Два земляка: киты и виноград

Я совсем не умею хранить тайны и всю жизнь к чему-нибудь да опаздываю. Но и то верно, как мои друзья-солдаты по армейской службе говаривали: “Можно опоздать в атаку, но не с ложкой к обеду”.
Древнегреческий Эзоп (извините за выражение), древнеримский Вергилий, француз Лафонтен и дедушка Крылов первыми освоили бродячий баснописный сюжет про лису и виноград, являющимися детьми суши, а мне, внатуре, выпала нелегкая господня доля мучительно соединять несоединимое и сочетать несочетаемое: где киты и где виноград, а?!
3а десять лет проживания в Канаде, мы с супругой впервые позволили себе роскошь попутешествовать. С заездом на водопад Montmorency и с посещением Квебекского музея Цивилизации, где в тот день расположились русские – местные и приезжие из Москвы со своей древнющей экспозицией “Бог, Царь и Революция”.
Потом, перед китами, мы ночевали в высококлассном новехоньком отеле со страннo звучащим для Квебека английским названием “Times”. А после китов мы заехали на vineyard – на виноградник-домейн название коего Руаарнуа (Royarnois), составлено из сложения фамилий владельца Ronald Harnois и его супруги Camile Roy.
Именно там, у дедушки Арнуа, и произошла эта удивительная встреча с прошлым, оживившая не только мою, но и всехнюю эмигрантскую память, кто бы с нами тогда ни был: постоянные и временные жители Монреаля, их гости из Израиля, гости из американского Баффало и Нью-Йорка, а также из Торонто. Там, посреди взвихренной зелени виноградных шпалер, под жарким солнцем “индейского лета”, нам каждому пришлось невольно вспомнить кое-что из прошлого и наши сердца по-настоящему вздрогнули от приятного узнавания как бы земляков, присутупивших жить на этой земле раньше нас. И тут я мысленно поклялся себе написать об увиденном. Не опубликовать. Потому что еще Пушкин вразумлял соратников по перу, что пишут все – печатают не всех.
Но виноград все-таки был чуть позже, а вначале мы лицезрели китов-земляков. Вообще, интерес к китам заключается в том, что никогда на Земле не было существ, больших, чем киты, относящиеся к одному с нами классу млекопитающих ( по способу всармливания детенышей). Киты существуют как бы с Сотворения мира. Даже знаменитые ныне, вымершие в свое время яйцекладущие динозавры, обитавшие на суше, намного уступали им в размерах.
С давних времен сердца людей приходили в трепет от одного вида китов-исполинов, всплывающих из морских пучин и вздымающих радостные пенные фонтаны. В надежде на удачный улов древние рыбаки приносили китам обильные и уважительные жертвы. Были и другие поверья. Например, опытные китобои, наполнив ромом перевернутые наконечники своих гарпунов, непременно выпивали за смерть убитого ими кита. А моряки отмечали, что в свирепые шторма таинственные огоньки Святого Эльма обязательно вспыхивают первыми на металлических остриях оружия, выкованного для китов.
Предполагалаось, что мы, экскурсанты, кого-нибудь из китов да увидим. И не в аквариуме, а на свободе – в эстуарии реки Святого Лаврентия. Либо усатых, либо полосатых, либо зубатых. Каждый из них интересен сам по себе, как например, блювалы, нарвалы, кашалоты…
Некоторых из названных, вживую, я видел гораздо раньше. Например, кашалота. До сих пор помню вонючий запах ворвани, вытапливаемой в чане из его метрвого тела. Помню и вкус консервированного китового мяса в банках: по цвету как говядина, а по вкусу как туна, только еще жестче.
На сафари лично я расчитывал встретиться с симпатичным мне по описанию малым китом-полосатиком или рорквалом.
Полосатик получил свое название благодаря необычной для китов окраске. У него белое брюшко, а спинка окрашена в черный и серый цвета, чередующиеся между собой. Рорквалы предпочитают жить втроем – такова средняя численность их группы. Перед нырянием киты делают 5-8 глубоких вдохов в течение короткого промежутка времени, после чего могут задерживаться под водой на 20 минут. Это стройные животные средних размеров с остроконечной головой. Максимальная длинна тела – 10 метров, максимальный вес – 10 тонн.
И вот, в селении Charlevoix, что в регионе Saint Simeon расступились перед нами мрачноватые с утра, окутанные сырыми туманами древние вершины Лорендит (Laurentides), по своей природе как и Аппалачи, по одному из зеленых отрогов которых на “пятой скорости” промчался наш беленький 25-местный автобусик, и где испокон веку проживали ирокезы. Крепко пахнуло просоленным морским воздухом, заполоскался на песчаном пляже грузный аквамариновый флаг Charlevoix у причала, и – перед нами “раскинулось море широко”… С уютным причальчиком.
