Кто знает…

— Вот мы и на месте. Всем занять антиперегрузочные кресла, начинаем посадку.

Это объявление сделал капитан небольшого космического корабля, приблизившегося к неизвестной планетке вдали от исследованных путей. Вскоре весь экипаж сидел на местах, и капитан начал спуск. Пяти минут не прошло, а корабль уже стоял на поверхности планеты. Капитан собрал всех возле шлюзового отсека.

— Ну что, ребята, — произнёс он, — атмосфера здесь почти не пригодна для дыхания, но гравитация примерно земная. Сейчас отправимся на разведку. Хотя наши сканеры не выявили ничего живого, не расслабляйтесь.

— Ух! Я жутко волнуюсь, — пожаловался техник. — Ведь нас может ждать немыслимое богатство!

— Я думаю, тебя перестанет заботить богатство, когда твоя голова отделится от тела, — заметил доктор. — Неизвестно, что за сюрпризы преподнесёт нам эта планета!

Он и не предполагал, насколько пророческими окажутся его слова.

С колотящимися сердцами они ступили на землю, держа наготове излучатели, однако всё было тихо. Во время разведки капитана Сэла Гормана не покидало чувство, что всё происходит с ним во сне… Как же давно это началось! История закрутилась полтора стандартных года назад, когда в захолустном пабе на астероиде он встретил одного пьяного карианина. Тот потрясал кристаллом с картой, указывающей путь к несметным сокровищам. Сэл поверил сразу и купил карту, продав неплохой флайер.

А потом были бесконечные хождения, просьбы, уговоры присоединиться… Он влез в долги по уши, больше года водил мусорные звездолёты, чтобы подзаработать, и вот, наконец, команда в сборе: он сам, капитан и обладатель карты; компьютерщик Горг Сар Нао, расшифровавший её; штурман Вил Статсон, который провёл корабль сквозь метеоритный поток, избежал встречи с чёрной дырой, выбрался из космической стремнины и обошёл туманность; торговец и контрабандист Дорлэн, спонсор кампании; также техник, доктор и наёмник Таурус — на всякий случай.

Итак, экипаж вышел на поверхность.

Капитан не мог отделаться от ощущения нереальности происходящего. На планете не было рельефа! Ещё на этапе сканирования Сэл отметил эту особенность, но в суматохе посадки не обратил на неё внимания.

Теперь же, стоя на шероховатой, но абсолютно плоской поверхности из неизвестного материала, он осознал, что планета — вся планета целиком! — покрыта этой коркой. Неестественность столь огромной гладкой поверхности угнетала, и тревога змеёй закралась ему в сердце.

Между тем, разведка продолжалась уже полчаса. Внезапно Таурус просигнализировал, чтобы все подошли к нему. Оказалось, что он обнаружил странный щит из синеватого сплава с отверстием сложной формы. Горман обрадовался этому щиту, как не обрадовался бы собственному межгалактическому линкору. Кроме волнения от близости сокровищ, было ещё что-то, что заставляло его испытывать несказанное облегчение. Сэл прислушался к себе: ну конечно, он ведь чертовски рад нарушению давящего однообразия ландшафта.

Остальные, похоже, чувствовали то же самое. Один только Горг Сар Нао по-прежнему сохранял спокойствие. Прищурившись, он рассматривал отверстие, потом достал кристалл-путеводитель и осторожно вставил его в щель.

Пять секунд… десять… Все напряжённо ждали, тяжело дыша и не сводя глаз со щита.

Ничего!

Жестокое разочарование обрушилось, как телианский таранозавр. Они проделали такой путь, и всё зазря! Кто-то застонал, кто-то выругался. А Сар Нао, хладнокровный, как полюс, просто засунул кристалл другой стороной.

