Навстречу вечности.

Мы уже несколько дней гостили у сестры мужа в Каире. Сальма с семьей совсем недавно переселились в новую просторную квартиру в районе Гизы. Она давно звала нас в гости, и, когда мужу нужно было съездить в столицу по делам, я с удовольствием составила ему компанию. Но так вышло, что он постоянно был занят, и я даже стала немного скучать.
Проснувшись рано утром, я проскользнула на балкон с чашечкой кофе, чтобы полюбоваться восхитительным видом. С пятого этажа открывалась сказочная панорама: на переднем плане, прямо перед домом, красовались пышные зонтики длинноногих пальм, создававшие потрясающее обрамление для Трех Пирамид, возвышавшихся на пустынном песчаном плато впереди, буквально в пятистах метрах от дома. Единственное из семи чудес Света, сохранившееся до наших дней, – Великие Пирамиды Гизы, переливаясь в солнечном золоте рассвета, завораживали меня своей безмолвной красотой и удивительной простотой и правильностью форм. Казалось, стоит лишь протянуть ладонь, и я смогу дотронуться до них, ощутить дыхание вечности. Поддавшись импульсу, я быстро оделась и отправилась на прогулку.
Как только я свернула на улицу Пирамид, Каир ожил, превратившись из идиллической картинки за окном в суетливую реальность. Туристические автобусы мелькали перед глазами. Зазывалы истерическим голосом вопили из маршруток, привлекая клиентов. Такси неустанно сигналили при виде одиноких прохожих. Улицы напоминали огромный муравейник, кишащий людьми и транспортом. Стараясь побыстрее пройти наиболее шумные кварталы, я ускорила шаг. Вход на территорию «древних достопримечательностей» уже виднелся на холме впереди не более, чем в двухстах метрах от меня.
-Do you speak English? Парлеву Франсе? Шпрехен зи Дойтч? Парла Итальяно? – Оживились местные аферисты при виде появившейся добычи.
Но я была нема и загадочна, как Сфинкс, и никак не реагировала на вопросы незнакомцев.
Ловцов удачи с каждым метром становилось все больше, возле меня уже тормозили ямщики-бедуины на повозках и приглашали ехать к Пирамидам на «карете». Но я не теряла выдержку, и все испытания проходила безучастно. Бедуины один за другим, махнув рукой, уходили на поиски новой жертвы, и только один мальчишка по-прежнему плелся за мной. Его настойчивость меня взбесила. Я остановилась, повернулась к нему и с чувством и расстановкой по-арабски объяснила, что я – не туристка, много лет работаю в туризме, замужем за египтянином, у Пирамид была тысячу раз и в его услугах не нуждаюсь.
Затем отвернулась и ускорила шаг. Чумазый провожатый все равно не отстал, а еще больше оживился и стал предлагать сотрудничество.
Печально признав, что перспективы сотрудничества меня тоже не интересуют, он предложил дружбу и катание на лошадях или… верблюдах, на выбор, у Пирамид. К лошадям я с детства относилась настороженно, поэтому это нелепое предложение отвергла без сомнений.
Но этот нахал все равно не унимался:
– А Вы знаете, что вход к Пирамидам для пеших туристов вот на этой улице слева, а там впереди только для организованных групп? – спросил парень на ломаном английском и, не дожидаясь ответа, объяснил, – Слева дорога короче, специально для пешеходов.
Этого я не знала, я ведь, действительно, раньше всегда приезжала к Пирамидам на автобусе.
– Мне ничего от Вас не надо, я просто хочу помочь! – Не унимался мой неугомонный провожатый.
«Специально вышла пораньше, пока все аферисты спят, – мысленно возмущалась я на пути к мнимому входу, – а оказывается, они всегда на чеку и не спят совсем». Тем временем, мы свернули налево и, когда прошли какие-то облезлые ворота, оказались на конюшне.
У меня началась тихия истерика: «Вот гад, провел все-таки! Какой отдельный вход для пеших туристов? Отдельный вход для наивных дурочек, таких, как я!»
