Размышления над сутью феномена Сталина

Размышление над сутью феномена Сталина

1

Феномены Сталина и Гитлера привлекают внимание безусловное. Эти две личности поражают воображение силой и масштабами произведенного ими злодейства. Первое, на чем останавливается мысль в попытке объяснить сущность того, чем они являлись и что принесли в мир, это стремление обоих к мировому господству. Несомненно также, что они оба – воплощение на земле зла. Что же тогда это было – зло как средство достижения мирового господства или мировое господство для господства еще более объемлющего владычества – установления над миром власти тьмы, которой сами же и властители?

Глубокие мысли, проникающие в существо Сталина, были высказаны Даниилом Андреевым в его книге «Роза мира».

«По-видимому, в истории человечества еще не было существа, одержимого жаждой самоутверждения с такой силой, с таким накалом, темпераментом». (Стр. 219).

Но еще не было на земле человека, которому история предоставила в распоряжение два сильнейших оружия, два мощнейших инструмента власти: Доктрину и Партию, с помощью которых он создал все виды армий для подчинения, подавления, порабощения – военные, карательные, идеологические и т.п. Оба эти инструмента он оформил и перевоссоздал под нужды собственного личного мирового владычества.

«Передовое место в истории Россия заняла с той минуты, когда внутри нее к власти пришла – впервые в мире – интернациональная Доктрина. Россия стала первой страной, вооруженной такой идеологией, какая могла бы, в принципе, распространиться во все страны земного шара. Даже больше того: в Доктрине был заложен такой импульс к расширению, который предполагал своим пределом именно только границы планеты… Секрет заключался в том, что вместо мечты о всемирной гегемонии какого-либо отдельного народа (мечты утопической, ибо ни один народ не достаточно многочислен для этого) теперь прокламировалась идея всемирного содружества народов, объединенных новым социальным строем, который должен был возникнуть везде в результате революционных взрывов… В одних из стран оно постепенно развивалось по программе, намеченной в Москве, в другие было привнесено на штыках советских армий». (Стр. 216-217).

Сталин подчинил себе и возглавил этот процесс.

«Сталин вполне допустил такую возможность, что он доживет до той ступени в развитии науки, когда она сможет подлить его жизнь намного дольше естественного человеческого предела, а может быть, и дать ему даже физическое бессмертие». (Стр. 223).

Когда Хрущев говорил, что Сталин руководил войной по глобусу, то просто не поняли. Он сам не понимал, что говорил. Это был, скорее, символ: глобус означал весь мир и Сталин, склонившийся над ним, пожирал его.

Первым шагом было овладение страной. Два указанных инструмента плюс нужные личные качества – вероломство и коварство, исключительная жестокость и гениальность тиранствования, «глубокое презрение к ценности человеческой жизни, жгучая мстительность, неумение прощать и та поразительная легкость, с которой уроженцы горных стран готовы пустить в ход оружие». (Стр. 218). обеспечили ему круговую победу, в том числе и в его (большевиков) борьбе с духовностью. Одновременно шло превращение всей страны в орудие военного захвата чужих территорий.

«Присмотримся: каковы главнейшие государственные задачи Сталина до второй мировой войны? Думается их можно определить так: укрепление своего абсолютного единовластия и разгром какой бы то ни было оппозиции; борьба с духовностью; коллективизация сельского хозяйства; индустриализация; подготовка военной машины к отражению возможного нападения и к собственному прыжку на запад, Восток и Юг; создание благоприятной для этого международной ситуации… (Д.Андреев. Роза Мира. Стр. 220).

Для военной атаки на Запад, подготовка к которой велась самым серьезным образом, которая давно стала основной задачей Сталина и всего руководства страны, для чего и перекосили все в сторону непомерной индустриализации для создания и обеспечения военной промышленности, туда было брошено до 90% народных средств и сил – вперед, к мировому захвату, – Сталину нужна была абсолютно послушная, пронизывающая всю страну, армия партийных работников. Для этого же ему нужны были и трудовые армии, бесчисленные рабы, нужна была и абсолютная покорность населения. все страна была поставлена под ружье, загнана в цеха для производства оружия, в карьеры и шахты добывать сырье. Это было достигнуто страшным террором. Многие миллионы были уничтожены, зато остальные сто восемьдесят были превращены в покорное пушечное, интеллектуальное, трудовое мясо.

О подготовке Сталина к захватнической войне убедительно раскрывается в трудах военного историка Виктора Суворова в его книгах «Ледокол», «День М», «Самоубийство» и других. Там, в частности, говорится:

«Перед войной Сталин провел страну через три этапа: индустриализацию, коллективизацию, великую чистку… Результат: страна подчинена Сталину, армия, НКВД, писатели, историки, крестьяне, музыканты, генералы и геологи, дипломаты и все, все, все – под контролем. Сельское хозяйство в руках партии: бери из деревень хоть все и по любой назначенной Кремлем цене, можно и бесплатно, промышленность дает продукцию, армия покорна, НКВД вычищен и готов к новым свершениям. Что дальше? Третий этап – великая чистка – завершился в конце 1938 года. Страна вступает в новый этап». (В.Суворов. День М, стр. 78-80).

О драконовских сталинских указах 1940-го, о закрепощении рабочей силы, о фактическом превращении промышленности в единый механизм, работающий на войну:

«Я много раз слышал дискуссии коммунистических профессоров: а не был ли Сталин параноиком?… Нет, товарищи коммунисты, не был Сталин параноиком. Великие посадки нужны были для того, чтобы вслед за ними ввести указы 1940 года, и чтоб никто не пикнул. Указы 1940 года – это окончательный перевод экономики страны на режим военного времени. Это мобилизация. (Там же. День М, стр. 298).

«Массовые аресты в промышленности от рабочего, опоздавшего на двадцать одну минуту, и кончая наркомами, которые никуда не опоздали, имели целью уже в мирное время создать в тылу фронтовую обстановку». (Там же, стр. 311).

«Каждый указ 1940 года щедро сыпал срока, особенно доставалось прогульщикам. По указу 26 июня за прогул сажали, а прогулом считалось опоздание на работу свыше 20 минут». (Там же, стр. 298).
«Но и на верхах головы летели. Отзвуки великой битвы мы найдем в прессе того времени. Журнал «Проблемы экономики» за октябрь 1940 года: «Представитель диктатуры рабочего класса, советский директор предпрятия, обладает всей полнотой власти. Его слово – закон., его власть на производстве должна быть диктаторской… Советский хозяйственник не имеет права уклоняться от использования острейшего оружия – власти, которую партия и государство (опять и опять мы встречаем это деление власти на две ветви, их упоминание вместе указывает на то, что имеется в виду две разные сущности; но они были в руках одного Хозяина, Сталина, – Р.Ф.) ему доверили. Командир производства, уклоняющийся от применения самых жестоких мер воздействия к нарушителям государственной дисциплины, дискредитирует себя в глазах рабочего класса, как человек, не оправдывающий доверия». И выходило: мастер – диктатор над рабочими. А вышестоящий – диктатор над мастером, и так все выше и выше до директора, который диктатор на заводе. А над ним тоже диктаторов орава. И как созвучно все , что говорится о директоре-диктаторе, с дисциплинарным уставом 1940 года: чтобы заставить повиноваться подчиненных, командир имеет право и обязан применить все средства, вплоть до оружия. Если он применяет оружие против подчиненных, то ответственности за последствия не несет, а если не применяет, то его самого – в трибунал». (Там же, стр. 302).

В руках Сталина была теперь страшная сила – огромная масса абсолютно послушных людей, организованных, обученных, исполняющих все приказы. Одна их часть должна была стрелять, другая производить и подносить к линии фронта вооружение и боеприпасы. Но была и третья – те, кто ими всеми командовал. На ум приходит образ Чингис-хана, словно Сталин оказался его новым воплощением. Исторической задачей первого было покорение Европы с целью уничтожения христианства. Похожее было и у второго.

Может, господство над миром было нужно Сталину именно для уничтожения христианства? Может, он хотел подчинить себе Христа?

Рабочая и военная сила были для Сталина предельно дешевы. Зарплаты минимальны. Питание – лишь бы не умерли с голода, одежда – лишь бы прикрыть наготу, жилье – люди жили в основном в коммунальных квартирах.

