НООСФЕРА (ВОЙНА МИРОВ)

НООСФЕРА (ВОЙНА МИРОВ)

Прошло время, когда человечество и ноосфера жили в гармонии друг с другом. Люди плодились и умирали, ноосфера исправно забирала и складировала в себе плазменные субстанции человеческих душ с заключённой в них энергией и информацией. Но развитое человечество начало возмущать спокойное существование ноосферы ядерными взрывами, космическими полётами, электронными излучениями.

Земля. Небо.
Между Землей и Небом – Война!
И где бы ты не был, Что б ты не делал
– Между Землей и Небом – Война!

– Смотрите туда! — крикнул командир.
Космонавты, все трое, в изумлении всмотрелись в пространство над облаками вокруг Земли. Там на пустом месте, из ничего, вдруг возник и засветился маленький красный шарик, который начал заметно увеличиваться в размерах.
— Идёт по орбите ниже нашей. — заметил командир.
— Но радар показывает, что он на неизменном расстоянии от нас, почему же он растёт? — спросил второй космонавт.

Светящийся шар, между тем, набрал уже приличный размер (радар показывал больше десяти метров в диаметре), и круто устремился вверх, выходя на траекторию выше орбиты корабля.
— Он словно живой! Смотрите, как колыхается внутри его плазменная масса! — вскричал Виктор, третий пилот. — Что это? Инопланетяне?
— Это? — задумчиво произнёс командир. — Нет, это чисто земное. Это ТРАНСПОРТ ДУШ УМЕРШИХ ЛЮДЕЙ.
— Что-что? — спросил Второй. — Ты нам не рассказывал.
Шар исчез из поля зрения космонавтов.

— Не рассказывал потому, что сам не верил, пока не увидел. На симпозиуме в Штатах ко мне подошёл учёный и спросил: «Не видели ли Вы в космосе растущие плазменные шары», «Нет» — честно ответил я, –
«а что это такое?»
И он мне рассказал: «Наши астронавты уже несколько раз замечали эти шары. Им удалось проследить, куда они взмывают. Самый верхний, ионизированный слой стратосферы является, оказывается, плазменной оболочкой Земли — ноосферой. Её сотворил Создатель для прибежища энергетических сгустков земных душ всех умерших людей. Сейчас этот шар достиг ноосферы и растворился в ней».

— Так он летал вокруг Земли, собирал души? — спросил Третий.
— Ну да. Ноосфера сначала выбрасывает на орбиту планеты небольшой сгусток энергии. Всё время на Земле умирают люди, много людей, их души взлетают вверх, но их энергии хватает только-только для преодоления атмосферы. Там их встречает ноосферный посланник, он притягивает отмучившихся странников, набирает от них энергию, начинает светиться и расти в размерах. Когда энергии становится достаточно для перехода на высокую орбиту, шар взмывает в плазму ноосферы. Он отдаёт ей и энергию, и информацию о том, чему научились эти души на Земле.
— Так что? Души существуют? — спросил второй пилот.
— Эх, Павел! Ты и безбожник, и неуч — губят тебя бабы! — не зло подтрунил командир. — Душу давно учёные сфотографировали и взвесили.
— Не слышал. А где она у человека сидит?
— В геометрическом центре головы есть такой клубочек — эпифиз, обычно душа дремлет там. Это ведь сгусток плазмы, весом меньше грамма.
— И какая же она на фото?
— Лицо, как у ребёнка, а вместо тела, рук и ног — четыре крылышка вниз и вбок.
— Ну ангелочек просто!
— Да мы и рождаемся все ангелочками.
И добавил с грустью:
— Пока!

Космонавты задумались.
— Наливай! — сказал Виктор. Имелось ввиду не вино, а кофе, который хранился в термосе с сифоном. Процедура поглощения этого напитка, после внедрения в космосе замечательного изобретения, стала у обитателей станции актом священнодействия.
Кофе космонавты пили теперь не высасывая из туб, а прихлёбывая из обычных кружек, только изготовленных из магнитного сплава. Кофейная жидкость также содержала в своём составе безвредные магнитные микроэлементы, поэтому напиток образовывал в кружке причудливый вогнутый мениск, притягиваясь к стенкам, и не выливался наружу.
Эх, ничего нет лучше в космосе исполнения обычных земных привычек!

