Опытный образец

Опытный образец

В подъезде было довольно темно, а на полу площадки первого этажа обнаружился тихо спящий человек – может, бомж, а может, кто-нибудь из пьяных соседей. Артем Егоров едва не споткнулся о его бесчувственное тело, но в последний момент все-таки заметил это «препятствие» и остановился. Нагнулся, протянул руку и неуверенно потрепал спящего за плечо, без особой охоты спросив, не нужна ли ему помощь. В ответ раздались неразборчивые матюги, в лицо Артему дохнуло перегаром, и он, поморщившись, перешагнул через пьяного и с чистой совестью двинулся дальше. Дверь его подъезда оказалась приоткрытой, и он, выйдя из дома, не забыл закрыть ее поплотнее, чтобы сработал магнитный кодовый замок.
На улице было солнечно и вообще очень приятно, одно слово – весна. Прямо перед подъездом стояла какая-то здоровенная машина, и чтобы пройти на детскую площадку, Егорову пришлось ее обходить. А на площадке его едва не сбил с ног ребенок, несущийся прямо на него на дребезжащим звонком велосипеде: он ехал так быстро, что он с трудом успел отскочить в сторону.
– Ой, дяденька, извините! – прокричал малолетний велосипедист, еще больше увеличивая скорость и поспешно удаляясь от своей «несостоявшейся жертвы».
Артем погрозил ему вслед пальцем и продолжил свое «путешествие». Пройдя через площадку, на которой резвилось еще несколько малышей, он свернул в узкий переулок между двумя домами и тут же прижался к стене одного из них, пропуская идущую ему навстречу женщину с детской коляской. Ее каблучки громко цокали об асфальт, а из коляски, которую она тоже катила достаточно быстро, доносилось довольное младенческое воркование. Переулок выходил на шоссе, по которому в обе стороны мчались два бесконечных потока машин. Егоров не очень решительно направился к месту перехода, возле которого начиналось решетчатое ограждение, отделяющее проезжую часть от тротуара, и замер на самом краю поребрика. Далеко впереди потухло одно яркое изображение маленького человечка и зажглось другое. Но Артем не спешил и сперва проверил, точно ли тормозят приближающиеся к переходу машины, и только убедившись, что они остановились, перешел на другую сторону. Там ему навстречу попалось сразу много людей, по всей видимости, идущих из многочисленных магазинов, в один из которых Артем как раз собирался зайти.
Он вовремя успел заметить и небольшую ступеньку на входе в булочную, и открывающуюся ему навстречу прозрачную дверь, и выходящего из нее покупателя. После залитой солнцем улицы освещение в магазине показалось ему довольно слабым. Ловко лавируя между толпящимися в булочной покупателями, он пробрался к прилавку. Продавщица узнала его сразу и с некоторым удивлением в голосе поздоровалась со своим постоянным клиентом:
– Добрый день, Артем Дмитриевич. Вам как всегда, пшеничный с отрубями?
– Да, и еще пару пирожных, – Егоров решил, что сегодня он имеет полное право устроить себе небольшой праздник. – Картошки есть?
– Есть, совсем свежие, утром привезли, – заверила его продавщица, и он, улыбнувшись ей, отправился занимать очередь в кассу.
Обратная дорога заняла у него намного меньше времени, чем путь в булочную – с каждым шагом он чувствовал себя все более уверенно, чего с ним не случалось уже очень давно. Шесть лет и два месяца, если быть точным.
Дома Егоров устало опустился на стул возле тумбочки с телефоном, снял трубку и на ощупь набрал номер. На другом конце провода ответили почти сразу:
– Институт ультразвуковых исследований.
– Можно Владимира Ильинского? – спросил Артем. – Это Егоров звонит, по поводу его опытного образца.
– Да-да, конечно, соединяю.
В трубке запищала какая-то противная прилипчивая мелодия, но вскоре ее прервал взволнованный мужской голос:
– Артем, ты? Ну, как все прошло? Был на улице?
