Галерея необычных картин.

Этот день был очень светлым и ясным. На небе ни облачка. Солнечный свет тихий, спокойный, почти белый, заливал серые тонкие улочки, кирпичные дома и чертовски прелестную городскую набережную, вдоль которой тянулись изогнутые фигуристки-скамейки и высокие, стройные, похожие на благовоспитанных господ, фонари. На скамейках сидели люди, они болтали, смеялись и наслаждались великолепным июльским утром. Солнце медленно поднималось все выше на небеса, и с ним все сильнее становилась жара. Темные душные кафе постепенно набивались людьми, убегавшими от палившего нещадно солнечного круга. Там внутри, они заказывали себе какой-нибудь легкий прохладительный напиток, а потом с наслаждением потягивали его, глядя отрешенным взглядом в одну точку, затерявшуюся где-то в волнах соленого моря, видневшегося из окон. К полудню на набережной уже почти никого не осталось. Только какая-то пожилая дама прогуливалась с маленькой белокурой девочкой.
Через полчаса появился еще один человек. Низенького роста, одетый в белый потрепанный костюмчик человек, с темными кучерявыми коротким волосами, которых на его почти лысой голове, прикрытой бесформенной фуражкой, осталось совсем немного, он напоминал какого-то гоблина. Человек этот пересек набережную, потом, постояв возле одной из скамеек, обошел её вокруг и, видимо убедившись, что она не окрашена и вполне пригодна для того, чтобы сидеть, шумно плюхнулся на неё. Закрыв глаза, он поднял лицо прямо к солнцу, наслаждаясь его жарким теплом. Улыбнувшись самому себе, он прошептал что-то и громко засмеявшись, стал раскладывать содержимое своих двух массивных сумок. « Тип –топ, тип-топ… тан…тададан……» -напевал человек и из его мешковатой сумки появился маленький металлический складной стеллажик, затем на нем одна за другой стали появляться разнообразные картины, потом мольберт, краски, кисти – в общем весь арсенал художника. В конце концов, когда в сумках совсем уже ничего не осталось, он вытащил небольшую табличку, на которой было художественным почерком выведено: « КУПИТЕ ОДНО ИЗ НЕЗАБЫВАЕМЫХ МОРСКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ!». Запихав сумки под стеллажик, художник с довольным видом уселся на скамейку и, все еще улыбаясь и напевая веселые мелодии, сосредоточился на красивом деревянном мольберте. Он увлекся работой, и лицо его стало серьезным, а глаза глубокими и сосредоточенными.
Постепенно, вокруг художника собралась немногочисленная толпа. Люди с любопытством следили за его работой и разглядывали картины, на которых были изображены морские глубины с разноцветными кораллами, пестрыми рыбками, снующими в густых водорослях и песчаным дном. На них с поразительной реальностью выплывали, словно живые, морские коньки, и крались по дну пятилапые звезды. Сквозь прозрачную толщу воды пробивались тонкие неуловимые лучи света. От них веяло теплом, но в то же время казалось, что свет их, пробравшись на столь внушительную глубину, впитал в себя немую холодность морской воды и спокойное безмолвие ее глубин. И на каждом из холстов была изображена какая-то неуловимая грусть, проступавшая на неповторимой прелести подводной жизни, тонкой, нежной канвой.
День заканчивался. И наступал прохладный вечер. Он был светел и душен, как все июльские вечера, но также неповторимо прекрасен. Фонари на набережной зажглись и люди слетелись на их свет, словно мотыльки. Казалось, что жизнь на набережной только началась. Народ ожил после тяжелого жаркого дня и при отсутствии безжалостного солнца, чувствовал себя куда лучше.
Картины художника пользовались популярностью, две уже купили, и теперь на его сухом морщинистом лице играла нескрываемая радость. Наконец стемнело настолько, что только фонари остались источниками света. Набережная пустела, подул прохладный ветерок, и через некоторое время людей совсем не осталось. Возле горячих ярких ламп уличных фонарей жужжали мухи и разные насекомые. Море огромное и черное, с тихим шелестом накатывало к берегу. Приближалась ночь.
Художник начал было уже собираться к себе домой, когда в конце улицы он увидел приближающуюся к нему темную высокую фигуру в сопровождении нескольких человек пониже. Тот, высокий, что шел впереди размахивал длинной лакированной тростью и весело смеялся чему-то, что говорили ему его спутники. Дойдя до стеллажа художника, он резко остановился, снял очки и наклонился к картинам так близко, что чуть ли не касался их. Потом он резко выпрямился и весело объявил:
-Ха-ха, глядите, картины!
Его спутники радостно рассмеялись. И стали внимательно разглядывать картины.
-Ооо! Морские путешествия! – протянул высокий, заметив надпись, – Господи – все также дружески смеясь, сказал он художнику – Как же я люблю путешествия!
Художник был немного напуган. Он не сомневался в недобрых намереньях этой компании. А их предводитель , прямо-таки внушал ему ужас. Но тот только лучезарно улыбался, и глаза его сияли счастьем. Выглядел он очень прилично, не как какой-нибудь уличный разбойник. Одет он был в горчичного цвета клетчатый костюм, с яркими красными полосками. На голове, сдвинутая набок, красовалась темная шляпа, а на ногах натертые до блеска с острыми концами черные туфли. Но самым поразительным было то, что, несмотря на то, что на улицах было совсем темно, даже это не смогло затмить блеск глаз высокого худощавого незнакомца. Заметив, что художник испуганно на него смотрит, ночной покупатель обратил на него пристальный укоризненный взгляд. А потом, видимо, подумав о чем-то своем, он отвернулся и стал смотреть на ночное небо, как будто совсем забыв о том, где он находится. Прошло довольно долгое время для такой странной и внезапной паузы.
Но тут незнакомец резко повернулся и спросил:
– А почему путешествия только морские?
– Я не знаю…
– А почему путешествия? – не дав ему договорить, перебил незнакомец.
– Ну…любая картина путешествие…
-Да вы правы…Ну хорошо, хорошо, я возьму вот эту, с акулой ! Ха-ха!
И расплатившись, незнакомец с веселым смехом, которому вторили звонкие голоса его друзей, скрылся в темноте улицы.

