Как нам дается Благодать…

…В кромешной темноте, словно клякса на промокашке – медленно, но уверенно – возникло ощущение огромной толпы, внимающей невидимому оратору : шарканье ног, запахи, осторожные касания локтей. Последним – из чувств – прорезалось зрение : насколько хватало глаз – впереди, справа и слева – застывшие, обращенные в слух люди. Голос говорившего накатывался волнами, то возрастая до трибунного речитатива, то затихая где-то не очень далеко, оседая в вате человеческих тел.
– …Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел я, но исполнить…
– …А я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно Престол Божий, ни землею, потому что она подножие ног Его…
– …И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники…

Понимание – или, если хотите, узнавание – случилось естественно, без особого удивления и душевного трепета. Во сне реальность искажена особой методой восприятия, и все кажется вполне нормальным, не вызывающим особых сомнений в достоверности происходящего.
– …А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду…
– …А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…
– …А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…
Видоизменения ощущений, сделавших «Я» говорившего много значительнее и масштабнее, не дало уловить момента изменения в поведении толпы. Все разом пришли в движение, подвинулись куда-то вперед, и, как и прежде, замерли в ожидании продолжения. Если и раньше не было посторонних звуков, мешавших слышать Голос, то теперь над толпой повисла вполне осязаемая – даже звенящая от напряжения – тишина.
– Вот вам Закон Мой : более нет невинных…
– За деяния нерадивые, за речи лживые, и за помыслы греховные – карайте не отступника, а ближних его, умножив мзду воздаяния по числу пальцев руки. А буде не сыщется ближних – то и дальних карайте…
– Заповедей даю вам всего три, по числу наверший креста. Первая заповедь : возлюби ближнего своего, как самого себя – ибо нет боле вины неразделенной. Вторая заповедь : возлюби врага своего, как ближнего своего – ибо мерзостью ненависти взаимной уничтожу и семью твою, и род твой, и племя твое. Третья заповедь : не злословь предавшего и преступившего – ибо сие Промысел Божий, а не человеческий…

Действительность поблекла, утратила краски. Ощущение толпы растаяло, уступив место зыбким сумеркам, пейзажу с нечеткими очертаниями и сдавленным рыданиям, доносившимся откуда-то из-за спины.
Я обернулся. На земле (а может – на полу) сидел, сгорбившись, странный человек в рубище, и, размазывая по грязным щекам слезы, качался в такт какой-то странной скороговорке. Я подошел поближе и услышал : «Переврут, Господи. Все переврут. Все… Переврут, Господи… Все переврут…».

Пробуждение – на удивление – было вполне обычным. Никаких особых эмоций. Чашка кофе, утренние новости, костюм, ключи от машины, входная дверь…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.