— Так вот, — продолжил Алексей, затянувшись глотком кофе, — этот учёный дал мне доклад, который в последний момент сняли с конференции. Американы прощупали ноосферу. Существует постоянный информационный обмен между ноосферой и душами людей через биологические поля.
— Ну это я знаю, у человека есть аура, — заметил Павел.
— Да, у ауры семь слоёв, четыре внешних отвечают за связь с общим информационным полем.
— Значит, ноосфера влияет, таким образом, на наши мысли, а мы на неё?
— Да, но у человека всего один ум, а в сознании ноосферы опыт всех ранее живущих людей. Понимаете! Насколько умнее одного любого человека психическая энергия миллиардов сущностей!
— Так она давит на нас глобальной информацией! — отозвался Виктор.
— Если б только это! — воскликнул Алексей. — С одной стороны она передаёт людям от Творца новые знания, чтобы обогреть и прокормить нас. Но это как откорм хрюшек в свинарнике. Чтоб потом их съесть. Чем больше умирает людей, тем больше питается мозг ноосферы.
— Фью-ть! — присвистнул Виктор. — Значит, плевала она на продолжительность нашей жизни.
— Ого! А для нас то это главное! — взволновался Павел.
— Но не для ноосферы и не для Создателя, потому что души вечные, и потеря жизни — всего лишь потеря бренной телесной оболочки.
— Да уж! Конфликтик! — выразился Виктор.

Алексей отхлебнул кофе.
— Чем дальше — тем больше. Ядерные бомбы взрываем, ракеты запускаем, пронизываем Космос мощными излучениями, короче, угрожаем ноосфере, такого ведь раньше не было, естественно, она хочет защититься. И устраивает нам землетрясения, наводнения, климатические броски, войны, болезни, терроризм.
— Но как же она создаёт природные катаклизмы, даже Господь не имеет другого инструмента, кроме рук человеческих?
— Имеет! У Земли внутри тоже плазма, вот её и мутит ноосфера.
— Да, уж! — сокрушённо заметил Виктор. — Она ещё что-нибудь придумает, чтобы достать нас.
— Уже придумала! Интернет! Это её ребёнок. Так незаметно глобально воздействует сразу на всех нас в нужном направлении. Нужном ей!
— Вот тебе и прогресс! — чуть не захлебнулся Виктор нервно отпитым глотком кофе.

— Слушай, Алексей! — сказал Павел. — Я тут медитировал по преподанной нам инструктором методике, хотел установить связь с Высшим Разумом, спросить его…
— О чём?
— Ну как мне быть с Мариной и Ольгой?
— Так и знал! Опять о бабах! Даже к Господу.
— Да для меня это главное! Любовь. Что ты язвишь? Для всех это главное, только скрывают.
— Это тебя ноосфера подначивает. К рождению новых душ для её пропитания, — ехидно встрял Виктор.
— Это у тебя двое сопляков! У меня пока нет детей.
— Законных!
— Ладно! — захохотал Алексей. — Кончайте базар. Так что ответил Господь?
— В том то и дело, не смог я до него достучаться. Напрягусь, чувствую — вот он Разум! Радужное сияние в затылке и, вдруг, всё меркнет! А потом ещё… Как будто кто внушает: «не беспокой Господа, не до тебя ему сейчас».
— Да ну! Знаешь, в докладе об этом есть. Это Ноосфера внушает. Раньше, когда она была реденькой, люди быстрей доходили мыслью до Бога — вон сколько святых на Руси было! А теперь это скопище миллиардов душ как экран между людьми и Творцом.
— Да что она, сильнее Бога? — возмутился Павел.
— Да нет! Всевышний, если надо, всегда пробьёт к нам путь. Ноосфера людям мешает связаться с ним. Американы рассказали, что, когда по дороге к Луне, пролетели сквозь плазму, то ощутили невероятную чистоту сознания. Мы то ниже летаем.

— Вот так она нас мутит! Всё ясно, — подвел итог Виктор, — доклад потому и не пустили на публикацию, чтобы не пугать всех новым ужастиком, пока умы не найдут способы противодействия.
— А ты думаешь, найдут?
— Найдут! Только не противодействие, а Гармонию совместного проживания, и между собой, и всеми разумными сущностями.

Тут вдруг все космонавты разом вздрогнули.
— Что ты? — спросил Алексей, глядя на Павла.
— Что — что?
— Тряхнулся!
— Ты тоже!
— Какой-то звук в голове раздался. Торжественный.
— И у меня. Как увертюра к Пятой симфонии Бетховена. — подтвердил Виктор.

