Венерианская лилия-питон (Статья из Венерианской энциклопедии)

На самом деле это не просто цветок – из-под зеленой “шляпы” из листьев, с длинной красивой “вуалью”, похожей на хвост павлина, выглядывает голова животного, похожего на слона – глаз, хобот, ухо… и толстое, пестрое змеиное тело. Это – венерианский питон, живущий в тесном симбиозе со своим цветком, толстый корень которого спускается через специальный канал над ухом питона прямо в его желудок. Они – большие друзья и питаются из общего котла. Питон охотится на довольно крупных животных (не крупнее его самого), а лилия ему помогает, привлекая их своим нежным запахом и неземной красотой. Когда питон хватает зазевавшуюся жертву, лилия выпускает густое облако аромата, который становится душным и наркотизирующим. Одурманенное животное теряет способность сопротивляться и отправляется прямо в желудок питона, на которого этот запах не действует.
Таким образом, лилия тоже участвует в охоте. Кроме того, она снабжает питона витаминами, которые она синтезирует – в ее “шляпке с вуалью” есть хлорофилл. Фотосинтез – важная составная часть ее жизнедеятельности, помогая ей вырабатывать такие вещества, которых очень мало в добываемом питоном мясе животных, в том числе естественные антибиотики и другие химические соединения, обладающие лечебным воздействием на организм питона.
Питон – разумное животное, а цветок, когда он на своем месте, подключен к мозгу питона, к его мыслям и мировосприятию. И лилия, и питон обладают некоторыми телепатическими способностями, поэтому они могут общаться мысленно даже в тех случаях, когда находятся в некотором отдалении друг от друга. Когда же они находятся в обычном тесном контакте, они общаются по нервным волокнам, мозг лилии при этом играет роль дополнительной операционной памяти, а ее органы чувств – роль дополнительных периферийных устройств. Например, глаза самого питона довольно слабы, но лилия обладает двумя парами фасеточных глаз, находящихся на концах четырех тоненьких отростков в середине цветка. У нее – цветовое зрение, и сигналы о том, что она видит, посылаются прямо в мозг питона. Можно сказать, что у них общая нервная система и общее пищеварение.
Еще одна интересная особенность этого растения-животного – это его «вечное цветение». Лилия не вянет после того, как ее опылят насекомые, а продолжает цвести, несмотря на то, что у нее завязывается плод и приблизительно через полгода созревают семена в специальной коробочке, которая вырастает в середине цветка. Семена хранятся в этой коробочке, пока не понадобятся, то есть пока им не найдут симбионта в семье питона-носителя. Пока в коробочке остается хотя бы одно семя, лилия не способна к оплодотворению – ее пестик и тычинки растворяются в мягких тканях цветка сразу после его удачного опыления, а новые вырастают только после того, как коробочка с семенами будет удалена. Таким образом сохраняется необходимое равновесие между численностью этих двух родов, настолько тесно связанных друг с другом, что они не могли бы существовать отдельно.
Кстати, несмотря на то, что венерианская лилия – гермафродит, как и большинство земных цветов, самоопыления не происходит, благодаря особому расположению пестика и тычинок. У готового к опылению цветка пестик выступает далеко над венчиком, тогда как тычинки «толпятся» у основания цветка, поближе к глубокой канавке, проложенной вокруг ножки пестика, полной сладкого, очень душистого нектара. И созревают они несколько позже, чем пестик. В это «свадебное» время аромат лилии обретает более сложный букет, к которому добавляется сладкий запах нектара – верная приманка для насекомых-сладкоежек. Привлеченные этим запахом, они прилетают с других лилий, неся на своих мохнатых лапках «чужую» долгожданную пыльцу.
Питоны являются общественными животными и живут большими патриархальными семьями, состоящими из родителей и их многочисленного потомства. Между собой они общаются на своем языке, а мелодичный свист, который они издают, лишь частично находится в слышимом людьми диапазоне, на самых высоких частотах. Добывают пищу питоны-самцы и несемейная молодежь, а питоны-самки, если они замужем, сидят дома и присматривают за детенышами. После удачной охоты отец семейства возвращается домой, где его симбионт, вынув из канала-пищевода корень, полный питательного сока, питает этим соком голодную детвору и самку, «подключаясь» к ним по очереди. Если пищи все же недостаточно на всех, самка тоже выходит поохотиться, но это бывает редко, разве что она соскучилась по охоте. Однако некоторые любительницы этого занятия считают охоту своим неотьемлемым естественным правом и выходят на охоту гораздо чаще, чередуясь со своими мужьями. В охоте они столь же искусны, ведь учатся охотничьим навыкам в детстве, а в подростковом возрасте охотятся все, независимо от пола, и кормят себя сами, не злоупотребляя своим «детским» статусом в семье.
