МНОГО ЛЬ НАДО?

Пол одиннадцатого вечера, конец декабря. Мы, с соседом моим по коммунальной квартире Юркой стоим на полутемном углу Невского и Лиговки и маемся. Идти домой не хочется. Делать нечего. В воздухе витают легкие предновогодние снежинки, Невский к празднику разукрашен разноцветными огоньками- и сам проспект и витрины. Рядом, на углу Пушкинской улицы открыто кафе-мороженое, но нам мороженого не хочется. И приключений тоже. Ничего не хочется. Еще помаемся и пойдем спать.
Из дверей станции метро «Площадь Восстания» небольшими порциями вываливаются запоздалые пассажиры с покупками и спешат раствориться в наступающих сумерках. На Невском две неприкаянные старушки оглядывают редких прохожих и изредка обмениваются небогатыми впечатлениями. На фоне всеобщей промозглости и готовности отойти ко сну внимание привлекает молодая пара, которая останавливает встречных прохожих и что-то спрашивает. Прохожие пожимают плечами и парочка с видом только что получивших удручающую новость медленно приближаается. Вот уже пожали плечами стоявшие недалеко бабульки и несчастные подошли к нам.
Парень поднял потухшие глаза и без энтузиазма спросил:
– Заген зи битте, во ист хотель Ладога?
Мы с Юркой переглянулись и синхронно изобразили недоумение.
– Ты Юрка не знаешь?
– Отродясь не слышал, а ты?
– И я. Парень, мы не знаем!
Немец заволновался как-то обреченно, стал водить руками и лихорадочно забормотал:
– Во? во? Там, там… Хотель. Ладога!
– Да не знаем мы, парень, понял?- взялся объяснять Юрка – И никто не знает… Бабки с Невского и те не знают. Может он где у черта на куличках..
Немец не унимался и продолжал бубнить. Ему очень хотелось снять это отсыревшее пальто, скинуть тяжелые и влажные ботинки и рухнуть на кровать. А где она, эта недостижимая кровать? Да и подружка, наверное, думает- поехала неведомо куда с недотепой встречать Новый Год, заказанную гостиницу и ту найти не в силах… Народ кругом бестолковый… Бездомная сырая ночь на носу….
Полная безнадега заполнила до краев приезжих. В чужой стране, среди чужих людей и чужих домов, на чужом мокром асфальте…Ничего себе, новогоднее турне…
Поняв это я начал быстро соображать. Как оно там по ихнему?.. Вспоминалось только то, что я не любил немецкого еще в школе. На кой он мне был, этот дойч? Русские немцы говорили по-русски, немцы- одногрупники были тоже не плохо подкованы на язык и, хотя, говорили на синтетическом русско-немецком жаргоне «Кайне швайне не разберется..». всем было понятно на все сто. Мы и сами, слегка раскрашивая русский язык заморскими словами, почти так же говорили между собой.
Короче, слегка взопрев, я выдавил из себя:
-Мы не знаем. Вир вайсен нихт!
Эффект от моих скудных и сомнительных знаний иностранных языков превзошел все мыслимые ожидания!
Парочка просияла! Глаза заиграли веселым энтузиазмом заядлых туристов! ИХ ПОНИМАЮТ! Они среди людей, которые, оказывается, все понимают! Просто никто не знает. Вот ерунда-то! Сейчас подскочим к полисмену, который маячит рядом с Московским вокзалом и тряхнем его, пусть выкладывает…
– – Спаси-бо! Страстно произнес немец, тряся мою руку, дернул даму и они бодро полетели через площадь.
Поди ж ты, однако! И мизерные знания могут принести немалую пользу.
А человеку и надо-то совсем ничего. Чтобы поняли.
Счастливого вам праздника в Питере, пришельцы!

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

МНОГО ЛЬ НАДО?

Пол одиннадцатого вечера, конец декабря. Мы, с соседом моим по коммунальной квартире Юркой стоим на полутемном углу Невского и Лиговки и маемся. Идти домой не хочется. Делать нечего. В воздухе витают легкие предновогодние снежинки, Невский к празднику разукрашен разноцветными огоньками- и сам проспект и витрины. Рядом, на углу Пушкинской улицы открыто кафе-мороженое, но нам мороженого не хочется. И приключений тоже. Ничего не хочется. Еще помаемся и пойдем спать.
Из дверей станции метро «Площадь Восстания» небольшими порциями вываливаются запоздалые пассажиры с покупками и спешат раствориться в наступающих сумерках. На Невском две неприкаянные старушки оглядывают редких прохожих и изредка обмениваются небогатыми впечатлениями. На фоне всеобщей промозглости и готовности отойти ко сну внимание привлекает молодая пара, которая останавливает встречных прохожих и что-то спрашивает. Прохожие пожимают плечами и парочка с видом только что получивших удручающую новость медленно приближаается. Вот уже пожали плечами стоявшие недалеко бабульки и несчастные подошли к нам.
Парень поднял потухшие глаза и без энтузиазма спросил:
– Заген зи битте, во ист хотель Ладога?
Мы с Юркой переглянулись и синхронно изобразили недоумение.
– Ты Юрка не знаешь?
– Отродясь не слышал, а ты?
– И я. Парень, мы не знаем!
Немец заволновался как-то обреченно, стал водить руками и лихорадочно забормотал:
– Во? во? Там, там… Хотель. Ладога!
– Да не знаем мы, парень, понял?- взялся объяснять Юрка – И никто не знает… Бабки с Невского и те не знают. Может он где у черта на куличках..
Немец не унимался и продолжал бубнить. Ему очень хотелось снять это отсыревшее пальто, скинуть тяжелые и влажные ботинки и рухнуть на кровать. А где она, эта недостижимая кровать? Да и подружка, наверное, думает- поехала неведомо куда с недотепой встречать Новый Год, заказанную гостиницу и ту найти не в силах… Народ кругом бестолковый… Бездомная сырая ночь на носу….
Полная безнадега заполнила до краев приезжих. В чужой стране, среди чужих людей и чужих домов, на чужом мокром асфальте…Ничего себе, новогоднее турне…
Поняв это я начал быстро соображать. Как оно там по ихнему?.. Вспоминалось только то, что я не любил немецкого еще в школе. На кой он мне был, этот дойч? Русские немцы говорили по-русски, немцы- одногрупники были тоже не плохо подкованы на язык и, хотя, говорили на синтетическом русско-немецком жаргоне «Кайне швайне не разберется..». всем было понятно на все сто. Мы и сами, слегка раскрашивая русский язык заморскими словами, почти так же говорили между собой.
Короче, слегка взопрев, я выдавил из себя:
-Мы не знаем. Вир вайсен нихт!
Эффект от моих скудных и сомнительных знаний иностранных языков превзошел все мыслимые ожидания!
Парочка просияла! Глаза заиграли веселым энтузиазмом заядлых туристов! ИХ ПОНИМАЮТ! Они среди людей, которые, оказывается, все понимают! Просто никто не знает. Вот ерунда-то! Сейчас подскочим к полисмену, который маячит рядом с Московским вокзалом и тряхнем его, пусть выкладывает…
– – Спаси-бо! Страстно произнес немец, тряся мою руку, дернул даму и они бодро полетели через площадь.
Поди ж ты, однако! И мизерные знания могут принести немалую пользу.
А человеку и надо-то совсем ничего. Чтобы поняли.
Счастливого вам праздника в Питере, пришельцы!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.