Космонавты замолчали.
— ОНА нас слушала… — тихо сказал, наконец, Павел.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

НООСФЕРА (ВОЙНА МИРОВ)

НООСФЕРА (ВОЙНА МИРОВ)

Прошло время, когда человечество и ноосфера жили в гармонии друг с другом. Люди плодились и умирали, ноосфера исправно забирала и складировала в себе плазменные субстанции человеческих душ с заключённой в них энергией и информацией. Но развитое человечество начало возмущать спокойное существование ноосферы ядерными взрывами, космическими полётами, электронными излучениями.

Земля. Небо.
Между Землей и Небом – Война!
И где бы ты не был, Что б ты не делал
– Между Землей и Небом – Война!

– Смотрите туда! — крикнул командир.
Космонавты, все трое, в изумлении всмотрелись в пространство над облаками вокруг Земли. Там на пустом месте, из ничего, вдруг возник и засветился маленький красный шарик, который начал заметно увеличиваться в размерах.
— Идёт по орбите ниже нашей. — заметил командир.
— Но радар показывает, что он на неизменном расстоянии от нас, почему же он растёт? — спросил второй космонавт.

Светящийся шар, между тем, набрал уже приличный размер (радар показывал больше десяти метров в диаметре), и круто устремился вверх, выходя на траекторию выше орбиты корабля.
— Он словно живой! Смотрите, как колыхается внутри его плазменная масса! — вскричал Виктор, третий пилот. — Что это? Инопланетяне?
— Это? — задумчиво произнёс командир. — Нет, это чисто земное. Это ТРАНСПОРТ ДУШ УМЕРШИХ ЛЮДЕЙ.
— Что-что? — спросил Второй. — Ты нам не рассказывал.
Шар исчез из поля зрения космонавтов.

— Не рассказывал потому, что сам не верил, пока не увидел. На симпозиуме в Штатах ко мне подошёл учёный и спросил: «Не видели ли Вы в космосе растущие плазменные шары», «Нет» — честно ответил я, – «а что это такое?»
И он мне рассказал: «Наши астронавты уже несколько раз замечали эти шары. Им удалось проследить, куда они взмывают. Самый верхний, ионизированный слой стратосферы является, оказывается, плазменной оболочкой Земли — ноосферой. Её сотворил Создатель для прибежища энергетических сгустков земных душ всех умерших людей. Сейчас этот шар достиг ноосферы и растворился в ней».

— Так он летал вокруг Земли, собирал души? — спросил Третий.
— Ну да. Ноосфера сначала выбрасывает на орбиту планеты небольшой сгусток энергии. Всё время на Земле умирают люди, много людей, их души взлетают вверх, но их энергии хватает только-только для преодоления атмосферы. Там их встречает ноосферный посланник, он притягивает отмучившихся странников, набирает от них энергию, начинает светиться и расти в размерах. Когда энергии становится достаточно для перехода на высокую орбиту, шар взмывает в плазму ноосферы. Он отдаёт ей и энергию, и информацию о том, чему научились эти души на Земле.
— Так что? Души существуют? — спросил второй пилот.
— Эх, Павел! Ты и безбожник, и неуч — губят тебя бабы! — не зло подтрунил командир. — Душу давно учёные сфотографировали и взвесили.
— Не слышал. А где она у человека сидит?
— В геометрическом центре головы есть такой клубочек — эпифиз, обычно душа дремлет там. Это ведь сгусток плазмы, весом меньше грамма.
— И какая же она на фото?
— Лицо, как у ребёнка, а вместо тела, рук и ног — четыре крылышка вниз и вбок.
— Ну ангелочек просто!
— Да мы и рождаемся все ангелочками.
И добавил с грустью:
— Пока!

Космонавты задумались.
— Наливай! — сказал Виктор. Имелось ввиду не вино, а кофе, который хранился в термосе с сифоном. Процедура поглощения этого напитка, после внедрения в космосе замечательного изобретения, стала у обитателей станции актом священнодействия.
Кофе космонавты пили теперь не высасывая из туб, а прихлёбывая из обычных кружек, только изготовленных из магнитного сплава. Кофейная жидкость также содержала в своём составе безвредные магнитные микроэлементы, поэтому напиток образовывал в кружке причудливый вогнутый мениск, притягиваясь к стенкам, и не выливался наружу.
Эх, ничего нет лучше в космосе исполнения обычных земных привычек!