Художнику показалось, что все это ему померещилось. Такой странный человек… Но было уже очень поздно. Художник собрал свои вещи и ушел. Ветер разбушевался и нагнал тучи. Дождь рассыпался крупными каплями на маленький городок, и наступила ночь.

Следующий день был пасмурным и хмурым. Солнца совсем не было видно, и время от времени моросил холодный дождь. Кругом блестели лужи и дул холодный ветер. Такая резкая перемена погоды! Но художник все равно решил выйти на набережную продавать свои чудные картины. Он, как и всегда пришел к полудню и устроился на одной из скамеек. Людей на улицах городка было очень мало, еще меньше их было на набережной, а к картинам вообще никто не подходил. Ветер становился все сильнее, сносил зонты, прикрывавшие картины и продувал насквозь продрогшего художника. И его начинало это все порядком злить. Через два часа упорной борьбы с погодой, к нему все же подошел один человек. Это был невысокий пожилой мужчина, идеально выбритый и одетый довольно консервативно. Очень досадно, но на картины он даже не взглянул, а сразу же обратился к художнику сухим низким голосом с хрипотцой:
-Вы тот самый художник, что продавал вчера картины возле четвертой скамейки слева?
-Да, это я – ответил художник.
– Очень хорошо. Я пришел к вам, чтобы передать приглашение от одного очень уважаемого господина. Он просил не задерживаться в исполнении его просьбы и как можно скорее прийти к нему во дворец – с этими словами человек протянул озадаченному художнику письмо и тут же удалился.