« … создатель первого спутника С.П.Королев в те славные времена сидел. И многие с ним. И тут вновь начинаешь понимать смысл великой сталинской чистки. Сталину нужны лучшие самолеты, лучшие танки, лучшие пушки в стахановские сроки, но так, чтобы средств на разработку много не расходовать. И вот конструкторы сидят по тюрьмам, по шарагам: дадите лучший в мире пикирующий бомбардировщик, лучший танк, лучшую пушку – выпустим. Конструкторы вкалывают не за Сталинские премии, не за дачи на крымских берегах, не за икру и шампанское, а за свои собственные головы: не будет самолета – задвинут на Колыму.
Конструкторское бюро Туполева, Петлякова и многих других сидели в полном составе и творили за тюремными решетками: надежно, дешево, быстро и секреты не уплывут. Вспоминает заместитель Туполева Г.Озеров: «Вольняг» перевели на обязательный десятичасовой рабочий день, большинство воскресений они тоже работают… В народе зреет уверенность в неизбежной войне, люди понимают это нутром…» (Туполевская шарага. С. 99).
А потом рабочий день довели и до 12 часов. На шараге при нормальной кормежке, в тепле можно работать и больше. А на лесоповале? Журнал «Новое время» (1991. № 32. С.31) сообщает: «С 1 января 1941 года нормы питания заключенных были снижены. Почему? Может быть, в этом сказалась та подготовка к будущим сражениям?…» Именно так – к будущим сражениям.

Адмирал флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов с гордостью сообщает:
«На нужды обороны выделялись, по существу, неограниченные средства» (Накануне. С. 270). Слово «оборона» тут следовало взять в кавычки, но в остальном правильно. И оттого, что на нужды войны выделялись средства без ограничений, где-то ограничения надо было вводить, на чем-то экономить. Экономили на зэках, на рабочем классе, трудовой интеллигенции, на колхозном крестьянстве». (Там же. Стр. 300-301).

Днепрогэс, Магнитка, Комсомольск, все сталинское остальное – метро, прочие «великие стройки коммунизма» обошлись государству в минимальную цену. Московский Университет строили заключенные, на его нынешней территории располагался лагерь.

Впечатляет и военная стратегия Сталина (Триандафилов, Шапошников). В его броске на Запад должны были участвовать четыре (!) военные волны, четыре чингисханские орды, одна накатывать за другой. Никто и ничто не устоит. При такой силище можно и по глобусу до Ла-Манша рисовать. А там накрыть с воздуха и взять с воды саму Британию. И ведь все
четыре волны готовились, создавалось множество армий, дивизий. Сколько вовлечено было людей!

«Вот краткое содержание принципиально нового вступления в войну.
1. Процесс мобилизации разделить на два этапа: тайный и открытый.
2. Первый, тайный этап – до начала войны. На этом этапе на режим
военного времени перевести государственный аппарат, карательные органы, промышленность, системы правительственной, государственной и военной связи, транспорт, армию увеличить до 5 000 000 солдат.
3. Ради маскировки первый, тайный, этап растянуть во времени на два
года, кроме того, тайную мобилизацию маскировать локальными конфликтами, представить дело так, что локальные конфликты – основная и единственная причина перевода страны на режим военного времени.
4. Этап тайной мобилизации завершить внезапным сокрушительным
ударом по противнику и одновременно начать второй, открытый, этап мобилизации, в ходе которого за несколько дней призвать в Красную Армию еще 6 000 000 для восполнения потерь и доукомплектования новых дивизий, корпусов и армий, которые вводить в войну по мере готовности. Затем в ходе войны призывать в армию все новые миллионы.
5. Прикрытие мобилизации Второго, Третьего и последующих
стратегических эшелонов осуществлять не пассивным стоянием на границах, а сокрушительными ударами Первого стратегического эшелога и решительным вторжением на территорию противника. (Там же. Стр. 148).

«В начале 1939 года мобилизационный потенциал Советского Союза определялся в 20 % от общей численности населения. Это максимальный теоретически возможный уровень мобилизации – 34 миллиона потенциальных солдат и офицеров.
Страна не могла содержать в мирное время такую армию. И в военное время такую армию содержать невозможно, да она такая и не нужна. Было решено во время войны иметь миниатюрную армию всего в 10-12 миллионов солдат и офицеров, но использовать ее интенсивно, немедленно восполняя потери.
Говорят, что советские дивизии, корпуса и армии были небольшими по составу. Это так. Но надо помнить, что их было много, а кроме того, солдат и офицеров не жалели, использовали на пределе человеческих возможностей и сверх этих возможностей, и тут же заменяли новыми. Именно так обстояли дела в советских войсках: людей в данный момент немного, но командование использует их интенсивно в уверенности, что не завтра, а уже сегодня пришлют замену. Численность Красной Армии в ходе войны была относительно небольшой, но в нее было мобилизовано за четыре года войны 29,4 миллиона человек в дополнение к тем, которые в ней были на 22 июня 1941 года (Генерал армии М.Моисеев. «Правда», 19 июля 1991 г.).

Численность Красной Армии составляла:
1923 – 550 000
1927 – 586 000
1933 – 885 000
1937 – 1 100 000
1938 – 1 513 400
К началу 1939 года численность Красной Армии составляла один процент от численности населения. Это был Рубикон: на 19 августа 1939 года численность Красной Армии достигла 2 000 000.
На этом Сталин не остановился, наоборот, 19 августа он отдает приказ о формировании десятков новых стрелковых дивизий и сотен артиллерийских полков. Процесс мобилизации маскировался. Скорость мобилизации нарастала. 1 января 1941 года численность Красной Армии – 4 207 000 человек. В феврале скорость развертывания была увеличена. 21 июня 1941 года численность Красной Армии – 5 500 000.
Это только Красная Армия, помимо нее существовали войска НКВД: охранные, конвойные, пограничные, оперативные. В составе НКВД были дивизионные части и целые соединения, НКВД имел свой собственный флот и авиацию. (Там же. Стр. 255-256).

Суворов показывает, что у Советского Союза были лучшие в мире самолеты, танки, пушки, подводные лодки, все в огромном количестве. Советский Союз готовился к войне наступательной, никак не оборонительной, потому был так сокрушен в первые месяцы войны. Долгие месяцы немецкая армия использовала захваченные на границах арсеналы советского вооружения, приготовлявшегося для удара по Германии, складировавшегося для быстрого немедленного применения просто на грунте.

Гитлер совсем не был слеп. Незадолго до удара по Советскому Союзу он «говорил Шулленбургу: «У меня, граф, другого выхода нет». Не оставил Сталин Гитлеру выхода. Тайная мобилизация была столь огромна, что не заметить ее было трудно. Гитлер тоже понимал, что должно случиться в момент, когда тайная мобилизация вдруг будет объявлена открыто». (В.Суворов. Там же. Стр. 270).

Германская нота от 22 июня 1941 года, фактически являющаяся объявлением войны, заканчивается следующими словами:
«Вопреки всем взятым на себя обязательствам и в грубом противоречии своим торжественным заявлениям, советское правительство заняло позицию против Германии.
Оно
– не только продолжало свои направленные против Германии и Европы попытки
разложения, но еще усилило их с началом войны;
оно
– во все усиливающейся степени с враждебностью направляло свою политику
против Германии и
– сосредоточило все свои военные силы у германской границы с готовностью
быстрого нападения».
В ноте также цитируется документ, найденный в советском полпредстве при занятии немцами Белграда: «СССР будет реагировать лишь в последний момент. Державы оси еще дальше разбросали свои военные силы, и поэтому СССР внезапно ударит на Германию».

/О Германской Ноте см. также: ДмюХмельницкий. Нота. Русская Мысль. 19 июня. 2003/

В.Суворов показывает, что Сталин спланировал нанести свой удар по Германии, начать свою войну 6 июля 1941 года. Но на деле он начал свою войну намного раньше. Книга В.Суворова «День «М»» заканчивается следующими словами:

«Гитлер ударил первым, и потому сталинская подготовка войны обернулась для Сталина катастрофой. В результате войны Сталину досталась всего только Польша, Восточная Германия, Венгрия, Югославия, Румыния, Болгария, Чехословакия, Китай, полвина Кореи, половина Вьетнама. Разве на такой скромный результат рассчитывал Сталин?

Подведем итоги.
Начало тайной мобилизации было фактическим вступлением во Вторую мировую войну. Сталин это понимал и сознательно отдал приказ о начале тайной мобилизации 19 августа 1939 года. С этого дня при любом развитии событий войну остановить было нельзя.
Поэтому 19 АВГУСТА 1939 ГОДА – ЭТО ДЕНЬ, КОГДА СТАЛИН НАЧАЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ.
Тайная мобилизация должна была завершиться нападением на Германию и Румынию 6 июля 1941 года. Одновременно в Советском Союзе должен был быть объявлен День «М» – день, когда тайная мобилизация превращается из тайной в открытую и всеобщую.
Тайная мобилизация была направлена на подготовку агрессии, для обороны страны не делалось ничего. Тайная мобилизация была столь колоссальна, что скрыть ее не удалось. Гитлеру оставался только один шанс – спасать себя превентивным ударом. Гитлер упредил Сталина на две недели.
Вот почему День «М» не наступил». (Стр. 414-415).