— Так вот, — продолжил Алексей, затянувшись глотком кофе, — этот учёный дал мне доклад, который в последний момент сняли с конференции. Американы прощупали ноосферу. Существует постоянный информационный обмен между ноосферой и душами людей через биологические поля.
— Ну это я знаю, у человека есть аура, — заметил Павел.
— Да, у ауры семь слоёв, четыре внешних отвечают за связь с общим информационным полем.
— Значит, ноосфера влияет, таким образом, на наши мысли, а мы на неё?
— Да, но у человека всего один ум, а в сознании ноосферы опыт всех ранее живущих людей. Понимаете! Насколько умнее одного любого человека психическая энергия миллиардов сущностей!
— Так она давит на нас глобальной информацией! — отозвался Виктор.
— Если б только это! — воскликнул Алексей. — С одной стороны она передаёт людям от Творца новые знания, чтобы обогреть и прокормить нас. Но это как откорм хрюшек в свинарнике. Чтоб потом их съесть. Чем больше умирает людей, тем больше питается мозг ноосферы.
— Фью-ть! — присвистнул Виктор. — Значит, плевала она на продолжительность нашей жизни.
— Ого! А для нас то это главное! — взволновался Павел.
— Но не для ноосферы и не для Создателя, потому что души вечные, и потеря жизни — всего лишь потеря бренной телесной оболочки.
— Да уж! Конфликтик! — выразился Виктор.

Алексей отхлебнул кофе.
— Чем дальше — тем больше. Ядерные бомбы взрываем, ракеты запускаем, пронизываем Космос мощными излучениями, короче, угрожаем ноосфере, такого ведь раньше не было, естественно, она хочет защититься. И устраивает нам землетрясения, наводнения, климатические броски, войны, болезни, терроризм.
— Но как же она создаёт природные катаклизмы, даже Господь не имеет другого инструмента, кроме рук человеческих?
— Имеет! У Земли внутри тоже плазма, вот её и мутит ноосфера.
— Да, уж! — сокрушённо заметил Виктор. — Она ещё что-нибудь придумает, чтобы достать нас.
— Уже придумала! Интернет! Это её ребёнок. Так незаметно глобально воздействует сразу на всех нас в нужном направлении. Нужном ей!
— Вот тебе и прогресс! — чуть не захлебнулся Виктор нервно отпитым глотком кофе.

— Слушай, Алексей! — сказал Павел. — Я тут медитировал по преподанной нам инструктором методике, хотел установить связь с Высшим Разумом, спросить его…
— О чём?
— Ну как мне быть с Мариной и Ольгой?
— Так и знал! Опять о бабах! Даже к Господу.
— Да для меня это главное! Любовь. Что ты язвишь? Для всех это главное, только скрывают.
— Это тебя ноосфера подначивает. К рождению новых душ для её пропитания, — ехидно встрял Виктор.
— Это у тебя двое сопляков! У меня пока нет детей.
— Законных!
— Ладно! — захохотал Алексей. — Кончайте базар. Так что ответил Господь?
— В том то и дело, не смог я до него достучаться. Напрягусь, чувствую — вот он Разум! Радужное сияние в затылке и, вдруг, всё меркнет! А потом ещё… Как будто кто внушает: «не беспокой Господа, не до тебя ему сейчас».
— Да ну! Знаешь, в докладе об этом есть. Это Ноосфера внушает. Раньше, когда она была реденькой, люди быстрей доходили мыслью до Бога — вон сколько святых на Руси было! А теперь это скопище миллиардов душ как экран между людьми и Творцом.
— Да что она, сильнее Бога? — возмутился Павел.
— Да нет! Всевышний, если надо, всегда пробьёт к нам путь. Ноосфера людям мешает связаться с ним. Американы рассказали, что, когда по дороге к Луне, пролетели сквозь плазму, то ощутили невероятную чистоту сознания. Мы то ниже летаем.

— Вот так она нас мутит! Всё ясно, — подвел итог Виктор, — доклад потому и не пустили на публикацию, чтобы не пугать всех новым ужастиком, пока умы не найдут способы противодействия.
— А ты думаешь, найдут?
— Найдут! Только не противодействие, а Гармонию совместного проживания, и между собой, и всеми разумными сущностями.

Тут вдруг все космонавты разом вздрогнули.
— Что ты? — спросил Алексей, глядя на Павла.
— Что — что?
— Тряхнулся!
— Ты тоже!
— Какой-то звук в голове раздался. Торжественный.
— И у меня. Как увертюра к Пятой симфонии Бетховена. — подтвердил Виктор.

Космонавты замолчали.
— ОНА нас слушала… — тихо сказал, наконец, Павел.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.