ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

ПРОИЗВЕДЕНИЕ ВНЕ КОНКУРСА.

ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

«… Ваш “диагноз”… Время оценок?J» (Из письма-рецензии
Елены ШУВАЕВОЙ-ПЕТРОСЯН от 27.05.2006)

СПЕЦИАЛЬНО для БЛИЦ-КОНКУРСЕ ЮМОРА «ШУТИТЬ ИЗВОЛИТЕ?!» ПАМЯТИ Алексея СИНЕЛЬНИКОВА (Такого-то-Сякого) я написал это произведение:
А
ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

Возроптали неврозы вульгарного фрейдизма. Перепахали посевы политического материализма. У марксизма с лицом орангутана случились колики в нецензурном месте совмещенных плоскостей. Трансплантация тканей вернула эволюционные события к бандитской стадии капитализма. Правоверное разбойничество положило глаз на силовые структуры власти. Менструативная кровь окропила святую идею национализма. Вздутия пузырчатой кожи воздействуют на эпидермус. В злачных местах ожирения происходит биологическое оповещение. Одновременно предвосхищают спидоносный иммунодефицит. Вирусовая угроза проявляет красную активность в период планетного противостояния. Любовный симбиоз возможен целительной вероятностью сплющенных полушарий. Воздействие – пулеметными очередями в интервале многодюймовых ответстий.

Лечение – трационное фармахимическими препаратами гомеопатическими дозами. Нетрадиционные способы облучения приносят временное облегчение. Полезно предохраняться от астрологического увлечения в период высокосного противосостояния взбродившего Марса – под влиянием уступчивой, похотливой Венеры.

Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН >> ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА. 27.05.2006 17:51
Моисей, читаю уже второй Ваш “диагноз” за этот день. Время оценок?:-)

Это МНЕНИЕ ТАЛАНТЛИВОГО ПИСАТЕЛЯ. ИМ ОЧЕНЬ ДОРОЖУ.

Как обычно случается, не все оказались в восторге при чтении этой короткой миниатюры. Это вполне естественно. Так, молодой автор
Пиитух – [ 21.05.2006 ] высказал другое мнение. Его выслушал.

Не юмор, не сатира, не басня, не пародия, не шутка, не эпиграмма …
Моисей, не гонитесь за дешевизной, не покупайте “палёные” softwares – этот генератор случайных текстов с плохим русским редактором ни к чёрту не годится.

Воспользовался своим правом возразить.

Бельферман Моисей [ 22.05.2006 ]
Уважаемый Пиитух!
Вы в полном серьезе отнеслись к “диагнозу”? Какого общества?
Обнаружил: почти всю ночь Вы провозились над “ребусом”.

Названный автор посчитал себя обиженным моим ответом. Продолжил дискутировать. Пиитух [ 23.05.2006 ]

… с подсчетом временнЫх затрат, дорогой Моисей, у Вас программа сбоИт …
… Вы не поверите, но понимаю, что это попытка то ли юмора, то ли сатиры … но, на мой взгляд, крайне неудачная, извините меня 3000 раз.

По личному мнению, убежденного в своей правоте молодого автора, в МОЕЙ ТВОРЧЕСКОЙ РАБОТЕ «программа сбоИт…». Конечно, ТАКОЕ МНЕНИЕ ТРУДНО ОТНЕСТИ к ЮМОРУ. Но если это ЮМОР – СМЕШНЫМ ЕГО НЕ НАЗОВЕШЬ.
Нисколько НЕ ЗАДЕВАЮ АВТОРА – хочу ПОНЯТЬ ОСНОВУ, ПРИНЦИП ЕГО СКОРОПАЛИТЕЛЬНЫХ УПРЕКОВ или ОБВИНЕНИЙ.

Бельферман Моисей [ 23.05.2006 ]

Уважаемый Пиитух!
Вы могли ОБВИНИТЬ БОЛЕЕ ДОКАЗАТЕЛЬНО МОЮ МИНИАТЮРУ – в АБСУРДИСТИКЕ и НЕПОЭТИЧНОСТИ.
Ну, зачем Вам меня ДРАКОНИТЬ?
Кажется, мы больше слов написали – ЁМКОСТИ САМОГО ТЕКСТА.

