Путевые заметки. Париж.

Глядя на серо-голубые шторы с парчовой нитью, в новейшем, проходящем испытания автобусе, оформленном в голубых тонах, думала о том, что наш мир грустен по сути, но есть в нем серебристая нить радости, умения скрасить жизнь, хотя бы уютной шторкой, почему нет?
Туристы заполнили автобус наполовину. Уютно устроившись у широкого окна со столиком, достала новый блокнот, буду записывать и зарисовывать по ходу движения.
Например, облака над Бельгией: самолеты начертали на небе линии, которые, разойдясь, образовали пространственный крест с лентой мебиуса по вертикали и нотным знак сверху.
Границы гсударств отмечены лишь табличкой с кругом звезд – Европа.
А на полях – кукуруза, свекла, светло-розовые, пятнистые коровки.

Но вот на указателях Reims, Lion, Paris.
…Первое впечатление от Парижа: имена архитекторов на фронтонах. Память, дань уважения к личности создателя, мастера.
И потом – имена выдающихся политических личностей, полководцев, военачальников, – все это бережно, с любовью сохраняется, как сохраняются неизменными имена улиц с древних времен. Жалюзи, решеточки на окнах, балконах, слегка облупившаясы штукатурка, картон-трущобки у обочины.
Стройные молодые африканки, будничные негры…

Вот оно, знаменитое кабаре Мулен-Руж (Красная мельница -здесь родился канкан), ресторан, мельница, уютное, невысокое здание,
оформлено в бордовых тонах.

Опера.

Национальный Оперный Театр (Дворец Гарнье -Palais Garnier). Слева – большой плакат – опера Моцарта с его портретом. Величеественное прекрасное здание, украшенное скульптурными портретами ведущих композиторов мира с именам и датами их земной жизни: Моцарт, Бетховен, Бах, Адам…
Скульптурный портрет архитектора-создателя здания Оперы Шарля Гарнье в обрамлении двух позолоченных скульптур по краям, и ниже – план концертного зала на барельефе.
Верх фасада дворца украшен золотыми скульптурами ангелов, античными масками. …Различны узоры решеток окон и балконов на парижских домах, здесь же царит лира – символ музыки, гармонии и красоты.
Заходим внутрь (осмотреть – надо купить билет). Полумрак, мерцание свечей, и хотя это мерцание сегодня электрическое, можно легко представить живой огонь свечей. Все образно: подсвечники-девы и ангелы, несущие свет. Фойе, балконы, вестибюли. «Большая лестница – настоящий апофеоз жанра».
Огромные залы с подвесными люстрами, красный мрамор, позолота, красные шторы, статуи и скульптуры, подсвечники, вазы, часы;
паркетные полы с узорами – греческий орнамент, звезды, цветы,- все это убранство
создает и воссоздает особо праздничную атмосферу.
В одном из центральных залов – барельеф, посвященный Камиллю Сен-Сансу (1835 -1921): скульптурный портрет композитора и рядом – по бокам – герои его произведений.
Выставочный зал – макеты к операм и балетам, картины, вводящие в мир Оперы.
Картина неизвестного показывает богатые зеленые шторы , украшенные позолотой, трехэтажные люстры, пятиэтажные ярусы лож.
«Танец вакханок» особо выразителен: две девушки, пояс роз под грудью. Одна в прозрачно-розовой тунике, с обнаденной грудью и запрокинутым назад лицом, другая со злобно-фанатичным выражением лица, с хлыстом в руке, третье лицо – мужское, корочневатое с остренькими ушами, с бубном в руке. Вверху картины –маленький портретик. Вероятно, художницы, написавшей картину.
Здесь же библиотека, старинные фолианты, рассказывающие о мире музыки.
Задержалась подольше у одного из шкафов, как раз перед глазами – русская книга: «Опора нищих. Арии».
Двери, ведущие в оперный зал напоминают двери кареты, круглые окошечки
с узорами – морозный зимний день. Заглядываю в окошечко – ложа со стульями, зеркалом, вешалкой и – вид на сцену.
Залы внизу – «Призрак оперы»…

