Заклинание

Я открыл дверь. На пороге стоял Вовка с огромным синяком под левым глазом.
– Ни фига себе! – присвистнул я. – Кто тебя так?
– Деревенские, – Вовка попытался прищурить глаз. – Ой!
– Больно?
– А ты как думаешь?
– Дела-а, – протянул я и цокнул языком.
– Выходи, Санёк, разговор есть.
Почему-то мне показалось, что ничего хорошего от этого разговора не выйдет.
– Ладно, – махнул я головой, – только оденусь.
Всё равно Вовка просто так не отстал бы. Я оделся и вышел. Вовка ждал меня на лестнице.
– Ну, что за дело?
– Пойдем, ща расскажу.
Я покосился на Вовкин глаз, подсвеченный лилово-желтой радугой. Синяк был натуральный, без обмана.
Мы поднялись на один лестничный пролёт и сели на ступеньку. С высоты четвёртого этажа были видны верхушки тополей и соседняя пятиэтажка.
– За что тебя?
– Да я и сам не понял, – Вовка потёр щёку. – Придурки! Они сами первые драться начали.
– А ты?
– А что я? Я тоже, дал одному в морду, что б не обзывался.
Я хмыкнул, зная Вовкин характер и манеру приврать.
– Что, прям так и дал?
– А то! Дал, и ещё добавил, кровищи было, ты не поверишь. Вся рубашка в крови, лицо в крови, штаны в крови, кеды в крови…!
– Носки в крови, – продолжил я.
– Какие носки? – Вовка вскочил на ноги. – Какие носки? Ты что, мне не веришь?
– Верю, верю. Если это всё, то я пойду, пожалуй.
– Погоди, Санёк, – Вовка схватил меня за руку. – Погоди ты, сядь, про штаны это я так, придумал.
– И про рубаху, тоже?
– Не, про рубаху точно, зуб даю. – Вовка щёлкнул ногтём по зубу и полосонул возле горла.
Это было более чем убедительно.
– Ладно, верю.
– Слушай дальше, бабка моя, как увидела меня такого – в крик. А чего кричать? У меня глаз опухает, открыть не могу, она орёт…, кровища хлещет…
– Ты опять? – я попытался встать, но Вовка крепко держал меня за руку.
– Не, не, правда! Честное пионерское…, вот те крест! – выпалил Вовка.
– Ты что, дурак?! Какой крест?
– Сам ты дурак, ты послушай, потом ори.
– А кто орёт?
– А кто первый обзывается?
– А кто врёт?
– Я не вру! Я же поклялся!
– Ну, хватит, рассказывай, и не ври, а то уйду, – сказал я, и строго посмотрел на Вовку.
– Не ври, не ври, а кто врёт? Вот, синяк видишь? На, можешь потрогать.
– Не хочу я ничего трогать! – отмахнулся я от него.
– Не хочешь, не трогай, только слушай и не перебивай. Бабка моя испугалась: « Где врача взять?» До больницы километров десять, не меньше, а у меня глаз уже не видит. Побежала она куда то, привела другую бабку, старенькую-старенькую, лет сто, не меньше. Она там чего-то пошептала, руками мою голову потрогала, помазала мазью вонючей, и говорит: « Завтра всё пройдёт, а чтобы тебя никто не обидел, скажу тебе слова тайные…».
– Какие ещё слова?
– Тайные!!! Заклинание, понимаешь?
– Ну? – нетерпеливо спросил я.
– Что ну?
– Сказала или нет?
– Сказала, только сложное оно, сразу не запомнишь, так я ведь, не дурак, я его на бумажке записал, – Вовка вытащил из кармана бумажку и развернул.
Я внимательно посмотрел на листок.
– Это, по какому?
– По-нашему, по-русски, не видишь что ли?
– Белиберда какая то.
– Сам ты, «белиберда». У меня глаз, тогда, сразу болеть перестал, а утром, опухоль сошла, понял! – Вовка многозначительно выпучил глаза.
– Чушь! Глаз у тебя, сам по себе прошёл.
– А вот и не сам по себе, бабка помогла.
– Выходит, по-твоему, она колдунья?
– Может и колдунья, а может, и нет!
– А кто, тогда?
– Откуда я знаю? Она в деревне всем помогает.
– И всем заклинания на бумажке пишет?
– Вот и не всем, а только мне одному сказала.
– И ты Вовка, в эту ерунду поверил? – Я решительно встал, – Ты знаешь, что? Ты это никому не рассказывай, а то, засмеют.
– А вот и не ерунда вовсе! Глаз прошёл – это раз, болеть перестало – это два, а если не веришь, давай проверим – это три!
– Как это проверим?
– А вот так, пойдем во двор и проверим.
– Ну, пойдём, – сказал я, и мы решительно стали спускаться по лестнице.

Во дворе, Вовка резко остановился и прошептал мне в самое ухо:
– Слушай, Санёк, помнишь, Колян у меня значок отнял? Ну, такой, золотистый, брат мне его подарил, когда на каникулы из Ленинграда приезжал?
– Помню, а что?
– А вот что. Мы его, сейчас, назад заберём…
– Ты что, больной? – я покрутил пальцем у виска.
Связываться с Коляном, мне, как-то, не хотелось. Он был во дворе – главный, его все уважали и боялись, поэтому Вовкино предложение было – чистое самоубийство.
Вовка заметил, что я колеблюсь, и попёр на меня, – что, зассал?
– Я то? Смотри, сам в штаны не наделай!
– Не наделаю, у меня, вот! – он вытащил бумажку. – Броня, как у танка!
– Ха! Броня! Вот, даст тебе Колян в другой глаз, для симметрии, и всё!
– Не даст, вот увидишь.
– Конечно, увижу…, а что ты ему скажешь?
– Что надо! Скажу: «Отдай значок, а то хуже будет!», и сразу заклинание… и всё.
– Точно…, потом всё! Накостыляет он тебе, а заодно и мне.
– Не накостыляет, не бойся! Я уверен, заклинание сработает.
– Ладно, пойдём, – согласился я, хотя был уверен в обратном.

