Осеннее интервью

«Сойти с ума – довериться листу…» (интервью Леди Осень – Натальи Балуевой с Дмитрием Комаровым)

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Сегодня будет особый вечер. Только наш. Твой. И мой.
Фонари на улицах зажгутся желтым пламенем свечей.
Кто-то мудрый погасит Солнце, оставив на небе
лишь мишуру звезд. Смотри внимательно – это карта дороги ко мне.
Ступай осторожно. Не расплескай, не урони, не оставь где-то там,
в небе то, что хочешь сказать. Ведь я жду с нетерпением.
Вселенная взволнованно качнется под твоими шагами,
и миры наших параллельных существований наконец-то
пересекутся в одной точке. Сойдутся, испуганно тараща
друг на друга глаза Лун, и небо, вздрогнув, поежится, принимая
в свои объятия две неприкаянные параллельности.
Не бойся. Всего один шаг и твой мир весенних гроз,
утренних рассветов, громких водопадов и журчащих ручьев
узнает мой мир. Мир тихих осенних вечеров, полночных крыш,
шепчущих сказки, и спящего моря.
Ты ступишь на шаткую дорожку моих снов и надежд, а я…
Я коснусь тебя рыжим осенним листом своей души,
и зазвучит музыка. Музыка, которую услышишь только ты…

Н. Балуева, «Услышишь только ты…»

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Невидимый Маэстро наблюдал за тысячами птиц, чьи силуэты сливались с черепичками крыш, изредка мелькая в лестничных пролетах заброшенных зданий. Они наблюдали за ним. Ни звука. Все только по движению его палочки…
Город почти уснул. По детской привычке оставив включенными тусклые лампочки уличных фонарей…
Неуловимое мерцание монитора голубоватыми тенями притрагивается к легкой улыбке на Твоем лице. Улыбке строчкам, преодолевшим расстояние в тысячу миль, а быть может, и более того. Менее секунды на контакт двух сознаний… судеб… миров… со своими собственными координатами на кем-то неизвестным составленной карте Вселенной… – Кем? – Маэстро улыбнулся одновременно с нами… Но Ты думаешь о другом, и угадать, о чем, ему куда сложнее, нежели назвать имя того неизвестного картографа реальности… – О чем? – спрашиваю я Тебя… Ты снова улыбаешься. Загадочно подмигиваешь кому-то за окном. И…

Взмах… Первый…
Крупные снежинки-звезды заблестели на летнем выгнутом вращающемся небосводе. Иссиня-черная бездна раскрыла свои объятия над земным миром. Сменились оттенки далекого и близкого, забрезжили новыми сочетаниями, спеша за начинающейся песней пернатого хора. Желтый. Нет. Оранжевый. Мягкий и исподволь окутывающий окрестности оранжевый свет ночных магистралей. Тепло и свежо одновременно. Подобно тому, как это бывает омытыми короткими ливнями и надушившимися духами зазеленевших аллей и садов майскими вечерами…
В паре кварталов от Тебя жду я, нашедший нужную тропинку на карте созвездий. И в ладони у меня почти распустившийся цветок… какой – Ты решишь сама, мечтательно закрыв глаза… и мы пройдемся по уснувшему городу, навстречу аллеям… слушая музыку…
Мы?!.. Мы… Вдвоем… Мгновение… Казалось бы… Но ведь… Действительно… Идем изогнувшимися улочками, уводящими вдаль и в то же время удерживающими совсем близко, как можно ближе к сердцу города. Под ногами ничто не шуршит. Не хлюпает. Не разбегается ручейками. Очарованное мгновением…
Ты улыбаешься кому-то заоблачному… Смеешься…
– Так, о чем?.. ты хотел задать мне вопрос?.. – довольная моим ошарашенным видом, спрашиваешь Ты… – Я здесь… – Леди Осень. Будем знакомы…

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Скажи, разве что-то изменит весна?
Мы грустим не по марту,
Здесь что-то другое…

– Отчего все это так напоминает о чем-то?.. Будто уже где-то промелькнуло. В строчках. Между строчек… Тебе так не кажется?.. Ведь где-то были эти прогулки под Луной. Эти подметенные быстро умчавшейся бурей тротуары… Такое же ощущение как когда-то «тогда»… Когда?.. Когда стихи, написанные «однажды», возвращаются яркими метеорами, пролетающими над «сегодня»… Ведь у Тебя тоже бывали дежа вю с Твоим же высказанным, выстраданным на листе?..