Выйдя из Оперы, мы зашли в галерею Лафайет, в магазины: красивые, изысканные товары. Скажем, искусственная орхидея, первой бросившаяся в глаза. У нас она она стоит от 8 евро, а здесь 25. Легко было определить, что сувенирные вещи стоят раза в три дороже, чем в Германии. Чашка кофе в баре в два раза дороже. Тогда мы зашли в другое кафе, заказали , не глядя, кофе со сливками и бокал пива. 10 евро. Рассмотрев счёт, увидела слово «крем», думаю, не мой счет, но официант объяснил, что это и есть сливки.
Пепельницы для окурков не было. Вспомнила, что некоторые собирают пепельницы, даже «тибрят» их.

Грязный? Мусорки – подвешенные целлофановые мешочки, стекающая вдоль бордюров вода на Монмартре… Грязный – это больше подойдет к ребенку, которому в Индии матушка еще и сама темное пятнышко нарисует, чтоб не сглазили, тем более не увели…
Наши соседи в автобусе потом рассказали, что заказали в кафе кока-колу, заплатив 19 евро. Посмеялись.

…Наш отель Campanile на Avenue Jan Lolive (район Pantin) рядом с остановкой метро Hoche (нашла в инете: ГОШ (Ош) (Hoche) Луи Лазар (1768 – 97), французский полководец, генерал (1793). В революционных войнах Франции 90-х гг. 18 века
командовал рядом армий, подавлял мятежи в Вандее и Бретани, одержал
победы над австрийскими войсками (1792 – 97). Пользовался большой
популярностью в армейских и политических кругах Франции).
Именем генерала Hoche названо и ближайшее к гостинице кафе-бар , в котором можно увидеть портрет генерала, во всем блеске мундира. Чуть подальше – улочка Виктора Гюго. Есть в Париже и площадь, и авеню, посвященная этому великому, замечательнему писателю, увековечившему Собор Парижской Богоматери в своем одноименном романе.
Мой спутник устал, ему необходимо отдохнуть, я же на пару часов отправляюсь на свидание с городом, о котором столь мечтала. «Ты и твой Париж».

В парижском метро.

…В метро у кассы ко мне подошел мужчина, просящий, как можно было понять по протянутой руке, деньги. Предложила ему пару монеток, не взял, желает большего. Купив билетик (маленький жетончик), подошла к пропускному автомату. Мужчина стоит и ждет монет, но не даю – от волнения или еще чего – мне уже не до него. С чувством легкого страха опускаюсь по лестницам, созерцая указатели метро.
Республика, Бастилия, рядом, через пару остановок – станция метро Сталинград.
Решила выйти на остановке Республика. Небольшой сквер и памятник. Ощущение того, что вышла не там. Увидев мужчину с седой бородой – явно наш- подошла к нему, он мне и помог сориентироваться, научив: вежливым французским формам и обращениям:
бонжур, бонсуар, у а ля Нотр-Дам де Пари… , силь ву пле, доне,- воскресив слышанное, но лишь догадываемое… Он объяснил на карте-стенде, как ориентироваться в метро и как доехать по выбранному мной маршруту до Собора Парижской Богоматери (до Лувра больше пересадок). Потом прочитала в путеводителях, что это золотой маршрут под номером один.
Сам незнакомец из Киева. Вот, к сожалению, имени его не спросила, не желая стеснять его свободу, удалилась. Представьте, вечером , одна, во французском метро… Это меня вдохновил Хулио Кортасар, любивший это метро.
Двери электричек прозрачны, можно видеть встречные электрички, очень древнее метро в Париже,о вход в него возвещает старая табличка, украшенная по бокам фонарями и красным цветком тюльпана на стальных стеблях …
Вот она, остановка Hotel de Vill. Выхожу из метро и сразу окунаюсь во все великолепие огромного дворца (Городская ратуша)со множеством статуй на фронтоне. В стороне от него – видна светлая ажурная башня, догадываюсь, это – Нотр- Дам. Но на всякий случай спрашиваю у мужчины, опершегося на фонарь и созерцающего отель де Вилль.
Он любезно показывает рукой 6вот он, Нотр-Дам.

Собор Парижской Богоматери.