А как вести себя на захваченных территориях?

«Подготовка Красной Армии к «освободительным походам» в 1939 и 1941 годах проводилась по единой программе… При военных советах фронтов из парийных бюрократов были сформированы группы особого назначения – Осназ. Задача – проведение советизации. После германского нападения группы особого назначения оставались в бездействии (на своей территории в оборонительной войне они не нужны). Когда стало окончательно ясно, что «освободительная» война не состоялась, группы особого назначения разогнали». (Там же, стр. 134).

Советизация и большевизация захватываемых («освобождаемых») территорий, означали уничтожение всех политических, культурных, деловых сил, разрушение социальных структур, физическое устранение множества, даже просто потенциально «не наших», людей, политических деятелей, интеллигенцию, буржуазию – предпринимателей (с конфискацией), военных, установление полного контроля и введение угодного Советскому Союзу управления. Это произошло во всех захваченных странах центральной и восточной Европы от Прибалтики и до Восточной Германии, ставших «странами народной демократии», с расположением советских войск на их территориях. В германской Ноте по этому поводу говорится:

«Эти области (Бессарабия и Северная Буковина, – Р.Ф.) были также немедленно присоединены к Советскому Союзу, подверглись большевизации и были тем самым фактически разорены».(Германская Нота)

Разорение – вот что нес Советский Союз, коммунистический образ действия миру. Единственным творчеством, на которое в самом лучшем виде оказались способными большевики, было – разорение, разрушение, уничтожение жизни. Они несли миру смерть. Они это сделали сначала с Россией, с населяющими ее (теперь уже Советский Союз) народами, с ее/их культурой, духовными и материальными ценностями, с ее людьми, носителями в том числе и религиозного чувства и знания, подорвали ее нравственные устои и жизненные силы. До последнего дня своего правления они истощали страну, по-прежнему направляя огромную часть (до 80%) национального дохода на развитие и поддержание военно-промышленного комплекса, на распространение по миру своего влияния.

В мирное время в Советской армии состояло до пяти миллионов солдат и офицеров. Колоссальная военная мощь ядерных и обычных вооружений. Спрутом враждебной пропаганды и деятельности через коммунистические партии и другие силы опутал Советский Союз мир. Сам по себе занимая шестую часть поверхности земли, он распространил свою власть и влияние на одну треть планеты. Остальной мир воспринимал его как угрозу своему существованию. Естественно, это делалось людскими руками, но эти руки в руках Сталина, а потом и его наследников становились не людскими, а несущими смерть, духовное и физическое порабощение. Жизни одних людей, их силы и разум использовались для того, чтобы отнимать жизнь, свободу и силу у других людей. Духовное естество человека умерщвлялось, людская совесть превращалась в противоположное – в способность подлости. В распоряжении властителей оказывалась несметная сила.

Это была чингисхановская орда, несущая смерть всему, на что укажут. Все было перевернуто вверх ногами, все смыслы переставлены наоборот. Человек, идущий к нравственному совершенствованию, был втоптан в землю, человек топчущий был поднят на высоту. Но и он был лишь орудием и в свой – любой – час мог быть отправлен к тем, кого только что отправлял на смерть сам. Или просто погибнуть на завоевательских фронтах. Человек, мыслящий иначе, отправлялся в сумасшедший дом, и там его психика разрушалась психотропными средствами, разум, способность мыслить затемнялись, сознание удушалось. Завоеванные народы (начиная со своего российского) были ограблены, измучены и истощены, их силы были брошены на злодейское дело. Чешские, восточно-германские, болгарские, прочие военные силы и разведки. Везде базы для подготовки террористов международного применения. Конечно строилось, но строилось что? И что оставалось людям? Хрущевские трущебки? Досыта ли ели? Какие были у человека свободы и права? Огорожен этот мир был железным занавесом, граница на замке. В самом центре Европы – Берлинская Стена. И приказ стрелять, если кто через нее решится бежать.

А что же Сталин? В какой силе и форме был он сам? Только несколько моментов, характеризующих его не только правящее, но управляющее всей жизнью страны внутреннее состояние:

«Сталин знал тысячи (возможно – десятки тысяч) имен. Сталин знал все высшее командование НКВД, знал всех своих генералов., знал лично конструкторов вооружения, директоров крупнейших заводов, начальников концлагерей, секретарей обкомов, следователей НКВД и НКГБ, сотни и тысячи чекистов, дипломатов, лидеров комсомола, профcоюзов и пр. и пр. Сталин ни разу за 30 лет не ошибся, называя фамилию должностного лица. Сталин знал характеристики многих образцов вооружения, особенно экспериментальных. Сталин знал количество выпускаемого в стране вооружения. Сталинская записная книжечка стала знаменитой, как конь Александра Македонского. В ней было все о производстве оружия в стране. С ноября 1940 года директора авиационных заводов каждый день должны были персонально сообщать в ЦК о количестве произведенных самолетов. С декабря это правило распространилось на директоров танковых, артиллерийских и снарядных заводов.
А Сталин давил персонально. Был у него и такой прием: своей рукой писал от имени директоров и наркомов письменное обязательство и давал им на подпись… Не подпишешь – снимут с должности с соответствующими последствиями, если подпишешь и не выполнишь…» (Там же, стр. 303-304).

Так было не только в военной области, но и в отношении всего в стране и на подвластной территории в мире. Точно также он знал и множество имен тех, кому предстояло погибнуть. Георгий Димитров, Климент Готвальд, Жданов, Вознесенский, не говоря о Троцком, Каменеве, Зиновьеве и Бухарине и многих многих других только известных нам имен. А нам не известных?

«Наши внуки узнают, зачем и почему были оборваны жизненные пути таких деятелей культуры, как Всеволод Мейерхольд, Борис Пильняк, Осип Мандельштам, Николай Клюев, Сергей Клычков, Артем Веселый, Николай Вавилов, Павел Флоренский. Но они не узнают никогда, сколько замечательных талантов, сколько писателей и поэтов, художников и артистов, мыслителей и ученых, чьи имена могли
бы стать гордостью России, но остались неизвестны никому, а от творений их не сбереглось даже пепла, – сколько таких творцов было уничтожено сатанинской машиной, носившей, точно в насмешку, наименование органов «безопасности».
Нельзя, конечно, найти ни одного смягчающего обстоятельства при рассмотрении деятельности таких палачей народных множестве, как Ежов, Абакумов и Берия. Но ребячеством была бы попытка переложить исключительно на них ответственность за эти гекатомбы. Достаточно ясно, чья верховная воля действовала через эти зловещие фигуры и какой инспиратор, поочередно ставя их к рулю дьявольской машины, думал, что сам он останется при этом в глазах народа суровым, но справедливым, как пастырь телес и душ». (Даниил Андреев. Роза мира. Стр. 227).

2

Изложенная выше картина того, как Сталин готовился к установлению своего владычества над миром военным путем, потрясает.

Но зачем ему нужно было столько крови, зачем столько бессмысленного страдания? Это остается мировой загадкой, космической мистерией.

Д.Андреев отмечает:

«Жажда власти и жажда крови тайно шевелятся на дне многих душ. Не находя удовлетворения в условиях социальной гармонии, они толкнут некоторых на изобретение доктрин, ратующих за такие социальные и культурные перемены, которые сулили бы в будущем удовлетворение этих неизжитых страстей». (Роза Мира. Стр. 262).

Жажда власти – это понятно. Террор – понятен тоже: без него власти не захватить и не удержать, не превратить ее в абсолютную. У Гитлера было то же. Такое же омерзительное чудовище. Тоже концлагеря. На немецкий лад просчитанная программа уничтожения конкретных лиц и наций, по политическому (коммунисты) или расовому (евреи и другие неарийцы) признаку. Уничтожать психически больных. Но у Сталина поражает размах и кажущаяся бессмысленная жестокость по отношению к простым людям, рабочим, крестьянам, рядовым работникам умственного труда, бухгалтерам, артистам, учителям, людям абсолютно любой профессии.

В чем дело?

