Московское утро

Мы все подстилкой для надгробий
Однажды станем, но пока
Глазами сизыми с-подлобий
На мир взираем свысока.
Идеи правильны, но редки,
Хотя могли бы течь рекой –
Вот почему не могут предки
Обресть желаемый покой.
Отдельно взятые за что-то
(За что – не будем уточнять),
Глядят они тоскливо с фото.
Тоску же их легко понять:
Угасло пламя революций,
Но жизнь по-прежнему борьба,
И фейерверками поллюций
Встречает утро голытьба.
Сама с собой устав бороться,
Самой себе сдаётся в плен,
И представители народца
Рукой терзают главный член.
Так, без преамбул и прелюдий,
(К чему нам эта дребедень?)
Под залпы кожаных орудий
Москва ступает в новый день
И начинает шевелиться –
Бредут прохожие вперёд.
Почти на всех надеты лица,
Но лиц никто не разберёт.
Под стать героям home porno
Они стыдливы и скромны,
Но рады вкалывать упорно
На процветание страны.
И, направляясь демагогом
Туда, где выложен мираж,
Ван Гог на пару с Ван Магогом
Рисуют утренний пейзаж.
А солнце начало дразниться,
И это здорово, а то
Понять, где мытарь, где – блудница
К утру не мог уже никто.
И железой чиновной длинной
Затеяв сперматогенез,
Пронзает небо над Неглинной
Огромный фаллос МНС.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Московское утро

Мы все подстилкой для надгробий
Однажды станем, но пока
Глазами сизыми с-подлобий
На мир взираем свысока.
Идеи правильны, но редки,
Хотя могли бы течь рекой –
Вот почему не могут предки
Обресть желаемый покой.
Отдельно взятые за что-то
(За что – не будем уточнять),
Глядят они тоскливо с фото.
Тоску же их легко понять:
Угасло пламя революций,
Но жизнь по-прежнему борьба,
И фейерверками поллюций
Встречает утро голытьба.
Сама с собой устав бороться,
Самой себе сдаётся в плен,
И представители народца
Рукой терзают главный член.
Так, без преамбул и прелюдий,
(К чему нам эта дребедень?)
Под залпы кожаных орудий
Москва ступает в новый день
И начинает шевелиться –
Бредут прохожие вперёд.
Почти на всех надеты лица,
Но лиц никто не разберёт.
Под стать героям home porno
Они стыдливы и скромны,
Но рады вкалывать упорно
На процветание страны.
И, направляясь демагогом
Туда, где выложен мираж,
Ван Гог на пару с Ван Магогом
Рисуют утренний пейзаж.
А солнце начало дразниться,
И это здорово, а то
Понять, где мытарь, где – блудница
К утру не мог уже никто.
И железой чиновной длинной
Затеяв сперматогенез,
Пронзает небо над Неглинной
Огромный фаллос МНС.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Московское утро

Мы все подстилкой для надгробий
Однажды станем, но пока
Глазами сизыми с-подлобий
На мир взираем свысока.
Идеи правильны, но редки,
Хотя могли бы течь рекой –
Вот почему не могут предки
Обресть желаемый покой.
Отдельно взятые за что-то
(За что – не будем уточнять),
Глядят они тоскливо с фото.
Тоску же их легко понять:
Угасло пламя революций,
Но жизнь по-прежнему борьба,
И фейерверками поллюций
Встречает утро голытьба.
Сама с собой устав бороться,
Самой себе сдаётся в плен,
И представители народца
Рукой терзают главный член.
Так, без преамбул и прелюдий,
(К чему нам эта дребедень?)
Под залпы кожаных орудий
Москва ступает в новый день
И начинает шевелиться –
Бредут прохожие вперёд.
Почти на всех надеты лица,
Но лиц никто не разберёт.
Под стать героям home porno
Они стыдливы и скромны,
Но рады вкалывать упорно
На процветание страны.
И, направляясь демагогом
Туда, где выложен мираж,
Ван Гог на пару с Ван Магогом
Рисуют утренний пейзаж.
А солнце начало дразниться,
И это здорово, а то
Понять, где мытарь, где – блудница
К утру не мог уже никто.
И железой чиновной длинной
Затеяв сперматогенез,
Пронзает небо над Неглинной
Огромный фаллос МНС.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.