Пока я удивлялась своей глупости, передо мной возник конь, в прямом смысле, этого слова. Мой проводник довольно улыбался.
– Садитесь, мадам!
Вместо того, чтобы развернуться и уйти сразу же, я зачем-то вступила в дискуссию:
– Я не люблю лошадей!
– ОК, мадам, тогда верблюд! Хасан, приведи для мадам верблюда!
Вид корабля пустыни и его размеры напугали меня еще больше.
– Нет, – завопила я, – я не хочу.
– Тогда, лошадь! – продолжал проводник-гипнотизер.
– Нет.
– Тогда верблюд.
Животные, в это время, как на арене цирка, выписывали перед нами круги. Верблюд при этом что-то безразлично жевал.
– Мадам, не бойтесь. Хасан, давай лошадь.
Лошадь снова материализовалась прямо передо мной.
– Нет, я не поеду, – не сдавалась я.
– Не, бойтесь, если хотите, я поеду с Вами на одной лошади!
Представив себе эту картину, я еще истеричней замотала головой из стороны в сторону.
– Хорошо, Хасан, приведи еще одну лошадь. Мы с мадам поедем на разных лошадях.
Помощник всего на секунду отлучился к конюшням и тут же вернулся к нам с поджарым арабским скакуном.
Дальше все происходило как в безумном сне. Каким образом я оказалась верхом на лошади, я даже сейчас понять не могу. Тайсон, как назвал себя мой шустрый проводник, гарцевал рядом, тоже на лошади. В руках у него были поводья сразу двух лошадей. «Наверное, так и лучше!» – Подумала я, предыдущего опыта общения с лошадьми у меня не было. А с аферистами хоть и был, но это все равно не помогло.
Скакуны тем временем неторопливым аллюром несли нас на своих крупах в неизвестном направлении. Впереди показалась группа туристов на пяти верблюдах. При виде этих людей, я обрадовалась. Подумала, что все-таки лучше, когда дураки пасутся группами. Они, наверное, подумали тоже самое, потому что поравнявшись, мы обменялись друг с другом довольными улыбками. После этого я даже немного расслабилась и даже стала получать удовольствие от поездки верхом.
Через минут десять мы с Тайсоном попали в какой-то нищий район, одноэтажные и двухэтажные глинобитные сараи, серыми гнездами стояли вдоль пыльных незаасфальтированных дорог. Местные жители радостно тыкали в нашу сторону пальцами, а мой проводник со всеми здоровался.
Если с балкона Сальмы, и до встречи с Тайсоном, Пирамиды все время были у меня перед глазами, то теперь они бесследно исчезли, как большая часть сокровищ древних фараонов, и надежды увидеть их снова практически не было.
«Да, это же целая, мафия, – подумала я и вспомнила, что у меня в сумке и паспорт, и деньги, и ключи от квартиры, – целый беднятский район, который разводит лошадей, верблюдов и… людей».
Парень зачем-то повел меня к одному из домов, и я не на шутку испугалась: «Ну все, сейчас меня продадут в рабство, и потом буду вместе со здешними аборигенами разводить верблюдов и туристов!» Но в этот раз все обошлось. Оказалось, Тайсон, хотел познакомить меня со своей невестой.
Следующей достопримечательностью на нашем пути оказалась хлебная лавка, у которой выстроилась очередь. Когда мы сравнялись с толпой, она восторженно загудела, приветствуя нас громкими возгласами, и я на минуту ощутила себя первым космонавтом, случайно приземлившимся в этом Богом забытом захолустье. И еще сделала вывод, что, видимо, наивных туристок не так и много, раз моя персона вызывает у местного населения такой живой интерес. Тайсон тут же предложил попробовать хлеб. Я отказалась, в очереди на лошадях стоять не хотелось, и напомнила ему, что нам бы к Пирамидам надо. При упоминании о цели поездки, паренек оживился и стал рассказывать, активно жестикулируя:
– Пирамиды построили фараоны 4-ой династии Хеопс, Хефрен и Менкара. А в чертах лица Свинкиса легко угадываются черты фараона Хефрена.