Конечно же, я удосужился получить ответ просвещенного и смелого молодого автора.

Пиитух [ 23.05.2006 ]

… а и правда, зачем мне Вас драконить? Прозрел, осознал, прочувствовал … так что даже в предлагаемых непоэтичности и абсурдистике Вашу миниатюру обвинять не беду … тем более, что она такая миниатюрная …

Продолжать полемику я посчитал БЕСПОЛЕЗНЫМ. Смолчал. Верно, по этой причине больше писем по данному поводу не получил. Ну, и слава Б-гу. В ВОЗРАСТЕ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ НИСПРОВЕРГАТЕЛИ ИСТИН РЕДКО СЧИТАЮТСЯ с АВТОРИТЕТАМИ и ПРИЛИЧИЯМИ.

Посчитал бесполезным что-то доказывать. Молодой автор верхом совершенства считает РЕДАКТОРСКУЮ ПРОГРАММУ. Верно, свои НЕВЕДОМО КАКОЙ ГРАМОТНОСТИ РАБОТЫ привык он ДОВЕРЯТЬ АВТОМАТУ. К РУЧНОМУ РЕДАКТИРОВАНИЮ НЕ ПРИУЧЕН. НЕ ЗНАЕТ ЕГО СУЩНОСТИ.

У меня, действительно, нет хорошего редактора. Он и не нужен. Существующий почти весь текст подчеркивает «красной волной». Попробуй что понять и доказать. Не всегда доверяю технике. Впрочем, можно воспользоваться облегчениями. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТЕКСТЫ ОТЛИЧНЫ от ФОРМАЛЬНЫХ, ШАБЛОННЫХ и ШКОЛЯРСКИХ. Над этим ЗАДУМЫВАЮТСЯ и ПОНИМАЮТ САМИ ПИСАТЕЛИ и ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОСВЕЩЕННЫЕ ЧИТАТЕЛИ. Не МАССОВЫЙ ЧИТАТЕЛЬ, ПОТРЕБИТЕЛЬ «ПРОДУКЦИИ».

Б
ДУРДОМ – ОБЩЕСТВО в МИНИАТЮРЕ. ДУРДОМОВСКИЙ ГУМАНИЗМ.
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН прочитала «Внутренний мир одного из дурдомовцев». На странице оставила свое краткое мнение. 27.05.2006 17:39

“Живой” образ, “живое” произведение. Герой Лиходеев близок читателю потому, что такие, как он, ОБЫКНОВЕННЫЕ люди, со своими радостями и печалями.

“Бывает, человек с головы до ног не имеет дела! ” – метко сказано!

Понравилось, Моисей!

Данный отрывок – часть пространной новеллы «ПОТОК ИЩУЩЕЙ ИСКРЕННОСТИ: СОСТОИТ из АНТОНИМОВ» (свыше 130 тыс. печатных знаков). А всего в книге 34 новеллы по указанной в названии книге теме.

Повествование каждой новеллы предвосхищает коротенькое вступление. В форме резюме. Сообщает выдержку-суть предстоящего описания действия или дает характеристику персонажа.

Об Иване Семеновиче Лиходееве и предложенном в новелле повествовании узнаем:

«Много философии, софистики. Изобильное количество искренности. Мне нравится персонаж повествования. В чем его болезнь? Почему этого человека держат в психбольнице? Жаль! Умный, ищущий, свободомыслящий: такой опасен! Разоблачает ложь! Не уверен в необходимости СОБСТВЕННОГО существования. Поэтому и опасен! Социально опасен! Политическая система – опасается за собственную безопасность. НЕКОТОРЫЕ (пусть немногие!) сомневаются: ВСЕ ли САМОВЛАСТНОЕ – ПРАВОМОЧНО? Несерьезных – больше критиков. Еще больше критиканов! Не все полностью-безоговорочно разделяют политику партии-правительства. Позволяют критикнуть – вослед центральной прессе. Ведь уже получила «добро» от партийной номенклатыры обговорить данную прежде «секретную тему». Критика остальных аспектов внутренней жизни или внешней политики остается в ведении компетентных органов власти. Всякие другие попытки критики отнесены к антисоветизму. В партийно-государственных органах, как и в трудовых лагерях и психбольницах, держат людей честных, прозорливых. Первые – «воспитывают», вторых – «лечат» и «перевоспитывают»! Принудительным трудом! Упрямцев – нейролептиками».

