Последний  день  ничтожества


Последний день ничтожества

Сегодня день Труднова начался рано… Умывшись и перекусив, он отправился по дороге со своим единственным другом – дождем в одну из немногих редакций, расположившихся в окрестностях этой нелепой провинции. Вся одежда, руки и волосы намокли небесной водой…но ему было наплевать. Впрочем, как и тем, кто мог
пожертвовать всем своим существом ради цели, которая определит всю его жизнь, и даже способна оставить неизгладимый след на теле этого мира…
Ему нужно было пойти в эту редакцию, чтобы снова показать свой очередной непричесанный рассказ критику, этой толстой и уродливой свинье, которая мерзко хрюкала, и в этом хрюканьи все, кто повторял путь Труднова,были обязаны расслышать и правильно воспринять всю критику… и после этого сделать кое-какие поправки, после которых, быть может, через несколько месяцев новое творение писателя попадало в газетенку; за него он и получал жалкие рубли…
и, как ни странно, радовался этому мелкому лучу фортуны…
Рассказы Труднова почти не печатались…Ему повезло лишь два раза… На одной из первых страниц январского номера газетенки был опубликован его несмешной рассказ, почему-то названный самим автором сатирическим… Другой случай был в
марте, когда наш писатель получил около тысячи рублей за свою драму, которая скорее показалась бы нормальному читателю комедией без начала и конца…
Сегодня же он приволок что-то такое, над чем критик только прокашлялся,
затем буркнул:
– Нет… уж, так и быть… Достал ты меня своей писаниной кормить… Себя не жалко позорить, подумай о газете, скоро она понадобится для посещения общественных привокзальных туалетов, так как в ней страниц больше и цена относительно других меньше…
После неудачной попытки разговора со Свиньей, Труднов оказался наедине с дождем, тем, что сопровождал его на протяжении всего предыдущего пути. Сказать они друг другу ничего не могли, да и, собственно надо ли было это…
Никакого нового плода это бы не принесло ни тому, ни другому… Осталась бы и остается только мучительная тишина, частичка неизведанной смерти и не начавшейся жизни…
Выводя свою правую ногу из одной лужи, он невольно наступал левой – в другую… Да, так все неудачно… Даже дворник имеет хоть и малый, но стабильный заработок, а этот писатель вынужден всякий раз голодать, глядя на те мятые листы,
что исписаны его неразборчивым почерком, что сочинял он минутами, часами, днями, неделями, месяцами… Плюнуть на все, да и пойти заняться другим делом, а не гнить ничтожеством в этом сером участке мира…
В кармане оставалось только два рубля… И Труднов сумел за крошечный миг найти им достойное применение… Писатель променял их на лотерейный билет, который позже оказался путевкой в новейший мир всяких благ, а его мог сделать современным бароном; одним из тех, кто с красивой блондинкой мчится по дорогам на черном джипе с тремя одинаковыми цифрами в номере, останавливается у супермаркета, где за покупки бросает крупную купюрку, не взяв при этом сдачи; кто имеет в центре города две больших квартиры, а за городом роскошную виллу; кто холодным взглядом окидывает прохожих , а разговаривает с кем-нибудь только по тем делам, которые способны принести такую гору зеленых бумажек, что даже правнукам покажется много…
Наконец-то над ним поднялось яркое солнце удачи. Он не мог поверить мгновениям пика своего истинного счастья, которое так долго не могло найти его…А что после этого пика? Ещё одна свежая смерть души …
Бароном не стал и даже денег не получил, умер…
Умер от сердечного приступа, умер счастливым, умер от того, чтобы умереть ничтожеством, каким он ступил впервые на сырую землю этой планеты… Чтобы умереть ничтожеством?…
Через пару недель тот хрюкающий критик, узнав о том, что у него нет материала для грядущего номера, заставил себя посвятить свеженькую газетенку целиком и полностью Труднову, где он восхвалял и оплакивал его в своих статейках, а также опубликовал шесть его сохранившихся в архиве рассказов, в том числе и последний «Родиться бездарностью, погибнуть гением»…
Так с новой ночью умер последний день жизни провинциального писателя Труднова, который так и не смог по-настоящему почувствовать вкуса фортуны, а после испытать кучу мирских разочарований…

Добавить комментарий