Дыханье Бога

Рассвет наполнен гаммой множества оттенков.
Он рассекает тьму и изменяет форму неба,
Он дергает за нити, даруя крохи хлеба.
Энергия Земли в одном энергетическом потоке.
Ну, как? Сейчас ты думаешь о Боге?

Сорвавшись с ветки, птица гордая взлетела к небесам,
Взлетела просто так, навстречу чудесам,
Вдыхая свежий воздух и стремясь, все выше,
Бросая беглый взгляд на крошечные крыши
Ну, как? Сейчас ты Бога слышишь?

Воруя звезды с неба, срывая целые созвездия,
Ты прикоснешься краешком щеки к вселенной бесконечности.
И медленно глаза закроешь, забывая о бесконечности,-
Стук сердца, дрожь, осенний дождь по крышам…
Да, вот оно, сейчас ты его слышишь!
Чеботарёва Ольга, однокурсница, подруга и просто классная девчонка

В криогенной камере время летит незаметно, в принципе, как и в простом сне. С той лишь разницей, что мозг не спит – ты продолжаешь думать, надеяться и мечтать.
Для Эрин Фро-Стэк, 22-летнего психолога, это было время обдумывания своего первого межгалактического перелёта. Она вспомнила тот день, когда Роналд Дженстон, начальник Бюро Колонистов, вызвал её к себе ”на ковёр” и сообщил о задании.
– Вы обучались в Академии? – спросил он и, после кивка Эрин продолжил, – тогда вы понимаете как важен для человечества маяк в галактике МС318. не так давно он перестал функционировать. Не думаю, чтобы вы не слышали об этом.
– Да, я в курсе. Но, насколько я знаю, туда была направлена ремонтная команда.
– Звездолёт ”Дыханье Бога”. Команда из шести человек под началом Яна Купера.
Эрин чуть заметно пожала плечами. ”Мне-то какое дело,” – пронеслось у неё в голове.
– Они починили маяк? – спросила она.
– Да, им это удалось, – Роналд положил свои руки на стол, и Эрин в который раз изумилась их красотой, – но сами остались там, – Эрин подняла на него вопросительный взгляд.
– Они там уже больше месяца.
– А как же…?
– К счастью, условия на планете Нэйдиа схожи с земными, то есть вполне приемлемы для жизни.
– И как же они аргументировали своё решение?
– В тот-то и дело, что никак. Связь с ними утеряна. Последнее сообщение мы получили в день починки маяка. Вот копия, – Роналд протянул её листок бумаги.
– ”Здесь место Дыхания Бога”. Чей это доклад?
– Главного механика Джеймса Санфорда, вот его досье.
– А видеоархив?
– Видеосвязь с планетой не установима из-за большой облачности, более 80%.
– В чём конкретно состоит моя работа? – отважилась, наконец, спросить Эрин.
– Вас спустят на планету в район маяка. Ваша роль заключается в том, чтобы спасти команду от буйного помешательства, которое чувствуется уже в последнем докладе. В общем, их необходимо вернуть, – Роналд поднялся, показывая, что аудиенция окончена. Эрин вышла из кабинета.
Странно, но во сне она видела все мелкие детали, какие не замечала в реальности. Снова и снова она читала сообщение с Нэйдии.
”Повреждения маяка устранены, причины установлены – механический износ деталей. Задержимся ещё на пару дней – пополнить запас продовольствия.”
Начало – как обычный доклад, а дальше словно писал совсем другой человек.
”Это просто чудо! Ничто не может сравниться с этим местом! Это рай. Здесь место Дыхания Бога, здесь святые небеса! Мы остаёмся. Мы просто не в силах уйти!”

– Эрин, Эрин, – она открыла глаза. Рядом с ней стоял Джейк, медик, – Доброе утро, – улыбнулся он.
-Мы прилетели? – удивилась она. – Так скоро?
– Да. Капитан ждёт вас на мостике. Через пять минут, – Джейк вышел из каюты.
Эрин встала, оправила на себе костюм, тряхнула светлыми кудряшками и, улыбаясь, вышла в коридор. Полёт нисколько не утомил её, она выглядела прекрасно и радовалась серьёзной работе, к которой приступит уже через несколько часов.
И вот она, незаметно быстро для себя, оказалась на мостике перед капитаном Лейфом.