– А наоборот? У тебя не бывает наоборот? Когда то, что ты напишешь вдруг превращается в реальность? Или даже так. Одна из моих сказок посвящена Кристинэ Керн. Почему? Потому что благодаря ей вообще родился этот цикл сказок – весенние сказки полночных крыш. И тут произошло странное совпадение. Выдуманная мной и посвященная ей история оказалась очень близкой к реальности. Совпали факты, о которых я даже предположить не могла… Слова – это всего лишь повторение чего-то. Даже если ты об этом не задумывался. Кстати, был и обратный эпизод. Вторая сказка – Взмах крыльев – посвящена девушке, которой уже, к сожалению, нет. Думаю, некорректным будет называть ее имя… Я даже сначала написала ее инициалы, а потом стерла, написала – взмахнувшей крыльями.. Она сбросилась с крыши четырнадцатиэтажки из-за дурацкой любовной истории. В сказке я сделала счастливый конец, написала так, как могло бы быть… Но к сожалению, эти мои написанные слова уже ничего не изменят…

Теряется что-то главное…
Сегодня письмо не придет.
Я Вам показалась странной?
А Вы мне – наоборот…

– Наташа, а почему все-таки Осень?.. Почему огненно-рыжие листья под каблучками вместо укрытых белоснежным покрывалом тропинок?.. Откуда этот зов моря и шум волн, барашками прокатывающийся по гальке спокойного берега?.. Откуда столь грустная и золотисто-улыбчивая символика Леди?…

– На самом деле, это сложный вопрос. Когда, регистрируясь на сайте, мне пришлось придумать ник, я написала ЛедиОсень совершенно подсознательно.
Ты веришь в то, что звезды могут плакать?
А в то, что осень – это лишь начало?…
Для меня осень – это не грусть, не состояние души, когда… как перед зимой. Для меня это начало. Обычно люди ждут с нетерпением весны, а я – осени…

…В косы рыжие – листья и травы,
Да венок хризантем ярко-белых.
Осень грустная? Как вы не правы!
Осень в этом году о-ша-ле-ла!..
…………………………………………
Ветер яблочный запах разносит…
Облака плывут вереницей…
Это все ошалевшая Осень!
Разве можно в нее не влюбиться?!..

– Чем же мы все-таки не совпадаем с этим городом?.. Отчего его полосатые пешеходные переходы и светофоры ждут нас, а сам хозяин уже видит сны?.. Чего нам… Тебе не хватает в его дневном небе, что Ты находишь в ночном?.. Что притягивает Тебя и Твой взор к окну, балкону, площадям, сгущающейся темноте и меркнущему горизонту, когда на часах уже за полночь?..

– Ночь… Я ненавижу ночь. Все самое непоправимое, что может произойти, почему-то всегда случается ночью. Именно в это время суток чувствуешь себя беззащитней всего. И боль больней, и горе горше…
И в то же время я обожаю ночь. Когда город затихает, оставляя только таинственно-яркие блики. Когда небо начинает тебе нашептывать стихи. Когда становится настолько тихо, что никто не мешает тебе чувствовать себя. Чувство сродни свободе.

Когда устанешь – сделай меня ангелом.
Белым и тихим. С серебристыми крыльями.
Чтоб путь мой всегда был правильным,
А дороги не были пыльными.
И подари мне небесное облако.
Мягкое. Светлое. На мой дом похожее.
Чтоб в грозу никогда не промокла я.
Чтоб себе не казалась брошенной.
А еще разреши мне писать стихи.
Легкие. Пусть не всегда ритмичные.
Лишь бы были они для друзей близки,
А иным не казались привычными.