Как я уже говорила, лилия и его симбионт – не хочу называть его хозяином, ибо их соединяет настоящая, хорошая и нежная дружба – могут ненадолго расставаться друг с другом. Например, на ночь, для удобства и из осторожности, чтобы не помять и не повредить цветок, а также в моменты, когда лилия занимается кормлением семейства. На ночь каждый питон сажает свою лилию на специальный насест, с которого она спускает свой корень-пищевод в сосуд с водой. Даже маленькие питоны делают это – впрочем, им помогают родители.
Каждый питон получает свой цветок, когда ему исполняется год. Это – праздник в семье, своеобразный обряд инициации. Маленькому питону сажают семечко цветка, взятое у одной из родительских лилий, в открывшуюся к этому возрасту лунку над правым ухом. Его наставляют беречь и лелеять этот цветок, относиться к нему с нежностью и любовью, защищать его, как защищают собственное тело, ведь в некоторой степени это так и есть! Росток появляется только через две недели, но растет быстро и расцветает через месяц. Это, конечно, тоже праздник, ведь маленький питон может впервые насладиться круговым, голографическим цветовым зрением! С этих пор они не расстаются более, кроме случаев, о которых я уже говорила.
Если в результате несчастного случая один из симбионтов погибает, то это истинная трагедия. Когда вдали от дома погибает питон, а родные не находят его достаточно быстро, лилия также гибнет, если вблизи нет хотя бы лужи с водой, до которой она смогла бы доползти, пользуясь своим корнем-пищеводом. Когда же несчастье случается с цветком, питону-носителю сажают новый, взяв семечко, как правило, у его погибшего друга-симбионта. В таких случаях питон тоскует по умершему и «болеет» около месяца, будучи лишен возможности охотиться. Он остается дома, а на охоту ходит его жена и старшие дети, прошедшие выучку. Дети питонов учатся охотиться дома, под присмотром опытной мамаши. Для этого используются маленькие грызуны, которых разводят в вольерах специально в учебных целях. Обычно малышам хватает этой еды, и они не просят пищи, когда их отец возвращается с охоты.
Венерианские питоны – очень красивые животные, и хотя они не создали высокоразвитой технической цивилизации, они по-настоящему разумны, миролюбивы и добры. Их образ жизни располагает к размышлению, и надо полагать, их жизненная философия полна мудрости и оптимизма – ведь им удается жить в ладу с самими собой и друг с другом, а также и с миром, который их окружает. А окружает их прекрасная, щедрая и богатая венерианская природа – мать и воспитательница этой необычной цивилизации. Есть предположения, что питоны обладают письменностью, а их огромные «книгохранилища» содержат сотни тысяч пергаментов, на которых изложены сведения по их многовековой истории, а также философские сочинения и литературные произведения. Пергаменты эти якобы представляют собой длинные полосы их собственной кожи, которую они собирают после линьки. Она прочна, очень тонка и красива, а также обладает тем преимуществом, что занимает мало места, после того как ее сворачивают в тугие свитки. Но это одни предположения, основывающиеся на разрозненных сведениях, ничем «материальным» не подтвержденным, а возможно, что и просто легенда. Как жаль, что человек оказался пока не в состоянии наладить с ними контакт! Это не потому, что они агрессивны – нет! В их обществе нет агрессии. Животное, которое несет на своей голове свою собственную хрупкую жизнь (и смерть), не может быть агрессивным с себе подобными. Миролюбие, в данном случае, оказалось качеством, необходимым для выживания. Однако быть осторожным для него также жизненно важно. Кроме того – это хищник, и охота есть способ, которым он добывает себе пропитание.
Как жаль, что человек оказался пока не в состоянии наладить с ними контакт! Это не потому, что они агрессивны – нет! В их обществе нет агрессии. Животное, которое несет на своей голове свою собственную хрупкую жизнь (и смерть), не может быть агрессивным с себе подобными. Миролюбие, в данном случае, оказалось качеством, необходимым для выживания. Однако быть осторожным для него также жизненно важно. Кроме того – это хищник, и он вынужден охотиться.
Когда это животное, грациозно извиваясь, гордо несет свою голову, украшенную замечательно красивым, сверкающим и благоухающим цветком – это удивительное зрелище, которое стоит увидеть хоть раз в жизни. Для этого достаточно слетать на Венеру – но берегитесь! Не стоит подходить к нему слишком близко и, разумеется, не стоит снимать колпак скафандра. Лилия может одурманить жертву с достаточно большого расстояния, особенно если ветер дует в нужную сторону.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.