В
ПЕРЕЖИВАНИЯ.
… С Львом Михайловичем случилась страшная беда. Позже узнал: вблизи пешеходного перехода его сбила машина. Водитель скрылся. Подобран машиной скорой помощи. До приемного отделения сопровождали два свидетеля происшествия. При осмотре констатировали травму черепа с сотрясением мозга. Поместили в терапию. В течение нескольких дней находился в состоянии беспамятства. Из памяти выпал целый отрезок времени. Спасибо врачам: выходили. Лев Михайлович пошел на поправку. Скоро выпишут. Приступит к работе. Он хочет вырваться к друзьям. Приглашали приехать – на встречу. Сам собирался погостить в родном Топайске. Был патриотом! Осел на чужбине.

Выйдет из больницы – женится на Ирине. Жаль: она, коренная горожанка, с ним не поедет в провинцию. Несколько раз насмехалась над его провинциализмом. Отвергает наивность и легковение. Критикует патриархальные его взгляды и ветхозаветную мораль. Убеждена: мораль мешает устроить материально обеспеченную жизнь. Для нее главное – собственная выгода, метериальное благополучие. Стремится – пользоваться всеми удобствами. Он женится: придется со многим смириться. Примаком – держаться в собственной квартире. Важна для него чувственность – плотские желания. Перетерпит – разность убеждений. В семье решения принимают на основе уступок, компромисов. При доброй воле – два взрослых человека сумеют сговориться.

Неожиданно неделю назад Льва Михайловича перевели в психиатрическое отделение. Держат под замком. Наравне с заключенными. Палата переполнена. Больница известна прелестями. Больные часто повторяют: сама обстановка лечит. Он часто лежит: вспоминает, философствует. В скученной палате парит – нечем дышать. На некоторое время всех выставили в коридор: проветривают. Отдельные больные продолжают конфликтовать, выяснять отношения. Лев Михайлович со всем спокойствием и мужеством встречает испытания. После некоторых инъекций наступает забытье, почти бессознательное состояние. Надеется на собственное здравомыслие и здоровые инстинкты. Не совершит порочащие поступки. Надеется: вскоре выпишут! Вот пройдут говолокружения. Ноги пусть окрепнут. Обязаны держать грузное тело в вертикальном положении.

Первопричиной всех его горестей-бед явилась травма головы. От еще больших горестей и бед, да и от худшей участи – спас Б-г. Испытывал или наказал?

… Лев Михайлович задержался в психиатрическом отделении. Уже три месяца глотает таблетки, запивает стопкой воды. Он остался мыслителем, философом. Теперь уже другой: изменяют характер. Часто лежит в постели. Стал вялым, малодеятельным. Думал: чистая его душа стремится к высшим сферам-материям. Греховно-тленное тело удерживается в мире пошлости-разврата. Раздвоен. Состоит из частей и составляющих. В чудовищном вихре событий он еще больше членится. Производит противоречивые действия. Трудно уживается с собой в мире и согласии. В его поступках проявляются противоречия-несуразности. Из активного подсознания исторгает дикую страсть. Он стремится к обнаженному лихачеству. Взрывается – в комплексе неполноценности. Вскакивает впопыхах – на умозрительно возникающие курганы. Всматривается в даль. Собственную похоть стремится излить на головы страждущего человечества. Бодрится. Покрывается мыльной пеной пота. Избегает участи затравленного зверя. Дрожит осиновым листом. Сует голову в петлю крайней безысходности. Красуется захудалой привлекательностью. Мечется в безумстве – между упоительной стремниной и гадливой порочностью политического авантюризма. Должен скрываться, бежать. Устраиваться. Страдать и верить – в благородные стремления исстрадавшейся человеческой души. Скрыта она в потемках интимных тайн и чувтвенности. Каково его прозрение? Призвание: игнорирует способности. Увлекает мысль. Рвется – в неизведанном направлении. Пускается по трамвайным рельсам.