– Твои любимые поэты, прозаики? Пушкин? Есенин? Цветаева? Достоевский? Толстой?.. Кто-то другой? Кто-то еще?..

– Цветаева, Ахматова, Анненский… Конечно, куда без этого. На классиках просто учишься любить поэзию. Кстати, я поэзию для себя открыла очень поздно. На уроках литературы в основном занималась оформлением стенгазет и все как-то прошло мимо… А потом, вдруг…
Безумье и благоразумье,
Позор и честь,
Все, что наводит на раздумья,
Все слишком есть
Во мне.
Все каторжные страсти
Слились в одну.
Так в голове моей все масти
Ведут войну.
Я знаю весь любовный шепот
Ах, наизусть.
Мой двадцатидвухлетний опыт
Сплошная грусть.
И мне как раз 22 было. Настолько близким это стихотворение показалось, что я перечитала, перезаучивала все доступное на тот момент из Цветаевой, потом Ахматовой, а потом увлеклась современными поэтами – Екатерина Горбовская, Марина Хлебникова, Инна Кузнецова, Светлана Борзунова, Георгий Бязырев, Ирина Павельева, Анжела Полонская, Александр Короленко…
А вот с прозаиками я определилась достаточно рано. Семья у нас читающая. И доступ был в хорошую библиотеку. Много называть не буду, чтоб не шокировать своими вкусами. Проспер Мериме, Эдгар По, Андре Моруа, Антон Чехов.

– Интересно, а чем, на Твой взгляд, поэзия, которую Ты любишь, читаешь, вспоминаешь на русском языке отличается от той, которая рождена под другими закатами: за Атлантикой, за сотни и тысячи миль от Твоего дома?.. Какие или чьи ее строфы отражаются в зеркале Твоей души?.. А быть может, крылья, доносящие до Тебя слова творцов из тех далеких стран, принадлежат не поэтам?..

– Нет, мне кажется, что читать поэзию в переводе, пусть даже кого-то очень талантливого, это кощунство. Стихи должны читаться на том языке, на котором были написаны. При переводе теряется самое главное – душа произведения. Да, у меня стоят на книжной полке Шекспир, Гейне. И читаю я их с удовольствием, но…

– Представь, Тебе предложили опубликовать Твои работы за рубежом. Как Тебе кажется, на каком языке Ты зазвучишь лучше всего? В прозе и в поэзии? Или и в том, и в другом…

– Да я даже на украинский язык не хотела бы их переводить:) Хотя как-то пыталась. Это совсем не то.

Все началось с того, что я проспала.
А почему? Мне снился потрясающий парень. Темные короткие волосы. Глаза, в которых можно утонуть. Одним словом, Джордж Клуни…

– Тебе свойственно заразительно улыбаться. Этот смех многое значит? О многом говорит?.. Что такое смех для Тебя?.. Что такое юмор? Улыбка собственной персоной?.. И отчего все-таки вырвалось: «Моя маска фальшивит! На ней, рядом с веселой улыбкой, большие грустные глаза…»?

– Я достаточно стеснительный человек, а улыбка помогает мне общаться. Кроме того, меня очень легко рассмешить. Хохотушка, каюсь. Но все это с друзьями, когда и грусть, и смех – это естественно, не наигранно, то, что на душе.
А что касается маски… У меня был очень хороший преподаватель психологии в пединституте. Нельзя заходить в класс с плохим настроением, с проблемами, с болью. Только с улыбкой. Я давно не учитель, но правило никто не отменял. А вот глаза, к сожалению, прятать не умею.

– Я знаю, у Тебя есть несколько любимых запахов: моря, опавшей листвы, весенний и колхозных полей, жаркого лета и бабушкиных коржиков… А самый любимый?