Из-под щита тут же загудело. Все впились в него взглядами, и тут кристалл резко ушёл внутрь! Искатели сокровищ вздрогнули. Потом щит задрожал и… распался на атомы, открывая большое отверстие. Как заворожённые, космонавты смотрели в него, пока наконец капитан не опомнился и не сиганул в дыру, воспользовавшись гравитаторами скафандра.

Остальные попрыгали вслед за ним.

Они спускались в мёртвой тишине; близость несметных сокровищ и таинственная обстановка не располагали к общению. Только один раз прагматичный Дорлэн поинтересовался у Сар Нао, как эксперта по кладу, какого вида сокровище, на что компьютерщик сухо ответил, что в кристалле про это ничего не говорилось — упоминалась лишь баснословная ценность.

Космонавты пролетали через извилистые туннели, украшенные рельефными изображениями странных существ — видимо, тех, кто захоронил сокровища. Дорлэн, знакомый с культурами и расами по всей Галактике, пытался разобрать какую-либо информацию о кладе, но тщетно. Путь завершился неожиданно: они влетели в большой зал и увидели то, за чем пришли.

На каменном постаменте с барельефом и колоннами лежала груда небольших слитков, сиявших так ярко, что без автоматических затемнителей шлемов кладоискателям пришлось бы туго. Когда они оторвались от завораживающего блеска слитков, то разглядели небольшой прибор чуждой, не человеческой конструкции.

— Что это за слитки? — прошептал доктор. — Они настолько ценные?

— Мой радиационный датчик будто взбесился, — сообщил техник.

— Вот оно! — догадался капитан. — Неизвестный лучистый металл! И похоже, что как топливо он заткнёт за пояс и уран, и плутоний!

Однако доктор казался разочарованным.

— И это всё? Всего лишь топливо? Я ожидал большего.

Вил Статсон весело постучал по пластиковой части его шлема.

— Пошевели мозгами, док! Помнишь, сколько мы заплатили за заправку? — Доктор скривился и кивнул. — Мы забили весь корабль, он чуть не трещал по швам, а топлива еле-еле хватит на обратный путь. А ведь один такой слиточек, судя по всему, заменит сотню урановых стержней! Стало быть, он и стоит столько же, если не больше!

— Значительно больше! — вмешался Дорлэн, почуяв возможность заняться любимым делом: подсчётом прибыли. — Сумма по энергетической ценности плюс надбавка за удобство использования плюс надбавка за повышение количества полезного груза — на добрых полторы тонны… Ребята, мы — миллиардеры!!!

Тем временем кэп уже изучал машину. Всё оказалось проще простого: входное отверстие, рычаг управления и щель, из которой выбрасываются слитки. Пояснительные рисунки делали процесс предельно ясным.

— Похоже, машина преобразовывает атомы любого вещества в атомы этого металла, — объявил он. — Что-то вроде ядерного распада наоборот. Только непонятно, откуда оно берёт энергию?

— Ой, да не всё ли равно? Давайте лучше проверим её в деле! — загорелся техник.

— А что ты туда сунешь? — скептически возразил Статсон. — Свою голову? Уверяю тебя, из неё много лучистого металла не получится — она ведь у тебя совершенно пуста!

Штурман расхохотался, а доктор предложил пустить в ход ручные магнитные датчики.

Они побросали датчики в отверстие и нажали на рычаг. Машина загудела, затряслась и покрылась сеткой электрических разрядов. Все отпрянули, а когда вновь подошли поближе, то обнаружили два свежих слитка.

Как дети, нашедшие новую игрушку, они начали лихорадочно соображать, что бы ещё превратить в сверкающее драгоценное топливо. Однако больше ничего под руку не подворачивалось, а расставаться с излучателями никому не хотелось.