Художник повертел конверт в руках и внимательно его рассмотрел. «… Толстая пергаментная бумага… печать с каким-то гербом…письмо из какого-то дворца…Хм…чушь какая-то! Такое ощущение, что это письмо было написано и отослано столетья три назад!» Вскрыв конверт, художник обнаружил внутри тонкий сложенный вдвое лист, на котором каллиграфическим почерком были выведены следующие слова:

Уважаемый господин Художник!
Я был просто вынужден обратиться к вам с просьбой, посетить мой дворец из-за сложившейся неурядицы связанной с предметом вашего творения, приобретенным мной не долее как вчера поздно вечером на городской набережной возле четвертой скамейки слева. Данную проблему мне необходимо обсудить с вами лично. Иначе нельзя! Прошу вас не медлить, так как это очень важно!

С уважением к вам
г-н Р. Р. Гальярди

Внизу стояла дата написания письма и адрес г-на Гальярди.

« Вот это да! – подумал художник, – Как интересно!». Собравшись, он отправился к себе домой, решив на следующее утро непременно явиться к таинственному г-ну Гальярди. Ему припомнилась их вчерашняя встреча и необычные друзья незнакомца. Все это показалось художнику очень странным, но он решил не медлить и поспешить домой поскорее, потому что буря к тому времени разыгралась не на шутку. Волны с шумом разбивались о бетонные плиты, гром сотрясал все вокруг и молнии, рассекая небо причудливыми резкими линиями, вспыхивали на горизонте.

Утром, чуть только солнце засияло ярким светом, еще не до конца поднявшись над горизонтом, художник встал, оделся, умылся и, позавтракав, двинулся во дворец так заинтриговавшего его г-на Гальярди. Как ни странно, но ветер стих, солнце было теплым и на светлом ясном небе не было ни облачка. Погода так резко меняется иногда! Но все-таки вчерашняя буря оставила свой след в виде глубоких луж, болотистых дорог и капающей с деревьев воды. Однако, чем ближе было к полудню, тем жарче становилось на улицах и все больше мельчали лужи. И опять верилось, что сейчас лето, а не осень!
Поблуждав по тоненьким и путаным улочкам городка, и отыскав нужный адрес, художник остановился напротив высокого старого здания трехэтажного особняка, который с трудом, но все-таки можно было назвать дворцом. Вокруг этой обветшалой постройки тянулась длинная резная ограда, оплетенная плющом. Ограда была металлическая и там, где краска от старости облетела, пробивалась рыжая лоснящаяся ржавчина. Её очень живописно прикрывали яркие изумрудные листья плюща. Перед домом высилось несколько старых раскидистых деревьев. Они тянулись вразброс вдоль кирпичной аллеи ведущей к входу и создавали впечатление тенистого сада. Художник нажал на звонок. И через минуту к нему вышел какой-то человек и провел его внутрь этой затерявшейся в зелени постройки.

Если, оглядев его снаружи, можно было сомневаться, что это здание было дворцом, то, попав вовнутрь, все сомнения рассеивались в одно мгновение. Так богата, изысканна и изящна была обстановка комнат. Красивая старинная мебель, множество картин на стенах, огромные пушистые ковры, длинные стеллажи с множеством старинных книг и обилие скульптур, статуэток, сувенирных изделий создавали впечатление того, что это был музей. Высокие окна были плотно завешаны толстыми занавесками из какого-то дорого материала с восточным рисунком, который плавно переходил в пышные веревочные кисти, слегка касавшиеся блестящего, точно стеклянного, пола.
Художника провели в большую, светлую комнату. Она была также богато и великолепно обставлена, как и те несколько комнат, которые он видел по пути в гостиную. На потолке висела огромная люстра. А напротив высокого мягкого дивана стоял маленький прозрачный столик, на котором красовались три серебряные вазы с тонким ювелирным узором, наполненные фруктами и еще какими-то лакомствами. Художнику предложили кофе, но он отказался. Наконец его попросили пройти в комнату, где его ожидал господин Гальярди. По дороге художник имел возможность еще не раз убедиться, что весь этот особняк представлял собой поистине великолепный дворец. Поднявшись по винтовой лестнице и миновав длинный просторный коридор, он очутился перед большой резной дверью. Слуга пригласил его войти, а сам удалился. Художник постучал и вошел, затворив за собой тяжелую дверь.