По свидетельству моряков, “полосатых” в море почему-то привлекают небольшие корабли, такие как был наш легонький бато под названием Croisieres. А простые надувные лодки с десятком туристов, наряженых в спасательные жилеты красно-пожарного цвета, киты-полосатики преследуют до полутора часов. Однако на палубе нашего, хотя и небольшого, но трехдечного прогулочного теплоходика мы были в безопасности.
И что удивительно?! Никто из обычных китов не вышел встретить наше плавсредство, с которого сыпалась за борт наша русская речь. Зато нас, предпочло целое стадо как бы наших земляков – арктических белух! Только на русском севере – в некогда родных нам Белых, Баренцевых и Охотских морях, у берегов Камчатки, Сахалина и у берегов Кольского полуострова , можно было встретить этого загадочного морского зверя — белоснежного и голосистого. И вдруг!
Вопрос: как на Руси говорят о громко голосящем человеке? Ответ: он “ревет белугой”. Но белуга — это осетровая рыба. А та что ревет это и есть – небольшой кит, по цвету кожи называемый белухой, плотной конституции, с подвижной головой и маленькими глазками. Очень похож на дельфина потому что из семейства дельфиновых. Но спинных плавников у этого вида нет – только передние ласты и хвост, не то что у дельфина-касатки или у черного афалина. Это отчасти отттого, что спиной белухи продавливают снизу арктические льды для дыхания. И они при этом как-то по-особому выдыхают воздух. Так, что вода над их головами не фонтанирует. Кстати, и хвостами белухи почем зря не машут. Выныривая над водной поверхностью, они как бы переваливают через барьер и – вновь, экономно и расчетливо скользят в глубину.
По всеобщему признанию, белуха — один из наиболее говорливых видов китообразных; в некоторых странах ее даже называют “морской канарейкой”. В стаде белух, особенно летом, бывает очень шумно: далеко разносятся всевозможные трели, свисты, стоны, визг, щебетание и рев. Это многоголосье дополняется щелканьем челюстей и громкими шлепками по поверхности воды хвостовыми плавниками. В случае опасности, например, когда раздаются голоса касаток, в стаде белух становится заметно тише. Молчаливы также плавающие отдельно от стада (т.е. не имеющие собеседника) особи. Интересно, что появление такой одиночной особи часто предшествует приходу всего стада. Это еще одна интригующая загадка: не отправляют ли белухи разведчиков в поисках кормных и безопасных акваторий?
Белуху также называют белым китом (из-за окраски) и охотниками за кальмарами (из-за особенностей рациона). В отличие от всех других китов, 7-й шейный позвонок этого млекопитающего не сросся с остальными. Поэтому белухи могут поворачивать голову. Киты достигают 5 метров в длину и веса всего в 1,5 тонны. “Малыши” живут колониями по 5-10 особей, но иногда собираются в гигантские стаи до ста членов. Это самые медленные киты, которые проводят большую часть времени на поверхности. Но если уж нырнут, так нырнут: могут уйти на глубину 600 метров!
Разные популяции арктических белух сильно отличаются друг от друга по дальности и направлению их сезонных миграций. Белухи Восточного полушария, как правило, зимуют вдали от побережья, хотя конкретные маршруты зависят от ледовых условий. В очень суровые зимы, при обледенении больших акваторий, белухи совершают массовые откочевки в соседние моря. Достаточно хорошо изучено разнообразие миграций белух в Северной Америке. Так, популяция, летующая в эстуарии р. Маккензи (на северо-западе Канады), зимует в Беринговом море, проплывая более 2000 км. А белухи, обитающие в заливах нашего Св. Лаврентия и Камберленд, чаще всего остаются здесь круглый год.
Экскурсанты нашего маленького бато всполошенно гонялись за белухами с кино- и фотокамерами, перебегая с борта на борт, а белухи, как грациозные лунные плафоны, величественно выныривали перед нами из голубизны водной пучины и вновь скользили в глубины, занимаясь свои гордым делом борьбы за существование в системе естественного отбора. А наши на бато еще и целовались. Как у Булата Окуджавы: ” Мы по палубе бегали, целовались с тобой”…
Подышав сколько можно было одним с белугами морским воздухом, мы потом с высоты около 800 метров, лихо скрежеща новенькими и оттого вспыхивающими тормозами своего автобусика, мило скатились по склонам Аппалачей под гору, и вскоре оказались почти у самого уреза воды великого Сан-Лорана, в тихом квебекском местечке Saint-Joachim, где вызревал благоухающий виноград, пригреваемый холодым северным солцем,
Ещё древнеримский поэт Вергилий говорил: “Бахус любит холмы”(Бахус – бог виноградарства и виноделия). А теперь, вот, нет. Мы дегустировали местные вина, выделанные из винограда, выросшего под горой ( стоимость и таксы включены). Такие как Vin du Domaine, Le Roselin, Vin du Petit Cap, a также Rouge de Montmorency и Blance de M0ntmorency со свежим сыром.