– А, Эрин, – он улыбнулся, откинув прядь седеющих волос со лба, – как вам спалось?
– Замечательно, капитан, мне не терпится в бой.
Он рассмеялся низким, грудным смехом.
– Что ж, это можно устроить. Следуйте за мной
Они прошли в хвост корабля, где располагался пусковой отсек для скаут-лодок. В одну из них и села Эрин.
– Удачи, – усмехнулся Лейф. – И ещё кое-то. Будь осторожна.
– Так точно.
– И не забудь. Мы проведём на орбите неделю. Потом, с тобой или без тебя, отправимся к NGC51027
– Я помню, – Эрин надела шлем.
– Мягкой посадки, – Лейф опустил дверь и нажал на пуск.
Лодка вышла в открытый космос и по спирали начала опускаться на планету. Меньше чем через час Эрин была на поверхности Нэйдии, в 2 километрах от маяка. Убедившись, что условия и правда близки к земным, она сняла шлем и лётный костюм (лёгкий скафандр) и осмотрелась. Она стояла посреди луга изумрудно – синей травы чуть выше колена. Тут и там белели, желтели, краснели и синели странные цветы с тремя лепестками, которые пахли… печеньем и карамелью. А впереди возвышался маяк, ослепительно белый луч которого бил прямо в небо. А менее чем в километре за маяком стоял звездолёт. К нему-то Эрин и направилась.
Идти было легко. Почва пружинила под ногами, кончики травы чуть щекотали ладони. Совсем по-земному светило ласковое солнце. Слышался стрекот насекомых. Пару раз Эрин видела ярких бабочек, порхавших над цветами. Дул лёгкий, приятный ветерок, игравший кудрявыми облачками в синем небе.
Звездолёт, казалось, приближался с каждым шагом. Скоро Эрин смогла прочесть ”Дыханье Бога” – позолоченные буквы на тёмной обивки корабля. Трап был опущен, и это удивило её – неужели они и хищников не боялись. Хотя, может, тут и хищников нет. Эрин медленно поднялась по трапу. В каютах не было ни души. На мостике тоже. Вдруг откуда-то снизу донёсся стук.
”Машинное отделение”, – подумала Эрин и начала спускаться по лестнице. В первом отсеке никого не было, а во втором, торпедном, под огромной пушкой лежал парнишка.
– Ян, дай отвёртку с синей ручкой! – крикнул он, не отрываясь от работы.
Эрин подала инструмент.
– Какие новости от Джеймса? Ян, ты здесь? – парень вылез из-под пушки и тёр глаза руками.
– Я Эрин Фро-Стэк, – она протянула руку.
– Новенькая? Здорово, – он осторожно пожал её руку, стараясь не сильно запачкать. – Рэтклиф Тэлбет, но для вас и для всех – просто Рэт, – на его чёрном от грязи лице ослепительно сверкнула широкая улыбка, – младший механик. Как вы сюда попали? – спросил он, поднимаясь на верхнюю палубу корабля.
– Меня направило Бюро Колонистов. На Земле обеспокоены вашим исчезновением.
Рэт рассмеялся, подойдя к умывальнику. Он включил воду и стал отмывать лицо и руки.
– Я серьёзно. Меня направили как психолога…
– Потому что думают, что у нас эпидемия слабоумия, – закончил за неё Рэт, вытираясь полотенцем.
– Да. Откуда вы знаете?
– Вы не первая, – бросил Рэт через плечо. – И, как я понял, не последняя.
– Простите? – переспросила Эрин.
– Недели три назад сюда спустили доктора Эрингону Юшетт, военного психолога.
– И?
– Она осталась, – Рэт повернулся лицом к Эрин. Теперь, когда оно лишилось слоя грязи и масла, парнишке можно было дать не больше 16 лет, особенно когда он улыбался. – Кстати, – он снова вышел в коридор и пошёл к двери, – вы скоро увидите их.
– Кого?
– Остальных. Всех, кроме Джеймса, если ничто не изменилось, – Рэт сел на ”пороге”, свесив ноги и болтая ими.
– А что должно было измениться? – Эрин села рядом с ним.
Рэт повернулся к ней, долго смотрел в ёё глаза своими тёмными, похожими на угольки глазами, потом загадочно улыбнулся.