-Ах, какая неожиданность! Я уж думал, вы никогда не придете! – услышал художник такой знакомый дребезжащий голос незнакомца из глубины комнаты.
-Идите! Идите скорее сюда! Где вы там застряли?!
Художник медленно пошел на звук голоса. Эта комната была самой причудливой из всех. Она была очень темной из-за плотно задернутых штор. Все стены были увешаны самыми разными необычайно красивыми картинами, с потолка, драпированного дорогим материалом, на тоненьких почти прозрачных веревочках свисали разнообразные деревянные птицы, драконы, летучие мыши, раскрашенные и покрытые лаком. Одна стенка была полностью скрыта множеством старинных часов самых разнообразных форм, размеров и качеств. Все они друг друга, перебивая, одновременно тикали вразнобой создавая какое-то жуткое ощущение уходящего времени. Кроме того, все они были настроены на разное время и отбивали час, четверть часа, половину.… И когда одни замолкали, эстафету принимали другие. И этот ужасный шум никогда не прекращался.
На столиках, которых в этой комнате было так много, что и пройти было трудно, теснилось огромное количество статуэток, матрешек, шкатулок, подсвечников, свечей, глиняных кукол, масок, ваз и вазочек, искусственных цветов, кораблей в бутылках, засушенных рыб, заспиртованных змей -нездешних украшений и это всего лишь то, что можно было уловить на первый взгляд.
Но, услышав еще одно нетерпеливое требование, художник поспешил к г-ну Гальярди.

Комната как-то странно и резко поворачивала и выливалась в наполненную светом вторую комнатку поменьше, в которой было так светло, что поначалу даже слепило глаза. И она в отличие от первой была почти пуста. Здесь не было даже столиков. Просто голые выкрашенные в белый цвет стены, на одной из которых в самом центре висела та самая картина художника с акулой крадущейся по темному морскому дну, которую недавно приобрел незнакомец. Вот посреди этой комнаты, прямо напротив картины и стоял загадочный г-н Гальярди. Он выглядел очень необычно и забавно. Вообще внешность у него была весьма нестандартная. Г-н Гальярди был необычайно высоким человеком с длинными руками и вытянутым лицом, которое, казалось, никогда в жизни не было серьезным. Каждую секунду губы его расплывались в новой еще более очаровательной, чем прежде улыбке. А одежда была как раз под стать его необычной фигуре. Длинные широкие штаны и мешковатая кофта, почти до колен.
-Ах, вот и вы! А я уже заждался! – поспешил к нему навстречу г-н Гальярди и затряс его руку.
-Я получил ваше приглашение…Знаете, у вас такой необычный дом…
-О, это не удивительно! Я – коллекционер. В поисках всех этих вещиц мне пришлось объездить весь свет! – очаровательно улыбаясь, говорил г-н Гальярди – Но, признаться честно, я и не подозревал, что самое удивительную из всех моих приобретений, я найду прямо в этом городе, недалеко от моего дома! – и он медленно, как бы завершая свой монолог наглядным примером, значительно перевел взгляд на картину художника, одиноко висевшую на голой стене.
-Моя картина? – робко спросил художник.
На самом деле, хоть картина и была неплоха, но она значительно пасовала перед всем тем великим множеством картин каких-то заморских художников, которые наводняли этот дом.
– Ну, конечно же! Это потрясающе! Неповторимо! Прямо дух захватывает! Правда…немного опасно! – с упоением, постоянно жестикулируя руками, восклицал г-н Гальярди.
-Вы это о чем? – нерешительно спросил художник.
Но Гальярди не обратил на него внимания и продолжал делиться своими впечатлениями.
-Только я заснул, как эта махина набросилась на меня и чуть не отхватила полруки! А потом гналась за мной, пока я не проснулся!
-Какая махина?
-Ваша акула! Кто же еще! Так вот, чтобы нормально выспаться, пришлось спрятать картину на нижнем этаже.
-Вы это о той акуле, что на картине?- художник начал подозревать г-на Гальярди в том, что тот не совсем нормален.
-Естественно! О ком же еще?!
-Но каким образом это могло случиться?
-Я думал, вы мне это объясните!
Нависло непродолжительное молчание.
– Вы что же это, ничего не знаете о свойстве ваших картин?
-О каком свойстве?- уже нервно спросил художник.
-Господи, но там же на табличке было ясно написано « КУПИТЕ ОДНО ИЗ НЕЗАБЫВАЕМЫХ МОРСКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ!».
-Но не в прямом же смысле!
-Тогда я ничего не понимаю. Я думал… Знаете, я заснул и очутился прямо в том месте на картине… Разве другие ваши картины не такие?
– Это очень, очень странно! Но мне кажется, что просто другие люди не такие!
-Вы уверены? А что если я поставлю эту картину в комнате моего дворецкого и на утро спрошу, не приснилось ли ему чего-нибудь странного?
-Не думаю, что ему присниться тоже, что и вам, но, наверняка, это разрешит проблему.
-Вот и отлично, а теперь идемте обедать! Я ужасно проголодался!
И г-н Гальярди засмеялся громко и весело, так, будто бы ничего не случилось.