Площадь Паперти Нотр –Дам.. Сам Собор, Он окрашен в светло-теплые песочные тона. Фасад поделен на четыре яруса, уходящих вверх
и на три портала внизу:
Портал Святой Анны(рельефные изображения 12 -13 веков) , Портал Страшного суда (Пороки и Добродетели, статуи апостолов) и портал Девы Марии (Мадонна с младенцем)
Все это образно оживает – в скульптурах. На втором ярусе круглое витражное окно-розетка (9, 5метра), по обе стороны от него – арочные окна, перед которыми можно увидеть статуи: слева – Адама, справа – Евы.
Две ажурные башни. На площади сидят и отдыхают в основном молодые люди. Справа – скульптурная композиция «Карл Великий и его вассалы». Роланд и Оливье ведут под уздцы коня, на котором восседает император. Меч Роланда – дюрандаль – является точной копией оригинала, хранящегося в Мадриде.

Красив и интересен Южный боковой фасад Собора с порталом св.Стефана, с двумя прекрасными окнами-розетками на стрельчатом фронтоне, с Апсидой (свод, арка,имеющая собственное перекрытие), которая считается смелым произведением средневековья. Здесь, на лужайке перед Собором отдыхают-нежатся молодые люди. Аура Собора!
Около девяти часов центральные ворота восточной части Собора закрываются.
Выхожу на набережную Сены.
Зеленые, закрытые вечером ящички букинистов. Потом узнаю, что их называют здесь «маскароны», и всего 381 маскарон.

Мост менял.
Смотрятся друг в друга – совсем рядом – мосты..

С моста Нотр-Дам открывается незабываемая картина: дворец Консьержери, его башни-близнецы, освещенные фонарями и сияющий, как корабль “Самаритен»
на противоположной строне Сены. Соединяющее звено меж ними – Мост менял –
на крепких опорах, с изогнутыми полукруглыми арками над водами Сены, без украшений сверху. На этом мосту в свое время меняли товары, шла бойкая торговля – аура старины, истории.
Облака над – Мостом менял – очертанием своим кроны деревьев, лес, рощу – с озерами! – напоминают. Теряешь ощущение реальности и вымысла. Не декорация ли? Сегодня могут и визуальную картину изобразить… Подойти поближе и посмотреть? Вроде бы, меняется эта картина пейзажа, этих небесных деревьев-садов.. Что это? Какая-то фантастика!
Вращающийся Луч Эйфелевой Башни – зажглась!
Господи, какая красота, мягкость летнего вечера, когда едва спала жара. Вот он, Париж !
И потом, в Опере увидев макет-декорации к пятому акту драмы Виктора Гюго Le Rol s Amuse, вспомнила эти облака на небе и светлые просветы меж ними… Вот она, аура истории культуры… Само небо благоволит к этому месту, мосту…
И как же не хочется уходить отсюда… Вероятно, метро работает до 24, точно, узнала потом: метро работает до ноль часов.
У уже подъезжая к остановке метро Hoche, услышала позывные моего мобильника.
«Я еду домой, вернее в отель, » – сказала я.

Сена и ее мосты.

Утро. Каналы, шлюзы, маленькие палаточки клошаров у стен.
Катера водной полиции, теплоходы, яхты, рестораны на теплоходах.
Набережные Сены вверх по течению от Собора Парижской Богоматери. Институт Арабских стран – прочла на французском – небольшая табличке у входа. На набережной Берси.

Смотрятся друг в друга – совсем рядом – мосты. Парижские мосты находятся примерно на расстоянии полкилометра один от другого и соединяют остров Сите с центром.
Один из красивейших мостов – Мост Александра 3, украшенный позолоченными колоннами, провисающими гирляндами, херувимами… Его освещают два ряда светильников (в каждом ряду по 14 фонарей с тремя шаробразными колпаками).
Лаконичен мост Шарля де Голля, без арок и украшений – в виде крыла самолета, исключительно для автомобилей.
Прогулочный мост – взаимопереходящие друг в друга нависные пути-дорожки.
Мост искусств, Мост менял, Мост Турнель… все не перечислишь, всего их 38.