Зачем под жесточайшими пытками заставляли людей сознаваться в придуманных, словно специально изобретенных преступлениях, таких, например, как попытка покушения на товарища Сталина или на товарища Молотова, или в шпионаже в пользу враждебной страны у людей, даже близко не имеющих возможности подойти к высшим товарищам или иметь контакт с иностранцами? И потом, когда люди «сознавались» и подписывали «свои» показания, их расстреливали. (Характерно, что были случаи, когда люди сохраняли себе жизнь, не подписав сфабрикованных против них дел). В чем смысл всяческого прочего изуверства? Можно понять, как пишет Солженицын, что все определяла «заданность цифры, разнарядки, разверстки»: для хозяйства требовалось столько-то и столько-то рабов, бесплатная рабочая сила. Но почему лагеря были превращены в места истребления? Зачем было тяжелейшими условиями содержания превращать людей в зверей, доводить их души до недочеловеческого, животного состояния? Зачем было заставлять там умирать рабочих и крестьян? А выживших отправлять на вечное поселение? Можно понять, что политических противников решено было уничтожить физически, как нацисты евреев, но простых-то людей, невинных ни с какой стороны, почему с ними так?

Какова же была цель?

Личное мировое господство? Нормальная повседневная логика подсказывает, что все делалось для того, чтобы стать хозяином вся и всего безгранично в пределах земного царств.

Но не нужно ли ему было еще и большей власти – не только над землей, над материальным существованием людей и их душами, но – над самим Богом? Она-то и есть господство и власть самого высокого порядка. Заставить покориться себе самого Христа!

Со своих семинарских лет Сталин твердо верил и знал о существовании Бога, Его Сына – Христа и Святого Духа. Это было для него непреложно. И хоть в Доктрине краеугольным камнем было отрицание существования Бога и духовного мира и все было сведено к сугубо материальному бытию, для Сталина Бог существовал реально. Для него атеизм был воинствующим, то есть не просто как отрицание Его существования, а как борьба с Ним. Он это принял из ненависти к Богу, а не из убежденности, что Его нет.

Своей (а может дьявольской или сатанинской) волей он добился того, что и бытие и сознание всего и всех на подвластной ему территории определял он. Но этого ему было недостаточно. Для него, не терпевшего никакого над собой первенства, главной страстью, охватившей все его существо, стало – преодолеть Бога, стать выше Него, вытеснить Его, занять Его место. Только такая задача была достойна такой великой души! Что могло быть выше, сильнее, значительнее! В душе возник страстный порыв – убрать Христа с дороги. При одной мысли о Нем, он хватался за кинжал. Встреться Он ему на пути, он бы Его искромсал. Нет. Он сделал бы то, что не удалось Дьяволу и Сатане: он заставил бы Его покориться и поклониться ему, и чтобы Он служил ему на посылках. Он это умел, он знал, как это делается. Перед глазами все время стоял суд Пилата: а как бы он, Сталин, всемирный властитель, сам в себе и всем Цезарь повел бы его? Что бы он сделал? Какую придумал бы казнь? И сетовал в душе – казнить-то было не нужно никак. Это слишком просто. Нужно было покорить и использовать. И за покорность никаких царств мира не давать. Для них царь уже есть. А что же Пилат сделал? О бесконечная глупость! Он Его убил, он дал Ему уйти. А надо было оставить жить, но приковать к земле, так чтобы Он перестал быть Богом и не смог выполнить своих обещаний. И чтобы Ему ни воскресать и никогда больше не приходить. Теперь же надо было жить в напряжении, ожидая этого второго пришествия, готовится, чтобы встретить Его во всеоружии. И уж если распинать, то на громадном кресте ГУЛАГа – от западных до восточных пределов земли.

С годами, с обретением все большей и большей власти, с превращением ее в абсолютную, его вера в свою победу над Богом только росла, размах его противо- (анти) христовой силы только ширился, застилая ненавистью и злобой поле зрения, сузившееся под напором душевной тьмы. Он был нацелен на убийство Христа, на захват Его царства и Его власти. Возможно это было только через убийство человека. Вот почему уничтожали простых людей, рабочих и крестьян – Христос был плотник. Он мог придти откуда угодно.

Сталин понимал, что Бог живет в каждом человеческом существе и что первая его победа над Ним будет в людях, в их сердцах и душах, в их разуме, где Бог пребывает. Доктрина давала прекрасную основу для начала – она отрицала Бога. Атеизм, материализм не только мировоззрение. Это массированный удар по душе человека, по его духу, по его Я. Также и по Богу. От триединства духа, души и тела в марксизме осталось только тело, только материя. Душевное и духовное объявлялись лишь ее свойствами, и было стремление все к этому свести – создать такое бытие, которое определяло бы нужное сознание. Действием идеологии и посредством тяжелых материальных условий существования духовное, идеальное превращалось в нечто вторичное, почти не существующее. Оно исчезало со смертью человека. В Доктрине это было даже возведено в принцип «Основного вопроса философии»: что первично – дух или материя, в то время как основной вопрос философии есть поиск сущности того и другого – что есть мир, что есть человек, природа, Бог и каковы между ними всеми взаимоотношения, в чем суть мышления, воли, совести, любви, всевозможной добродетели и всяческого порока. Для настоящей философии духовное, идеальное в человеке признается реально существующей сутью, не зависимой от бытия материи, как отдельное измерение существования сущего. Человек пребывает в обоих мирах.

Сталин это знал. И глубоко в людях презирал то, что относилось к их душе, к их Я. Подчинить себе эту свободную изначально сущность было высшим вожделением, в этом было высшее удовлетворение и смысл всякого царского действия. Подчинить и унизить. Отравить, изуродовать, убить. И чтобы в особо зверском виде и с особой жестокостью. С особой дерхостью и исключительным цинизмом. Борьба с духом и с духовностью была чем-то, стоящим выше простого физического захвата и подчинения себе стран и народов. Ненависть к Христу была превыше всего. Из-за этого он ушел из семинарии. Именно: не потому, что Бога не было, а потому, что Он – был, и конкурировать с Ним было непосильно. Встреча с Доктриной вселила в него силы и уверенность. Он поверил, что победит. Но сначала надо было подчинить себе материальное существование людей и мира, превратить их в орудие своей воли.

Доктрина входила в советских людей с детства, воспринималась и запоминалась естественно и непреложно, как свет, как твердость земли под ногами. Она была людям опорой именно в их духовном бытии, которое, однако, напрочь выхолащивалось мертвым ложным знанием о себе и мире. Это было первым наступлением на души людей – уничтожить знание о Боге, отменить Бога, поставить на Его место материю. Вторым шагом было – поставить на Его место себя, Сталина.

Но это было лишь частью задачи. Доктрина захватывала лишь часть души, она поражала и извращала сознание человека. Душа же была чем-то много большим, в ней жили мышление, чувства, воля. Жили любовь, сострадание, ненависть, все богатство (или бедность) духовной разумной жизни, совесть, идеалы, представление, воображение, в ней жила память, высокие стремления, в ней были благородство, великодушие, вдохновение, религиозное расположение души как вера во что-то высшее по отношению к человеку, даже если это вера не в Бога, а в родину, партию и правительство, в самого великого вождя и учителя, корифея всех наук, который стал для людей богом. Там жила надежда. Там билась жизнь души.

Сталин был не просто палач народов, убийца отдельных людей. Он был особого свойства сатанинский изувер. Ему мало было овладеть физическим бытием человека. Мало было заполнить собой его сознание. Ему надо было убить душу, лишить ее человеческой сути, оскопить. Ему нужно было над ней надругаться, изнасиловать, осквернить своей мерзостью, извратить, изувечить, опустошить, растлить, обернуть против себя самой, искорежить, заставить человека предать не просто других людей, родных, близких, знакомых, самых дорогих и любимых, но предать себя, пойти против своих идеалов, против своей совести, против смысла своей жизни, против Бога. Ему, как страшному духовному вампиру, жаждалось выпить духовную кровь человека – его свободу, высосать его мысль, захватить его волю и сделать ее продолжением своей воли, заставить мучиться, страдать, пребывать в постоянном бесконечном страхе. Ему нужно было убить в человеке человека, убить в нем Бога.

Он знал о тайне бессмертия души. Он хотел лишить человека бессмертия, разрушив его душу еще на земле. Бессмертие души связано со смертью человека. Очень важно, в каком состоянии она покидает землю: либо душа пойдет ввысь, в духовный мир, к Богу, ко Христу, либо никогда уже не найдет себя. Она – погибнет. Это смерть вторая из Апокалипсиса. Именно ее нес миру изувер. Жертвами должны были стать, и становились, в первую очередь носители самых высоких и развитых душ – люди духовные, возвышенные, одаренные душевностью и духовностью. Это были те лучшие, которых Сталин уничтожал в первую очередь. Он спрашивал Пастернака: Мандельштам – мастер? Для него это был знак: поэт – это небожитель, в нем пребывает Бог. Он сам что-то там рифмовал, но ни поэтом, ни мастером не был. Он пришел из другой, подземной сферы. У него не было власти над Мастером Мандельштамом. Самое большее, что он мог, это отомстить ему, убив его. Но голода не утолил, а только еще больше рассвирепел.