– Запах детства. Все, что ты сейчас назвал – это запах детства. Моего детства. И он самым любимым останется всегда. Я живу не у моря, бабушки уже нет, валяться в опавшей листве или снежных сугробах не по возрасту и собирать яблоки в колхозе я тоже вряд ли буду. Но иногда это настолько ярко вспоминается, ощущается, чувствуется… что становится чуточку теплее.

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

…Взмах… Второй…
Коронованное небольшим южным созвездием и раскрасневшееся от смущения перед уже невидимым над землей солнцем облако осторожно выглянуло, поднявшись над линией горизонта. Аквамариновые блики смешавшихся светотеней заиграли на непрозрачном мраморе небольшого городского пруда. Окаймленный бурной растительностью он греется в бело-голубом свете первых, наиболее заметных, звезд еще не совершенно потускневшего небосвода. Маэстро оправил рукава и пластичными движениями продолжил дирижировать…

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Бродить по траве,
утопая в росе
босыми ногами…
Стихи Ваши все
не обо мне.
А могли бы?
Едва ли…
Не встретимся мы
и другой Натали
писали Вы письма…
А могла бы судьба?..
Возможно, могла б…
И не грянул бы выстрел.

– А если бы?.. Если было бы возможно вернуть кого-либо… или хотя бы услышать, что скажет тот человек о нашей обыденности и не только… Чей голос, чье мнение Ты хотела бы услышать сегодня?.. И какими могли бы быть те слова?..

– Да, Гончаровой. Две исторические личности, которыми я… восхищаюсь, что ли – Наталья Николаевна Гончарова и Леди Диана.

– Поделись секретом, чем Леди Осень, пишущая стихи, отличается от Наташки, которая еще не брала в руки перо, не делилась с белой гладью листа радужными надеждами и порою – печалью?.. И что из плюшевого безоблачного детского тем не менее осталось навсегда?..

– Боюсь задумываться об этом, но мне кажется, что даже от той 22-летней Наташки, которая открыла для себя Цветаеву, увы, ничего не осталось. Жизнь вносит такие жестокие коррективы в смеющихся девочек… Но это грустно. Мы же не будем о грустном? 🙂

Ты веришь, что душа лишь девять граммов?
А в то, что по ночам она летает?
Что холод, как ни странно, обжигает?
Что от прощаний не бывает шрамов?

Что мир – всего лишь то, что ты замыслил?
Ни словом меньше, ни монетой больше.
Извозчик – ТЫ. И если держишь вожжи.
То все ответы… не имеют смысла…

– У Тебя очень много друзей во Всемирной Паутине. Очень разностороннее общение. И встречи за пределами виртуального… Расскажешь капельку об этом? Ведь эта составляющая Твоей жизни несомненно богата событиями, впечатлениями.

– А ты знаешь, мне везет на виртуальных друзей. И, что самое главное, мне ни разу еще не пришлось разочароваться после встречи с ними в реале. Что они для меня значат? Я неправильно построила фразу, потому что ты тоже входишь в их число:) Вы для меня значите почти все. Я вынуждена постоянно быть дома, все мои реальные друзья остались в городе детства. А “Вселенная обретает смысл лишь в том случае, если нам есть с кем поделиться нашими чувствами.”

…Не ты и не я… Просто одинокий, отчаявшийся человек… На работе проблемы. В личной жизни – провал. Выпав из клубка городского транспорта, он живет лишь одной мыслью – добраться до своего спасительного мира. Два щелчка – и приветливо замигает монитор. Еще два щелчка – «Привет, мой хороший! Я так скучала…»

– Скажи, Наташа, каковы Твои творческие идеи, мечты сегодня? Есть что-то нереализованное, но безумно желанное? И на Твой взгляд, отчего именно так?.. Почему вообще рука порою избегает свиданий с бумагой?..

– Да, я хочу сделать свой сборник, сборник своих произведений и забросить писательство вообще. Рассказывать почему будет слишком пафосно, да и неинтересно. Кому нужна чужая душа на ладони?