– Скоро узнаете сами, – он снова смотрел куда-то вдаль, не переставая улыбаться. На его смуглой щеке застыла трогательно-детская ямочка.
”Совсем мальчишка, – подумала Эрин, – и как его на звездолёт взяли?”
– А вот и они, – Рэт указал пальцем на людей, выходящих из рощицы деревьев с синевато-коричневыми стволами и жёлтой листвой. – Капитан и доктор Юшетт, – он помахал им рукой, и мужчина махнул в ответ.
Минут через десять они уже поднимались по трапу.
– Капитан Купер, Ян, – представился мужчина, в длинные волосы которого были вплетены цветы, – а это моя возлюбленная, Эригона
– Эрин Фро–Стэк, психолог.
– Добро пожаловать, коллега, – женщина улыбнулась и пожала ей руку. – Думаю, нам есть о чём поговорить, пока мужчины будут собираться к обеду, – они вошли в кубрик. – Итак, вас заслало сюда Бюро?
– Да. На Земле думают, что здесь…
– О, я в курсе, – Эригона доставала из пакетов овощи и фрукты, которые собрала где-то там, за рощей. – Роналд информировал и меня. Когда же это было? Всего лишь месяц назад. А мне кажется, что прошли годы, – лазерным клинком она чистила и разрезала плоды.
– Вас ждал звездолёт или…
– Конечно, ждал.
– Но тогда я не понимаю.
Эригона подняла на неё свои глаза.
– Этого не описать словами. Это прекрасно, как первый поцелуй, насущно, как дыхание.
– А как же жизнь, работа, наконец?
– Моя жизнь началась здесь, – Эригона вздохнула. – Я вижу недоверие в твоих глазах. Но, поверь мне, те 40 лет, что я провела на Земле и в космосе, были просто сном, а иногда и кошмаром, но жить, по-настоящему жить, я стала только здесь.
Разложив еду на блюдо, Эригона, а за ней и Эрин, спустились по трапу в тень звездолёта, где уже сидели Рэт, Капитан, ещё трое мужчин и девушка.
– Ребята, это Эрин, – сказал Капитан. – Эта красавица – мой первый пилот Джейн, Бен, её брат и второй пилот. Эйлан Деррик, судовой врач, – поднялся рыжий парень лет 25 с тонкими чертами лица, – и штурман Нетт Диаз, – типичный ”латинос”.
За обедом оказалось, что Деррик проходил последнюю стажировку в Академии вместе с Эрин, и они много смеялись, вспоминая капрала по военной подготовке.
– Что делать, если враг сзади? – передразнивал его Деррик. – Повернуться к нему лицом! Но, самое главное: врагу не свойственно ошибаться! Ошибаемся только мы. Уж поверьте мне.
К концу обеда все уже перешли на ты.
После обеда Эрин с разрешения Капитана, связалась с Капитаном Лейфом.
”Контакт налажен. Начинаю работу”
”Сообщи потери”, – пришёл ответ
”Видела всех, кроме Санфорда”
”Доктор Юшетт?”
”Жива-здорова, цветёт и пахнет. До скорого”
Этот ”разговор” почему-то гневом отозвался в её душе, и Эрин поспешила покинуть звездолёт, спустившись по трапу в поле. Там с сачком в руках ходил Деррик.
– Что ты делаешь? – спросила она, тихо шагая рядом.
– Ловлю бабочек. Здесь какой-то очень интересный вид.
– Что ещё здесь интересное?
– Всё, – Эйлан остановился, – здесь есть сумчатые кошки и маленькие пушистые медведи, которые едят ягоды и орехи. В роще их много. Идём туда, если хочешь.
Эрин кивнула. И они не спеша двинулись в сторону рощи.
– Как тебе жить здесь? – снова принялась за свои вопросы Эрин.
– Прекрасно! Целая планета в моём распоряжении! Изучай вволю, как говориться.
– А остальные? Чем они занимаются?
– Кэп и док уединённо растят овощи, скоро должна созреть местная пшеница, значит, будет хлеб. И не какой-то там, а настоящий. Джейн, Бен и Нетт исследуют местность и рисуют карту, в общем, скучать не приходится.
– А Рэт?
– Ах, да, чуть не забыл. Он копается в звездолёте – хочет разобрать пушки и сделать плуг и всякую прочую дребедень.
– Он ведь второй механик.