– Да, знаю я, знаю, – перебила я провожатого, – Тайсон, ты лучше за дорогой смотри. Я же первый раз на лошади.
Парень хотел взять мою сумочку, чтобы мне было легче держаться на лошади, но я благоразумно отказалась. Я и не заметила, как под ногами появился асфальт, а лошади перешли на ускоряющийся галоп.
– Тайсон, останови их немедленно! Мне страшно! Я же могу упасть!
– У Вас отлично получается, – совершенно не реагировал на мои просьбы проводник, и лошади бежали все быстрее.
– Тайсон! – Нечеловеческим голосом орала я. – Немедленно останови их, иначе я сойду!
Провожатый на этот раз послушался и немного успокоил своих подопечных. А через несколько минут они совсем остановились у какого-то деревянного киоска, похожего на избушку на курьих ножках. Я так и представила, как из окошка выглянет баба Яга и предложит лошадям освежиться Спрайтом. Оказалось, что Тайсону понадобились сигареты. Он купил пачку, даже не слезая с лошади. Затем открыл ее и протянул мне.
– Я не курю, – недовольно ответила я, – и вообще, мы когда-нибудь доедем до Пирамид?
– А как же, – самоуверенно произнес проводник, – вот там наш район заканчивается.
Он махнул рукой в сторону пустыни. Я снова увидела Пирамиды, до них было не меньше километра пути. «Зачем такие круги наматывать? Мы же не на такси, – подумала я, и в груди больно кольнуло: хотя бы все обошлось!»

Вскоре асфальтированная дорога осталась позади. Тайсон размахивая руками, рассказывал план экскурсии.
– Сначала скачем на смотровую площадку, а затем уже подъедем поближе к Пирамидам.
Дорога предстояла нелегкая, и проводник решил ускорить процесс. Он шлепнул лошадей по крупу, дернул за поводья, и эти животные понеслись карьером. Песок летел из под их копыт, а с меня градом катился пот. Я от испуга впилась когтями в лошадь, и решила, что если упаду, то только вместе с ней, и следующие две мумии, которые найдут в ближайшие сто лет на этой территории будут мумии – всадницы и лошади, или всадницы на лошади, это уже как получится.
Я непрерывно орала: «Тайсон, останови этих чертей! Я боюсь! Остановись, я упаду!»
Но он никак не реагировал на мои просьбы. Я мысленно обещала себе, что больше никогда, никогда, если выживу, не сяду на лошадь и не пойду одна к Пирамидам. А еще серьезно подумаю над предложением мужа одеть паранджу и принять Ислам. А в голове, как на зло, крутилась песенка Бармалея из Айболита «Не ходите дети в Африку гулять!»
Мы преодолели больше половины пути, лошади все так же летели навстречу вечности, легко взбираясь по пескам и приближаясь к плато. Как вдруг, совершенно неожиданно, я почувствовала, что стремительно теряю равновесие. И дело было не во мне, а в снаряжении лошади, что-то явно было не так. Я теряла контроль со скоростью звука, всем корпусом накреняясь налево и оставляя следы впившихся ногтей на шее бедного животного. А еще через мгновение, слетев с лошади вместе с седлом и стременами, я с грохотом шлепнулась на землю.
Сознание я не теряла, но от испуга закрыла глаза, а когда открыла, спины лошадей и Тайсона были уже метрах в двадцати от меня.
Я лежала и не могла пошевелиться: руками я все еще сжимала предполагаемую лошадь, левая нога по-прежнему была продета в стремя, седло валялось рядом. Волосы, щека, губы, одежда – все было в песке. А вокруг меня безлюдная пустыня, со всех сторон. От ужаса я начала плакать.
Пока я лежала, упиваясь своей грустной участью, на горизонте появилась, уже знакомая мне, группа на верблюдах. Проводник группы сразу же спрыгнул с верблюда и побежал ко мне:
– Madam, madam! – Он испуганно тряс меня за руку. А я стеклянными глазами смотрела куда-то в сторону. – Please, try to sit down!
– Я не могу сесть, – стонало в ответ мое неподвижное тело.
