Гороховая Догма

Догма – (от греч. dogma -мнение, учение, постановление), положение, принимаемое на веру за непреложную истину, неизменную при всех обстоятельствах. (Большой Российский Энциклопедический Словарь)

Жили-были в Стране король и королева. Жили довольно и счастливо, и рос у них сын – королевич.
Был он непоседливым озорником. Придумывал всякие шалости и розыгрыши. В детстве цеплял к фалдам папашиного фрака “ослиный хвост”, подсовывал живых лягушек и червяков в карманы, а, повзрослев, угонял королевский экипаж для участия в подпольных гонках.
Бедный король хватался за голову от такого неподобающего поведения сына, а его супруга-королева в такие минуты со вздохом надежды заявляла: “Ничего! Надо потерпеть! Когда королевич достигнет совершеннолетия, мы тут же женим его на настоящей принцессе! И он без сомнения остепенится, ведь настоящая принцесса даже из хулигана сделает ангела!”
Почему она была в этом так уверена? Я имею в виду, уверена не в том, что настоящая принцесса сможет перевоспитать ее сынка – оболтуса, а в том, что они найдут для королевича эту самую настоящую принцессу?
А все очень просто. Королевская семья обладала потрясающе точным “определителем настоящих принцесс”. История умалчивает о том, откуда он взялся. Сколько судеб сломал и жизней покалечил сей “детектор” – тоже неизвестно, в королевских семьях не принято выносить сор из избы, то есть из дворца.
“Определитель настоящих принцесс” был очень маленький, идеально круглый, ярко-зеленый и невозможно твердый. Его кодовое имя было “Волшебная Горошина”. Лучшие сплетники королевства (по заданию неких двух августейших особ) специально распустили слух о том, что Горошина давным-давно хранится в кунсткамере, тем самым, усыпив бдительность особ женского пола не королевского происхождения, которые возжелали бы посягнуть на трон.
Проверка на «Горошине» происходила только ночью и никогда днем. Для тех, кто запамятовал процесс, опишу, как именно все происходило.
Горошину клали на кровать в опочивальне тестируемой, сверху складывали двадцать тюфяков, а на тюфяки пристраивали еще двадцать перин из гагачьего пуха. На эту вершину запихивали бедную девушку и ждали утра. (Скажу по секрету, некоторые тестируемые до этого утра не доживали, одни – задохнулись от жары, другие – скончались от аллергического шока.)
Утром выжившую девицу домучивали вопросами. Как ей спалось, было ли ей уютно и тепло, просили с подробностями поведать о том, что ей снилось, после чего сама королева осматривала испытуемую на наличие синяков и кровоподтеков на теле. Если таковые имелись и в положенных местах, значит, перед королевой стояла именно настоящая принцесса, ведь лишь настоящая принцесса могла быть настолько нежной, тонкой и легкоранимой, чтобы прочувствовать наличие круглого, маленького, но твердого предмета под ворохом всевозможных мягких матрацев.
Теперь вы понимаете, что любая королева-мать после такого “определителя” могла быть твердо уверена в качестве полученного результата.
Никто и никогда не ставил под сомнение верность и необходимость именно такого выбора суженой. Еще ни один королевич не посмел нарушить семейную традицию, ставшую ДОГМОЙ.
И какая разница, умна “настоящая принцесса” или глупа, красавица она или похожа на чучело с капустного огорода, любима ли она или жених, глядя на нее, с ужасом думает: “А мне это надо?!”
При выборе невесты “Горошинный тест” был единственным и непререкаемым авторитетом.
Юный королевич должен был повторить судьбу своих отцов-предков.
Шли годы… Родители, скрипя зубами, ждали, когда же, наконец, сынок дорастет до брачного возраста. Только королевич не оправдал родительских ожиданий. Достигнув совершеннолетия, он взял свою судьбу в свои собственные руки (точнее ноги) и тут же сбежал из дома.
