Как стать невыездным (баллада)

На южном пляже кожу нежа,
Питаясь наспех, впопыхах,
Я на болгарском побережье
С туристской группой отдыхал.

Уже махала “перестройка”
Свободы призрачным крылом,
Но “интуристская” прослойка
Жила в созвездии ином…

Руководительница группы
Днём – с поводка спуская нас,
Лишь вечерело и темнело, –
С нас не спускала зорких глаз.

Но ГДР-овские немки,
На пляже обнажая грудь,
Её испытывали нервы
И нам мешали отдохнуть.

Она ж, серьёзно беспокоясь,
(Но не надеясь на успех),
Моральный примеряла Кодекс
К порочным нравам немок тех.

И вот на ужин в ресторане,
Напоминающем вигвам,
Нас пригласили на аркане, –
На Вечер Дружбы с Кем-то Там.

Весёлый люд гудел, как улей,
Официантки налегке.
А мы – ряды свои сомкнули
Поближе к двери, в уголке.

Нам суп с грибами подавали
(По вкусу – вроде, суп с котом),
Вина хватало нам едва ли,
Но не роптали мы о том.

2.

Звучали пламенные речи
(Известно – речи нам к лицу),
И Вечер Дружелюбной Встречи
К логическому шёл концу.

Довольно скучная соседка
Беседой мне ласкала слух…
И тут – весёленькая шведка
Порхнула к нашему столу.

В восторге созерцая русских,
На English что-то лепеча…
(Она была в прозрачной блузке
И мне почти что до плеча).

…Единственный из нашей группы
Я мог быть в Швеции послом, –
Я мог (после грибного супа)
Связать на English пару слов…

Тогда за стол она присела
И, безоглядно весела,
Меня на танец пригласила
И в круг (без спроса) повела.

Сопротивляться было глупо
И возвращаться – не с руки…
А наша бдительная группа
В руках сжимала кошельки.

Но, несмотря на приглашенье
И увлеченье шведки мной,
Конечно, наши отношенья
Не отличались глубиной.

Два вечера на побережье
Мы слушали прибоя гул,
На третий – лайнер белоснежный
В Стамбул ту шведку умыкнул…

3.

А утром – я на сборе группы
Уведомлен (уведомлён),
Что я режим нарушил грубо
И что доверия лишён.

“ – Узнают в “Северной столице”,
Как ты порочил честь страны,
И уж поездки за границу –
Пожизненно исключены !”

Мне небо показалось “в клетку”,
Но я не очень-то взгрустнул:
Зато –
ИМ неподвластна
шведка,
Вчера
рванувшая
в Стамбул !..
25.10.97

На южном пляже кожу нежа,
Питаясь наспех, впопыхах,
Я на болгарском побережье
С туристской группой отдыхал.

Уже махала “перестройка”
Свободы призрачным крылом,
Но “интуристская” прослойка
Жила в созвездии ином…

Руководительница группы
Днём – с поводка спуская нас,
Лишь вечерело и темнело, –
С нас не спускала зорких глаз.

Но ГДР-овские немки,
На пляже обнажая грудь,
Её испытывали нервы
И нам мешали отдохнуть.

Она ж, серьёзно беспокоясь,
(Но не надеясь на успех),
Моральный примеряла Кодекс
К порочным нравам немок тех.

И вот на ужин в ресторане,
Напоминающем вигвам,
Нас пригласили на аркане, –
На Вечер Дружбы с Кем-то Там.

Весёлый люд гудел, как улей,
Официантки налегке.
А мы – ряды свои сомкнули
Поближе к двери, в уголке.

Нам суп с грибами подавали
(По вкусу – вроде, суп с котом),
Вина хватало нам едва ли,
Но не роптали мы о том.

2.

Звучали пламенные речи
(Известно – речи нам к лицу),
И Вечер Дружелюбной Встречи
К логическому шёл концу.

Довольно скучная соседка
Беседой мне ласкала слух…
И тут – весёленькая шведка
Порхнула к нашему столу.

В восторге созерцая русских,
На English что-то лепеча…
(Она была в прозрачной блузке
И мне почти что до плеча).

…Единственный из нашей группы
Я мог быть в Швеции послом, –
Я мог (после грибного супа)
Связать на English пару слов…

Тогда за стол она присела
И, безоглядно весела,
Меня на танец пригласила
И в круг (без спроса) повела.

Сопротивляться было глупо
И возвращаться – не с руки…
А наша бдительная группа
В руках сжимала кошельки.

Но, несмотря на приглашенье
И увлеченье шведки мной,
Конечно, наши отношенья
Не отличались глубиной.

Два вечера на побережье
Мы слушали прибоя гул,
На третий – лайнер белоснежный
В Стамбул ту шведку умыкнул…

3.

А утром – я на сборе группы
Уведомлен (уведомлён),
Что я режим нарушил грубо
И что доверия лишён.