В главный зал, где они находились, входило несколько туннелей, и капитан предложил команде поискать чего-нибудь в них. Космонавты с энтузиазмом приняли идею и разбрелись по туннелям; сам же Горман остался возле машины — мысль о расставании с ней казалась невыносимой. Однако не все были увлечены поисками материалов для превращения: кэп заметил, что, уходя в туннель, Таурус очень внимательно смотрит ему в глаза, но не придал этому значения. Когда все ушли, Сэл от нечего делать провёл анализ атмосферы в пещере. Оказалось, что она в основном состоит из тяжёлых газов, то есть можно получить ещё парочку слитков. Горман усомнился в выполнимости своей затеи, но, тем не менее, повернул рычаг. Создатели прибора были предусмотрительны: заработал насос, и воздух стал собираться внутри машины. Вскоре из отверстия выпало два слитка.

Поглощённый этими действиями, он не заметил, как вернулся Таурус. Наёмник подходил крадучись и держа руку на излучателе. Когда кэп увидел его, тот был уже в трёх шагах.

— Искать материалы именно сейчас глупо, когда в космосе этого хлама навалом, — рассудительно произнёс Таурус. — Ты специально отослал всех, чтобы потом убить поодиночке и одному завладеть кладом. Хитро, ничего не скажешь. Но старину Тауруса не проведёшь.

В душе Гормана происходило что-то странное. «Он раскусил меня!» — обожгла паническая мысль, хотя ничего подобного он не планировал. Но у кэпа не было времени раздумывать о несвойственных себе эмоциях. Паника породила дьявольскую изобретательность. Он незаметно зажал в руке один из свежесделанных слитков, что лежал возле машины, и спрятал его за спину. Основная груда находилась поодаль, и оба стояли к ней боком.

— Если ты убьёшь меня, Таурус, то никогда не выберешься отсюда, — говорил Сэл, постепенно отступая так, чтобы наёмник был прямо между ним и кучей слитков. — Только я знаю коды запуска. А без них, сам понимаешь, никуда.

Наёмник задумался лишь на секунду.

— Этот узкоглазый Сар Нао — компьютерщик. Он взломает любые коды, раз уж разобрался в чёртовом кристалле. Я скажу всем, что ты хотел присвоить сокровище, и они поверят. Прощай, капитан Сэл Горман…

Таурус вскинул оружие, но кэп опередил его, молниеносно выбросив вперёд руку со слитком. Когда он загородился от кучи слитков телом Тауруса, фигура Сэла оказалась в тени, и светофильтры наёмника сразу увеличили свою прозрачность. А когда он внезапно показал сияющий слиток, то они не сумели достаточно быстро среагировать. Блеск металла ослепил наёмника. Он выронил излучатель и схватился за голову. Капитан бросился на него. Он молотил Тауруса что есть силы, но тот внезапно увернулся и блокировал руки кэпа. Тогда Горман, используя свою массу, навалился на противника, одновременно подставив ему подножку. Они начали падать, наёмник автоматически выбросил руку, чтобы задержать падение; ладонь угодила в заборник машины и была намертво зажата захватами. Пока Таурус пытался освободить руку, Сэл, собрав все силы, приподнял противника и столкнул в заборник. Таурус исчез по пояс, капитан рванул рычаг — машина завибрировала. Верхняя часть Тауруса превращалась в слитки бесценного металла, в то время как нижняя ещё жила! Зрелище было ужасным, но кэп смотрел бесстрастно.

«Наконец-то появился способ превращать дерьмо в золото», — подумал он и усмехнулся. Так будет с каждым, кто попробует отнять его сокровища! Они ведь его, Гормана, они ведь полностью его…

И тут он вспомнил об остальных.

«Они раскроют меня… Они сговорились уничтожить меня и забрать мои сокровища! Весь полёт они притворялись, а теперь хотят убить!» — проносились тревожные, горячечные мысли. Кэп не увидел в этом ничего странного, хотя раньше никогда не страдал паранойей. Но теперь сердце билось как бешеное, прогоняя по венам насыщенную адреналином кровь, и анализировать своё поведение было недосуг.