Г-н Гальярди был итальянцем, но большую часть жизни он провел в России. Он прекрасно говорил по-русски и даже немного пел, что и продемонстрировал шокированному художнику за обедом. Он весело смеялся, рассказывал разные истории о своих путешествиях, о том, как он собирал свои коллекции. И художник все больше и больше восхищался. А потом г-н Гальярди показал своему гостю длинную светлую галерею, в которой было множество картин, каждая из которых была замечательна и неповторима. В заключение, он пригласил его заночевать в одной из многочисленных комнат дворца, а наутро узнать результаты эксперимента, на что художник согласился с удовольствием.
И на маленький город в миллиардный раз опустилась прекраснейшая, не похожая ни на одну прежнюю до этого, звездная ночь.

– Замечательно! – восклицал г-н Гальярди, шумно хлопая в ладоши – Превосходно! Я так рад, что нынешней ночью вам приснилась целая свора гончих! Это великолепно! – он похлопал по плечу своего дворецкого – А теперь можете идти!
Дворецкий скромно вышел и последнее, что он увидел за закрывающейся дверью – это белые зубы хозяина и его огромные, сияющие счастьем глаза. Но вот когда г-н Гальярди повернулся к художнику, тот увидел совсем другое.
-О боже! Нет! Все пропало! – г-н Гальярди закрыл лицо руками – Это просто ужасно! Все к черту!
-О, ну не расстраивайтесь так! В конце концов, может вам случайно все это приснилось!
-Как, две ночи подряд?!
-Ну, всякое бывает!
-Значит так, несите сюда все свои картины! Я куплю их все до одной! А потом, приходите через неделю! Я в этом разберусь!

Лето жаркое кончалось! Шла уже вторая неделя августа. Яркое солнце созревало, как спелое яблоко и освещало тихие улицы приторным оранжевым светом, не таким душным и, казалось, будто бы прощалось. Вечера становились прохладнее, и острее чувствовался их сладкий аромат. В воздухе витал неуловимый тонкий привкус добрых воспоминаний и будущих, только родившихся, надежд. Приближалась осень.

