Глухие (или «Длинная история короткого сюжета».)

РОССИЯ.
МИЛАЯ РОССИЯ!
ДО КАКИХ ЖЕ ПОР ТЫ БУДЕШЬ ПЛАКАТЬ
ГОРЬКИМИ СЛЕЗАМИ МАТЕРЕЙ?
КОГДА,
КОГДА СТРЯХНЕШЬ ТЫ ЭТОТ ГНЕТ РОССИЯ,
И ТЯЖЕСТЬ УБЕРЕШЬ С ДУШИ СВОЕЙ?
КОГДА ТЫ РАСЦВЕТЕШЬ УЛЫБКОЙ ДЕТСТВА,
И СКИНЕШЬ С ПЛЕЧ ГНЕТУЩЕГО ТЕБЯ?
И ЗАЖУРЧИТ РУЧЕЙ СВОБОДОЙ СЕРДЦА
УЛЫБКОЙ МИРА, СВЕТА И ДОБРА!

1.
Все началось очень стремительно. В пять тридцать утра Татьяна разбудила мать.
– По-моему, уже началось.
Долго не могли дозвониться до скорой. Схватки все усиливались. Когда же, наконец, удалось доб-раться до роддома, схватки следовали одна за одной.
– Да у Вас тут уже большое раскрытие. И малыш очень хорошо проходит в бедрах.
– А откуда вы знаете?
– Да я же его вижу, – улыбнулся молоденький врач. – Почему так долго не ехали к нам. Надо было сразу, с первой же схватки. А так, вы наверно устали и вам надо отдохнуть.
Доктор уложил ничего не подозревающую молодую женщину в кровать, уколол снотворное и спо-койно пошел сдавать смену.
Татьяна проснулась, ее ужасно мутило, она с трудом поднялась. Все поплыло перед глазами.
– Боже мой, что же это?
Схваток не было.
– Ну что, ты уже проснулась, пойдем, посмотрим, что там у тебя.
Татьяна, с трудом поднялась и, пошатываясь, направилась вслед за женщиной врачом.
О том, что было потом, вспоминала с содроганием. Юная неопытная мама, ничего не понимала в медицине, но одно ей было ясно, что-то идет не так.

2.
Свет, – он был везде. Легкость, никаких забот и тревог. Так тепло и комфортно. Где-то далеко, очень далеко, там за гранью света, кто-то зовет ее по имени. Она старается не обращать внимания, но зов становится все сильнее, все настойчивее.
– Нет, нет, не хочу! Не надо! Нет…!
Ее словно окатили холодной водой.
– Татьяна, Татьяна!
Было холодно, очень холодно. Все тело «колотил» озноб. С трудом ей удалось что-то простонать в ответ. Стоящие вокруг нее люди облегченно вздохнув, чему-то радовались.
– Холодно, укройте меня, – прошептала Татьяна, но шепот был таким тихим, что никто не услы-шал.
Какой-то мужчина все время задавал ей глупые вопросы, и отпускал пошлые шуточки. Затем, нако-нец, ее переложили на носилки и увезли в реанимацию…

3.

4.
– Ваш ребенок глухой, – объявила врач после обследования.
Татьяну обдало жаром.
– И что, ничего нельзя сделать?
– К сожалению – ничего.
– И что теперь? – молодая мама сидела с растерянным лицом, держа на руках своего малыша. На глаза навернулись слезы.
– Как что, слуховой аппарат и спецшкола. Да не расстраивайтесь Вы так. Не Вы первая, не Вы по-следняя.
– Но у нас в городе нет такой школы.
– Ничего страшного, существуют школы – интернаты. Отдадите туда.
Дома у Татьяны случилась истерика.
– Нет, нет, не может быть! Господи за что? Чем мы перед тобой виноваты?

5.
Вечером в семье Романовых состоялся трудный разговор.
– Об интернате не может идти и речи! – заявила Татьяна своему мужу.
– И что ты предлагаешь? – поинтересовался Павел.
– Надо переезжать, туда, где есть такая школа. Ребенок, должен жить в семье.
Супруг недоуменно посмотрел на жену.
– А как же работа, жилье? Мы же только что построили новый дом. И что вот так все взять и бро-сить? Ради чего? Нееет, я так не могу!
– Значит, мы уедем без тебя.

6.
Уже год малыш посещал специальный детский сад-интернат для глухих детей. Радости в семье Ро-мановых не было предела. Каждый вечер ребенок приносил из сада что-то новое. Звуки, которые потом становились словами, новые знания и умения. А вышивки пятилетнего Максима были развешены по всему дому, и вызывали восхищение у всех гостей.
На праздничных концертах трудно было сдерживать слезы, ведь было настоящим чудом то, что глухие дети читали стихи, играли на музыкальных инструментах, пели и танцевали.
Но однажды, на общем родительском собрании подведения итогов года, директор объявила, что помещение интерната конфискуется местным правительством для передачи его в частные руки. И что сле-дующий учебный год, будет проходить в другом месте, о котором родителям сообщат позже.

7.
Все лето, Татьяна была как на иголках и заглядывала в почтовый ящик по несколько раз за день, но долгожданного письма все не было. К концу августа не выдержав, сама позвонила директору.
– Тамара Михайловна, что скажете, ведь лето уже заканчивается.
– К сожалению, ничем порадовать не могу. В городе нет свободных зданий, что бы передать их в наше пользование.
– Как нет? И что теперь? Что же теперь делать нашим детям?
– Не знаю. Пока ничего конкретного сказать не могу. Позвоните позже.

