Здесь была Оля


Здесь была Оля

— Петрова, уйди!!!
— Алексей Владимирович, ну пожалуйста!!! Я же все умею, все, все, все… Печатать на компьютере, сканировать, факс отправлять…
— Пироги печь, самогонку гнать, крестиком вышивать…
— Что, простите?
— Ничего. Не выйдет ничего, Петрова. Не нужна мне помощница. Тем более… такая.
— Какая такая?
— Да на тебя вся контора смотрит, открыв рот! На твои шорты и пирсинг, потому что больше на тебе ничего нет!
— А топик?
— Это не топик, Петрова! Трусики от бикини, надетые на грудь, не могут быть топиком. Ты посмотри, вся работа встала. Все сгрудились у кулера и делают вид, что пьют…
— Жарко ведь…
— Вода в кулере закончилась еще вчера!
— Я буду и за водой следить. Алексей Владимирович, ну пожалуйста. Мне нужна эта работа. Подумайте, мне ведь совсем немного надо платить, я согласна на ненормированный рабочий день. Мне не нужен отпуск летом. Не нужен вообще. Я оденусь во все черное и непрозрачное. Не буду вставлять силикон. Выучу наизусть уголовный-процессуальный кодекс. И комментарии. Ну?

— Ну? – нахмурился бритоголовый и убрал руки с руля.
Секунду назад севший на переднее пассажирское сиденье улыбчивый толстячок шумно выдохнул и рассмеялся.
— Ну?!- в голосе бритоголового появилось неприкрытое раздражение.
— Другие слова, знаешь?
— Мать твою, ублюдок!
— Лучше бы не спрашивал,- расхохотался толстячок,- расслабься, Артур, дело сделано.
— Посторонних не было?
— Обижаешь. Сработано чисто. Как в лучших закоулках Ландона.

— Оля, а вы были в Лондоне?- специализирующийся на гражданском праве адвокат Михайлов поставил перед девушкой стакан апельсинового сока.
— Знаете, Андрей, из островных государств предпочитаю Мальдивы, Сейшелы и Кайманы. Вам это о чем-нибудь говорит?
— О чем-нибудь говорит,- улыбнулся Михайлов,- А что вы делаете сегодня вечером?
— Раздеваюсь, мажусь лампадным маслом и сажусь на метлу.
— Зачем?- опешил Михайлов.
— Люблю, знаете ли, прохладными летними вечерами полетать на метле.
— Нет, я про масло не понял… Лампадное масло зачем?
— Для лучшей аэродинамики, г-н адвокат. И… закройте рот. У вас зубы не очень.
Алексей Владимирович решил вмешаться.
— Андрей, шел бы ты уже к себе в кабинет. У тебя ведь приемный день? Вот и принимай… (и желательно не во внутрь)… Мне даже отсюда видно, какая очередь из пейзан жаждет до тебя добраться. А вон та старушка с декольте грозится взгромоздить Пелион на Оссу (или выражаясь современным языком «порвать всех и вся»), если ей немедленно не окажут квалифицированную помощь.
— Мне кажется, помощь ей требуется только психиатрическая,- пробормотал Михайлов и поплелся к себе. Оля Петрова не удостоила его даже взглядом.
— Пелион на Оссу?- переспросила она и заглянула Алексею Владимировичу в глаза.- Вы полны приятных сюрпризов, шеф. Хотите сока?
— Отстань, Петрова. Тебе нечем заняться?
— Нечем. Все ваши задания я уже выполнила. Вот, пожалуйста, проверяйте.
— Вижу. Спасибо. Чем же тебя еще занять?..
— Расскажите про свой богатый внутренний мир…

— Внутренний мир человека, как я читал, формируется…
Речь толстячка прервал хрип рации:
«Седьмой, седьмой, это первый! Немедленно на улицу Ленина, дом 5. Повторяю! Немедленно на улицу Ленина, дом 5!!! Как понял, седьмой?
— Чтоб тебя!- выругался Артур и рявкнул в рацию.- Это седьмой. Понял вас, первый. Выезжаю.
— Да ничего страшного,- пробормотал толстячок.- Все равно наше присутствие необязательно. Даже, если он куда и поедет без нас…
— Мы обязательно должны быть на месте аварии, и ты понимаешь это не хуже меня! Иначе все! Все зря!..

«Все зря? Ничего подобного! Хорошо смеется тот, кто смеется не в присутствии санитаров.»
Петрова подошла к машине Алексея Владимировича, отперла переднюю дверь ловко вытащенными из кармана адвоката ключами, юркнула на сиденье. Ей предстояло приготовить мизансцену предстоящей «битвы народов».
«Так, куда засунуть презервативы? В бардачок? Черт, не открывается. Ага, получилось. Фу, тут отвертки, документы, страховка – никакой романтики… Бардачок не годится. Я сижу здесь, он рядом. И я должна быстро и неожиданно их достать, рытье в бардачке не годится… А куда? Под сиденье? Я наклонюсь, нырну под его сиденье… И достану… Странно, тут уже что-то лежит. Пакетик какой-то, тяжелый. Не может быть! Неужели героин?.. Похоже на то. Блин, он просто законченный наркоман, а я-то дура!»
Три минуты спустя Петрова заперла машину и вернулась в контору. Все было сделано безупречно чисто.

— Чистая работа,- осклабился Артур, видя машину адвоката, врезавшуюся в столб,- Хорошо с тормозами поработал, толстяк!
— Гарантия качества входит в сервисный пакет услуг,- расплылся в улыбке напарник.- Наш выход?
— Пошли.
Они выбрались из машины и лениво направились в сторону гаишников.
— Госнаркоконтроль,- Артур махнул удостоверением.- Что тут у вас?
— Да вот, видимо, не справился с управлением. Врезался в столб. Машина здорово разбита, а пассажир потерял сознание. Сейчас устанавливаем личность.
— Мы посмотрим?
— Без проблем. Да только ничего интересного…
— Ну, кто знает…
Артур подошел к распахнутой водительской двери. Пострадавшего уже вытащили из машины и уложили на носилки «Скорой помощи». Артур окинул взглядом салон, заглянул в бардачок. Затем уверенно нырнул рукой под сиденье. Пошарил там и вдруг переменился в лице. Выдернул руку и увидел аккуратно сложенную бумажку. Красивым женским почерком было написано:

«Спустила твое лакомство в канализацию. Ты же гуманист и не откажешь крысам в удовольствии. Сожалею, что ошиблась в тебе. Считай это заявлением по собственному желанию. Не надеюсь на твою сообразительность, а потому поясняю:
ЗДЕСЬ БЫЛА ОЛЯ»

Добавить комментарий