-Здравствуйте г-н Гальярди! – протянул свою тонкую сухую руку художник. Он стянул фуражку, обнажив частично лысую голову.
– Здравствуйте! – расплылся в улыбке г-н Гальярди – А вот и мой несравненный гений!
-И что же вам снилось всю эту неделю? Бьюсь об заклад, это была не свора гончих!
-Ха! Действительно! Этими ночами я бродил по морским глубинам ваших картин! Ах, как жаль, как жаль, что это вижу только я! Ну да ладно! У меня восхитительная идея!
-Какая же?
-Понимаете, я хочу создать целую галерею ваших необычных картин! Но…Я хотел вас спросить…
-О чем?
-Понимаете, каждую ночь путешествовать по морским глубинам это интересно и очень захватывающе, но вы могли бы нарисовать что-нибудь на суше?! Только представьте себе, вы создадите картины, на которых будут изображены цепи гор, леса, ущелья, пустыни, пирамиды, степи, бушующие реки, огромные города всех частей света! И каждую ночь, я буду гулять по необъятным просторам этого великолепного мира! Без чемоданов, билетов и паспортов! Без суматохи, спешки и прочих проблем! – г-н Гальярди, видимо представив себе это, мечтательно закрыл глаза.
-О! Кроме морской темы я давно ничего не рисовал… Но помниться мне, раньше подобные вещи выходили у меня неплохо!
Г-н Гальярди открыл один глаз, обвел им комнату, а затем, открыв второй, радостно воскликнул:
-Это просто великолепно, мой друг! Просто восхитительно! Я поражен, в самом деле! Я хочу, чтобы вы рисовали как можно больше ваших несравненных творений, а я щедро оплачу ваши работы!
Он подошел к той самой стенке, на которой висело бесчисленное множество часов и часиков, и, перекрикивая их непрекращающийся гомон, воскликнул:
-Сколько ночей в моей жизни проходило зря! В забытьи! Сколько потерянного времени! Но теперь, я буду жить круглыми сутками! Когда я буду возвращаться из путешествий в реальном мире, я буду отправляться во все новые и новые во сне! Ведь больше всего на свете, я люблю путешествия! Ах, как это здорово! Как это замечательно!
И г-н Гальярди весело засмеялся, захлопал в ладоши и даже запрыгал на месте! Он уже представлял себе, все те приключения, которые ждут его впереди.
А художник радовался по-своему. Он понимал, что теперь ему не придется целыми днями жариться на солнце и мокнуть под холодным дождем. Теперь он сможет рисовать в тепле и в покое, не беспокоясь о том, что его картин никто не купит. Он смотрел на своего необычного заказчика и все больше удивлялся тому, что на этом свете есть такие странные люди.