Колян с друзьями сидел во дворе, на лавочке, возле доминошного столика. Он курил, и сплёвывал через губу. Вид у него был недобрый.
– Стой, – я схватил Вовку за плечо, – ты это…, слово не забыл?
– Не-е, у меня знаешь какая память? Я, стихи один раз прочту, и на всю жизнь!
– Это хорошо, но на всякий случай, ты на него не дави, вдруг не сработает.
– Хорошо! Сделаем так: подойдём, скажем, чтобы отдал значок, потом я прочитаю заклинание…, если не поможет…, то развернёмся и уйдём. За спрос, не бьют!
– За спрос, конечно, не бьют, а всё-таки, ты бы лучше повторил заклинание.
– Не боись! – Вовка решительно зашагал к лавочке.

Завидев нас, пацаны притихли. У меня неприятно засосало под ложечкой. Вовка шёл первым, я следом. Колян выкинул бычок и, выпустив, пару эффектных колечек, с ухмылочкой, спросил: – Чё надо, мелюзга?
Вовка засопел. Все ждали.
– Чё, язык от страха проглотил?
Вовка обернулся, посмотрел на меня, потом на Коляна.
– Значок отдай, – процедил он тихо, растягивая слова.
– Чё-о?! Какой, ещё значок? А ну, вали от сюда, пока цел!
– Отда-ай значо-ок, он мой, – сказал Вовка уже громче.
– Твой, говоришь? – Колян поднялся с лавочки и подошёл к Вовке.
– Мой!
– Ну, если твой, то возьми, попробуй… – он вытащил из кармана значок, и протянул его Вовке.
Вовка внимательно посмотрел на значок, затем на Коляна, и вдруг как заорёт: – ХУ… РА!..
От неожиданности я вздрогнул, а Колян выронил значок на землю.
– ХУ – РА – ГА…- Вовка сбился и начал снова, для уверенности он быстро отступил на шаг и вытянул руку, указывая пальцем, куда то вверх, – ХУ – РА – ГА – ПАНАПТАН!..
Все ждали и молчали.
– ХУ!.. – заорал Вовка ещё громче, показав пальцем в другую сторону.
Все непроизвольно посмотрели туда.
– …РА – ГА – ПАНАПТАН – КА – НА, – Вовка сунул руку в карман и вытащил бумажку, – КА – НА – БЛЯ!..
Все переглянулись и посмотрели на Вовку, а Вовка на бумажку.
– Бля!.. Бля!.. – заорал он, и как бы в доказательство, кивнул головой.
Такого никто не ожидал, а Вовка схватил значок и рванул со двора, что было сил. Я – за ним. Колян побежал за мной, за Коляном – пацаны. Вовка резал воздух со свистом. В вытянутой вверх руке был зажат значок, а между пальцев, трепеща на ветру, бумажка, с волшебными словами.
Мы бежали, молча, дыша друг другу в спину. Вовка ломил, напрямки, на соседнюю улицу. Преследователи не отставали. Уже было ясно, что если догонят, то будут бить.
– Читай Вовка, – орал я, – читай сволочь!
– ХУ – РА – ГА, – вопил он.
– Стой гад! – кричал Колян. – Я тебе дам, «Бля»!..
Мы выбежали на соседнюю улицу, и, вдруг, я увидел, что на встречу нам идёт Витек со своей бандой. Витёк давно враждовал с Коляном за территорию, но наше появление было настолько неожиданным и ошеломляющим, что Витёк побежал; за ним банда, за бандой Вовка с поднятым вверх кулаком: – ХУ – РА – ГА… – БЛЯ!
За Вовкою – я, за мною – Колян, за Коляном – пацаны. Мы бежали так до тех пор, пока у Вовки не кончились силы. Он упал на землю и все остановились
– Ты чего…, вы чего? – тяжело дыша, спросил Витёк.
– Я то, ничего, но если ваши там…, то пусть наши, здесь, тоже…, – задыхаясь, выпалил Колян.
– А мы что?! Я разве против? – Витек попятился назад, явно ожидая нападения.
Колян, мельком взглянул на Вовку, собираясь ему что-то сказать, но передумал и протянул руку Витьку:
– Ладно, пускай ходят, но чтоб и мы, если надо!
Витек осторожно оглядываясь на пацанов, протянул руку в ответ:
– Ладно…, только пусть твои, не очень…, а то я не отвечаю!
– Заметано! – Колян порывисто пожал руку, и, прищурившись, сплюнул на песок. Затем, развернулся и пошёл, не оглядываясь в сторону своего двора. Пацаны поплелись следом.

Вовка открыл глаза. Я сидел на земле, рядом не в силах произнести ни слова. Он разжал кулак. На клочке бумаги вместе со значком остались только две буквы «ЛЯ».
– Жаль, заклинание пропало, а почти сработало.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.