– Да.
– А первый?
– Джеймс? – Эрин кивнула, – ты скоро увидишь его, – сама спросишь.
– Где он?
– Сейчас? Тут, неподалёку.
– Может, мне сейчас с ним поговорить?
– Я думаю, не стоит его отвлекать. Ну, вот мы и пришли.
В общем, весь остаток дня Эрин провела с Дерриком, наблюдая за семейством маленьких мишек в зарослях там, где роща переходила в лес, изумляющий своей жёлто-оранжевой листвой. А вечером они пошли не к звездолёту, а через рощу к другому концу луга, где команда разбила лагерь. Когда они прошли достаточно много, и листва уже не закрывала небо, Деррик указал на группу ярких звёзд, как россыпь бриллиантов сверкавших на тёмном небосклоне.
– Это созвездие называют Глазом Бога, – сказал он с лёгкой улыбкой.

Все эти походы, ужин под открытым небом и свежий воздух повлияли на сон Эрин – спала она долго и крепко. А проснулась уже ближе к полудню, услышав незнакомый резкий голос.
– Ну и пусть убирается к чёрту. Вместе со своим звездолётом.
– Джеймс, не смей так говорить, – раздался спокойный голос Капитана. – Мы не выходим на связь. Вполне справедливо, что о нас беспокоятся.
– Неужели им не понятно с первого раза?!
– Непонятно что? – спросила Эрин, выйдя из палатки. Её серо-зелёные глаза гневно смотрели на высокого темноволосого мужчину. Тот, казалось, немного опешил. Он, должно быть, не ожидал, что его услышат и уж тем более, что ему ответят должным образом.
– Непонятно что? – повторила Эрин.
– То, что мы не вернёмся, – он развернулся и пошёл к роще через луг.
– Это наш Джеймс,- как бы в извинение сказал Ян. – Ну, с добрым утром.

До обеда Эрин помогала Рэту в звездолёте. Совместными усилиями они сняли две пушки, осталось ещё две. Пообедав в тени звездолёта, они снова спустились на нижнюю палубу и принялись за дело.
– Слушай, Рэт.
– Да, – он перестал копаться в креплении и, казалось, внимательно слушал.
– Ты давно на звездолёте?
– Три года, – он опять постучал гаечным ключом. – Дай-ка отвёртку, спа-а-сибо, – протянул он.
– А Джеймса сколько знаешь?
– С самого первого дня службы. Он здесь давно – лет 10-15, а что?
– Да так, интересно.
– Я вашу утреннюю перепалку слышал, – Рэт вылез из-под пушки, – не обращай на него внимания. Он нелюдим, всегда тяжело находит общий язык с людьми. Но специалист отменный, даже не первого класса, а лучше, намного лучше. И Кэпа уважает. Они вроде как друзья, – Рэт поднялся, отряхнул себя так, что пыль столбом поднялась, и потянул за ручку, пытаясь достать пушку из гнезда. – Крепко держится, собака, – и снова полез под пушку.
– Где он пропадает так подолгу?
– Сидит, курит и думает. Наверняка есть о чём. И вы с этим столкнётесь, если решите остаться. Есть ту одно место, – голова Рэта опять появилась из-под пушки, – там особенно хорошо думается.
– И что это за место?
– Волшебное, что ли. Хотя… чёрт его знает. Он вам покажет, не переживайте. Он всем показал. Начал с Капитана, а последним был Джеймс. Так тот уже с неделю, или две, там сидит и курит, и думает, – Рэт усмехнулся. – Сколько ещё просидит?
В молчании прошло ещё с полчаса. Рэт вылез, потянул пушку, которая на этот раз поддалась. Потом, вместе с Эрин они вытащили её на мостик.
– Последняя осталась, – сказала Эрин.
– Сегодня не успеем, – покачал головой Рэт. – Темнеет. Нужно возвращаться в лагерь.
– Как ты думаешь, – спросила Эрин по дороге, – Джеймс сейчас придёт?
Рэт покачал головой, а на вопросительный взгляд Эрин ответил:
– Сейчас там слишком красиво. Может быть, когда стемнеет.
Так всё и было. Они сели вокруг костра, покушали, а потом из темноты вдруг вышел он и как ни в чём не бывало уселся рядом с Яном.
– Ну, какие новости? – спросил он.
