Оценка

Оценка.

Митька Дверкин,- ученик десятого класса всерьез, как ему показалось, влюбился в свою новую соседку по парте Светку, к которой его подсадили в целях уменьшения бесконечных, головастых двоек. Сперва, он был немного расстроен, так как ему пришлось расстаться с Аленкой, старой соседкой по парте, веселой, маленькой девчушкой, такой же неисправимой двоечницей, как и он. Но мало-помалу, незаметно для себя, Дверкин начал осознавать свою тягу к белокурой Светке и даже пытался подружиться, но, увы, все его иллюзии рушились как карточный домик. Светка, оказалась именно из того разряда людей, которые всегда и во всем первые, и от окружающих требуют того же.
Ее одежда была безупречна, впрочем, также как и лицо, и фигура, и все то, что окружало ее. Только Митька Дверкин, с комичной фамилией, никак не вписывался в эту атмосферу порядка и прилежания. Иногда, она свысока посматривала на него своими голубыми, холодными глазами, ничуть не скрывая пренебрежения. И сразу отворачивалась, выразительно откидывая пышные волосы, не желая даже смотреть в его сторону.
Обиженный таким обстоятельством, Митька Дверкин решил измениться. Он начал новую жизнь, выбрав для этого первый попавшийся понедельник. Вставая в шесть утра, Дверкин умывался, чистил зубы, о чем раньше частенько забывал. Гладил рубашку и брюки, до блеска начищал ботинки, и к восьми утра был, что называется при всем параде. Он назубок учил, все, что задавали на дом, иногда, даже не понимая смысл заданного урока. Но зубрежка часто срабатывала на отлично. Митька Дверкин стремительно пополз вверх в глазах класса и Светки, которая теперь обменивалась с ним многозначительными взглядами, а в хорошем настроении и вовсе помогала решать задачки по алгебре и геометрии, которые Дверкин сильно запустил и никак не мог наверстать.
Примерно с пятого класса Дверкин окончательно перестал выполнять домашнее задание, машинально, списывая его, у кого попало, лишь бы натянуть на захудалую тройку. В итоге, в точных науках образовалась огромная пропасть, которую он не в силах был перепрыгнуть. Пока Дверкин сидел рядом с отличницей Светкой, ему казалось, что все просто, надо только потренироваться, и все получится. Как только Светка покидала его, Дверкин тонул в дебрях математики.
По истечении трех месяцев, Новоиспеченный отличник Дима Дверкин имел лишь одну тройку по алгебре, натянутую с помощью Светки, остальные были пятерки. Он был совершенно уверен, что если он преодолеет этот барьер, то Светка полюбит его, несомненно, полюбит.
Наступил конец четверти. Приближалась контрольная работа. Строгая учительница, улыбаясь, с загадочным видом, объявила ребятам, что даст очень сложную контрольную работу по всему пройденному материалу, и оценка за нее и послужит оценкой за полугодие. Дверкин был в ужасе, с момента начала новой жизни прошло лишь три месяца, а задания в контрольной работе будут за изученный полугодовой материал. Он кинулся к Светке, но та язвительно покачала головой, мол, выкручивайся, как знаешь, а я посмотрю.
Неделю Дверкин листал учебник, пытаясь понять, что означают странные закорючки и многочисленные формулы. В голове Дверкина все смешалось, новый материал таинственным образом переплелся со старым, образуя сказочную мешанину.
Так и пришел Митя Дверкин на контрольную работу по алгебре, с трясущимися руками и помутневшей головой. Страх взял свое, и теперь, он совсем ничего не помнил!
Ольга Николаевна попросила ребят рассесться по одному за парту. Митька Дверкин остался наедине со своей контрольной работой, которая, состояла из десяти заданий. Ольга Николаевна, не спеша, курсировала между рядами, заглядывая в листочки учеников. В классе стоял легкий гул, сопровождаемый щелканьем калькуляторов и скрипом шариковых авторучек. Дверкин молча сидел, обхватив голову руками, вглядываясь в лист с заданиями, точно в китайский кроссворд. Дверкин периодически поглядывал на огромные часы, висевшие на стене, замечая, как быстро летит время, а он с трудом решил только два задания, глубоко сомневаясь в их правильности. До конца урока оставалось чуть меньше пяти минут. Дверкин с горьким отчаяньем, впопыхах, стал заполнять пустые места под заданиями, ничего не значащими формулами, лишь бы сделать вид, что он чего-то решал.
Когда прозвенел звонок, Ольга Николаевна не стала собирать работы. Она села за стол и попросила тишины. Когда, наконец, все замолчали, Ольга Николаевна встала перед классом и выдвинула предложение.
-Ребята, я очень устала и вы, наверное, хотите поскорее узнать свои оценки за работу.