– Мадам, где у вас болит? – не унимался спасатель, отказываясь записать меня в разряд мумий, куда мне так хотелось попасть, чтобы скрыться от стыда и жалости.
– Нога! Пятка… очень болит… я не могу встать.
Через какое-то время показался Тайсон с двумя лошадьми. Видимо, он не сразу заметил, что потерял клиента, и какое-то время еще продолжал экскурсию.
Увидев моего проводника, гид группы перебросился с ним парой фраз и пошел к своим туристам, которые уже начали зевать. Они-то думали им покажут настоящую мумию, а тут я со своей пяткой.
Когда мы с Тайсоном остались одни, у меня началась истерика. Я сказала, что с ним – не на лошадях, не без лошадей, больше никуда не пойду.
Парень решил меня успокоить и стал рассказывать, что все туристы обычно падают с лошадей, и ничего страшного в этом нет, потом даже приятно будет вспомнить. А затем предложил подняться и сесть на лошадь.
Первую просьбу я не могла исполнить по техническим причинам, пятка сияла ярким баклажаном, а вторую просьбу я бы не согласилась выполнить, даже если бы мне пообещали передать в вечное пользование все экспонаты Египетского музея. Я поблагодарила Тайсона за чудесную экскурсию и сказала, что сейчас же позвоню в полицию.
Проводник немного обмяк, но затем снова стал настаивать на том, что ничего страшного не произошло.
– Туристы, они как финики, все время падают. Здесь же песок кругом, ничего страшного!
– А если бы я упала на камешек и ударилась головой? Ты подумал? А то, что надо проверять крепления, подпругу перед тем, как предлагать туристам прогулку верхом, тебе не приходило в голову?
Парень стоял, почесывая затылок.
«Да, с кем я разговариваю, – успокаивала я себя, – у них же даже лицензии, наверняка, нет. Ну и угораздило же меня? И как теперь домой добраться?» И тут же повторила последний вопрос вслух:
– Тайсон, как теперь домой добраться?
– А Вы ходить можете?
Я поднялась, на левую ногу наступить не могла.
– Только на одной ноге. Палка мне нужна.
– Зачем Вам палка? – испугался Тайсон, – садитесь на мою лошадь, а я поеду на Вашей.
– Ни слова больше о лошадях, я тебя прошу!
– Но Вы же пешком не дойдете! Нужно или возвращаться через деревню, или продолжать экскурсию и идти к Пирамидам.
Я сосредоточенно молчала, парень был прав, другого выхода не было, и пути отступления тоже. Второе шествие через деревню, казалось еще страшнее поездки к Пирамидам, поэтому я собрав волю в кулачок, взгромоздилась на лошадь Тайсона. Проводник предложил заглянуть сначала на смотровую площадку и только потом идти к Пирамидам, видимо, еще надеялся получить свой гонорар. Но я сказала, что это и так самая незабываемая экскурсия в моей жизни, и дополнительных впечатлений мне не надо. О вечности, после того, как я при падении каждой клеткой кожи почувствовала ее дыхание, думать больше не хотелось, поэтому я попросила горе-проводника отвести меня к центральному выходу, как можно быстрее.
Тайсон было сопротивлялся, что он не может на лошадях через центральный вход. Но я возразила, что мне наплевать, что он может, а что нет. И если не хочет мне помочь, я дальше пойду сама, пешком, до первого поста охраны, а потом, к чертовой матери, разгромлю всю их конюшню.
Пирамиды обиженно стояли на плато, обделенные моим вниманием. А я в растроенных чувствах плелась к выходу на лошади, рядом с Тайсоном, напрочь забыв о цели своего визита, и даже не удостоив «Чудо Света» зачарованно-восхищенного взгляда.
Неделю я ходила не снимая носки ни днем , ни ночью, и только на каблуках, так как на пятку наступить не могла. И постоянно пела песенку: «Не ходите, дети, в Африку гулять!» Муж пытался узнать, кто придумал такую ужасную песню про Африку? Но я только печально улыбалась в ответ, думая, что мне серьезнее нужно было относиться в детстве к просмотру мультфильмов.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.