Король и королева, приведенные поступком сына в шоковое состояние, литрами глотали валериану. Сын окончательно отбился от рук! Но сын-то был единственным и любимым, пришлось родителям смириться и терпеливо ждать в родительском дворце свое блудное чадо.
Ждали они его несколько лет, пару месяцев и три дня.
За это время королевич успел поработать садовником у эльфов (не долго, его выгнали за вытаптывание особо ценного и редкого вида эдельвейса), пасечником у трех медведей (от них он сам сбежал, медведи проводили медицинские опыты по жалопчелолечению), но больше всего его мятежной натуре понравилось последнее место трудовой деятельности. Он записался юнгой на пиратский корабль и плавал на нем до тех пор, пока его душа почему-то не потянула его назад домой.
Только королевич переступил порог отцовского дворца, как обрадованные родители тут же выдвинули ему ультиматум: либо женитьба, либо отлучение от трона со всеми вытекающими последствиями “…и плыви тогда, сынок, на все четыре стороны!”
Принц, поразмыслив, понял, что жениться ему придется. Конечно, человек сам кузнец своей судьбы и плавать по морям-океанам здорово, но честолюбие тоже надо куда-то девать, а зваться пиратом не так престижно, как “Вашим Величеством”.
Король и королева, осчастливленные решением сына, сразу же велели разнести по всей Стране новость такого содержания: объявляется конкурс на замещение вакантной должности молодой королевны, приглашаются принцессы с рекомендательными письмами и удостоверениями личности, удостоверяющими королевское происхождение, а прием желающих начнется с наступлением сезона дождей.
Все юные, не очень юные и совсем не юные принцессы Страны тут же принялись усиленно готовиться к предстоящему конкурсу.
А в королевском дворце в это время готовились к тесту. “Определитель настоящих принцесс” под кодовым названием “Волшебная Горошина” следовало достать из королевского Хранилища и провести наивнимательнейший его осмотр на предмет усыхания, намокания или порчи из-за случайно заведшихся жучков.
Подготовка началась с открытия сначала Хранилища, потом жемчужного ларца, где под грифом “Страшно секретно” хранился “определитель”, и на этом закончилась.
“Определителя”, то есть Горошины в жемчужном ларце не оказалось!
Обнаружив пропажу наиценнейшего имущества королевского Дома, Королева прямо в Хранилище рухнула в обморок. Король в нервном расстройстве схватил из стоящего рядом ящика бутылку фирменного королевского сорокапятиградусного напитка “Капля яда” (его держали в Хранилище потому, что напиток был предназначен только для королевских желудков и охранялся не хуже золотого запаса королевства, даже пустые бутылки состояли на строгом учете!). Открыв бутыль, король отхлебнул прямо из горлышка и предложил сделать то же самое очнувшейся супруге. Назвав благоверного болваном, королева в великой истерике призвала Хранителя Волшебной Горошины. Тот, краснея, бледнея и заикаясь, мямлил нечто несуразное и не разборчивое. При повторном прослушивании выяснилось, что он ничего не знает, а Горошину в последний раз видел после того, как на ней отоспалась сама королева-мать, после чего Горошину положили в жемчужный ларец, ларец заперли и спрятали в Хранилище. А когда Горошину объявили музейным экспонатом, он не смел даже приблизиться к жемчужному ларцу. Не дай бог, кто-нибудь на белом свете вдруг нечаянно узнал бы о том, что драгоценная Горошина все еще на службе у королевской семьи!
Был учинен строжайший допрос прислужницам и слугам, было установлено тайное наблюдение за всеми живущими во дворце, был проведен повальный обыск во всех помещениях дворца, начиная от бальных залов, заканчивая каморками, где хранился уборочный инвентарь.
И обыск дал некоторый результат.
Только не тот, которого ожидали.