Я продиктую правильные ответы, а вы сами поставите себе оценки. Так будет честно и справедливо.
Класс издал радостные крики, предложение было одобрено, и снова наступила тишина.
Ольга Николаевна медленно начала диктовать правильные ответы, четко проговаривая каждое слово. Дверкин беспомощно рыскал глазами по листку в поисках хотя бы одного из них. Все потеряно, не видать ему даже захудалой тройки, а вместе с ней и Светки. Он уныло сидел за партой и с ужасом ждал, когда Ольга Николаевна назовет его фамилию и спросит оценку, которую он себе поставил. Дверкин посмотрел на Светку, сидящую на соседнем ряду. Она удовлетворенно улыбалась, что-то шепча на ухо подошедшей к ней девочке.
Дверкин нервно вздрогнул, при упоминании учительницей своей фамилии и вместо того чтобы произнести два, его рот сказал лживое кроткое, совсем тихое, пять. Класс шумно загудел, а некоторые ребята даже захлопали. Дверкин низко опустил голову, как будто ища что-то под партой, на самом деле ему было стыдно. Он исподлобья посматривал на Светку, которая не без гордости улыбалась, чувствуя в успехе подопечного свою заслугу, и эта улыбка предназначалась ему, Дверкину, и все это видели.
После того, как Ольга Николаевна назвала последнюю фамилию в списке, она с нескрываемым сарказмом, попросила сдать контрольные работы ей лично в руки. Этого Дверкин не ожидал. Внутри его все похолодело, снаружи зажгло пламенным огнем, ярко окрашивая щеки пунцовой краской. Он слишком поздно понял, что это была игра, игра для бесстыжих врунов, вроде него. Как же он теперь будет жить с этим позором, что подумает о нем та, ради которой он пошел на преступление, не только против себя, но и против всего класса. Он, трясущимися руками, отдал листок в руки учительницы. Дверкин хотел признаться в ошибке, потихоньку, так чтобы никто не слышал, и даже поднялся из-за парты, открывая рот, как вдруг почувствовал на своих плечах Светкины, чем-то очень приятно пахнущие руки. Его рот боязливо захлопнулся, опасаясь Светкиного гнева. Тем временем, листок медленно уплывал в руках учительницы по направлению к столу. Он оказался в самом низу толстой пачки, оттягивая критический момент и заставляя нервничать его все больше и больше. Дверкин надеялся, что может быть, еще кто-нибудь из учеников поступил подобным образом, но к его огромному разочарованию, таких не оказалось. Ребята получали честные тройки и были весьма довольны. Все сходилось, и Ольга Николаевна радостно похвалила класс за честность.
-Я рада, что все вы растете такими честными людьми, и не сомневаюсь, что в последнем листке, тоже все в порядке.
Она взяла в руки последний листок, одновременно поправляя очки, свалившиеся с носа.
-Что случилось Митя,- Ольга Николаевна отвела глаза от листочка с контрольной работой, с удивлением смотря на поникнувшего Дверкина.
-Ты ничего не решил, ты так хорошо занимался последние полгода. В чем дело?
Ее вопрос оглушительным звоном разнесся по классу. Учащиеся замолчали, поворачивая свои головы в сторону сгоравшего от стыда Дверкина.
Дверкин совсем согнулся, ощущая на себе многочисленные взгляды одноклассников
Кто-то смотрел с жалостью, кто-то с презрением. Ольга Николаевна покачала головой и поставила в журнал жирную двойку. То ли от безвыходности, то ли от страха, боясь, пошевелится, он отчаянно ковырял дырку в парте шариковой ручкой, кем-то до него уже начатую.
Светка с презрением встала и вышла из класса, как будто никогда и ничего общего не имела с этим Дверкиным, многозначительно хлопнув дверью. Тоже следом за ней сделали и другие ученики. Последней вышла учительница, сердито качая головой, направляясь, по-видимому, к директору. Дверкин остался один, ему хотелось плакать. Он судорожно сжимал скулы, пытаясь сдерживать слезы. В горле застрял ком, который бессовестно выдавливал мокроту наружу. Крупные, как горошины, капли, не смотря на все старания Дверкина, стучали по столешнице парты. Дверкин закрыл глаза, но слезы все равно просачивались сквозь закрытые веки. Это урок Дверкин будет помнить всю жизнь!
-Хорошо, что все ушли,- поймал себя на мысли Дверкин.
Он всегда считал, что мужчинам не положено плакать, теперь он усвоил, что им не положено врать. Вдруг, Дверкин услышал позади себя странный шорох, а затем, чьи-то приближающиеся, легкие шаги. Кто-то подошел и взял его за руку. Дверкин почувствовал необыкновенное тепло, исходившее от руки, и ему снова захотелось плакать. Он открыл глаза и увидел Аленку,- это была крепкая и надежная рука друга.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Оценка

Оценка.