У моей луны осенний цвет
И осенний нежный взгляд, чуть грустный.
Мы вдвоем с ней воем на рассвет,
Золотя дорожкой лунной чувства.
…………………………………………….
Мы друг другу обещаем: «Жди!
Будет всё! Иначе быть не может!»
А в ответ – осенние дожди
Золотыми нитями по коже…

– Часто ли себя перечитываешь и какие чувства при этом испытываешь? Что любимее всего?

– Никогда не читаю себя и тут же выбрасываю из головы, как только написала. Мне кажется, что я намного лучше умею слушать и слышать других, чем говорить сама.

– А другие авторы? Есть такие, чьи строчки непременно вспоминаются?

– Обязательно. Чужими строками могу прожить недели и месяцы. Понравившееся перечитываю, пока не заучиваю до дыр, донимаю всех, чтобы тоже послушали и – о, Боже! – записываю ручкой в тетрадку, как в детстве:)

…Проходя по заснеженной улице вдоль городов,
Собираешь следы чьих-то судеб и просто сомнений.
Только так же как люди, ночами без радужных снов
На луну завываешь и ждешь пусть любых изменений…

– Ты любишь фотографировать. Природу, родной город, Осень… Какие еще места на нашей планете своей красотой, быть может, шармом притягивают Твой взор? Куда хочется просто поехать, согреться, отдохнуть, погостить?

– Да, это, пожалуй, к разговору о планах, вернее, мечтах. Я хочу побывать (конечно же, с фотоаппаратом) везде, где только смогу добраться. Начиная от заброшенных деревень и заканчивая… Парижем или Венецией. Сейчас для меня поездка в Рязань была огромным подвигом, но, надеюсь, через несколько лет…

– Джон Кембелл требовал от своих учеников не затрагивать двух тем – религию и американскую Конституцию. А Ты выделяешь для себя нечто запретное или то, чего не позволяешь себе касаться в своих работах?

– Абсолютно в точку. Я никогда не говорю о религии и политике. Разговоры о политике никогда не приводят ни к чему хорошему. Уж лучше перессориться из-за различий в пристрастиях к футбольной команде:)
Религия – это слишком личное. Мой Бог со мной и говорить об этом бессмысленно.

…Она с детства рисовала красками. Сотни рисунков неба…

– Наташа, много ли Ты уделяешь внимания редакции своих произведений? Как часто получалось написать что-нибудь с первого подхода и как часто окончательный результат появляется после длительных раздумий или подгонки?

– Я, наверное, не открою Америки, но я сама не понимаю, как я пишу. Если что-то пришло, то пишется минут за пятнадцать. Если на шестнадцатой минуте я так и не дописала стихотворение, я его просто выкидываю. Правлю очень редко. Сама не чувствую своих ошибок, а слушать кого-то… Для меня это должен быть авторитет. Конечно, такие есть. Но, честно говоря, мне еще ни разу не понравилось стихотворение, которое бы я поправила:) Вот такая я неправильная.

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Дотрагиваешься кончиками пальцев до белого фарфора. Еще раз… уже обхватывая обеими ладонями… Греет. Даже немножко горячо… Вдох. Легкий. Осторожно улавливая тягучий аромат такого необыкновенного сегодня чая… не потерять бы ни одного флюида этого домашнего уюта, влажным дымком ощупывающего окружающий мир.. и зачарованно застывающего от прикосновения к локонам Твоих волос!.. Пробуешь… Тепло…
– Я знал, Тебе понравится! Ведь Тебе нравится все родственное… все Необычное… Так… За Тебя! – поднимаю я свою чашку за много сотен километров.
– Погуляем еще?.. – спрашиваю, зная ответ заранее. И подмигиваю нашему общему знакомому за окном…