И еще: каждый человек приходит в этот мир свободным, и эту его свободу нужно было отнять, постоянно отнимать у каждого, вновь входящего. Сталин это чувствовал нутром.

Он убивал не только лучших. Возможно, подобно Ироду, он искал человека, в котором мог вновь воплотиться Христос в его обещанном втором пришествии. Он уничтожал всех подряд, чтобы не дать Ему возможности придти снова. Он хотел превратить мир в место, недоступное для Бога, куда Он не мог бы ступить. Подвластная часть человечества делилась на две части: те, кто подлежал уничтожению, и физически, и душевно-духовно, и те, чьими руками это делалось. Первые были обречены. Им давали 25-летние срока, которые трудно, почти невозможно было выдержать, их ссылали навечно. Их истребляли в лагерях. Не говоря о тех, кого в непостижимом количестве просто расстреливали. Но главной мишенью были душа человека и его дух. Зора Борисовна Гандлевская, сама отсидевшая 25 лет, говорила, что люди в лагерях погибали прежде всего от того, что надорваны были их душевные и духовные силы. Они были сломлены морально, до того, как им предстояло встретить физическое медленное умерщвление в лагере, жить и выживать не хватало не столько физических, но душевных сил.

Сталин знал об особой связи души и тела. Знал, что самый легкий путь в душу человека, в подсознательное, в бессознательное, в сверхсознательное – через страдания телесные и через страх. Здесь начиналось нечеловеческое. Была создана целая машина, организована специальная механика убиения, четвертования души, разработана дьявольская процедура – сначала всеобщий страх, ожидание ночных шагов, стука в дверь. Потом арест, бессмысленное обвинение, следствие, пытки, объявление врагом народа, чудовищные условия содержания, прочее, прочее – не всякая душа выдержит. И если не сойдет человек с ума, то надорвется, не выжить.

* * *

Здесь во весь рост встает необходимость обратить внимание на оккультное содержание «феномена». Чтобы победить такого врага, каковым был Бог, одной человеческой силы не хватило б. Много написано об оккультных воззрениях Гитлера, его усилиях установить связи с потусторонними силами и использовать их в осуществлении своих планов.

Из свидетельств Д.Андреева можно видеть, что у Сталина были свои оккультные способности и свои связи с темными силами и запредельными мирами.

«Обычно это происходило к концу ночи, причем зимою чаще, чем летом: тогда мешал слишком ранний рассвет. Все думали, что он отдыхает, спит… Свет в комнате оставался затенен, но не погашен. Вождь не спал, он сидел в глубоком, покойном кресле. Выражение лица, которого у него не видел никто н когда, произвело бы воистину потрясающее впечатление. Колоссально расширившиеся, черные глаза смотрели в пространство немигающим взором. Странный матовый румянец проступал на коже щек, совершенно утративших свою обычную маслянистость. Морщины казались исчезнувшими, все лицо неузнаваемо помолодевшим. Кожа лба натягивалась так, что лоб казался больше обычного. Дыхание было редким и очень глубоким. Руки покоились на подлокотниках, пальцы временами слабо перебирали их по краям.
Это было, собственно, не состояние, а целый тип состояний, отличающихся одно от другого тем, с каким именно слоем и с какой из темных иерархий вступает в общение духовидец…
Во время этих состояний в его существо вливалась громадная энергия, и на утро, появляясь среди своих приближенных, он поражал таким нечеловеческим зарядом сил, что этого одного было достаточно для их волевого порабощения». (Д.Андреев. Роза Мира. Стр. 228).

«Многочисленны воспоминаниям, где говорится о необычайной душевной силе Сталина, приподнимавшей его почти до демонизма. Вот одно из них: «Сталин обладал какой-то гипнотической силой, грозностью, демонической державностью… Само место собеседований, как я воспринимал, напоминало поле ночных демонических сил. Достаточно было Сталину появитьсяв кабинете, как все вокруг будто переставали дышать, замирали. Вместе с ним приходила опасность. Возникала атмосфера страха». (А.Афанасьев. Синтаксис любви. Стр. 194).
Не исключена мысль, что Сталин, возможно, «питался» или верил, что питается, страданиями людей и эманациями страха, исходящих от смертельно напуганных им людей. Или ими питались те существа демонического мира, которые давали ему его силу. Подобно тому, как ежедневно директора заводов сообщали в ЦК о количестве произведенного вооружения, Сталин мог получать ежедневные сводки о количестве умерших в лагерях. Возможно, заданность цифры определялась не просто потребностями в рабочей силе, ее как раз поставляли в избыточных количествах, так что вставал вопрос о создании все новых и новых лагерей или о большей пропускной способности существующих. Убийственная тяжесть труда и жуткие условия содержания себя в этом смысле оправдывали, на смену умершим замена шла непрерывно, степень принуждения к смерти определялась напором этого потока, но, может быть, цифра эта определялась чем-то иным, какими-то мистическими или даже оккультными соображениями касательно количества душ, должных покинуть этот мир, чтобы напитать своей силой одного тирана. Это совсем не досужий домысел. Даже если это не было так на самом деле, достаточно, чтобы Сталин в это верил. Известно, что Гитлер погубил десятки, сотни тысяч (кажется, 300 000) человек, затопив берлинское метро, где люди спасались от бомбежек. Он верил, что одновременный исход огромного количества душ мог оккультно повлиять на исход войны, обернуть врага вспять.

* * *

«Богом» на подвластной земле Сталин стал, но ни бессмертия не достиг, ни царства Божьего не одолел. Потому что Царство Божие берется любовью, а его царство было от мира злобы и тьмы.

Был ли Сталин параноиком? Конечно же был. Бехтереву можно верить. Верить и своим глазам, ушам, разуму. Но не это было главным. Напротив, паранойя ему даже помогала быть тем, кем и чем он хотел быть – мировым властелином.

Главное же в том, что он свою паранойю осуществил, сделал ее из своего сумасшедшего стремления реальностью, ставшей сумасшедшей для множества людей и народов. Он повел мир за собой, своей паранойей, в свою паранойю. Всех загнал в свой дурдом. И сделал это из своего закрытого от мира кабинета, из которого почти никогда не выходил. Увы, эта «радиоактивность» продолжает действовать. Там очень длительный период полураспада.

А вот Бога одолеть ему все же не вышло.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размышления над сутью феномена Сталина

Личность и история 23/05/2004

Д-р Роман Фин
(Торонто, Канада)

Доктор Р.Фин – бывший советский диссидент, ученый, основатель и бессменный руководитель Канадского института изучения Советского Союза (ныне – России) и стран Восточной Европы, талантливый прозаик и поэт, член Союза писателей Северной Америки. В The Yonge Street Review публиковался неоднократно.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД СУТЬЮ ФЕНОМЕНА СТАЛИНА