Митька Дверкин,- ученик десятого класса всерьез, как ему показалось, влюбился в свою новую соседку по парте Светку, к которой его подсадили в целях уменьшения бесконечных, головастых двоек. Сперва, он был немного расстроен, так как ему пришлось расстаться с Аленкой, старой соседкой по парте, веселой, маленькой девчушкой, такой же неисправимой двоечницей, как и он. Но мало-помалу, незаметно для себя, Дверкин начал осознавать свою тягу к белокурой Светке и даже пытался подружиться, но, увы, все его иллюзии рушились как карточный домик. Светка, оказалась именно из того разряда людей, которые всегда и во всем первые, и от окружающих требуют того же.
Ее одежда была безупречна, впрочем, также как и лицо, и фигура, и все то, что окружало ее. Только Митька Дверкин, с комичной фамилией, никак не вписывался в эту атмосферу порядка и прилежания. Иногда, она свысока посматривала на него своими голубыми, холодными глазами, ничуть не скрывая пренебрежения. И сразу отворачивалась, выразительно откидывая пышные волосы, не желая даже смотреть в его сторону.
Обиженный таким обстоятельством, Митька Дверкин решил измениться. Он начал новую жизнь, выбрав для этого первый попавшийся понедельник. Вставая в шесть утра, Дверкин умывался, чистил зубы, о чем раньше частенько забывал. Гладил рубашку и брюки, до блеска начищал ботинки, и к восьми утра был, что называется при всем параде. Он назубок учил, все, что задавали на дом, иногда, даже не понимая смысл заданного урока. Но зубрежка часто срабатывала на отлично. Митька Дверкин стремительно пополз вверх в глазах класса и Светки, которая теперь обменивалась с ним многозначительными взглядами, а в хорошем настроении и вовсе помогала решать задачки по алгебре и геометрии, которые Дверкин сильно запустил и никак не мог наверстать.
Примерно с пятого класса Дверкин окончательно перестал выполнять домашнее задание, машинально, списывая его, у кого попало, лишь бы натянуть на захудалую тройку. В итоге, в точных науках образовалась огромная пропасть, которую он не в силах был перепрыгнуть. Пока Дверкин сидел рядом с отличницей Светкой, ему казалось, что все просто, надо только потренироваться, и все получится. Как только Светка покидала его, Дверкин тонул в дебрях математики.
По истечении трех месяцев, Новоиспеченный отличник Дима Дверкин имел лишь одну тройку по алгебре, натянутую с помощью Светки, остальные были пятерки. Он был совершенно уверен, что если он преодолеет этот барьер, то Светка полюбит его, несомненно, полюбит.
Наступил конец четверти. Приближалась контрольная работа. Строгая учительница, улыбаясь, с загадочным видом, объявила ребятам, что даст очень сложную контрольную работу по всему пройденному материалу, и оценка за нее и послужит оценкой за полугодие. Дверкин был в ужасе, с момента начала новой жизни прошло лишь три месяца, а задания в контрольной работе будут за изученный полугодовой материал. Он кинулся к Светке, но та язвительно покачала головой, мол, выкручивайся, как знаешь, а я посмотрю.
Неделю Дверкин листал учебник, пытаясь понять, что означают странные закорючки и многочисленные формулы. В голове Дверкина все смешалось, новый материал таинственным образом переплелся со старым, образуя сказочную мешанину.
Так и пришел Митя Дверкин на контрольную работу по алгебре, с трясущимися руками и помутневшей головой. Страх взял свое, и теперь, он совсем ничего не помнил!
Ольга Николаевна попросила ребят рассесться по одному за парту. Митька Дверкин остался наедине со своей контрольной работой, которая, состояла из десяти заданий. Ольга Николаевна, не спеша, курсировала между рядами, заглядывая в листочки учеников. В классе стоял легкий гул, сопровождаемый щелканьем калькуляторов и скрипом шариковых авторучек. Дверкин молча сидел, обхватив голову руками, вглядываясь в лист с заданиями, точно в китайский кроссворд. Дверкин периодически поглядывал на огромные часы, висевшие на стене, замечая, как быстро летит время, а он с трудом решил только два задания, глубоко сомневаясь в их правильности. До конца урока оставалось чуть меньше пяти минут. Дверкин с горьким отчаяньем, впопыхах, стал заполнять пустые места под заданиями, ничего не значащими формулами, лишь бы сделать вид, что он чего-то решал.
Когда прозвенел звонок, Ольга Николаевна не стала собирать работы. Она села за стол и попросила тишины. Когда, наконец, все замолчали, Ольга Николаевна встала перед классом и выдвинула предложение.
-Ребята, я очень устала и вы, наверное, хотите поскорее узнать свои оценки за работу.