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

…Почему считается, что весна – пора любви? А я не согласна!
Только представьте себе…
Зима. Солнечно и морозно. Легкий снежок поскрипывает под ногами, словно маленький медвежонок, ворочающийся в берлоге. Вы идете, взявшись за руки, и тепло ваших ладоней забирается под зимнюю одежду, нежно щекочет тело ожиданием. Вам так хорошо вместе, что люди, торопливо идущие навстречу, невольно улыбаются, замедляют шаг и теснее прижимаются друг к другу. С неба начинают сыпаться легкие воздушные снежинки. Их становится все больше. Вы когда-нибудь целовались под снегом: Попробуйте – одуряющее чувство.
И так здорово касаться горячими губами заснеженных ресниц… И даже если снег и мороз усилятся и загонят вас в дом, подойдите к окну. Видите, как ежатся и ускоряют шаг прохожие. Но вас это не касается. Зажгите побольше свечей – маленькие плавающие фонарики. Включите легкую музыку. И пусть ваша любовь согреет весь город.
Только представьте…

– Поэты – творцы своих миров. Множества. Но, скажи, если задуматься, есть ли среди них те, за судьбу которых невозможно ручаться?.. Если их отпустить на волю… Если дать им свободу… Найдутся ли среди них сказки, дороги которых ведут в призрачное Никуда… в фантазии?.. В Твои стихах видится ли Тебе что-нибудь подобное, что не смогло бы выжить в реальном мире без силы своего творца… и читателя?.. Что-то, что Ты никогда бы не осмелилась отпустить от сердца…

– У Лукьяненко читал? Поэты – это потенциальные Иные:)
Но стихи у меня достаточно приземленные. Вот проза… Если бы написанное могло вдруг когда-нибудь ожить, я бы заранее уничтожила все, что написала в прозе:)

В бумажных ливнях твоих стихов
Эхо метнувшейся боли.
Ты каждой строчкой дождя готов
Миру крикнуть: «Довольно!»…

– Наташа, можно философский вопрос?.. Как Ты думаешь, творец – любой Творец – должен ли быть обязательно Игроком?..

– «Судьба просто играет в игры. Глупые непонятные игры. Каждый день она бросает кости на поверхность нашей жизни и загадочным голосом восклицает: «Жребий брошен!». Клеромантка! Ей все равно, какое значение на кубиках выпадет именно тебе, ей просто нравится игра. Больше всего ее веселит, когда то, чего ты так ждешь, не совпадает с ее жребием. Потому что, будь иначе – и ей просто станет скучно. А еще Судьба любит играть чувствами. Нашими чувствами. Ведь ей самой это не дано. А мы потом мучаемся вопросом – почему в любви всегда все так сложно!? Судьба ловит момент, когда твое сердце открыто, сталкивает тебя с кем-то и тут же ставит перед выбором – хочешь, пройди мимо, а хочешь… и нашептывает: «Это твоя мечта… Это твоя Судьба…» И ведь ведёмся каждый раз, верим. Она даже милостиво дает нам шанс испробовать кусочек Счастья. Совсем чуть-чуть, чтобы вкус не забывали. А потом с хитрой ухмылкой бросает кости заново, и в той идеальной сказке, которую вы уже успели построить, просматривается совсем другой сюжет. И ты кричишь ей: «Так нельзя! Это несправедливо, зачем ты так, Судьба?!» Но ей уже неинтересно. Она подкидывает кости и бросает их на поверхность других жизней. А ты остаешься у окна. Смотреть на дождь и жечь свечу. Вдруг кто-то увидит и придет, вопреки приговору, который Она тебе подписала…»

А мы всё живем, несмотря на преграды в пути.
И верим в любовь. И во что-то ещё… Перемены?
И каждый свой день, начиная примерно с шести,
Безумным идеям своим назначаем безумную цену.

– Что как автору Тебе дал Интернет? И что взял взамен?

– Дал общение, возможность сказать о себе. Да те же стихи дал, не было бы Интернета, я бы и не писала ничего.
Взамен – ночи у монитора, нервы и слезы, когда тебя не понимают. Ну, ты и сам все это прекрасно знаешь:)

– Я слышал, Леди Осень любит играть на гитаре. Правда? Что из исполняемого для нее любимее всего? И появлялось ли в ее творческой биографии что-нибудь под звучащую музыку вообще – какую-нибудь, не только ту, что рождается от прикосновения к родным струнам, – под ее влиянием? Если да, то что это была за мелодия… или мелодии?.. и какие строчки?..