Оказалось, Хранитель Волшебной Горошины в связи с тайной, окружающей хранение Горошины, считал свою должность чисто номинальной и бесперспективной, зарплату – маленькой, поэтому для пополнения финансов потихоньку приторговывал фирменным королевским напитком. Напиток продавался в поддельных бутылках, а настоящая стеклотара возвращалась для учета.
Привлекли Хранителя лишь по статье “за воровство”, обвинение в мошенничестве решили не предъявлять, продаваемый-то напиток все-таки был настоящим.
Таков был результат поиска Волшебной Горошины.
Королева плакала, король злился, а королевич лишь пожимал плечами. Ему-то было все равно, ведь жениться он собирался только по настоянию родителей.
Пришел сезон дождей. Мокрые и озябшие девицы вороньей стаей налетели на дворец. Королева сбежала к подруге в соседнее Тридевятое королевство, король с друзьями удрал на рыбалку, ловить в море-океане акул и рыб-молотов. Сам же королевич, еще не успевший как следует отдохнуть после своих странствий, остался во дворце и, прикинувшись дворецким, с аристократической вежливостью спроваживал со двора мокрых претенденток на его руку и сердце.
Так бы и закончилась эта история ничем, но однажды случилось кое-что неожиданно-непредсказуемое, что изменило ее финал. А именно: одним поздним дождливым вечером во дворец постучалась прекрасная Незнакомка…
Она тоже была мокрая и озябшая, однако, в отличие от остальных девушек, незнакомка постучалась в дверь “черного хода” и всего лишь попросилась погреться у огня жаровни на кухне. Принц ее даже не видел. Девушку, сжалившись над бедняжкой, впустила кухарка. Пока та отогревалась, кухарка готовила ужин.
Они болтали о всякой всячине. Незнакомка показалась кухарке приятной и смышленой, а поскольку дел на дворцовой кухне было невпроворот, кухарка попросила девушку остаться в качестве помощницы. Незнакомка родных не имела, идти ей было некуда, поэтому она согласилась.
Так кухарка приютила прекрасную незнакомку, даже не подозревая, что из этого выйдет.
А вышло вот что:
Как это случается в сказках, вдруг встретились два одиночества: Королевич и Незнакомка. (Впрочем, встреча произошла вовсе не “вдруг”, а при вполне закономерных
обстоятельствах – следующим утром, когда первый завтракал, а вторая подавала чай.) Как только глаза Королевича и Незнакомки встретились, между ними вспыхнуло некое всепоглощающее и одурманивающее разум чувство, именуемое ЛЮБОВЬЮ.
Когда сезон дождей закончился, и королевская семья воссоединилась, королевич представил свою избранницу маме-папе. Чтобы лишний раз не травмировать и без того расшатанную пропажей Горошины психику родителей, королевич представил незнакомку, как принцессу.
На вопрос, имеются ли у представленной особы какие-либо рекомендательные письма, королевич заявил, что лучшей рекомендацией является любовь, а они друг друга любят и не смогут прожить в разлуке даже дня, а посему им просто необходимо немедленно пожениться.
Король и королева, вздохнув, согласились с доводом королевича. Любовь, так любовь, проверить-то принцессенскую подлинность невесты все равно не могли!
И был свадебный пир горой. И мед пили, и фирменный королевский напиток лился рекой, а на десерт подавали сладкий гороховый пудинг. И так он всем пришелся по вкусу, что одна соседняя королевская семья даже замыслила переманить кухарку к себе на службу. Правда, если бы они узнали, что пудинг так сказочно вкусен вовсе не потому, что кухарка гениально талантливая повариха (стряпню самой кухарки иногда не возможно было есть), то наверно и передумали бы.
А тайна волшебно вкусного пудинга была в следующем: пока он готовился, некто, как две капли воды похожий на королевича, улучив момент, проник на кухню и что-то бросил в миску, где замешивали пудинг. И если бы кто-то в этот момент находился рядом, то наверняка он узнал бы в брошенном предмете одну очень маленькую, идеально круглую, ярко-зеленую горошину…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.