-Прошло уже много лет с тех пор, как скончался достопочтенный г-н Гальярди, хозяин этой великолепной галереи и его верный художник, несравненный мастер! У этой легенды, как и у любой другой, есть свое загадочное и таинственное завершение! Дело в том, что предыдущий владелец утверждал, что дух г-на Гальярди, после его смерти, переселился в картины художника. И он до сих пор гуляет по ним длинными ночами, восхищаясь несравненной красотой, изображенного на них, мира. Правда это или нет, судите сами, но некоторые верят в это! Проводился эксперимент. Люди по очереди засыпали в галерее, и только стоило им сомкнуть глаза, как их встречал улыбающийся г-н Гальярди и весело смеясь, приглашал посетить Нью-Йорк, Берлин или посмотреть на заснеженные вершины Альп. Однако таких было немного, всего несколько… Большинство же утверждали, что все это выдумки, так как они видели обычные сны, подобные всем тем, что они видели раньше! Так или иначе, данная галерея представляет собой несравненное культурное достояние России. Общее число работ знаменитого художника, находящихся здесь насчитывает 326 картин, на которых изображены самые разнообразные места всех частей света. На большинстве из них запечатлены те места, которые посещал г-н Гальярди и, желая вернуться туда, просил художника отразить их на полотне.
Теперь, прослушав эту лекцию, мы надеемся, что вам будет гораздо интересней осматривать коллекцию г-на Гальярди! Прошу вас, проходите! После экскурсии, вы можете оставить свои отзывы в специальной гостевой книге! Небольшая группа людей медленно двинулась по длинным прохладным коридорам светлой галереи с высокими потолками и бардовыми стенами, сверху донизу увешанными картинами.
Последним вошел высокий молодой брюнет, будущий хозяин галереи, которому она перешла по наследству от его дальнего родственника. Войдя, он остановился и обвел первую залу своими огромными сияющими глазами, которые внезапно остановились на высоком портрете в блестящей бронзовой раме, под которой располагалась маленькая серебристая табличка с надписью «Г-н Гальярди». На ней был изображен высокий, одетый в бархатный черный костюм брюнет. Он широко и весело улыбался, волосы его развивались, как будто бушевал ветер, а взгляд его огромных сияющих глаз был направлен вдаль. Молодой человек резко развернулся и широко улыбнувшись, сказал подошедшему экскурсоводу:
– Ха-ха! Вам не кажется, что я чертовски на него похож?
– Да, действительно, сходство поразительное! Но это и не удивительно, ведь вы его дальний родственник.
– Мда, пора приступить к осмотру этой необычной галереи…
И он, засунув руки в карманы своих черных брюк, из под которых виднелись острые концы его лакированных туфель, двинулся вдоль узких залов.
Мимо проплывали города, утопающие в зелени, сады, засыпанные золотом осенних листьев, мокрые скамейки по которым мелкими каплями барабанил дождь, тонкие стебли полевых цветов, великим множеством рассыпанных по залитой ярким светом поляне, пенистые гребни морских волн, причудливые лабиринты коралловых рифов, белокаменные башни, с остроконечными крышами, заснеженные пики высоких гор, вереница желтых верблюдов, бредущих по пустыне, огромные пирамиды, своими вершинами касающиеся небес, стаи улетающих птиц, корабли, бороздящие океаны, непроходимые зеленые джунгли, дикие степи, долины, сонные поля, прозрачные водопады, бескрайние просторы, томные закаты, свежие рассветы, туманные дали…
Казалось, на этой Земле не осталось ни одной вещи, которую бы не отобразил на своих картинах художник. Однако одними предметами Земли он не ограничился. В этой коллекции так же присутствовали великолепные картины с фантастическими городами, далекими планетами, а также пейзажи прошлого …
Дойдя до последнего творения художника, молодой человек остановился.
– Это прямо несравненная империя человеческой фантазии! – восхищенно воскликнул он.
-Да, вы правы, это поистине удивительно!
-Я и не подозревал, каким сокровищем владеет моя семья…
-Теперь этим владеете вы.
-Да! И этой ночью, я непременно хочу проверить невероятную легенду этой диковинной галереи!
-Разумеется, мы и не сомневались, что вы захотите!
-Ха, своим стремлением к невероятному, я видимо пошел в своего дальнего родственника многоуважаемого г-на Гальярди! – сказал молодой человек и рассмеялся весело и громко.

Оставшись в темной зале галереи, он устроился на принесенной служащими раскладушке. Некоторое время он не мог уснуть. Ему было немного не по себе. Он думал обо всем, что случилось за последнее время, о своих родственниках, с которыми был едва знаком из-за постоянных переездов из страны в страну. Но постепенно мысли начинали стихать в его голове. Потом его окутал тяжелый туман, в который он падал и падал.
На широкой кирпичной дороге он встретил высокого, улыбающегося г-на Гальярди, глаза которого сияли как два огромных изумруда.
– Как я рад, что вы заглянули в мое Сияющее королевство! – радостно приветствовал его хозяин –Пойдемте, пойдемте! Я покажу вам этот чудесный мир, попытаюсь приоткрыть вам одну миллионную часть его бесконечных тайн! А все они, поверьте мне, одна замечательнее другой! Вас ждут незабываемые путешествия! А я, представьте себе, больше всего на свете люблю путешествия!
И они двинулись вперед навстречу приключениям, которые были повсюду и которые ждали того, чтобы случиться. А на мокрой кирпичной дороге остались их еле заметные следы, которые утром смел дворник, вот уже десять лет подметавший садовые дорожки вокруг дворца…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.