8.
Закончилось лето. Прошел сентябрь, а за ним поспешил и октябрь, оставляя за собой золотой шлейф листвы на земле. К концу октября, дети наконец-то приступили к учебе. Но те условия, в которых они оказались, были просто ужастными.
Больным малышам от двух до шести лет пришлось ютиться практически в одной комнате, разде-ленной деревянной перегородкой. У ребят не было отдельной спальни, занимались, играли, спали и пита-лись они в одной комнате. Не было возможности заниматься физкультурой и музыкой, т.к отсутствовали спортивный и музыкальный залы. Санитарные нормы тоже были полностью нарушены, отсутствовала горя-чая вода, две раковины и всего один унитаз на 30 ребятишек.
Материнские сердца просто не выдержало такого издевательства. На родительском собрании реши-ли: «Надо идти к министру образования». И выбрали делегацию, в состав которой вошла и Татьяна.
Но в назначенное время, на прием к министру пришла только она одна.
От такого поворота событий молодая женщина просто растерялась, так как была не готова при-нять бой в одиночку, но делать было нечего. Татьяна набрала в легкие побольше воздуха и вошла в кабинет к министру.
– Здравствуйте!

9.
Разговор был тяжелым. Хотя то, что происходило в кабинете у министра, Татьяне больше напоми-нало эмоциональный триллер. С первых секунд общения с этим человеком, женщина поняла – «непробива-ем». Татьяна смотрела на министра образования, и он ассоциировался у нее с образом жабы, такой огром-ной и противной. Казалось, что это существо заглотит молодую женщину целиком. И она, отчаянно и эмо-ционально старалась этому сопротивляться, иногда переходя в наступление.
Министру весь этот разговор не нравился. Он не хотел ее слушать и совершенно не слышал, о чем говорила эта женщина. Как ему хотелось вышвырнуть эту молодую и несговорчивую нахалку из своего кабинета. Он даже представил себе эту картину, и на его лице уже появилась блаженная улыбка,… но гром-кий голос Татьяны вернул его в реальность.
– Ну что ж, если Вы не в состоянии решить нашу проблему мы вынуждены будем обращаться в консти-туционный суд РФ. И будем судиться с министерством образования за нарушение человеческих прав. А именно прав детей-инвалидов.
Лицо министра буквально на мгновение приняло серьезное выражение. Татьяне показалось, что она увидела испуг в глазах. Но это было лишь мгновение. Потом на лице министра, появилась все та же снис-ходительная улыбочка. И со злостью в голосе он сказал:
– До свидания! Разговор окончен, – и демонстративно переключился на другие дела.
Выйдя из министерства образования, Татьяна расплакалась.
Она видела глаза министра, видела выражение его лица, слышала интонацию в его голосе, все его существо говорило о том, что ему совершенно наплевать на нее и больных детей. Он вел какую-то свою, известную только ему игру. И совершенно не собирался сдавать свои позиции.
Боже, как же мерзко было на душе.
Молодая женщина без сил прислонилась к дереву. А из ее глаз все катились и катились слезы…

10.
На следующий день Татьяну вызвала к себе директор школы.
– Танечка, что Вы там наговорили Министру образования?
– Да так, ничего особенного. А в чем дело?
– Дело в том, что он мне вчера звонил и спрашивал, что тут у меня за мамочка такая, похожая на овчарку, да еще и с угрозами.
Татьяна грустно улыбнулась.
– И что Вы ответили?
– Я подтвердила, что Вы, действительно очень скандальная, и вполне можете все свои угрозы во-плотить в жизнь.
– И как отреагировал на это министр?
– Обещал нам помочь, выделив средства на пристройку к школе, где будут обучаться малыши.
– Ну что ж, будем надеяться, что его обещания не будут пустым звуком, – вздохнула молодая жен-щина.

11.
1 сентября Максим пошел в нулевой класс. И проблема с садом для Татьяны была совсем не акту-альна. Но она была не тем человеком, который останавливается на половине пути. Ведь если так поступили с детским садом сегодня, то где гарантия, что этого не сделают со школой завтра.
– Тамара Михайловна, как там дела с пристройкой, что ни будь движется?
Директор школы молча протянула Татьяне лист бумаги от министерства образования, на котором крупными буквами было напечатано: «…в пристройке к школе отказать…».
– Как отказать? – Татьяна недоуменно посмотрела на Тамару Михайловну, – они же обещали… И что теперь?
– Да ничего – вздохнула директор школы, – н и ч е г о.
– Ну, нет, Так просто мы не сдадимся. Если статьи в местных газетах не помогли, письма президен-ту России тоже не дали никаких результатов, остается только одно – телевидение, общероссийский канал. И пусть им будет стыдно.
Тамара Михайловна с недоверием посмотрела на Татьяну.
– А сможешь?
– Смогу.

12.
Съемочная группа телеканала ОРТ уже отсняла интервью с министром образования края и семьями некоторых малышей – дошколят, которые остались не удел в системе образования. Оставалось отснять только школу, и разговор с директором.
Но разговора не получилось, и в школу их не пустили. Когда Татьяна узнала об этом, ее обдало жа-ром.
– Как это могло случиться?
Она попыталась поговорить с Татьяной Михайловной, но та демонстративно отворачивалась, делая вид, что не замечает молодую женщину.
Вернувшись, домой Татьяна позвонила тележурналисту.
– Роман, здравствуйте. Это Татьяна Романова, я только сегодня узнала, что произошло у Вас в шко-ле. Не могу понять, почему директор так поступила. Ведь она все знала, всегда поддерживала, давала всю необходимую информацию… и вдруг такое… Мне так неловко…
– Да не расстраивайтесь Вы так. Около школы гуляли дети, мы их немного поснимали. Материала более чем достаточно. И он уже отредактирован и отправлен в Москву.
– Спасибо Вам.
Татьяна положила трубку. Все, что она могла сделать в одиночку, она сделала. Теперь оставалось только ждать.
Услышит ли общество проблемы глухих детей?

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.