1
Феномены Сталина и Гитлера привлекают внимание безусловное. Эти две личности поражают воображение силой и масштабами произведенного ими злодейства. Первое, на чем останавливается мысль в попытке объяснить сущность того, чем они являлись и что привнесли в мир, это стремление обоих к мировому господству. Несомненно также, что они оба – воплощение на земле зла. Что же тогда это было – зло как средство достижения мирового господства или мировое господство для господства еще более объемлющего владычества – установления над миром власти тьмы, которой сами же и властители?
Глубокие мысли, проникающие в существо Сталина, были высказаны Даниилом Андреевым в его книге «Роза мира».
«По-видимому, в истории человечества еще не было существа, одержимого жаждой самоутверждения с такой силой, с таким накалом, темпераментом» (стр. 219).
Но еще не было на земле человека, которому история предоставила в распоряжение два сильнейших оружия, два мощнейших инструмента власти: Доктрину и Партию, с помощью которых он создал все виды армий для подчинения, подавления, порабощения – военные, карательные,
2
идеологические и т.п. Оба эти инструмента он оформил и перевоссоздал под нужды собственного личного мирового владычества.
«Передовое место в истории Россия заняла с той минуты, когда внутри нее к власти пришла – впервые в мире – интернациональная Доктрина. Россия стала первой страной, вооруженной такой идеологией, какая могла бы, в принципе, распространиться во все страны земного шара. Даже больше того: в Доктрине был заложен такой импульс к расширению, который предполагал своим пределом именно только границы планеты… Секрет заключался в том, что вместо мечты о всемирной гегемонии какого-либо отдельного народа (мечты утопической, ибо ни один народ не достаточно многочислен для этого) теперь прокламировалась идея всемирного содружества народов, объединенных новым социальным строем, который должен был возникнуть везде в результате революционных взрывов… В одних из стран оно постепенно развивалось по программе, намеченной в Москве, в другие было привнесено на штыках советских армий» (стр. 216-217).
Сталин подчинил себе и возглавил этот процесс.
«Сталин вполне допустил такую возможность, что он доживет до той ступени в развитии науки, когда она сможет подлить его жизнь намного дольше естественного человеческого предела, а может быть, и дать ему даже физическое бессмертие» (стр. 223).
Когда Хрущев говорил, что Сталин руководил войной по глобусу, то его просто не поняли. Он сам не понимал, что говорил. Это был, скорее, символ: глобус означал весь мир и Сталина, склонившегося над ним, пожирающего его.
Первым шагом было овладение страной. Два указанных инструмента плюс нужные личные качества – вероломство и коварство, исключительная жестокость и гениальность тиранствования, «глубокое презрение к ценности человеческой жизни, жгучая мстительность, неумение прощать и та поразительная легкость, с которой уроженцы горных стран готовы пустить в ход оружие» (стр. 218). обеспечили ему круговую победу, в том числе и в его (большевиков) борьбе с духовностью. Одновременно шло превращение всей страны в орудие военного захвата чужих территорий.
«Присмотримся: каковы главнейшие государственные задачи Сталина до Второй мировой войны? Думается их можно определить так: укрепление своего абсолютного единовластия и разгром какой бы то ни было оппозиции; борьба с духовностью; коллективизация сельского хозяйства; индустриализация; подготовка военной машины к отражению возможного нападения и к собственному прыжку на Запад, Восток и Юг; создание благоприятной для этого международной ситуации (стр. 220).
Для военной атаки на Запад, подготовка к которой велась самым серьезным образом, которая давно стала основной задачей Сталина и всего руководства страны (для этого и перекосили всё в сторону непомерной индустриализации для создания и обеспечения военной промышленности; туда было брошено до 90% народных средств и сил), – вперед, к мировому захвату, – Сталину нужна была абсолютно послушная, пронизывающая всю
3
страну армия партийных работников. Для этого же ему нужны были и трудовые армии, бесчисленные рабы, нужна была и абсолютная покорность населения. Все страна была поставлена под ружье, загнана в цехи для производства оружия, в карьеры и шахты – добывать сырье. Это было достигнуто страшным террором. Многие миллионы были уничтожены, зато остальные сто восемьдесят были превращены в покорное пушечное, интеллектуальное, трудовое мясо.
Подготовке Сталина к захватнической войне убедительно раскрывается в трудах военного историка Виктора Суворова в его книгах «Ледокол», «День М», «Самоубийство» и других. Там, в частности, говорится:
«Перед войной Сталин провел страну через три этапа: индустриализацию, коллективизацию, великую чистку… Результат: страна подчинена Сталину, армия, НКВД, писатели, историки, крестьяне, музыканты, генералы и геологи, дипломаты и все, все, все – под контролем. Сельское хозяйство в руках партии: бери из деревень хоть все и по любой назначенной Кремлем цене, можно и бесплатно, промышленность дает продукцию, армия покорна, НКВД вычищен и готов к новым свершениям. Что дальше? Третий этап – великая чистка – завершился в конце 1938 года. Страна вступает в новый этап» (День М, стр. 78-80).
О драконовских сталинских указах 1940 года, о закрепощении рабочей силы, о фактическом превращении промышленности в единый механизм, работающий на войну:
«Я много раз слышал дискуссии коммунистических профессоров: а не был ли Сталин параноиком?… Нет, товарищи коммунисты, не был Сталин параноиком. Великие посадки нужны были для того, чтобы вслед за ними ввести указы 1940 года, и чтоб никто не пикнул. Указы 1940 года – это окончательный перевод экономики страны на режим военного времени. Это – мобилизация (там же, День М, стр. 298).
«Массовые аресты в промышленности от рабочего, опоздавшего на двадцать одну минуту, и кончая наркомами, которые никуда не опоздали, имели целью уже в мирное время создать в тылу фронтовую обстановку» (там же, стр. 311).
«Каждый указ 1940 года щедро сыпал сроки, особенно доставалось прогульщикам. По указу 26 июня за прогул сажали, а прогулом считалось опоздание на работу свыше 20 минут» (там же, стр. 298).
«Но и на верхах головы летели. Отзвуки великой битвы мы найдем в прессе того времени. Журнал «Проблемы экономики» за октябрь 1940 года: «Представитель диктатуры рабочего класса, советский директор предприятия, обладает всей полнотой власти. Его слово – закон, его власть на производстве должна быть диктаторской… Советский хозяйственник не имеет права уклоняться от использования острейшего оружия – власти, которую партия и государство (опять и опять мы встречаем это деление власти на две ветви, их упоминание вместе указывает на то, что имеется в виду две разные сущности; но они были в руках одного Хозяина, Сталина, – Р.Ф.) ему доверили. Командир производства, уклоняющийся от применения
4
самых жестоких мер воздействия к нарушителям государственной дисциплины, дискредитирует себя в глазах рабочего класса, как человек, не оправдывающий доверия». И выходило: мастер – диктатор над рабочими. А вышестоящий – диктатор над мастером, и так все выше и выше до директора, который диктатор на заводе. А над ним тоже иктаторов орава. И как созвучно все , что говорится о директоре-диктаторе, с дисциплинарным уставом 1940 года: чтобы заставить повиноваться подчиненных, командир имеет право и обязан применить все средства, вплоть до оружия. Если он применяет оружие против подчиненных, то ответственности за последствия не несет, а если не применяет, то его самого – в трибунал» (там же, стр. 302).
В руках Сталина была теперь страшная сила – огромная масса абсолютно послушных людей, организованных, обученных, исполняющих все приказы. Одна их часть должна была стрелять, другая – производить и подносить к линии фронта вооружение и боеприпасы. Но была и третья – те, кто ими всеми командовал. На ум приходит образ Чингис-хана, словно Сталин оказался его новым воплощением. Исторической задачей первого было покорение Европы с целью уничтожения христианства. Похожее было и у второго.
Может, господство над миром было нужно Сталину именно для уничтожения христианства? Может, он хотел подчинить себе Христа?
Рабочая и военная сила были для Сталина предельно дешевы. Зарплаты – минимальны. Питание – лишь бы не умерли с голода, одежда – лишь бы прикрыть наготу, жилье – люди жили в основном в коммунальных квартирах.
« … создатель первого спутника С.П.Королев в те славные времена сидел. И многие с ним. И тут вновь начинаешь понимать смысл великой сталинской чистки. Сталину нужны лучшие самолеты, лучшие танки, лучшие пушки в стахановские сроки, но так, чтобы средств на разработку много не расходовать. И вот конструкторы сидят по тюрьмам, по шарагам: дадите лучший в мире пикирующий бомбардировщик, лучший танк, лучшую пушку – выпустим. Конструкторы вкалывают не за Сталинские премии, не за дачи на крымских берегах, не за икру и шампанское, а за свои собственные головы: не будет самолета – задвинут на Колыму.
Конструкторское бюро Туполева, Петлякова и многих других сидели в полном составе и творили за тюремными решетками: надежно, дешево, быстро и секреты не уплывут. Вспоминает заместитель Туполева Г.Озеров: «Вольняг» перевели на обязательный десятичасовой рабочий день, большинство воскресений они тоже работают… В народе зреет уверенность в неизбежной войне, люди понимают это нутром…» (Туполевская шарага, стр 99).
А потом рабочий день довели и до 12 часов. На шараге при нормальной кормежке, в тепле можно работать и больше. А на лесоповале? Журнал «Новое время» (1991, № 32. стр.31) сообщает: «С 1 января 1941 года нормы питания заключенных были снижены. Почему? Может быть, в этом сказалась та подготовка к будущим сражениям?…». Именно так – к будущим сражениям.
5
Адмирал флота Н.Г.Кузнецов с гордостью свидетельствует:
«На нужды обороны выделялись, по существу, неограниченные средства» (Накануне, стр. 270). Слово «оборона» тут следовало взять в кавычки, но в остальном правильно. И оттого, что на нужды войны выделялись средства без ограничений, где-то ограничения надо было вводить, на чем-то экономить. Экономили на зэках, на рабочем классе, трудовой интеллигенции, на колхозном крестьянстве» (там же, стр. 300-301).
Днепрогэс, Магнитка, Комсомольск, все сталинское остальное – метро, прочие «великие стройки коммунизма» обошлись государству в минимальную цену. Московский университет строили заключенные, на его нынешней территории располагался лагерь.
Впечатляет и военная стратегия Сталина (Триандафилов, Шапошников). В его броске на Запад должны были участвовать четыре (!) военные волны, четыре чингисханские орды, одна накатывать за другой. Никто и ничто не устоит. При такой силище можно и по глобусу до Ла-Манша рисовать. А там накрыть с воздуха и взять с воды саму Британию. И ведь все четыре волны готовились, создавалось множество армий, дивизий. Сколько вовлечено было людей!
«Вот краткое содержание принципиально нового вступления в войну.
1.Процесс мобилизации разделить на два этапа: тайный и открытый.
2.Первый, тайный этап – до начала войны. На этом этапе на режим
военного времени перевести государственный аппарат, карательные органы, промышленность, системы правительственной, государственной и военной связи, транспорт, армию увеличить до 5 000 000 солдат.
3.Ради маскировки первый, тайный, этап растянуть во времени на два
года, кроме того, тайную мобилизацию маскировать локальными конфликтами, представить дело так, что локальные конфликты – основная и единственная причина перевода страны на режим военного времени.
4.Этап тайной мобилизации завершить внезапным сокрушительным
ударом по противнику и одновременно начать второй, открытый, этап мобилизации, в ходе которого за несколько дней призвать в Красную Армию еще 6 000 000 для восполнения потерь и доукомплектования новых дивизий, корпусов и армий, которые вводить в войну по мере готовности. Затем в ходе войны призывать в армию все новые миллионы.
5.Прикрытие мобилизации Второго, Третьего и последующих
стратегических эшелонов осуществлять не пассивным стоянием на границах, а сокрушительными ударами Первого стратегического эшелога и решительным вторжением на территорию противника (там же, стр. 148).
«В начале 1939 года мобилизационный потенциал Советского Союза
6
определялся в 20% от общей численности населения. Это – максимальный теоретически возможный уровень мобилизации – 34 миллиона потенциальных солдат и офицеров.
Страна не могла содержать в мирное время такую армию. И в военное время такую армию содержать невозможно, да она такая и не нужна. Было решено во время войны иметь миниатюрную армию всего в 10-12 миллионов солдат и офицеров, но использовать ее интенсивно, немедленно восполняя потери.
Говорят, что советские дивизии, корпуса и армии были небольшими по составу. Это так. Но надо помнить, что их было много, а, кроме того, солдат и офицеров не жалели, использовали на пределе человеческих возможностей и сверх этих возможностей и тут же заменяли новыми. Именно так обстояли дела в советских войсках: людей в данный момент немного, но командование использует их интенсивно в уверенности, что не завтра, а уже сегодня пришлют замену. Численность Красной Армии в ходе войны была относительно небольшой, но в нее было мобилизовано за четыре года войны 29,4 миллиона человек в дополнение к тем, которые в ней были на 22 июня 1941 года (генерал армии М.Моисеев. «Правда», 19 июля 1991 г.).
Численность Красной Армии составляла:
1923 – 550 000
1927 – 586 000
1933 – 885 000
1937 – 1 100 000
1938 – 1 513 400
К началу 1939 года численность Красной Армии составляла один процент от численности населения. Это был Рубикон: на 19 августа 1939 года численность Красной Армии достигла 2 000 000.
На этом Сталин не остановился, наоборот, 19 августа он отдает приказ о формировании десятков новых стрелковых дивизий и сотен артиллерийских полков. Процесс мобилизации маскировался. Скорость мобилизации нарастала. 1 января 1941 года численность Красной Армии – 4 207 000 человек. В феврале скорость развертывания была увеличена. 21 июня 1941 года численность Красной Армии – 5 500 000.
Это только Красная Армия, помимо нее существовали войска НКВД: охранные, конвойные, пограничные, оперативные. В составе НКВД были дивизионные части и целые соединения, НКВД имел свой собственный флот и авиацию (там же, стр. 255-256).
Суворов показывает, что у Советского Союза были лучшие в мире самолеты, танки, пушки, подводные лодки, все в огромном количестве.
7
Советский Союз готовился к войне наступательной, никак не оборонительной, потому был так сокрушен в первые месяцы войны. Долгие месяцы немецкая армия использовала захваченные на границах арсеналы советского вооружения, приготовлявшегося для удара по Германии, складировавшегося для быстрого немедленного применения просто на грунте.
Гитлер совсем не был слеп. Незадолго до удара по Советскому Союзу он «говорил Шулленбургу: «У меня, граф, другого выхода нет». Не оставил Сталин Гитлеру выхода. Тайная мобилизация была столь огромна, что не заметить ее было трудно. Гитлер тоже понимал, что должно случиться в момент, когда тайная мобилизация вдруг будет объявлена открыто. (В.Суворов,. там же, стр. 270).
Германская нота от 22 июня 1941 года, фактически являющаяся объявлением войны, заканчивается следующими словами:
«Вопреки всем взятым на себя обязательствам и в грубом противоречии своим торжественным заявлениям, советское правительство заняло позицию против Германии.
Оно
– не только продолжало свои направленные против Германии и Европы попытки
разложения, но еще усилило их с началом войны;
оно
– во все усиливающейся степени с враждебностью направляло свою политикупротив Германии и
– сосредоточило все свои военные силы у германской границы с готовностью быстрого нападения».
В ноте также цитируется документ, найденный в советском полпредстве при занятии немцами Белграда: «СССР будет реагировать лишь в последний момент. Державы оси еще дальше разбросали свои военные силы, и поэтому СССР внезапно ударит на Германию».
В.Суворов показывает, что Сталин спланировал нанести свой удар по Германии, начать свою войну 6 июля 1941 года. Но на деле он начал свою войну намного раньше. Книга В.Суворова «День «М»» заканчивается следующими словами:
«Гитлер ударил первым, и потому сталинская подготовка войны обернулась для Сталина катастрофой. В результате войны Сталину досталась всего только Польша, Восточная Германия, Венгрия, Югославия, Румыния, Болгария, Чехословакия, Китай, половина Кореи, половина Вьетнама. Разве на такой скромный результат рассчитывал Сталин?