Лаская белоголового внучика Антуана, квебекский семидесятивосьмилетний дедушка Арнуа – мастер по выращиванию северных сортов винограда и выделке вина пояснил русским туристам:
-Представленные вам вина, произведены мною из двух сортов винограда Святой Крест и Вандал. -Тут дедушка выдержал паузу и продолжил: -Но все это гибриды. Общее название их – “Мичуринец”. И свою первую “мичуринскую” лозу я выписал из штата Минесотта, что в Америке. Знаменитые ниагарские “ледяные” вина и американские. и канадские – это тоже результат работы вашего Мичурина. Вы его знаете.
“Наши” все: кто присвистнул, а кто приохнул – от радости узнавания и воспоминания. А я тут же вновь дал себе обет написать и про это.
Итак, я приступил к сбору материала для статьи и оказалось, что пока я копался 14.09.2005 ТАМБОВЩИНА уже ОТМЕТИЛА 150-ЛЕТИЕ ИВАНА МИЧУРИНА .
Вот я и признаюсь, что опять опоздал. И не потому что я не уважаю юбиляра. Я просто не знал об этом и, как говорится, и думать забыл. А когда-то я ведь у него на Тамбовщине в его дом-музей заходил и на его опытных делянках сидел, и стакан поднимал. За гениальность. Нет, не с экскурсией. Со случайным дорожным приятелем. Перед очередной ходкой. Или выходкой. Можете себе представить: мужику в тюрьму, а он, преисполненный высоким чувством почтения и уважения к национальному гению, находит время соскочить с поезда посреди России, и – пока тянется заправка тепловоза водой и вагонов – углем для чая – схватить такси и мотнуться на заквашенные коровьим навозом сельскохозяйственные поля, чтобы обозреть их на месте действия и тост там окружающей природе произнести?!
Был смысл? Нет, не было. Это сюрреализм какой-то. С интеллигентным уголовничком я в пассажирском поезде познакомился и разделил с ним компанию по встрече моего случайного собутыльника с его, так называемой свободой. Только теперь, почти через полвека и в другой половине земного шара, он появился. Смысл, то есть.
Прежде о научной деятельности и о результатах труда отечественного богатыря-селекционера писали, скучно и вымученно. Например: “Прекрасные сорта яблок и груш, абрикосов и персиков, черешни, винограда произрастали только на юге и были мало доступны широким массам трудящихся”. Несколько позже Мичурин был издевательски узнаваем в образах агрономов-чудаков, возникших на бессмертных страницах Ильфа и Петрова: “Великий агроном и профессор ботаники скакал на чугунном коне, простерши впереди правую руку с зажатым в ней корнеплодом” (“Светлая личность”). Или, если помните роман-анекдот Владимира ВОЙНОВИЧА “Солдат Чонкин”, то ассоциативным примером мог бы послужить изображенный там изобретатель “вечного хлеба” из дерьма, который, минуя промежуточные процессы, прямо из говна гнал самогон, изготовлял колбасу и многое другое. Да и кто не помнит злобно искаженное непониманием высказывание Мичурина: “Мы не можем ждать милости от природа. Взять у нее – наша задача”.
Теперь об Иване Владимировиче и о его деятельности пишут намного по-иному и многозначительно: “Наследие Мичурина в наши дни представляет большой научный интерес не только в России, но и далеко за ее пределами”.
За годы жизни селекционер вывел более 350 сортов плодовых, ягодных, овощных и цветочных растений и положил начало продвижению винограда, абрикосов и черешни на север.
