Очень запутанная история, похожая на сказку

Однажды в глухом дремучем лесу заблудилась маленькая девочка Даша. И случилось это так…
Даша с мамой Пелагеей жили на краю деревни Дубки, у самого леса. И была у них корова Зорька. С вечера она не вернулась домой, поэтому утром Дашина мама ушла искать гулену-Зорьку. Уходя, мама велела Даше из дому ни в коем случае не выходить – их с Зорькой ждать.
Только сидеть в избе было скучно: ходики стучали тик-так, тик-так; жужжащая муха билась в стекло жжж-бум, жжж-бум; половицы скрипели, когда Даша по ним ступала – скрп, скрп… Куклы спали, и кот тоже дремал на солнышке на подоконнике…
Вышла девочка Даша на крыльцо поглядеть, не идет ли мама. И увидела во дворе, на колодезном срубе, необыкновенную птицу: клюв крючком, хвост длинный, перья яркие – на солнце всеми цветами радуги переливаются… И вдруг сказала эта жар-птица человечьим голосом: “Прривет! Даша хорошая! Иди сюда! Иди ко мне!”
Девочка Даша рот раскрыла от удивления. А птица все свое твердила: “Даша хорошая. Иди ко мне! Иди скорей!” Даша и пошла, про все наказы мамины забыла. Птица вспорхнула и в лес. И девочка Даша за ней побежала. Бежит, не отстает и думает об одном: как бы птицу из виду не потерять…
И теперь сидела девочка на замшелом поваленном дереве, а вокруг нее был темный дремучий лес. И где дом, где мама – не узнать. Птица пропала, будто и не было ее. Что теперь делать, куда идти?… Тоненький солнечный лучик пробрался сквозь густые ветви елей и пощекотал Дашу, стараясь развеселить. Приободрилась Даша и решила, что никуда пока не пойдет, а лучше здесь отдохнет и обо всем подумает.
А в это время Дашина мама уже была дома. Зорьку она не нашла, но увязалась за ней в лесу собака – красивая пушистая лайка. Собака все виляла хвостом и глядела на маму умными глазами. Так и вернулась мама домой без Зорьки, но зато с собакой. И теперь сидела мама на крылечке и думала: Зорька не нашлась, Даша пропала… Что делать? Где их всех искать? …
А в это время в свою избушку в чаще леса вернулся лесник Иван Петрович. Вместе с лайкой Диком ходили они по лесу, смотрели: все ли в порядке? И вот Дик пропал. Петрович решил, что пес вернулся домой. Но ни в избушке, ни около избушки его не было. Что теперь делать? Где его искать?…
И тут услышал Петрович, как кто-то у него над головой громко хрипловатым голосом сказал: “Прривет!”. Петрович поднял голову и опешил: над головой его, на колодезном “журавле”, сидела птица, удивительная в этом еловом лесу: нос крючком, хвост длинный, перья яркие, разноцветные… “Откуда в нашем лесу попугай?” – удивился лесник…
А в это время в Сосенках, в деревне, что стояла за лесом, был переполох! Все жители деревни от мала до велика бегали по деревне и по краю леса, судили да рядили: куда подевалась говорящая попугаиха Даша, которую привез Петруха? Петруха, внук деда Силантия, был моряком дальнего плавания. Он приехал в отпуск и привез деду необыкновенный подарок – попугая. Вся деревня дивилась говорящей птице! И вот попугаиха Даша пропала! Что делать? Где ее искать?…
Дашина мама долго думать и горевать не стала: дала понюхать собаке Дашины сандалики, и собака повела маму в лес. След был свежий, и довольно скоро Пелагея с Диком набрели на девочку Дашу: та уснула возле поваленного дерева на мягком мху. То-то было радости!…
А в это время к деревне Сосенки, которая была далеко от деревни Дубки, вышла корова Зорька. Вымя у нее от молока разбухло, вот и пришла она скорее к людям, чтобы ее подоили. Тетка Маланья корову сразу признала: “Да это ж Зорька, Пелагеи, что из Дубков, корова! Опять загуляла! Видать, заблудилась, коль сюда вышла.” Приманила Маланья корову к себе во двор посоленой горбушкой и подоила, чтоб корова не мучилась. “Надо ее теперь к Пелагее свести,” – думала Маланья, – “Да идти далеко, ноги-то уже, чай, не молодые…” Тут дед Силантий на выручку пришел: давай, говорит, я Зорьку к Пелагее в Дубки сведу; все равно через лес идти, так я там заодно уж и свою попугаиху Дашу поищу. Накинул Силантий веревку Зорьке на рога, чтоб она по дороге опять не угуляла, и повел через лес в деревню Дубки.
А в это время проголодавшаяся попугаиха Даша залетела к леснику в избу. Петрович быстро дверь и окошки закрыл: “Надо хозяина найти. Негоже попугаю по лесу болтаться – пропадет без людей с непривычки-то к нашему климату”…
А в это время дед Силантий вместе с Зорькой уже подходил к Пелагеиному дому. Девочка Даша в окошко давно их заметила, вот они с мамой и выскочили на крыльцо дорогих гостей встречать! А за ними и Дик увязался. То-то было радости, что Зорька опять дома!
Силантий Дика увидал и говорит: “Это ж Петровича, лесника, лайка! Диком зовут! Ну что Дик, пойдем к Петровичу?” Пес радостно хвостом завилял, улыбнулся до ушей, и пошли они с дедом Силантием в лесную избушку в чаще леса. То-то было радости, когда лесник Иван Петрович увидал своего пса Дика, а дед Силантий свою говорящую попугаиху Дашу!…
Солнце пошло спать, прощальный луч покрасил в рыжий цвет макушки елок в лесу…
А в это время:
Иван Петрович с Диком чаевничали перед сном в своей избушке посреди леса. Дик, конечно, чай не пил, он косточку грыз.
Жители деревни Сосенки, успокоенные, что их чудо – попугаиха Даша нашлась, укладывались спать. А попугаиха Даша, уставшая от путешествия по лесу, дремала теперь в своей клетке на перекладинке.
А в деревне Дубки, на другом краю леса, девочка Даша и ее мама Пелагея уже спали. И Зорька дремала, лежа в хлеву: устала она от своего длинного путешествия.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.