8
Подведем итоги.
Начало тайной мобилизации было фактическим вступлением во Вторую мировую войну. Сталин это понимал и сознательно отдал приказ о начале тайной мобилизации 19 августа 1939 года. С этого дня при любом развитии событий войну остановить было нельзя.
Поэтому 19 АВГУСТА 1939 ГОДА – ЭТО ДЕНЬ, КОГДА СТАЛИН НАЧАЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ.
Тайная мобилизация должна была завершиться нападением на Германию и Румынию 6 июля 1941 года. Одновременно в Советском Союзе должен был быть объявлен День «М» – день, когда тайная мобилизация превращается из тайной в открытую и всеобщую.
Тайная мобилизация была направлена на подготовку агрессии, для обороны страны не делалось ничего. Тайная мобилизация была столь колоссальна, что скрыть ее не удалось. Гитлеру оставался только один шанс – спасать себя превентивным ударом. Гитлер упредил Сталина на две недели.
Вот почему День «М» не наступил» (Стр. 414-415).
А как вести себя на захваченных территориях?
«Подготовка Красной Армии к «освободительным походам» в 1939 и 1941 годах проводилась по единой программе… При военных советах фронтов из партийных бюрократов были сформированы группы особого назначения – Осназ. Задача – проведение советизации. После германского нападения группы особого назначения оставались в бездействии (на своей территории в оборонительной войне они не нужны). Когда стало окончательно ясно, что «освободительная» война не состоялась, группы особого назначения разогнали» (там же, стр. 134).
Советизация и большевизация захватываемых («освобождаемых») территорий означали уничтожение всех политических, культурных, деловых сил, разрушение социальных структур, физическое устранение множества, даже просто потенциально «не наших», людей, политических деятелей, интеллигенцию, буржуазию – предпринимателей (с конфискацией), военных, установление полного контроля и введение угодного Советскому Союзу управления. Это произошло во всех захваченных странах центральной и восточной Европы – от Прибалтики и до Восточной Германии, ставших «странами народной демократии», с расположением советских войск на их территориях. В германской Ноте по этому поводу говорится:
«Эти области (Бессарабия и Северная Буковина – Р.Ф.) были такж%E

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размышления над сутью феномена Сталина

Личность и история 23/05/2004

Д-р Роман Фин
(Торонто, Канада)

Доктор Р.Фин – бывший советский диссидент, ученый, основатель и бессменный руководитель Канадского института изучения Советского Союза (ныне – России) и стран Восточной Европы, талантливый прозаик и поэт, член Союза писателей Северной Америки. В The Yonge Street Review публиковался неоднократно.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД СУТЬЮ ФЕНОМЕНА СТАЛИНА