Вечером – на теплоходе по Сене. Рядом – Эйфелева башня – совсем рядом, опять рядом. Она мерцает разноцветными огоньками.
Эйфелева башня. Ее возвел в 1887-1889 гг. специально для Всемирной выставки инженер Гюстав Эйффель, специалист по металлоконструкциям. Башня состоит из 18038 металлических деталей, скрепленных 2,5 млн. заклепок; ее полный вес составляет 10100 тонн, а высота 320м 75 см. Ее должны были снести в 1909 году по истечении концессии, полученной Эйфелем. «Ее спасли радиотелеграфия и использование ее в, среди прочего, в военных целях,- пишет Марк Леконт в своей книге о Париже. – Башня продолжала свою роль в эфире» .
Сказать, что она очень красива – мало сказать, она является символом Парижа, ее охотно фотографируют, пишут художники в разное время года… в разных ракурсах.
А уж сувениров, брелков, – не счесть.
Привезла и ее миниатюрное подобие, и брелки, и блокнот, и авторучки, и открытки.
А недавно, увидев засушенные травинки-былинки и перевернув их, увидела сходство с Ейфелевой башней… Чудо естества.

…Экскурсовод рассказывает о мостах Парижа, ее рассказ сменяется голосами Эдит Пиаф, Джо Дассена.
Поздним вечером мосты, освещенные фонарями, подсветкой, по-особому хороши. Романтичен Новый мост, вечером он напоминает изящные факелы, свечи на реке.

Люксембургского дворец и сад.

Выходим у Люксембургского дворца и раскинувшегося перед ним сада.
La Jardin du Luxemburg. Черная резная ограда с золоченными пиками, ковер зелени,
Тянущийся далеко к дворцу, статуи и осенние клумбы.
Скульптуры знаменитых женщин на балюстрадах справа и слева.
Лаура де Новес, Аугуста Бартольди… королева Мария Медичи(1573 – 1642).
После смерти Генриха 4 (это ему принадлежат слова: «Париж стоит мессы!») Мария Медичи( та самая королева Марго), которая так и не смогла привыкнуть к атмосфере Лувра, приобретает в1615 году дворец герцога Люксембургского вместе с обширным земельным участком и реконструирует, отстраивает его заново, чтобы он стал напоминать ей флорентийский дворец, ее родную Флоренцию.
Сад ныне занимает территорию в 23 га. Это рощицы, фонтаны, скульптурные группы.

Памятник Шопену в Люксембургском саду.

Легкой желтизной тронуты каштаны Люксембургского сада.
В зелени листвы – памятник Фредерику Шопену: бюст композитора, а внизу – силуэт женщины в шляпе и в длинном платье, она повернута к нам спиной к нему – в пространстве – лицом.
Сверху, слева памятник украшает бордовая листва, а по бокам – салатово-матовая, зеленая поросль.
Прекрасен памятник Шопену в Люксембургском саду.

На спортивных площадках – беззвучные занятие восточными гимнастиками.
Слышны лишь шаги бегунов по дорожкам парка.
У входа в портике – специалисты работают с пчелами. У самой ограды – саженцы различных сортов яблок и груш. Бережно одеты на плоды целлофановые мешочки. Стволы яблонь у самой земли как подсвечники.

Монмартр и Монпарнас.