Капитан затаился за постаментом, приготовив излучатель. Таурус подсказал ему идею: убить всех по очереди… а трупы пустить на слитки! Горман с нежностью взглянул на груду сияющего металла — и крепче сжал рукоять излучателя. Никто не сможет отобрать у него сокровища!

А потом он подстерегал выходивших у тоннелей и убивал их. Тела он сбрасывал в заборник, и каждый раз, когда машина начинала превращение, Горман трясся в экстазе. Он и не заметил, как это превратилось в манию.

С последним человеком произошла накладка. Горг Сар Нао вернулся как раз в тот момент, когда капитан засовывал тело доктора во входное отверстие. Горман выстрелил, но разрядившееся оружие дало слишком слабый луч, который лишь ранил компьютерщика.

— Сокровище отравило твой мозг, — пробормотал Сар Нао, тяжело оседая на пол. Даже сейчас он говорил бесстрастно. — Но ты не увезёшь его отсюда. Я умру… Но и ты ненамного переживёшь меня…

Второй выстрел оборвал его слова.

Капитан стоял посреди зала, весь дрожа, напуганный мрачным пророчеством.

— Ты говоришь, я не заберу это отсюда?! — истерически выкрикнул он, обращаясь к мертвецу. — С чего ты взял, а? — Руководимый внезапным порывом, он выстрелил в труп, потом ещё и ещё…

Полностью разрядив батарею излучателя, Горман бросил тело в заборник и стал прилаживать к машине антигравитаторы со скафандров своей бывшей команды. По его расчётам, тяги должно было хватить. Закончив работу, он включил антигравитаторы, но аппарат не шелохнулся. «Слишком тяжёлый, — решил капитан. — Ну ничего, сначала подниму слитки, а потом корабельными орудиями разворочу дыру и вытащу его!»

Однако со слитками тоже не вышло. Кэп с минуту тупо смотрел на сверкающую груду, а затем ужасная мысль осенила его. Он попытался включить собственный антигравитатор, но ничего не вышло. Радиация вывела из строя цепи приборов!

Пребывая в эйфории от близости сокровищ и отсутствия конкурентов, Горман не придал значения этому факту. Что ж, если придётся, он вырубит в стене ступени с помощью излучателей. Он встал с колен — и тут всё его тело пронзила адская боль. Со стоном капитан повалился на пол. Казалось, его поджаривают одновременно снаружи и изнутри.

Он попытался двинуться, но мышцы не повиновались. Горман кое-что приспомнил, и его охватил ужас. «Ты ненадолго переживёшь меня», — сказал узкоглазый… Он знал! Но почему? Что случилось? Случайно взгляд его упал на датчик радиации. Капитан помнил, что, когда они вошли в пещеру, прибор показывал большое излучение, а теперь он дико зашкаливал! Каким-то образом излучение выросло втрое!

«Видимо, воздух из тяжёлых газов задерживал радиацию, — додумался кэп. — А я его конвертировал в эти проклятые блестящие слитки… Наверно, поэтому я и вёл себя как маньяк, — осенило вдруг Сэла. — Радиация свела меня с ума… Радиация и сокровища… Я был готов убить ради них, а теперь они убивают меня!»

Капитан не мог двигаться. Ему оставалось лишь смотреть на слитки… и ожидать конца.

«Кто знает, может, именно так и исчезла раса создателей этого прибора, — пришло ему на ум. — Что ж, всегда найдутся глупцы, ради богатства способные на всё».

Потом он подумал, что вся планета — преобразователь веществ, единый механизм, а машина — лишь терминал. А потом он уже не мог думать.

И никто не видел, как через полчаса после входа кладоискателей внутрь планеты щит вернулся на место, наглухо перекрыв выход. Ключевой кристалл-путеводитель был выброшен в космическое путешествие. Корабль постепенно распался и был поглощён поверхностью планеты.

