Рассказ про мальчика Гришу и материалы XXV международной конференции детских патологоанатомов

Стоял жаркий летний день, 12 августа 2017 года. В одних из многочисленных усть-перепиздюйских ебенях нашей необъятной Родины, а точнее в районе Бирюлево Восточное, ЮВАО города-героя Москвы, как обычно ничего не происходило. Ветра совсем небыло, солнечные лучи искрились в тишине, а Гриша играл в мяч. Еще вчера вечером Гриша решил умереть и спокойно ждал этого. В свои 7 с половиной лет он уже примерно понял что к чему в этой жизни. А однажды он смог увидеть варианты того, что с ним может происходить, когда он вырастет. Чуть не сблеванув от скуки и однообразия, Гриша увидел выход, который, как известно, есть в любой ситуации. В данной этот выход состоял в том, чтобы умереть.

 

Его мама Татьяна, узнав об этом, очень обрадовалась и купила горящий тур в Турцию на 14 дней. Дело в том, что она очень хотела смотаться в отпуск, а Гришку оставить было не на кого. Ее отец умер еще в мае, других родственников не было, а немногочисленные подруги никак не могли позаботиться о нем 2 недели. Гриша, хоть и был живым, сообразительным и в целом приятным мальчиком, все же мог мешать непринужденному общению взрослых.

 

Гриша тоже был в целом доволен. Он вдоволь наигрался в футбол, и уже начинал слегка уставать. Мяч выкатился на дорогу и  он побежал за ним. По обычно пустынной улице ехала фура. Гриша мог бы увернуться от нее, но вспомнив мельком то, о чем он думал, засыпая накануне, слегка задержался. Доли секунды оказалось достаточно для того, чтобы кромка бампера аккуратно отрезала пол Гришиной башки, как раз ровно между полушариями. Обычный бампер бы этого не сделал, так как он закруглен на концах. Но возле пустыря, где обычно парковалась фура, мужики тестировали новую болгарку. Их светлые головы посетила мысль сделать вертикальный надрез на ближайшем бампере. Благодаря этому, случай с головой, некогда принадлежавшей Грише стал интересен для врачей. Они исследовали обмен сигналами между полушариями.

 

Отмотав 6 лет назад, Гриша решил заново родиться. Живя в Бирюлево, он иногда смотрел канал ЕвроСпорт, и почему то часто попадал на соревнования сноубордистов. Сам он тоже представлял себя прыгающим на доске по горам и ему это казалось прикольным. Поэтому местом следующего своего рождения он выбрал город совсем не герой, Сочи. Он что-то слышал о том, что там есть и море и горы и то, что там есть все условия для сноуборда.

 

Татьяне в агенстве сказали, что пятизвездочные отели стоят гораздо дороже тех, которые указывают в рекламных буклетах. Недолго думая, она позвонила Абдуррахману, которому она сдавала отцовскую квартиру. Попросила заплатить сейчас за сентябрь. Дела у Абдуррахмана шли неважно, помидоры приезжали битые и их трудно было продавать, но он согласился. Обычно после оплаты он ебал Татьяну прямо в полутемном коридоре. Так произошло и на этот раз. Не то чтобы по старой памяти, а просто потому что атмосфера в старом, не очень хорошо пахнущем коридоре с желтеющими обоями распологала к тому, чтобы хуй и пизда сказали друг другу ‘здравствуйте’. Таня до этого не сосала обрезанные хуи, но Абдуррахман, добрая восточная душа, научил. Позже это умение  пригодилось ей в Турции 12 раз (остальные 9 половых партнеров были обладателями вполне себе европейских залуп).

 

Они познакомились с Абдуррахманом в кафе, когда Татьяна праздновала смерть своего отца с двумя подругами. Сначала они пили вино, веселились и смеялись. Потом в какой-то момент она обнаружила себя стоящей раком в женском туалете, Абдуррахман ее ебал в жопу, а его друг Асиф давал ей в рот. Ее подруга Ленка стояла рядом на коленях и потирала свою пизду, стремясь выхвать хуй Асифа, когда он вытаскивал его слишком далеко. Ленка рассталась со своим бойфрендом два месяца назад и с тех пор ходила как неприкаянная. Наконец она перехватила инициативу, связанную с хуем Асифа и стала его сосать.

Таня обычно не трахалась в туалетах, предпочитая парки и подъезды, но тут такой повод, и она решила расслабиться. Она вспомнила, что три бутылки красного и Дашка остались наедине и плавно слезла с хуя Абдуррахмана, который, нисколько не удивишись, начал разминать Ленкину пизду, засовывая туда пальцы. Поссав, надев трусы, припудрив носик и убедившись, что с подругой все в порядке, Таня поспешила воссоединиться с красным и Дашкой. Потом, когда оба парня кончили в Ленку, они все вместе сидели за столиком, травя байки и разглядывая прохожих. Так Таня узнала, что ребята ищут квартиру и готовы гарантировать порядок и своевременную оплату.