Я продиктую правильные ответы, а вы сами поставите себе оценки. Так будет честно и справедливо.
Класс издал радостные крики, предложение было одобрено, и снова наступила тишина.
Ольга Николаевна медленно начала диктовать правильные ответы, четко проговаривая каждое слово. Дверкин беспомощно рыскал глазами по листку в поисках хотя бы одного из них. Все потеряно, не видать ему даже захудалой тройки, а вместе с ней и Светки. Он уныло сидел за партой и с ужасом ждал, когда Ольга Николаевна назовет его фамилию и спросит оценку, которую он себе поставил. Дверкин посмотрел на Светку, сидящую на соседнем ряду. Она удовлетворенно улыбалась, что-то шепча на ухо подошедшей к ней девочке.
Дверкин нервно вздрогнул, при упоминании учительницей своей фамилии и вместо того чтобы произнести два, его рот сказал лживое кроткое, совсем тихое, пять. Класс шумно загудел, а некоторые ребята даже захлопали. Дверкин низко опустил голову, как будто ища что-то под партой, на самом деле ему было стыдно. Он исподлобья посматривал на Светку, которая не без гордости улыбалась, чувствуя в успехе подопечного свою заслугу, и эта улыбка предназначалась ему, Дверкину, и все это видели.
После того, как Ольга Николаевна назвала последнюю фамилию в списке, она с нескрываемым сарказмом, попросила сдать контрольные работы ей лично в руки. Этого Дверкин не ожидал. Внутри его все похолодело, снаружи зажгло пламенным огнем, ярко окрашивая щеки пунцовой краской. Он слишком поздно понял, что это была игра, игра для бесстыжих врунов, вроде него. Как же он теперь будет жить с этим позором, что подумает о нем та, ради которой он пошел на преступление, не только против себя, но и против всего класса. Он, трясущимися руками, отдал листок в руки учительницы. Дверкин хотел признаться в ошибке, потихоньку, так чтобы никто не слышал, и даже поднялся из-за парты, открывая рот, как вдруг почувствовал на своих плечах Светкины, чем-то очень приятно пахнущие руки. Его рот боязливо захлопнулся, опасаясь Светкиного гнева. Тем временем, листок медленно уплывал в руках учительницы по направлению к столу. Он оказался в самом низу толстой пачки, оттягивая критический момент и заставляя нервничать его все больше и больше. Дверкин надеялся, что может быть, еще кто-нибудь из учеников поступил подобным образом, но к его огромному разочарованию, таких не оказалось. Ребята получали честные тройки и были весьма довольны. Все сходилось, и Ольга Николаевна радостно похвалила класс за честность.
-Я рада, что все вы растете такими честными людьми, и не сомневаюсь, что в последнем листке, тоже все в порядке.
Она взяла в руки последний листок, одновременно поправляя очки, свалившиеся с носа.
-Что случилось Митя,- Ольга Николаевна отвела глаза от листочка с контрольной работой, с удивлением смотря на поникнувшего Дверкина.
-Ты ничего не решил, ты так хорошо занимался последние полгода. В чем дело?
Ее вопрос оглушительным звоном разнесся по классу. Учащиеся замолчали, поворачивая свои головы в сторону сгоравшего от стыда Дверкина.
Дверкин совсем согнулся, ощущая на себе многочисленные взгляды одноклассников
Кто-то смотрел с жалостью, кто-то с презрением. Ольга Николаевна покачала головой и поставила в журнал жирную двойку. То ли от безвыходности, то ли от страха, боясь, пошевелится, он отчаянно ковырял дырку в парте шариковой ручкой, кем-то до него уже начатую.
Светка с презрением встала и вышла из класса, как будто никогда и ничего общего не имела с этим Дверкиным, многозначительно хлопнув дверью. Тоже следом за ней сделали и другие ученики. Последней вышла учительница, сердито качая головой, направляясь, по-видимому, к директору. Дверкин остался один, ему хотелось плакать. Он судорожно сжимал скулы, пытаясь сдерживать слезы. В горле застрял ком, который бессовестно выдавливал мокроту наружу. Крупные, как горошины, капли, не смотря на все старания Дверкина, стучали по столешнице парты. Дверкин закрыл глаза, но слезы все равно просачивались сквозь закрытые веки. Это урок Дверкин будет помнить всю жизнь!
-Хорошо, что все ушли,- поймал себя на мысли Дверкин.
Он всегда считал, что мужчинам не положено плакать, теперь он усвоил, что им не положено врать. Вдруг, Дверкин услышал позади себя странный шорох, а затем, чьи-то приближающиеся, легкие шаги. Кто-то подошел и взял его за руку. Дверкин почувствовал необыкновенное тепло, исходившее от руки, и ему снова захотелось плакать. Он открыл глаза и увидел Аленку,- это была крепкая и надежная рука друга.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.