Она ждала новых охотников за сокровищами. Зачем? Кто знает…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кто знает…

— Вот мы и на месте. Всем занять антиперегрузочные кресла, начинаем посадку.

Это объявление сделал капитан небольшого космического корабля, приблизившегося к неизвестной планетке вдали от исследованных путей. Вскоре весь экипаж сидел на местах, и капитан начал спуск. Пяти минут не прошло, а корабль уже стоял на поверхности планеты. Капитан собрал всех возле шлюзового отсека.

— Ну что, ребята, — произнёс он, — атмосфера здесь почти не пригодна для дыхания, но гравитация примерно земная. Сейчас отправимся на разведку. Хотя наши сканеры не выявили ничего живого, не расслабляйтесь.

— Ух! Я жутко волнуюсь, — пожаловался техник. — Ведь нас может ждать немыслимое богатство!

— Я думаю, тебя перестанет заботить богатство, когда твоя голова отделится от тела, — заметил доктор. — Неизвестно, что за сюрпризы преподнесёт нам эта планета!

Он и не предполагал, насколько пророческими окажутся его слова.

С колотящимися сердцами они ступили на землю, держа наготове излучатели, однако всё было тихо. Во время разведки капитана Сэла Гормана не покидало чувство, что всё происходит с ним во сне… Как же давно это началось! История закрутилась полтора стандартных года назад, когда в захолустном пабе на астероиде он встретил одного пьяного карианина. Тот потрясал кристаллом с картой, указывающей путь к несметным сокровищам. Сэл поверил сразу и купил карту, продав неплохой флайер.

А потом были бесконечные хождения, просьбы, уговоры присоединиться… Он влез в долги по уши, больше года водил мусорные звездолёты, чтобы подзаработать, и вот, наконец, команда в сборе: он сам, капитан и обладатель карты; компьютерщик Горг Сар Нао, расшифровавший её; штурман Вил Статсон, который провёл корабль сквозь метеоритный поток, избежал встречи с чёрной дырой, выбрался из космической стремнины и обошёл туманность; торговец и контрабандист Дорлэн, спонсор кампании; также техник, доктор и наёмник Таурус — на всякий случай.

Итак, экипаж вышел на поверхность.

Капитан не мог отделаться от ощущения нереальности происходящего. На планете не было рельефа! Ещё на этапе сканирования Сэл отметил эту особенность, но в суматохе посадки не обратил на неё внимания.

Теперь же, стоя на шероховатой, но абсолютно плоской поверхности из неизвестного материала, он осознал, что планета — вся планета целиком! — покрыта этой коркой. Неестественность столь огромной гладкой поверхности угнетала, и тревога змеёй закралась ему в сердце.

Между тем, разведка продолжалась уже полчаса. Внезапно Таурус просигнализировал, чтобы все подошли к нему. Оказалось, что он обнаружил странный щит из синеватого сплава с отверстием сложной формы. Горман обрадовался этому щиту, как не обрадовался бы собственному межгалактическому линкору. Кроме волнения от близости сокровищ, было ещё что-то, что заставляло его испытывать несказанное облегчение. Сэл прислушался к себе: ну конечно, он ведь чертовски рад нарушению давящего однообразия ландшафта.

Остальные, похоже, чувствовали то же самое. Один только Горг Сар Нао по-прежнему сохранял спокойствие. Прищурившись, он рассматривал отверстие, потом достал кристалл-путеводитель и осторожно вставил его в щель.

Пять секунд… десять… Все напряжённо ждали, тяжело дыша и не сводя глаз со щита.

Ничего!

Жестокое разочарование обрушилось, как телианский таранозавр. Они проделали такой путь, и всё зазря! Кто-то застонал, кто-то выругался. А Сар Нао, хладнокровный, как полюс, просто засунул кристалл другой стороной.