– Когда-то гитара была моей постоянной спутницей… Где только не побывала со мной. А люблю играть я… только не падай в обморок – репертуар группы Крематорий:)
В музыке не могу похвастаться изысканным вкусом. Она для меня является скорее фоном. Причем ко всему. Постоянно включено радио или музканал по телевизору. Хотя когда-то увлекалась джазом.

– Рутина имеет свойство опутывать людей. Как Ты с ней борешься? Природа? Путешествия? Другие хобби?

– Я очень много читаю. Обожаю вязать. Ну, и фотографировать. На все это тоже уходит много времени:)

– Если бы Тебе представилась возможность, один день из жизни какого литературного героя (героини) хотелось бы прожить?

– Один день Алисы в стране чудес. Ну, очень бы хотела.:)

Вы любите страсти
И чтобы с перчинкой?
В моих же, к несчастью,
Другая начинка.
В них шорохи ветра
И листьев осенних…

– И еще немного пофантазировать… Слегка перефразируя Стругацких в одной из их работ… Каким Ты хотела бы увидеть будущее и себя в нем?..

– У меня очень короткая линия жизни. Поэтому о будущем я взяла за правило не задумываться.

Триста дней…
Триста дней и еще шестьдесят четыре…
Двадцать восемь открыток,
Две тысячи нежных писем…
Гаснет свет в задремавшей устало под вечер квартире.
Я – немедля к тебе,
В электронно-реальные выси.
……………………………………..
Вечер скажет – Привет! –
Темно-синим помашет в окнах.
Город сонно зевнет, натянув облаков одеяло…
Заблудившийся рай в монитора блестящих стеклах.
Ты готов триста дней повторить
И еще раз,
С начала?

– Наташа, Творчество для Тебя – это перебор вариантов, который порою именуют грубым словосочетанием «высасывание из пальца»?.. Или исключительно вспышки вдохновения, Озарение?.. Или…

– Знаешь, был период, когда стихи практически выдавливались из себя. Это когда я только пришла на сайт Стихи.ру. Мне нужно было общение и казалось, что только таким образом, написав хоть пару строк, я могу идти к кому-то писать комментарии, получать что-то в ответ. Сейчас мне абсолютно все равно, сколько человек меня прорецензируют. Мне есть с кем общаться, а стихи… Стихи стали совсем другими. И для меня стали значить совсем другое.

– Однажды Ты призналась, что жалеешь об утраченном ныне искусстве письма. Не в том ли дело, что верно подметил один польский историк литературы: «Дневник – это Я. Письмо – это Ты»? И почему тогда в мире-мегаполисе, где все так нуждаются во взаимопонимании, где одиночество, возможно, более частая судьба, нежели в любом веке до сих пор, язык, на котором говорят листки, вложенные в конверт – все равно, бумажный или виртуальный, – кажется умирающим?.. Что же нужно изменить… нужно ли… возможно ли… чтобы вернулись времена живых строчек, адресуемых «только для»?..

– Я не знаю, Дима, нужно ли что-то менять… Каждый чувствует по-разному. Для меня строки, написанные от руки – живые. Это примерно как поставить в аське значок поцелуя или получить настоящий цёмик. А кто-то может не чувствует или не хочет чувствовать разницу.

Мы не сможем встречаться… И даже во сне…
Эта разница в цифрах и времени ночи…
Но я стану писать тебе письма. Ты хочешь?
Так читай их на светлого неба листе.

Я не стану писать о любви, не ищи.
Нам ладонями даже, увы, не коснуться,
Ведь когда тебе утром придется проснуться,
Я еще буду спать в полуночной тиши.