– Одна пушка осталась, – горделиво выпятил грудь Рэт.
– Хорошо, – усмехнулся Джеймс, – быстро.
– Мне Эрин помогала.
– Так вас Эрин зовут, – он подкинул овощ, напоминавший земную картошку, и начал есть.
– Доктор Эрин Фро-Стэк.
– Даже доктор, – усмехнулся он. – А каких наук?
– Психология.
Джеймс рассмеялся.
– Скоро Институт открывать можно будет. А, Ян, как ты на это смотришь?
Опять воцарилось молчание. Джеймс доел и вытер рот рукавом куртки.
– А где Святая Троица? Опять утопала в поход?
– Не забывай, это они нашли место для лагеря, – ответил Ян.
– О, да, я в курсе.
– Почему вы так не хотите вернуться на Землю? – снова начала Эрин.
– Опять – двадцать пять, – пробубнил Ян.- ”Она что, специально заводит эту тему при Джеймсе”
– Да потому, что не Земля это.
– То есть как это – ”не Земля”?
– Вы Библию читали? – Эрин покачала головой. – Была война между людьми, и планета под названием Земля погибла 30 миллионов лет назад. Но нескольким, под предводительством Капитана Ноя, удалось покинуть планету, увозя на звездолёте крупицы жизни–животных, растений, рыб, птиц и прочего. 40 сотен лет ”Ковчег”, звездолёт капитана Ноя, бороздил космос, пока не нашёл планету в галактике NGC32515, идентичную Земле, которая сейчас и носит это название.
– Вы шутите, – улыбнулась Эрин, – ведь это сказка, легенда, не более того.
Джеймс покачал головой и открыл было рот, чтобы что-то сказать, потом махнул рукой и растянулся у костра. Глаза его были закрыты. Он спал.

Утром Эрин спустилась к ручью, чтобы умыться. И застала там Джеймса за бритьём.
– Привет психологам, – он помахал ножом.
– Доброе утро, Джеймс.
– О, вы знаете моё имя? Польщён, весьма польщён, – он вымыл лицо, стряхнул руки и пошёл прочь от реки
– Куда вы? – крикнула Эрин.
– Вам туда нельзя, – отозвался Джеймс.
– Но почему?
– Ещё рано, – и он, так и не обернувшись, пошёл дальше.
Последнюю пушку Рэт открутил меньше чем за пару часов, так что к обеду они уже были свободны. Перекусив, он решил заняться сборкой скутера в помощь разведчикам, а Эрин отрапортовала Лейфу
”Всё в порядке. Джеймс переживает психотравму. Буду работать”
Выходя в коридор, она столкнулась с Дерриком, который шёл к себе в каюту за оборудованием.
– Поймал бабочку, – улыбнулся он, собирая вещи в ящик стола.
– Эйлан, ты не замечал за Джеймсом что-то странное?
– В плане?
– Ну, поведение, там, я не знаю.
– Мы все тут хороши – все с заскоками, каждый со своим. Рэт, например, до сих пор верит в Санту.
– У тебя не осталось медицинской карты или его жетона?
– Жетон Джеймс потерял года два назад, да и зачем он тут, а карта где-то там. Да, и ещё досье в главном компьютере должно быть. Но не думаю, что ты найдёшь что-нибудь стоящее. Хотя…
Дальше Эрин уже не слушала. Она листала карту. Да, так оно и есть.
”Психотравма после потери жены Оливии, 45510г.р. при родах в 45535г, ” – тринадцать лет назад.
Эрин бросилась к компьютеру.
”Зачислен в 45543г.
Семейное положение – дочь Робин 45535г.р.”
Семь лет. Он растил ребёнка один. А потом оставил её и ушёл на ”Дыханье Бога”. Почему? Что же произошло?
Эрин вернулась на мостик.
”Нужна информация Робин Санфорд, 45535”
меньше чем через час пришёл ответ
” Робин Лэйн, Санфорд, 45535, удочерена 45543Джулией Лэйн, ex-возлюбленной Джеймса Санфорда, 45511г.р.”