Монмартр – холм в центре Парижа, самая высокая точка столицы – один из самых живописных ее кварталов, издавна привлекавший художников: Ван Гог, Тулуз Лотрек и немало других знаменитостей.
Есть несколько версий происхождения названия этого холма. Когда-то здесь был
храм языческого бога Марса (Mons Martis).
Существует и другая, предпочитаемая христианами версия названия: Холм мучеников (Mons Martyrtum. Согласно преданию, именно здесь в 270-м, а по другим сведениям в 257 году принял мученическую смерть за свою веру Сен-Дени,первый епископ Парижа, он был обезглавлен по приказу императора Валериана, но не упал, а пошел прочь из города, к северу, неся перед собой отрубленную голову, и только в тогдашнем Католакусе – нынешнем Сен-Дени- упал и был похоронен в восточной части этого города. Много веков спустя очередным мучеником стал архиепископ, убитый здесь во время Парижской коммуны в 1871 году.
…Осмотриваем панораму Парижа с 56-го этажа и с 59 –го башни-небоскрёба “Монпарнас”, на которой расположена самая высокая и самая большая терраса в Париже – единственная точка, откуда столицу можно обозревать на все 360 градусов и в радиусе до 40 км – бело-серо-голубоватые постройки Парижа, цвета чаек и моря; Лувр, Эйфелева башня, извилистые пути железной дороги,- однако поторапливаю своего спутника, очень хочется найти и увидеть кафе-ресторан «Ротонда».
Монпарнас.
Отправляемся на Монпарнас. Это название возникло от находившегося поблизости возвышенности – Парнас. В 1920 – 1940 годах этот квартал облюбовали художники, писатели и артисты, искавшие в живописи и литературе новые способы самовыражения, они любили сиживать в своих любимых кафе и ресторанах. Монпарнас приобрел специфический, богемный дух, став соперником Монмартра.
С Монпарнасом связаны имена Амадео Модильяни, Пабло Пикассо, Василия Кандинского, Марка Шагала; Эрнеста Хемингуэя и и Анна Ахматовой, чьи портреты писал Амадео Модильяни.
…Времени у нас, как говорится, в обрез и где находится знаменитая «Ротонда», надо спрашивать. Направление указал один француз, не сразу поняв мой вопрос, и также помогла прелестная смуглая девушка-официантка, произнеся: Аch, La Rotondе…
На улице – лавки под навесом – дары моря – торгуют три молодых негра. Фотографирую. И меня сфотографируй, говорит, улыбаясь, молодой человек.

Знаменитый «Дом» (Cafe du Dom) выступающий параллепипед под розовыми шторами – сегодня один из самых изысканных рыбных ресторанов Парижа.

Уютно смотрится и «Куполь». В «Куполе» Луи Арагон впервые увидел Эльзу Триоле, и это «знакомство» оказалось на всю его жизнь. В своё время сюда захаживали Ленин, Троцкий, Стравинский, Хемингуэй, Кокто, Пикассо, Эйзенштейн…

На другой стороне – двойной – через этаж – красный навес, сверху поменьше размером, красные зонтики, стулья на улице, за которыми сидят и отдыхают…
Золотистыми буквами вверху: LA ROTONDE .
На минуту зашла внутрь – шикарное, богатое убранство, кельнер в костюме…
Кафе, кинотеатры, ночные бары, дискотеки…

Пора возвращаться. Остается неувиденным:
дом № 89 по бульвару Монпарнас, где жил Ромен Роллан, статуя Бальзака работы Огюста Родена на перекрестке бульваров Монпарнас и Распай.
Рядом с бульваром Распай находится Монпарнасское кладбище, на котором похоронены Ги де Мопассан, Сент-Бёв, Бодлер…
… одна из улиц Монпарнаса, гостиница Истра, где регулярно останавливался Маяковский, а рядом – один из самых красивых домов Парижа, с мастерскими для художников. Здесь, в одной из его квартир, и поныне живут потомки Серябряковой, Бенуа…

Базилика Сакре-Кер на Монмартре.

Центральный купол и башни белоснежной Церкви Сакре- Кер, построенной из камня кальцита, видны издали. К ним ведет лестница и фуникулер(слева). И уже вблизи можно увидеть по обеим сторонам паперти конные статуи короля Людовика Святого и Жанны д Арк. Статуи отлиты Ипполитом Лефевром. Подкова как сприпка…

