стола и куда-то отошла. Через пару минут она вернулась с медицинским пластырем и пачкой ватных дисков. Ну вот, теперь это хоть на что-то похоже. Стало понятно, что она собирается делать себе какую-то маленькую операцию.
Осмотрев все еще раз, она вылила часть бутылочки в блюдце, выпила почти всё оставшееся одним глотком, поперхнулась, поморщилась и вылила то, что оставалось на самом дне на ватный диск. Я со всё возрастающим интересом наблюдал за её действиями. На чём же она собирается делать операцию, если одежда всё еще на ней? В разгадку я поверил не сразу. Действительно, кому могло бы прийти в голову, что она приложит этот диск к своему веку? Зато теперь стало понятно, для чего её нужно было зеркальце. Продезинфицировав своё веко, она смочила в блюдечке нож и поднесла его к обработанному месту. Помедлив секунд 15, она сделала аккуратный горизонтальный надрез. Руки её не дрожали, движение было медленным и плавным, настолько плавным, что позавидовать такому хладнокровию мог бы сам товарищ Берия. И не стоит думать, что её бесстрашие произведено тем крохотным глотком водки.
Ещё раз сделав небольшую паузу, она сделала что-то уж слишком странное: приблизившись к зеркалу и приклеив верхнее веко к щеке пластырем, она ввела нож себе в только что сделанный надрез сантиметров на 7-8 и начала как-то ковыряться им в своей глазнице. Эти 3-4 минуты я смотрел на неё как заворожённый. Только сейчас я понял, что она пытается сделать себе само-лоботомию. Высунув лезвие и переведя дыхание, она смочила в блюдце трубочку и ввела в надрез, судя по всему, для оттока жидкости.
Вряд ли она сможет самостоятельно зашить себе рану. Вполне возможно она умрёт от какого-нибудь глупого заражения или от потери крови. Хотя нет, не умрёт. За эти пару часов нашей с ней прогулки, я проникся уважением к ней и её решительности. Она не хотела умереть, она хотела избавиться от самосознания и необходимости принятия решений, и я хочу ей помочь. Вызову скорую и убегу подальше.
Жаль конечно, что интересных персонажей в моём районе стало ещё меньше, видимо борьба с Homo Digastricus проиграна так рано, что бойцов за наш вид становится всё меньше. Наверное эта девочка права и самым достойным решением проблемы является показательный уход от неё. Но у меня нет сил даже умереть самому, поэтому я просто пойду к своим друзьям на вписку, буду там спать и ждать укуса.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.