1
Феномены Сталина и Гитлера привлекают внимание безусловное. Эти две личности поражают воображение силой и масштабами произведенного ими злодейства. Первое, на чем останавливается мысль в попытке объяснить сущность того, чем они являлись и что привнесли в мир, это стремление обоих к мировому господству. Несомненно также, что они оба – воплощение на земле зла. Что же тогда это было – зло как средство достижения мирового господства или мировое господство для господства еще более объемлющего владычества – установления над миром власти тьмы, которой сами же и властители?
Глубокие мысли, проникающие в существо Сталина, были высказаны Даниилом Андреевым в его книге «Роза мира».
«По-видимому, в истории человечества еще не было существа, одержимого жаждой самоутверждения с такой силой, с таким накалом, темпераментом» (стр. 219).
Но еще не было на земле человека, которому история предоставила в распоряжение два сильнейших оружия, два мощнейших инструмента власти: Доктрину и Партию, с помощью которых он создал все виды армий для подчинения, подавления, порабощения – военные, карательные,
2
идеологические и т.п. Оба эти инструмента он оформил и перевоссоздал под нужды собственного личного мирового владычества.
«Передовое место в истории Россия заняла с той минуты, когда внутри нее к власти пришла – впервые в мире – интернациональная Доктрина. Россия стала первой страной, вооруженной такой идеологией, какая могла бы, в принципе, распространиться во все страны земного шара. Даже больше того: в Доктрине был заложен такой импульс к расширению, который предполагал своим пределом именно только границы планеты… Секрет заключался в том, что вместо мечты о всемирной гегемонии какого-либо отдельного народа (мечты утопической, ибо ни один народ не достаточно многочислен для этого) теперь прокламировалась идея всемирного содружества народов, объединенных новым социальным строем, который должен был возникнуть везде в результате революционных взрывов… В одних из стран оно постепенно развивалось по программе, намеченной в Москве, в другие было привнесено на штыках советских армий» (стр. 216-217).
Сталин подчинил себе и возглавил этот процесс.
«Сталин вполне допустил такую возможность, что он доживет до той ступени в развитии науки, когда она сможет подлить его жизнь намного дольше естественного человеческого предела, а может быть, и дать ему даже физическое бессмертие» (стр. 223).
Когда Хрущев говорил, что Сталин руководил войной по глобусу, то его просто не поняли. Он сам не понимал, что говорил. Это был, скорее, символ: глобус означал весь мир и Сталина, склонившегося над ним, пожирающего его.
Первым шагом было овладение страной. Два указанных инструмента плюс нужные личные качества – вероломство и коварство, исключительная жестокость и гениальность тиранствования, «глубокое презрение к ценности человеческой жизни, жгучая мстительность, неумение прощать и та поразительная легкость, с которой уроженцы горных стран готовы пустить в ход оружие» (стр. 218). обеспечили ему круговую победу, в том числе и в его (большевиков) борьбе с духовностью. Одновременно шло превращение всей страны в орудие военного захвата чужих территорий.
«Присмотримся: каковы главнейшие государственные задачи Сталина до Второй мировой войны? Думается их можно определить так: укрепление своего абсолютного единовластия и разгром какой бы то ни было оппозиции; борьба с духовностью; коллективизация сельского хозяйства; индустриализация; подготовка военной машины к отражению возможного нападения и к собственному прыжку на Запад, Восток и Юг; создание благоприятной для этого международной ситуации (стр. 220).
Для военной атаки на Запад, подготовка к которой велась самым серьезным образом, которая давно стала основной задачей Сталина и всего руководства страны (для этого и перекосили всё в сторону непомерной индустриализации для создания и обеспечения военной промышленности; туда было брошено до 90% народных средств и сил), – вперед, к мировому захвату, – Сталину нужна была абсолютно послушная, пронизывающая всю
3
страну армия партийных работников. Для этого же ему нужны были и трудовые армии, бесчисленные рабы, нужна была и абсолютная покорность населения. Все страна была поставлена под ружье, загнана в цехи для производства оружия, в карьеры и шахты – добывать сырье. Это было достигнуто страшным террором. Многие миллионы были уничтожены, зато остальные сто восемьдесят были превращены в покорное пушечное, интеллектуальное, трудовое мясо.
Подготовке Сталина к захватнической войне убедительно раскрывается в трудах военного историка Виктора Суворова в его книгах «Ледокол», «День М», «Самоубийство» и других. Там, в частности, говорится:
«Перед войной Сталин провел страну через три этапа: индустриализацию, коллективизацию, великую чистку… Результат: страна подчинена Сталину, армия, НКВД, писатели, историки, крестьяне, музыканты, генералы и геологи, дипломаты и все, все, все – под контролем. Сельское хозяйство в руках партии: бери из деревень хоть все и по любой назначенной Кремлем цене, можно и бесплатно, промышленность дает продукцию, армия покорна, НКВД вычищен и готов к новым свершениям. Что дальше? Третий этап – великая чистка – завершился в конце 1938 года. Страна вступает в новый этап» (День М, стр. 78-80).
О драконовских сталинских указах 1940 года, о закрепощении рабочей силы, о фактическом превращении промышленности в единый механизм, работающий на войну:
«Я много раз слышал дискуссии коммунистических профессоров: а не был ли Сталин параноиком?… Нет, товарищи коммунисты, не был Сталин параноиком. Великие посадки нужны были для того, чтобы вслед за ними ввести указы 1940 года, и чтоб никто не пикнул. Указы 1940 года – это окончательный перевод экономики страны на режим военного времени. Это – мобилизация (там же, День М, стр. 298).
«Массовые аресты в промышленности от рабочего, опоздавшего на двадцать одну минуту, и кончая наркомами, которые никуда не опоздали, имели целью уже в мирное время создать в тылу фронтовую обстановку» (там же, стр. 311).
«Каждый указ 1940 года щедро сыпал сроки, особенно доставалось прогульщикам. По указу 26 июня за прогул сажали, а прогулом считалось опоздание на работу свыше 20 минут» (там же, стр. 298).
«Но и на верхах головы летели. Отзвуки великой битвы мы найдем в прессе того времени. Журнал «Проблемы экономики» за октябрь 1940 года: «Представитель диктатуры рабочего класса, советский директор предприятия, обладает всей полнотой власти. Его слово – закон, его власть на производстве должна быть диктаторской… Советский хозяйственник не имеет права уклоняться от использования острейшего оружия – власти, которую партия и государство (опять и опять мы встречаем это деление власти на две ветви, их упоминание вместе указывает на то, что имеется в виду две разные сущности; но они были в руках одного Хозяина, Сталина, – Р.Ф.) ему доверили. Командир производства, уклоняющийся от применения
4
самых жестоких мер воздействия к нарушителям государственной дисциплины, дискредитирует себя в глазах рабочего класса, как человек, не оправдывающий доверия». И выходило: мастер – диктатор над рабочими. А вышестоящий – диктатор над мастером, и так все выше и выше до директора, который диктатор на заводе. А над ним тоже иктаторов орава. И как созвучно все , что говорится о директоре-диктаторе, с дисциплинарным уставом 1940 года: чтобы заставить повиноваться подчиненных, командир имеет право и обязан применить все средства, вплоть до оружия. Если он применяет оружие против подчиненных, то ответственности за последствия не несет, а если не применяет, то его самого – в трибунал» (там же, стр. 302).
В руках Сталина была теперь страшная сила – огромная масса абсолютно послушных людей, организованных, обученных, исполняющих все приказы. Одна их часть должна была стрелять, другая – производить и подносить к линии фронта вооружение и боеприпасы. Но была и третья – те, кто ими всеми командовал. На ум приходит образ Чингис-хана, словно Сталин оказался его новым воплощением. Исторической задачей первого было покорение Европы с целью уничтожения христианства. Похожее было и у второго.
Может, господство над миром было нужно Сталину именно для уничтожения христианства? Может, он хотел подчинить себе Христа?
Рабочая и военная сила были для Сталина предельно дешевы. Зарплаты – минимальны. Питание – лишь бы не умерли с голода, одежда – лишь бы прикрыть наготу, жилье – люди жили в основном в коммунальных квартирах.
« … создатель первого спутника С.П.Королев в те славные времена сидел. И многие с ним. И тут вновь начинаешь понимать смысл великой сталинской чистки. Сталину нужны лучшие самолеты, лучшие танки, лучшие пушки в стахановские сроки, но так, чтобы средств на разработку много не расходовать. И вот конструкторы сидят по тюрьмам, по шарагам: дадите лучший в мире пикирующий бомбардировщик, лучший танк, лучшую пушку – выпустим. Конструкторы вкалывают не за Сталинские премии, не за дачи на крымских берегах, не за икру и шампанское, а за свои собственные головы: не будет самолета – задвинут на Колыму.
Конструк

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.