– Все в порядке, – поспешил заверить его Егоров. – Вышел на улицу, погулял, даже в магазин зашел. И через дорогу рискнул перейти.
– Ну и как?
– Ну, раз с тобой сейчас разговариваю, значит, успешно.
– Не остри. Давай рассказывай, со всеми подробностями! Расстояние до объектов правильно определяется?
– Да, все очень точно.
– А их скорость?
– Тоже.
– Степень освещенности?
– Просто отлично, я даже удивился.
– Проблемы какие-нибудь были? Неудобства?
– Неудобство только одно – очень непривычно ходить без трости. Признаюсь, иногда даже страшновато. Но это, как я понимаю, все временно.
– Ну конечно же, временно! Я не сомневаюсь, что ты быстро к этому привыкнешь. Так завтра продолжишь испытания?
– Обязательно! Хочу в центр города съездить, там погулять… Может, к вам в институт загляну.
– Заглядывай, я завтра весь день здесь буду. Только смотри осторожнее в городе, под машину не попади!
– Да не волнуйся, справлюсь. Или ты не за меня, а за свой прибор беспокоишься?
– За прибор тоже. А ты как думал? Мы столько времени его разрабатывали, а первый же доброволец возьмет и сломает!
– Не бойся, не сломаю, мне он нужен гораздо больше, чем вам.
– Ничего, через пару лет они будут в каждой аптеке продаваться! Мы их еще посимпатичнее сделаем, и размер уменьшим… – в голосе Владимира зазвучали уже знакомые Артему мечтательные нотки – он всегда говорил о своем изобретении именно таким тоном.
Артем попрощался с ним, положил трубку и принялся аккуратно отстегивать от правого рукава круглую коробочку на ремешке, на ощупь напоминающую большие наручные часы. Справившись с застежкой, он аккуратно положил ультразвуковой прибор на тумбочку, снял черные очки и машинально провел рукой по своим уже шесть лет ничего не видящим глазам.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Опытный образец

Опытный образец

В подъезде было довольно темно, а на полу площадки первого этажа обнаружился тихо спящий человек – может, бомж, а может, кто-нибудь из пьяных соседей. Артем Егоров едва не споткнулся о его бесчувственное тело, но в последний момент все-таки заметил это «препятствие» и остановился. Нагнулся, протянул руку и неуверенно потрепал спящего за плечо, без особой охоты спросив, не нужна ли ему помощь. В ответ раздались неразборчивые матюги, в лицо Артему дохнуло перегаром, и он, поморщившись, перешагнул через пьяного и с чистой совестью двинулся дальше. Дверь его подъезда оказалась приоткрытой, и он, выйдя из дома, не забыл закрыть ее поплотнее, чтобы сработал магнитный кодовый замок.
На улице было солнечно и вообще очень приятно, одно слово – весна. Прямо перед подъездом стояла какая-то здоровенная машина, и чтобы пройти на детскую площадку, Егорову пришлось ее обходить. А на площадке его едва не сбил с ног ребенок, несущийся прямо на него на дребезжащим звонком велосипеде: он ехал так быстро, что он с трудом успел отскочить в сторону.
– Ой, дяденька, извините! – прокричал малолетний велосипедист, еще больше увеличивая скорость и поспешно удаляясь от своей «несостоявшейся жертвы».
Артем погрозил ему вслед пальцем и продолжил свое «путешествие». Пройдя через площадку, на которой резвилось еще несколько малышей, он свернул в узкий переулок между двумя домами и тут же прижался к стене одного из них, пропуская идущую ему навстречу женщину с детской коляской. Ее каблучки громко цокали об асфальт, а из коляски, которую она тоже катила достаточно быстро, доносилось довольное младенческое воркование. Переулок выходил на шоссе, по которому в обе стороны мчались два бесконечных потока машин. Егоров не очень решительно направился к месту перехода, возле которого начиналось решетчатое ограждение, отделяющее проезжую часть от тротуара, и замер на самом краю поребрика. Далеко впереди потухло одно яркое изображение маленького человечка и зажглось другое. Но Артем не спешил и сперва проверил, точно ли тормозят приближающиеся к переходу машины, и только убедившись, что они остановились, перешел на другую сторону. Там ему навстречу попалось сразу много людей, по всей видимости, идущих из многочисленных магазинов, в один из которых Артем как раз собирался зайти.