Напишу тебе облаком светлого сна
На небесной бумаге, подаренной летом.
Только, слышишь, я жду непременно ответа.
Пару слов… Хоть о том, как прекрасна весна…

Даже… пусть ни о чем. О погоде, мечте,
О заплаканных окнах, обласканных ветром…
Но ни слова любви! Ты же помнишь об этом?
Мы не сможем встречаться… И даже во сне…

– И все-таки «сможем»! И уже смогли… 🙂 Ведь если все будет в порядке, точку и дату в этом необычном интервью мы поставим… уже поставили… после настоящей встречи, на родине Сергея Есенина… совсем недалеко от моего дома… в моем родном городе… Пускай же встречи будут как можно чаще! Пиши, не пропадай… Ведь каждый из нас, Твоих читателей, знакомых, родных так любит улыбчивую Натали с немножко грустными глазами и неизменно открытым для всех сердцем, которое готово биться для целого Мира… и прогуливаясь по мокрым тропинкам, усыпанным желтыми кленовыми листочками, говорить про себя: «Добрый день, Дорогая Леди… Леди Осень!..» И в синем небе, окаймленном ватными облаками, видеть прирученных Тобой улыбающихся белых крокодилов… но чаще всего Солнечную улыбку, на каждом лучике которой стоит Твой золотой автограф… А значит…
Значит, не прощаемся!..

– Ты знаешь, Дима, больше всего хотела встретиться именно с тобой. Живой разговор с человеком, умеющим писать ТАК! Я благодарна судьбе за то, что она позволила эту встречу. И не дала шанса ни в чем разочароваться.
Спасибо тебе.

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

…Расплетеными косами одного из созвездий заиграл согретый дыханием неизвестного Маэстро ветерок. Переливаясь нота за нотой, он убаюкивает Твой город, шепча ему ласковые слова с казалось бы давно утерянным смыслом. Чтобы тот случайно не нарушил уловимого только нами равновесия миров, сотканных самим Временем, объединенных самой Мыслью, расцвеченных самим Пониманием…
Со старинной гравюры, укрытой тенью опустевшего музея, на Тебя посмотрит ангел, в складках одежд которого разглядишь блестки безумно далеких галактик, рассыпанных чьими-то поистине золотыми руками на мягкой шелковистой поверхности Мироздания. Миллиардами будто бы елочных игрушек сливаются их планеты в бесконечную гирлянду, одно из звеньев которой Ты возьмешь в руки, почувствовав дрожь прикосновения к сердцу кого-то далекого. Им может оказаться вовсе не человек… Но сердце, нежное сердце – Ты это ощутишь интуитивно – будет биться… И крапчатым касанием опадающего, словно октябрьскими листьями, желтыми метеорами неба кто-то осторожно притронется к Твоей ладони. Мимолетно… Отступит в сумрак, чтобы взглянуть еще раз на Леди, именем которой живут рыжие кленовые аллеи…
Крошечные бриллианты хронических слезинок заметишь в глазах ангела. Любовь – геометрическое место точек, не по правилам земных наук удаленных от Источника, имя которому каждый дает свое, орбитальные траектории вокруг которого – у каждого свои… Она светится в этих бриллиантах. Она плывет сквозь мрак холодного зала к Тебе по волнам тихого шепота вечера. Ее биение чувствуешь Ты, дотрагиваясь до волшебной гирлянды Вселенной. Биение, исходящее из каждого ее уголка, из сердца каждого создания, слышашего музыку, созданную по законам гармонии неизвестного Маэстро… И Ты улыбнешься магии этой поздней минуты… Хотя бы ощущению…

А несколько часов спустя в Твоей ладони останется полностью распустившийся символ минувшей встречи. Встречи, ставшей точкой пересечения двух из мириад подпространств одного бесконечного Мира. Встречи, которая станет еще одним лучиком в слезинках героя необычной гравюры. Встречи, чье назначение – просто Встреча… Ибо она с Теплом… Неизменно с Теплом… И неизменно для Тебя…

= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

Дмитрий Комаров
Рязань – август 2006

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.