 

Тем временем в медицинской академии имени Сеченова, студенты третьекурсники готовились к конференции детских патологоанатомов. Она была нахуй никому не нужна, но это был несложный способ получить публикацию и экзамен одновременно, а главное не отчислиться. Для исследования очень бы подошел свежий детский труп, с сохранившимся одним полушарием и разрушеным другим. Целью было выснить как реагирует одно полушарие, если внезапно перестает получать отклики от другого.

 

Танин папа был среднестатистическим алкоголиком. Кроме того у него была мания величия. Его жена, мать Тани, исчезла примерно лет 10 назад, когда Таня еще училась в школе. Однажды Таня пришла домой вечером и не обнаружила там маму, что было очень необычно. Папа сказал, что она в больнице и они завтра туда поедут. Из обрывков разговоров она поняла, что мать делала аборт, но Таня не поняла от кого была беременность. На следующий день они не нашли ее в больнице, медсестра сказала, что она ее видела утром. Домой за вещами никто не приходил. Погоревав и обратившись в милицию, Таня бросила поиски через несколько месяцев. Как потом выяснилось, мать ушла к своему любовнику, и жила в Ясенево. Что-то объяснять своему мужу ей было впадлу, а дочь она всегда считала обузой, хоть и любила. Отец после этого, как ни странно, остепенился, начал бриться, практически перестал пить и начал входить в некое подобие спортивной формы. Таня даже немного обрадовалась, увидев в нем небольшие признаки человечности. Примерно через три года, которые, как впоследствии оказалось, были прекрасными и безоблачными, папа потерял работу и снова запил. Пьяным он словно замораживался, повторяя по многу раз одни и те же фразы. Это, конечно, раздражало, но больше раздражала какое-то безвыходное безволие которым от него веяло. Спустя несколько лет, он стал совсем невменяемым и Таня ждала его смерти. Она  бы убила его, но не знала как быть с трупом, а жалко отца ей не было.

 

Гриша родился в семье архитекторов в Сочи. Звали его на этот раз Димой. Он опять дожил до 2017 года и этим же самым летом, когда ему перерезало полбашки в ипостаси Гриши, он сидел дома и играл на компьютере. Он был толстоват, плохо видел и всякая спортивная активность была для него чужда. Где-то внутри он смутно чувствовал, что хотел бы сейчас заниматься чем-то другим, но не найдя ответа чем, еще сильнее погружался в виртуальный мир.

 

Купив тур в Турцию Таня вспомнила, что надо бы организовать похороны Гриши. Друзей у Гриши было мало, поэтому она решила просто поручить агенству сжечь его к херам в крематории. Те ребята с которыми они играли в футбол, нисколько не удивились увиденному. Вызвав скорую, они пошли в супермаркет купить колы. Когда они возвращались, скорая уже упаковывала Гришу, собрав разбросанные на земле запчасти. Менты оформляли протокол, задвигая водиле про то, что он, скорее всего, сядет лет на 5. Водила думал о том, что срывается рыбалка на выходных и еще вечером они собирались идти на пиво. Сам он был вовсе не против заехать на зону, и даже был в чем-то рад, что он сам увидит все то, о чем так много пелось в песнях и рассказывали друзья.

 

Студенты Витя и Вова были совсем не ботанами, чтобы что-то делать по учебе в августе. Просто в конце прошлого года их спалили на том, что они употребляли героин прямо в здании университета. Сам по себе наркоманский угар и факт того, что они плотно сидели на системе, никого не удивлял, но профессор Хруничев, увидев непрофессиональные уколы в вену, пришел в бешенство. Он орал на них за то, что любая медсестра может сделать с закрытыми глазами, они, студенты-медики, не могли. Прокляв их всеми возможными словами и пообещав выпиздить на ближайшей сессии, профессор удалился вглубь темного коридора. Витя и Вова не обратили на эту истерику никакого внимания. Их больше занимал образ Агамемнона из Илиады Гомера и узор облупившейся краски на туалетной стене. Профессору Хруничеву было абсолютно похуй на навыки каких-то там студентов, кроме того он сам время от времени баловался хмурым. Его больше интересовало взаимодействие между полушариями, хотя и на это ему тоже было похуй, как и на все остальное в его довольно комфортной, профессорской жизни. Два интеллигентных и соображающих наркомана из хороших семей очень бы пригодились профессору на роль помощников, голова у обоих варила в правильном направлении.

 

Гриша, который уже стал Димой, не помнил о том, что с ним случилось в прошлой жизни. Но уже в своем толстом детстве усвоил мысль, что надо бы делать в жизни то, что приятно. Играть на компьютере ему было неприятно, но других занятий он как-то не знал. Недавно он услышал про две новые вещи, суицид и сноуборд. Суицид представлялся каким-то уделом сильных духом, и поэтому, он решил выбрать сноуборд, в очередной раз предав себя.

 

Здесь я застеснялся незнания такой предметной области как медицина, так что продолжение как-нибудь в другой раз.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.