Из-под щита тут же загудело. Все впились в него взглядами, и тут кристалл резко ушёл внутрь! Искатели сокровищ вздрогнули. Потом щит задрожал и… распался на атомы, открывая большое отверстие. Как заворожённые, космонавты смотрели в него, пока наконец капитан не опомнился и не сиганул в дыру, воспользовавшись гравитаторами скафандра.

Остальные попрыгали вслед за ним.

Они спускались в мёртвой тишине; близость несметных сокровищ и таинственная обстановка не располагали к общению. Только один раз прагматичный Дорлэн поинтересовался у Сар Нао, как эксперта по кладу, какого вида сокровище, на что компьютерщик сухо ответил, что в кристалле про это ничего не говорилось — упоминалась лишь баснословная ценность.

Космонавты пролетали через извилистые туннели, украшенные рельефными изображениями странных существ — видимо, тех, кто захоронил сокровища. Дорлэн, знакомый с культурами и расами по всей Галактике, пытался разобрать какую-либо информацию о кладе, но тщетно. Путь завершился неожиданно: они влетели в большой зал и увидели то, за чем пришли.

На каменном постаменте с барельефом и колоннами лежала груда небольших слитков, сиявших так ярко, что без автоматических затемнителей шлемов кладоискателям пришлось бы туго. Когда они оторвались от завораживающего блеска слитков, то разглядели небольшой прибор чуждой, не человеческой конструкции.

— Что это за слитки? — прошептал доктор. — Они настолько ценные?

— Мой радиационный датчик будто взбесился, — сообщил техник.

— Вот оно! — догадался капитан. — Неизвестный лучистый металл! И похоже, что как топливо он заткнёт за пояс и уран, и плутоний!

Однако доктор казался разочарованным.

— И это всё? Всего лишь топливо? Я ожидал большего.

Вил Статсон весело постучал по пластиковой части его шлема.

— Пошевели мозгами, док! Помнишь, сколько мы заплатили за заправку? — Доктор скривился и кивнул. — Мы забили весь корабль, он чуть не трещал по швам, а топлива еле-еле хватит на обратный путь. А ведь один такой слиточек, судя по всему, заменит сотню урановых стержней! Стало быть, он и стоит столько же, если не больше!

— Значительно больше! — вмешался Дорлэн, почуяв возможность заняться любимым делом: подсчётом прибыли. — Сумма по энергетической ценности плюс надбавка за удобство использования плюс надбавка за повышение количества полезного груза — на добрых полторы тонны… Ребята, мы — миллиардеры!!!

Тем временем кэп уже изучал машину. Всё оказалось проще простого: входное отверстие, рычаг управления и щель, из которой выбрасываются слитки. Пояснительные рисунки делали процесс предельно ясным.

— Похоже, машина преобразовывает атомы любого вещества в атомы этого металла, — объявил он. — Что-то вроде ядерного распада наоборот. Только непонятно, откуда оно берёт энергию?

— Ой, да не всё ли равно? Давайте лучше проверим её в деле! — загорелся техник.

— А что ты туда сунешь? — скептически возразил Статсон. — Свою голову? Уверяю тебя, из неё много лучистого металла не получится — она ведь у тебя совершенно пуста!

Штурман расхохотался, а доктор предложил пустить в ход ручные магнитные датчики.

Они побросали датчики в отверстие и нажали на рычаг. Машина загудела, затряслась и покрылась сеткой электрических разрядов. Все отпрянули, а когда вновь подошли поближе, то обнаружили два свежих слитка.

Как дети, нашедшие новую игрушку, они начали лихорадочно соображать, что бы ещё превратить в сверкающее драгоценное топливо. Однако больше ничего под руку не подворачивалось, а расставаться с излучателями никому не хотелось.