Он вовремя успел заметить и небольшую ступеньку на входе в булочную, и открывающуюся ему навстречу прозрачную дверь, и выходящего из нее покупателя. После залитой солнцем улицы освещение в магазине показалось ему довольно слабым. Ловко лавируя между толпящимися в булочной покупателями, он пробрался к прилавку. Продавщица узнала его сразу и с некоторым удивлением в голосе поздоровалась со своим постоянным клиентом:
– Добрый день, Артем Дмитриевич. Вам как всегда, пшеничный с отрубями?
– Да, и еще пару пирожных, – Егоров решил, что сегодня он имеет полное право устроить себе небольшой праздник. – Картошки есть?
– Есть, совсем свежие, утром привезли, – заверила его продавщица, и он, улыбнувшись ей, отправился занимать очередь в кассу.
Обратная дорога заняла у него намного меньше времени, чем путь в булочную – с каждым шагом он чувствовал себя все более уверенно, чего с ним не случалось уже очень давно. Шесть лет и два месяца, если быть точным.
Дома Егоров устало опустился на стул возле тумбочки с телефоном, снял трубку и на ощупь набрал номер. На другом конце провода ответили почти сразу:
– Институт ультразвуковых исследований.
– Можно Владимира Ильинского? – спросил Артем. – Это Егоров звонит, по поводу его опытного образца.
– Да-да, конечно, соединяю.
В трубке запищала какая-то противная прилипчивая мелодия, но вскоре ее прервал взволнованный мужской голос:
– Артем, ты? Ну, как все прошло? Был на улице?
– Все в порядке, – поспешил заверить его Егоров. – Вышел на улицу, погулял, даже в магазин зашел. И через дорогу рискнул перейти.
– Ну и как?
– Ну, раз с тобой сейчас разговариваю, значит, успешно.
– Не остри. Давай рассказывай, со всеми подробностями! Расстояние до объектов правильно определяется?
– Да, все очень точно.
– А их скорость?
– Тоже.
– Степень освещенности?
– Просто отлично, я даже удивился.
– Проблемы какие-нибудь были? Неудобства?
– Неудобство только одно – очень непривычно ходить без трости. Признаюсь, иногда даже страшновато. Но это, как я понимаю, все временно.
– Ну конечно же, временно! Я не сомневаюсь, что ты быстро к этому привыкнешь. Так завтра продолжишь испытания?
– Обязательно! Хочу в центр города съездить, там погулять… Может, к вам в институт загляну.
– Заглядывай, я завтра весь день здесь буду. Только смотри осторожнее в городе, под машину не попади!
– Да не волнуйся, справлюсь. Или ты не за меня, а за свой прибор беспокоишься?
– За прибор тоже. А ты как думал? Мы столько времени его разрабатывали, а первый же доброволец возьмет и сломает!
– Не бойся, не сломаю, мне он нужен гораздо больше, чем вам.
– Ничего, через пару лет они будут в каждой аптеке продаваться! Мы их еще посимпатичнее сделаем, и размер уменьшим… – в голосе Владимира зазвучали уже знакомые Артему мечтательные нотки – он всегда говорил о своем изобретении именно таким тоном.
Артем попрощался с ним, положил трубку и принялся аккуратно отстегивать от правого рукава круглую коробочку на ремешке, на ощупь напоминающую большие наручные часы. Справившись с застежкой, он аккуратно положил ультразвуковой прибор на тумбочку, снял черные очки и машинально провел рукой по своим уже шесть лет ничего не видящим глазам.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.