Как не специалист, я попытаюсь всвале перечислить всего лишь кое-что из того, что в настоящее время уже имеется из ранних сортов винограда, выдерживающих порой в открытой форме морозы до -25oС и более, произведенных самим Мичуриным и его последователями. Это ( наберитесь терпения) Агат донской, Бианка, Виори-ка, Восторг, Зейтун, Изабелла, Казачка, Коринка русская, Краса Севера, Кристалл, Лидия, Муромец, Мусалер, Первенец Магарача, Подарок Магарача, Росинка, Русбол, Русвен, Русский ранний, Саперави северный, Степняк, Тамбовский белый, Фестивальный, Фея, Цветочный, Юбилейный Магарача, Альфа, Буратино, Дюймовочка, Загадка Шарова, Катыр, Северный, Бело-розовый, Дубинушка, Дюриф, Жемчуг Саба, Ирина, Кишмиш лучистый, Королева виноградников, Киргизский ранний, Московский белый, Обской (вот именно “обской”), Мускат катунский, Сростинец Жемчуг Сабо, Мадлен Анжевин, Маленгр ранний, Сеянец Маленгра, Черный сладкий сеянец Сафаилова, сеянцы Потапенко № 5 и 7, Дальневосточный № 60, Таежный Изумруд, Пино ранний, Пино черный, Мадлен Ройяль, Португизер, Шасла белая и розовая, Юбилейный Новгорода, Смуглянка, Северный (Мускат №7), Вишневый, Дальневосточный Раминга. Не требует укрытия на зиму – Илья Муромец(сами понимаете). Перспективны новые наиболее ценные сорта винограда, имеющие повышенную устойчивость к морозам, а также сверхраннее и раннее созревание ягод: Восторг, Жемчуг Зала, Космонавт, Мичуринский, Московский черный, Русский ранний, Тур Хейердал, Фиолетовый ранний, Юлия, Памяти Негруля и (уф, как тут не сказать?! ) многие другие.
Конечно, нет такого универсального сорта винограда, который бы успешно отвечал любому назначению. Кроме того, нужно иметь в виду, что в разных экологических условиях состав винограда изменяется, и один и тот же сорт получает разное назначение.
Главное: сработала идея Ивана Владимировича, заключавшаяся в привое зимостойких сортов амурского дикого винограда на культурные южные сорта. Сколько этого “дичка” произрастает по Амуру, в Уссурийской тайге и в Приморье, где я некогда бродил по лесам, лицом к лицу встречал грозного уссурийского тигра и где некогда три года отслужил в армии! В результате терпения и настойчивости тамбовского ученого и возникло сегодня то чудо, которое квебекский дедушка Арнуа и назвал особым сортом “Мичуринец”.
Подвижничеством и целеустремленностью исполнена вся жизнь русского селекционера-самоучки. Свое дело И.В.Мичурин начинал в уездном городе Козлов, что на Тамбовщине, где в 1872 году на крохотном участке земли в полгектара заложил свой первый сад. Мучительно долгим и тернистым был трудовой путь первопроходца-одиночки, возмечтавшего еще в те давние годы выращивать плодово-ягодные сорта всевозможных южных растений в средне-русской полосе.
Практически все свои сбережения Иван Владимирович тратил на покупку новых семян и саженцев. И скромная женщина – сотрудница дома-музея , вынесшая нам на улицу граненый стакан и выпившая тогда с нами “на троих”, горько поведала, что у гениального этого человека было за жизнь две одинаково сварливых, непомерно требовательных и непонимающих жены, от которых он принял немало страданий. Да и у него самого был характер не сахар.
Только в 1911 году достижения селекционера были представлены на Всемирной выставке во Франции, где он был награжден медалью «За выдающиеся работы в сельском хозяйстве». Год спустя Мичурин был удостоен и царской государственной награды в виде ордена святой Анны 3-ей степени.
Безусловно, наиболее широкую известность научные труды Мичурина получили все-таки после Октябрьской революции-перестройки в России. Со всех концов страны ученый получал письма от простых людей, желающих выращивать новые, мичуринские сорта сельскохозяйственных культур. А два года тому назад город Мичуринск – бывший Козлов – получил статус наукограда. Крупный научный форум, состоявшийся здесь 14 сентября и посвященный 150-летию со дня рождения видного ученого-естествоиспытателя Ивана Владимировича Мичурина привлек к участию в нем ученых из 11 стран мира.
И, наконец, забегая вперед (чтобы не опоздать), открою еще одну “ужасную” тайну. 19 февраля по все нашей планете отмечается Всемирный День Китов. Он считается днем защиты не только китов, но и всех морских млекопитающих и других живых существ морей и океанов. Отмечается этот день с 1986 года( то есть, тоже как бы круглая дата), когда после 200 лет беспощадного истребления Международная китовая комиссия ввела запрет на китовый промысел. Он действует и поныне и означает, что по всему миру охота на больших китов, а также торговля китовым мясом запрещена. Так что, помните, непозволительно нынче не только “Убить Пересмешника”, но и кита – тем более земляка-белуху.

***

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.