В главный зал, где они находились, входило несколько туннелей, и капитан предложил команде поискать чего-нибудь в них. Космонавты с энтузиазмом приняли идею и разбрелись по туннелям; сам же Горман остался возле машины — мысль о расставании с ней казалась невыносимой. Однако не все были увлечены поисками материалов для превращения: кэп заметил, что, уходя в туннель, Таурус очень внимательно смотрит ему в глаза, но не придал этому значения. Когда все ушли, Сэл от нечего делать провёл анализ атмосферы в пещере. Оказалось, что она в основном состоит из тяжёлых газов, то есть можно получить ещё парочку слитков. Горман усомнился в выполнимости своей затеи, но, тем не менее, повернул рычаг. Создатели прибора были предусмотрительны: заработал насос, и воздух стал собираться внутри машины. Вскоре из отверстия выпало два слитка.

Поглощённый этими действиями, он не заметил, как вернулся Таурус. Наёмник подходил крадучись и держа руку на излучателе. Когда кэп увидел его, тот был уже в трёх шагах.

— Искать материалы именно сейчас глупо, когда в космосе этого хлама навалом, — рассудительно произнёс Таурус. — Ты специально отослал всех, чтобы потом убить поодиночке и одному завладеть кладом. Хитро, ничего не скажешь. Но старину Тауруса не проведёшь.

В душе Гормана происходило что-то странное. «Он раскусил меня!» — обожгла паническая мысль, хотя ничего подобного он не планировал. Но у кэпа не было времени раздумывать о несвойственных себе эмоциях. Паника породила дьявольскую изобретательность. Он незаметно зажал в руке один из свежесделанных слитков, что лежал возле машины, и спрятал его за спину. Основная груда находилась поодаль, и оба стояли к ней боком.

— Если ты убьёшь меня, Таурус, то никогда не выберешься отсюда, — говорил Сэл, постепенно отступая так, чтобы наёмник был прямо между ним и кучей слитков. — Только я знаю коды запуска. А без них, сам понимаешь, никуда.

Наёмник задумался лишь на секунду.

— Этот узкоглазый Сар Нао — компьютерщик. Он взломает любые коды, раз уж разобрался в чёртовом кристалле. Я скажу всем, что ты хотел присвоить сокровище, и они поверят. Прощай, капитан Сэл Горман…

Таурус вскинул оружие, но кэп опередил его, молниеносно выбросив вперёд руку со слитком. Когда он загородился от кучи слитков телом Тауруса, фигура Сэла оказалась в тени, и светофильтры наёмника сразу увеличили свою прозрачность. А когда он внезапно показал сияющий слиток, то они не сумели достаточно быстро среагировать. Блеск металла ослепил наёмника. Он выронил излучатель и схватился за голову. Капитан бросился на него. Он молотил Тауруса что есть силы, но тот внезапно увернулся и блокировал руки кэпа. Тогда Горман, используя свою массу, навалился на противника, одновременно подставив ему подножку. Они начали падать, наёмник автоматически выбросил руку, чтобы задержать падение; ладонь угодила в заборник машины и была намертво зажата захватами. Пока Таурус пытался освободить руку, Сэл, собрав все силы, приподнял противника и столкнул в заборник. Таурус исчез по пояс, капитан рванул рычаг — машина завибрировала. Верхняя часть Тауруса превращалась в слитки бесценного металла, в то время как нижняя ещё жила! Зрелище было ужасным, но кэп смотрел бесстрастно.

«Наконец-то появился способ превращать дерьмо в золото», — подумал он и усмехнулся. Так будет с каждым, кто попробует отнять его сокровища! Они ведь его, Гормана, они ведь полностью его…

И тут он вспомнил об остальных.

«Они раскроют меня… Они сговорились уничтожить меня и забрать мои сокровища! Весь полёт они притворялись, а теперь хотят убить!» — проносились тревожные, горячечные мысли. Кэп не увидел в этом ничего странного, хотя раньше никогда не страдал паранойей. Но теперь сердце билось как бешеное, прогоняя по венам насыщенную адреналином кровь, и анализировать своё поведение было недосуг.