– Значит, так, – у Эрин была привычка тихо говорить с самой собой, объясняя трудные или спорные дела. – Его жена умерла при родах, и он остался с ребёнком на руках в… тут простая арифметика… 24 года. Ради ребёнка, единственного следа его жены, он был готов на всё, даже на отказ от личной жизни. Но потом девочке нужна была материнская любовь, а он так и не смог пережить утраты, поэтому…, – тут её лицо озарилось, – поэтому он отдаёт Робин этой, как её там, Джулии, а сам бежит прочь с Земли, отрицая даже саму её уникальность. Да, именно так.
Теперь Эрин, как говориться, была подкована и могла спорить с Джеймсом на какие угодно темы – она нашла его ”безотказную педаль”, а каждый спор лишь подтверждал её решение.
Но Джеймс так и не появился ни вечером, ни утром, а после завтрака Эригона попросила Эрин помочь ей со сбором овощей и фруктов.
– Заодно узнаешь, что к чему, – улыбнулась она, – потом пригодиться.
– Но ведь я всего на неделю.
– Ты знаешь, – Эригона поймала её взгляд, – я спустилась всего на одну ночь.
– И не вернулись?
– И ничуть не жалею об этом. Стоило пролететь полвселенной, чтобы встретить Яна и найти то, что я искала.
– Вам просто повезло.
– И тебе повезёт, просто, ещё не время.
Вечером у костра было тише обычного – все наработались за день и очень устали. Да и назавтра предстояла недурная работа – скосить пшеничное поле, чтобы было из чего печь хлеб. Тем более, что соль ”плескалась” у них прямо перед носом.
В общем, и в этот день долгожданной встречи не состоялось, хотя Эрин и не смогла бы её перенести – едва вернувшись в лагерь и опустившись на землю у традиционного костра, она погрузилась в крепкий сон.
Разбудил её мерный звук перетирания камня о камень – Рэт молол муку, потом она с Эригоной месили тесто и пекли лепёшки, запах которого созвал всех к лагерю лучше набатного колокола. Сначала с поля вернулся Ян, потом из рощи вышел Деррик, а следом за ним появился и Джеймс.
Ели молча, но так, что за ушами трещало. Эрин не сводила с Джеймса глаз. И, если раньше всё в его внешности отталкивало её, то сейчас ей были симпатичны и длинные вьющиеся каштановые волосы, и яркие зелёные глаза, и даже привычка вытирать тонкие губы рукавом куртки.
Джеймс почувствовал её взгляд на себе и усмехнулся.
– Думаете, чем ещё меня поддеть, мадам психолог.
– Я хочу помочь.
– Благими намерениями…, – его глаза странно сверкнули, или в них просто попал луч солнца. – Ну да и на том спасибо.
– Мне жаль, что вы потеряли жену.
– Врёте, – вдруг серьёзно сказал он. – Вы её даже не знали, – он чеканил каждое слово, а глаза его злобно щурились. – Как же вам может быть жаль.
– Я хотела сказать…
– Всё, что хотели, вы уже сказали, – он резким движением поднялся на ноги и оглядел всех, – Спасибо за хлеб-соль, но пора и честь знать, – он медленно отошёл от них.
– Джеймс! – Эрин встала, но её удержал Ян, схватив за руку.
– Не нужно было бередить старую рану.
– Я не хотела…, – она посмотрела в его серые глаза, и он увидел, что она вот-вот заплачет.
– Я верю, верю, но…. Ну да ладно, справится, не маленький уже.
Остаток дня прошёл не весело, а, засыпая, Эрин дала волю чувствам и выплакалась в палатке.

Как она оказалась на поляне в роще, Эрин не помнила, как и то, почему у неё в руке цветы. День близился к вечеру, и из глубины леса повеяло сыростью и холодом. Эрин оглянулась и увидела семейство маленьких медведей – размером с кошку, не больше. Она подошла к ним – они совсем не боялись её. Мамаша, на спине которой висел детёныш, подтолкнула двух старшеньких поближе к Эрин, точно угадав, что девушке интересно на них поглядеть. И вдруг словно разноцветный вихрь налетел на неё – это были бабочки – всевозможных размеров и цветов, и ни пары одинаковых – все разные. Они кружили вокруг неё, чуть удаляясь, словно ведя куда-то. И Эрин последовала за ними через рощу туда, куда уходил Джеймс.
И вот скоро она вышла на луг, а там на большом камне, лицом к закату, сидел он, сидел и курил, и думал. Эрин встала так, чтобы видеть его лицо, но не мешать ему. Он посидел немного молча, докуривая сигарету, потом вздохнул и спросил.