Негры предлагают африканские традиционными ниточками, вероятно, шерстяные.
Возникает чувство некоей жалости, да и не помешала бы мне эта ниточка , вероятно, есть такое: развить руку, но мой спутник говорит категоричное нет. Стайка молодых негров направляется для выяснения, но мы уходим.
Поднимаемся по монмартскому фуникулеру (билет в один конец, второй – по желанию, можно спуститься и самому). Молодежь из разных стран мира, разноязычная речь, песни под гитару.
В самой церкви – центральный алтарь с Иисусом – раскинуты руки в жесте добра, зажжжено множество свеч в стаканчиках , дублирующих изображение Христа на центральном полотне алтаря,
разнообразные алтари вдоль левого крыла украшены
лилиями, подсвечниками…
Книжные киоски-комнаты вдоль стен.
Монахиня, беседующая с мужчиной в келии-комнатке.
Высокое пространство церкви… Витражи, пожалуй даже слишком красивы и ярки.
Молящийся негр у алтаря, рядом каменная статуя Жанны д` Арк ….
Впервые увидела статую Жанне д Арк на фото в журнале. Темного цвета, на фоне отеля. Потом – из окна автобуса. И лишь на фото, в книге – на площади Пирамид.
Наш угол зрения, наша точка зрения….. Порой нам кажется, мы увидели это, мы там побывали, но как же он мал, наш угол зрения, наш обзор…
как много надо времени, усилий и знаний, чтобы видеть.
Вот увидела подкову, равную скрипочке, а самое главное, центральную статую – Иисус и Его Святое Сердце – увидела ли, успела ли увидеть?.. Подняла ли голову повыше?..
…Много веков назад со смотровой площадки Собора любовался Парижем французский король Генрих 4-ый, Наваррский. Предание приписывает ему историческую фразу «Париж стоит обедни ( фр. Paris vaut la messe). Проиграв войну гугенотов с католиками, король оказался перед довольно простым выбором: или он немедленно перейдет в католичество, или его прикончат на месте, невзирая на высокое положение. Он признал правоту католической церкви. Перейдя из протестантской веры в католическую, он в 1593 году обрел корону.
Его женой была Маргарита де Валуа, вошедшая в историю под именем королевы Марго.

Криптия Сакре-Кер.

…Мой спутник не горит желанием осмотреть криптию, предлагаю спросить мнение выходящих, мало ли – ощущение эпохи, времени… но все же соглашается. Вот тут нас и ждет испытание…
У входа служащий в костюме, при параде, так сказать. Касса-автомат выдал один билет, второй зажилил. Но ничего, пролезла, низко присев, через преграду –скрещение. Витая лестница. Может, вернемся назад, чтобы прямо попасть в скриптию? Мой спутник не соглашается, мол ничего, осилим, и мы поднимаемся наверх, где открывается часть высот с монмартскими домами. Совсем наверх не идем, спускаемся вниз. И тут – вход закрыт. Служащего нет. Перекрестие-вертушка входа повернута совсем небольшим углом к полу. Мимо проходят туристы- индусы, взываю о помощи – не понимают и проходят мимо. Колени начинают дрожать.
Тут появляется служащий, закрыто мол, говорят его жесты- поднимайся наверх! Ну уж нет, не тут-то было! Мышонком пробираюсь через узкую щель и, не оправив юбку– объясняю, показывая проспект – хотели скриптию посмотреть, а не подниматься наверх. Могли бы и указатель повесить. Да и неужто ключа нет, чтоб открыть вход? И уже сквозь призму волнения осматриваем скульптуры: Пиета, кардиналы…, Христос, снятый с креста.
Выходим. Служащий стоит в стороне и смотрит. Улыбаюсь приключению. Но дрожание в ногах – минут двадцать.

В кафе.

Мы спускаемся с Монмартра. Вдоль бордюров стекают струйки вода. Турецкие, африканские
магазины с тканями и сувенирами. Направляемся в пицерию, где и берем по куску
пицы. Прямо на бумагу с подносом. Пица приготовлена из белой муки, прямо сияет и радует. Безалкогольные напитки. Рядом за столиками молодые негры смотрят телевизор.
Затем идем в кафе-бар через дорогу. Заказываем по бокалу пива. Смотрим в окно: напротив магазин-сэкандхенд, возле которого молодые люди рассматривают поступивший товар, негритянки с детьми. Мамаша тузит малышку, уронившую зонтик, выразительно указывает ей пальцем, где та должна стоять- в сторонке.
В кафе входит высокий молодой негр приятной наружности, с женственными плечами, на шее блестящий черный платок. Рядом с ним негр поменьше. Садятся за столик рядом. На руке у высокого золотой или позолоченный браслет.