Капитан затаился за постаментом, приготовив излучатель. Таурус подсказал ему идею: убить всех по очереди… а трупы пустить на слитки! Горман с нежностью взглянул на груду сияющего металла — и крепче сжал рукоять излучателя. Никто не сможет отобрать у него сокровища!

А потом он подстерегал выходивших у тоннелей и убивал их. Тела он сбрасывал в заборник, и каждый раз, когда машина начинала превращение, Горман трясся в экстазе. Он и не заметил, как это превратилось в манию.

С последним человеком произошла накладка. Горг Сар Нао вернулся как раз в тот момент, когда капитан засовывал тело доктора во входное отверстие. Горман выстрелил, но разрядившееся оружие дало слишком слабый луч, который лишь ранил компьютерщика.

— Сокровище отравило твой мозг, — пробормотал Сар Нао, тяжело оседая на пол. Даже сейчас он говорил бесстрастно. — Но ты не увезёшь его отсюда. Я умру… Но и ты ненамного переживёшь меня…

Второй выстрел оборвал его слова.

Капитан стоял посреди зала, весь дрожа, напуганный мрачным пророчеством.

— Ты говоришь, я не заберу это отсюда?! — истерически выкрикнул он, обращаясь к мертвецу. — С чего ты взял, а? — Руководимый внезапным порывом, он выстрелил в труп, потом ещё и ещё…

Полностью разрядив батарею излучателя, Горман бросил тело в заборник и стал прилаживать к машине антигравитаторы со скафандров своей бывшей команды. По его расчётам, тяги должно было хватить. Закончив работу, он включил антигравитаторы, но аппарат не шелохнулся. «Слишком тяжёлый, — решил капитан. — Ну ничего, сначала подниму слитки, а потом корабельными орудиями разворочу дыру и вытащу его!»

Однако со слитками тоже не вышло. Кэп с минуту тупо смотрел на сверкающую груду, а затем ужасная мысль осенила его. Он попытался включить собственный антигравитатор, но ничего не вышло. Радиация вывела из строя цепи приборов!

Пребывая в эйфории от близости сокровищ и отсутствия конкурентов, Горман не придал значения этому факту. Что ж, если придётся, он вырубит в стене ступени с помощью излучателей. Он встал с колен — и тут всё его тело пронзила адская боль. Со стоном капитан повалился на пол. Казалось, его поджаривают одновременно снаружи и изнутри.

Он попытался двинуться, но мышцы не повиновались. Горман кое-что приспомнил, и его охватил ужас. «Ты ненадолго переживёшь меня», — сказал узкоглазый… Он знал! Но почему? Что случилось? Случайно взгляд его упал на датчик радиации. Капитан помнил, что, когда они вошли в пещеру, прибор показывал большое излучение, а теперь он дико зашкаливал! Каким-то образом излучение выросло втрое!

«Видимо, воздух из тяжёлых газов задерживал радиацию, — додумался кэп. — А я его конвертировал в эти проклятые блестящие слитки… Наверно, поэтому я и вёл себя как маньяк, — осенило вдруг Сэла. — Радиация свела меня с ума… Радиация и сокровища… Я был готов убить ради них, а теперь они убивают меня!»

Капитан не мог двигаться. Ему оставалось лишь смотреть на слитки… и ожидать конца.

«Кто знает, может, именно так и исчезла раса создателей этого прибора, — пришло ему на ум. — Что ж, всегда найдутся глупцы, ради богатства способные на всё».

Потом он подумал, что вся планета — преобразователь веществ, единый механизм, а машина — лишь терминал. А потом он уже не мог думать.

И никто не видел, как через полчаса после входа кладоискателей внутрь планеты щит вернулся на место, наглухо перекрыв выход. Ключевой кристалл-путеводитель был выброшен в космическое путешествие. Корабль постепенно распался и был поглощён поверхностью планеты.

Она ждала новых охотников за сокровищами. Зачем? Кто знает…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.