– Значит, время пришло? – и сам кивнул в ответ. – Ну что ж, – он посмотрел на неё и подвинулся, – Садись.
– На камень?
– Сюда, – он указал на место, где сам сидел только что.
Эрин осторожно села и почувствовала, что камень ”обтекает” форму её тела. Да и на камень-то не очень похоже. Она чуть откинулась назад и с удивлением заметила, что появилась спинка, хотя раньше ( она могла в этом поклясться), камень был плоским и напоминал…ладонь? Да, скорее всего. Она посмотрела на Джеймса, и тот впервые улыбнулся ей и, указав на небо впереди, там, где солнце погружалось в море, шепнул:
– Смотри.
Мир и покой разлились в её душе, тепло от камня передалось телу, а удобное положение позволяло не напрягать ни один мускул, расслабить все мышцы, от головы до ног и смотреть, смотреть, смотреть.
Сначала Эрин не поверила глазам и удивлённо взглянула на Джеймса, но тот лишь кивнул в ответ, поддержав её ещё одной улыбкой. Тогда она снова стала смотреть на воздушную гряду кудрявых барашков-облаков, и на разводы в море, светящемся и переливающемся в лучах заходящего солнца.
А потом, словно ветер поднялся где-то в вышине, облака зашевелились, стали размытыми. Словно закат был нарисован тушью, а потом на картинку кто-то капнул воды, и всё поплыло, мягко и ненавязчиво.
Прошло минут десять, солнце почти целиком опустилось в море. И вот последний луч, сверкнув, прошёл через всё небо. А потом облака разошлись перед ней, словно она на большой скорости вылетела из атмосферы, а потом понеслись звёзды, созвездия, галактики, всё мерцало, переливалось всеми цветами радуги и быстро проносилось мимо. Как будто коридор в пространстве, межгалактический прыжок. Но она была на земле, на тёплом камне, обволакивающем её.
Звезда за звездой проносились мимо, когда она услышала тихую далёкую музыку. Прекрасней музыки не было на свете. Кто издавал эти божественные звуки, она не знала, да и не знал никто. ”Полёт” замедлялся, а впереди всё чётче и чётче проступал образ, сложенный из звёзд – образ чего-то вечного, нерушимого и единого для неё, для Джеймса и для всех людей во Вселенной.
Затаив дыхание, она смотрела на этот лик, в эти звёздные глаза и чувствовала единство со всем миром и со всеми в этом мире.
Джеймс лежал рядом, смотрел на её лицо, одухотворённое этим светом и пониманием Истины, Сущности мира. Он провёл пальцами по её щеке, подбородку, чувственным приоткрытым губам, приподнялся на локте и посмотрел в её глаза, в тёмной глубине которых мелькали звёзды и планеты. Она посмотрела на него и увидела, что в его глазах дрожали слёзы. И тогда он прильнул к её губам и целовал их, и она ответила ему. Он ласкал её тело, тысячи раз припадал к губам, и его волосы, как тёмные волны, накатывались на неё. И она таяла, растворяясь в нём, а он, в свою очередь – в ней. Они были едины – один миг и целую Вечность.
А потом камень укачивал их, обволакивая теплом и дремотой, а чудесная музыка усыпляла. И они уснули в объятиях друг друга, дети этой огромной Вселенной, нашедшие себя в её бескрайних просторах.

Утром Джеймс долго не мог отважиться открыть глаза. Он лежал, зажмурившись, думая, был ли это сон, очень долго. Потом вдруг резко открыл глаза и увидел луг. Его лицо исказилось от боли, и слёзы, помимо воли, покатились по щекам. И тут он почувствовал чьё-то дыхание за своей спиной. Он обернулся. Это была Эрин! Светлые кудряшки, как золотая стружка, лежали на плечах и лбу, губы были чуть приоткрыты, а ресницы трепетали.
– Спасибо, – прошептал Джеймс, целуя её снова и снова, – спасибо, спасибо, спасибо!

Через несколько недель в кабинет Роналда Дженстона вошли Джулия и Робин Лэйн.
– Вы обучались в Академии? – спросил он, и после кивка Джулии продолжил, – Тогда не мне вам объяснять, как важен для человечества маяк в галактике MC318…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.