“ – Узнают в “Северной столице”,
Как ты порочил честь страны,
И уж поездки за границу –
Пожизненно исключены !”

Мне небо показалось “в клетку”,
Но я не очень-то взгрустнул:
Зато –
ИМ неподвластна
шведка,
Вчера
рванувшая
в Стамбул !..
25.10.97

На южном пляже кожу нежа,
Питаясь наспех, впопыхах,
Я на болгарском побережье
С туристской группой отдыхал.

Уже махала “перестройка”
Свободы призрачным крылом, Но “интуристская” прослойка
Жила в созвездии ином…

Руководительница группы
Днём – с поводка спуская нас,
Лишь вечерело и темнело, –
С нас не спускала зорких глаз.

Но ГДР-овские немки,
На пляже обнажая грудь,
Её испытывали нервы
И нам мешали отдохнуть.

Она ж, серьёзно беспокоясь,
(Но не надеясь на успех),
Моральный примеряла Кодекс
К порочным нравам немок тех.

И вот на ужин в ресторане,
Напоминающем вигвам,
Нас пригласили на аркане, –
На Вечер Дружбы с Кем-то Там.

Весёлый люд гудел, как улей,
Официантки налегке.
А мы – ряды свои сомкнули
Поближе к двери, в уголке.

Нам суп с грибами подавали
(По вкусу – вроде, суп с котом),
Вина хватало нам едва ли,
Но не роптали мы о том.

2.

Звучали пламенные речи
(Известно – речи нам к лицу),
И Вечер Дружелюбной Встречи
К логическому шёл концу.

Довольно скучная соседка
Беседой мне ласкала слух…
И тут – весёленькая шведка
Порхнула к нашему столу.

В восторге созерцая русских,
На English что-то лепеча…
(Она была в прозрачной блузке
И мне почти что до плеча).

…Единственный из нашей группы
Я мог быть в Швеции послом, –
Я мог (после грибного супа)
Связать на English пару слов…

Тогда за стол она присела
И, безоглядно весела,
Меня на танец пригласила
И в круг (без спроса) повела.

Сопротивляться было глупо
И возвращаться – не с руки…
А наша бдительная группа
В руках сжимала кошельки.

Но, несмотря на приглашенье
И увлеченье шведки мной,
Конечно, наши отношенья
Не отличались глубиной.

Два вечера на побережье
Мы слушали прибоя гул,
На третий – лайнер белоснежный
В Стамбул ту шведку умыкнул…

А утром – я на сборе группы
Уведомлен (уведомлён),
Что я режим нарушил грубо
И что доверия лишён.

“ – Узнают в “Северной столице”,
Как ты порочил честь страны,
И уж поездки за границу –
Пожизненно исключены !”

Мне небо показалось “в клетку”,
Но я не очень-то взгрустнул:
Зато –
ИМ неподвластна
шведка,
Вчера
рванувшая
в Стамбул !..
25.10.97

0 Comments

  1. feliks_luknitskiy

    Таня, теплее – означает, что Вы – второй читатель, откликнувшийся на эту биографическую лирику. И не сомневайтесь: Ваши посещения и мнения мне действительно дороги. Феликс.

  2. feliks_luknitskiy

    Оленька, сейчас некоторые забывают (или их и близких основные ограничения не коснулись) – что творилось тогда – в разные периоды… И, в частности, в мире Искусства, Литературы…
    Кстати, не приходилось ли Вам слушать 13-ю симфонию Шостаковича (на стихи Етушенко) ?
    Её исполнили 1-2 раза и сняли, после чего она ходила в записях, а вернули к открытому исполнению лишь в перестроечные годы. Т.е. после смерти и Шостаковича, и ведущих дирижёров и многих первых исполнителей… Сейчас Алексей Герман получил в Венеции Приз за очередной фильм, и в связи с этим напоминали (и он сам, и некоторые из киноведов), что все его фильмы при СССР не допускались до проката многие годы. В связи с этим вспоминали, что фильм "Комиссар" велено было СТЕРЕТЬ !..
    Конечно, и теперь масса лжи и лицемерия, продажность по всем вертикалям и горизонталям, НО – полит. ссыск и гос. антисемитизм, вроде, ушли в подполье.

    Всего доброго, Феликс.

  3. feliks_luknitskiy

    Благодарю Вас, Александр.
    К слову – об авторской песне. У нас в СПБ каждый год – традиционный Фестиваль "Струны фортов" (Кронштадт), с организаторами которого я – в одной команде. С одной стороны, нескольких ЛИТО – в т.ч. в 2-х при Союзе Писателей, с другой – в соместных выступлениях на различных площадках (в т.ч. начали десантировать в ВУЗЫ).
    А где Вы находитесь и есть ли контакты с питерскими коллегами ?

    Всего доброго, Феликс.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.