…Конечно, заходили мы и в другие кафе, в одних кафе – сами приглашают, а в других- обеденный перерыв или не жалуют туриста, кто знает, вероятно, научены предыдущим опытом.
Естественно, отведали мы и бургундское вино, в фужерах с Эйфелевой башней.
Воскресным днем на улицах выставлены лотки с овощами, фруктами, рыбой и морепродуктами,
одежда, обувь, косметика… Купила у женщины из Индии шлепанцы за три евро. Присмотрела кофту, но замок шел туго, а другой вариант мадам не пожелала предложить. Жест рукой – свободна. Нелегкий труд – торговля…
Приятно запомнилось обслуживание в галерее Лафайет. Купив тишёрт, спешила на автобус, забыв взять сдачу. Тоненькая темноокая пери: Мадам, вы не взяли сдачу, мадам, возьмите упаковку… Все это по-французски, звучит, так музыкально

Две арки Парижа.

С плошадью Этуаль (Звезда)и отходящей от нее авеню Ваграм, с вечернем Парижем первоначально знакомилась по описаниям Эриха Марии Ремарка в его романе «Триумфальная арка». Главные герои – доктор Равик и Джоан – встречаются в самом начале повествования на мосту. Писатель не называет нам этот мост – можно представить по своему усмотрению. Его герои выходят на площадь Этуаль. «Она раскинулась перед ними в струящейся серой мгле, величественная и бесконечная…»
Площадь Этуаль. С 1970 года она носит имя Шарля де Голля. В перспективе Триумфальная арка находится в центре. на пересении улиц, уходящих лучами вдаль.
…Первая встреча с Триумфальной аркой (памятник славе французского оружия со скульптурами и высеченными именами героев, с четырьмя барельефами, один из них- « Выступление в поход волонтеров в 1792 году» ) и Елисейским полями – днем, вторая – поздним вечером, в нескончаемом потоке авто, в приглушенном освещении, а третья и, пожалуй, наиболее запоминающаяся встреча – с высоты Большой арки на ла Дефанс.

Ла Дефанс – деловой центр Парижа – высотные современными небоскребы.
Серые, черные, голубые и серебристые, закругленные по бокам, без особо острых углов, дворец в форме опрокинутой раковины (Национальный Центр Техники и Индустрии) , – космично и красиво –
единый ансамбль, украшением которого, несомненно, является Большая арка – огромный выемчатый куб (300 тысяч тонн), облицованная каррарским мрамором тепло-белого цвета, и стеклом. Творение датского архитектора Отто фон Спрекельсена. В центре арки подвешен тент «Облако» (похоже на летучую мышь или бабочку, части которой соединены кружками и замочками).
Крыша арки расположена на высоте 110метров от земли, на нее можно подняться на прозрачном лифте и осмотреть панораму Парижа. Здесь же выставлены в фойе картины и художественные изделия мастеров.Одна из картин особо запомнилась: Jesus et la femme. Huile. Иисус моет ноги в реке – рядом женщина.
…С высоты – прекрасная серо-голубая панорама столицы, Елисейские и Триумфальная арка –арки смотрятся друг в друга – так настоящее смотрит в прошлое, а прошлое, в настоящее, а настоящее, в свою очередь,- – в будущее.
…Зеленый островок- идиллия сада. С другой стороны панорамного осмотра– кладбище, новые постройки Парижа. Высказываю знакомому свое сомнение по поводу зеленого островка. «Нет, – говорит он, кладбище в центре перенесли в катакомбы, а на его месте разбили парк».
Спускаемся вниз, прохожих почти нет – выходной день, навстречу идут девушки с лентами лауреатов, победительницы какого-то конкурса, группы туристов.
А далее – в путь. Погода портится, как и настроение. Трудно понять: так рано покидаем Париж, так и не увидев Лувр. Мелькают пейзажи за окном, аэродромы…
Самолет на мосту… Города и селения, поля, поля.
В круглую выемку для кофейного стаканчика поставила сувенир: Эйфелева башня и рядом с ней песочные часы на изумрудном фоне. Засекаю время на электронных часах, чтобы узнать , сколько минут пересыпается песок в сувенирных часах. Три минуты. От движения автобуса сувенир постепенно перемещается на все 360 градусов. Вот оно, время и движение, они идут по кругу.
Сентябрь 2006 г.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.