… При выписке Льва Михайловича снабдили документами инвалида второй группы. Он часто надомничает. С трудом исполняет работу. Запустил квартиру. Ведь нелегко дается уборка. Часто ленится. Больше ест всухомятку. Много времени проводит в размышлениях.

Г
ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЯ – ИСПЫТЫВАЮТ на НОРМАЛЬНОСТЬ.

Искрились последние дни золотого лета. Дни ясные, солнечные. Знойный аромат нависает, давит, манит, наполняет букетным многоцветьем. Играет природа красками. Предначена вся прелесть – здоровым и свободным. Из-за зарешеченных окон освещенная сторона кажется Раем. Внутренняя жуть – еще более тягостной, невыносимой.

У природы – свой норовистый характер. Меняет погоду. Межсезонье. Тут еще случился катаклизм. Неожиданно налетел шквалистый ветер. Сорвал с деревьев охапки листвы, даже не полностью пожелтевшей. Оставил бурелом. В городе зарегистрировано несколько случаев разрыва телефонных и электролиний. Даже высоковольтных! Резко упала температура воздуха. Дыхание осени предвещает дождевые потоки. Нет желания расставаться с теплом и витаминным изобилием. Не избежать встречи с холодом-слякотью. Осень несомненно приносит новые заботы, проблемы, мысли, переживания, пасмурное настроение… Часто навевает скуку-тоску. Отягощает душу.

В психиатрическое отделение на суточное дежурство заявилась бригада санитаров. Рассказали: часть города, целый район отключен от электричества. Погрузился во тьму. От сумерек – до рассвета. Не качают воду. Остановлено движение электрического транспорта. Шли по затемненным улицам… В отдельных окнах мерцают огоньки свечей, фонариков… Быстро мрачность передалась в тюремную обстановку отделения. Только у персонала – свободный доступ и выход. Имеют однотипные ключи. Замки напоминают железнодорожные. У ключа четырехгранная выемка. Засовы отворяют без щелчка – легким поворотом ключа вправо.

Роберт пока в себя не пришел. Пережил страшное. По прошествии – не может опомниться. Счастливо завершилась его одиссея. Финал – нелепый. Оказался в дурдоме. Печально, даже трагично. Его не поняли! Сообщенные им новые факты приняли за бред. Считают проявлением синдрома. Географическое открытие, вклад в науку – никому не нужны! Роберта не допустили к началу занятий в школу. Изолировали от родителей, друзей… Держат в лечебном заключении. Попутно исследуют умственные способности, характер… Наблюдают за поведением. Кому нужно насмехательство подобного типа? Хотят серьезно определить реальность сообщения юноши? Или разобраться в сути фантастического рассказа о крохотном островке в океане? Не является ли он видимой частью подводной Атлантиды? Юноша настаивает на своей версии. Описывает живо произошедшее. Спасение. Трезвые контролеры считают: плавают неутомимые дельфины. Зачем им совершать продолжительную экскурсию? Без цели показывать подводное царство. Наука разберется и без дельфинов!

Сильно издергалась, переживает мама. Мечется в транспорте между учреждением своей службы и психиатрическим отделением. Горьким оказывается ее счастье: обрела исчезнувшего сына. Все считали его погибшим. Только не она! Предчувствовала беду. Не соглашалась сына отпускать в плавание с отцом – на исследовательском судне.

Роберт томится за решеткой. Одиноко бродит по коридорам. Входит в соседние палаты. Не оставляют отрывки мыслей. Скучает. Тягостно переносит состояние безысходности. Нелюдим. Только через некоторое время он начал знакомиться, заговаривать и отвечать. В контактах-общении быстрее течет время. Не так тягостно одиночество. Нет сверстников – он находится вместе со взрослыми. Много пожилых людей. Некоторые больные не поднимаются с коек. Томятся почти все – в заключении. Только некоторые – отдыхают. Ведут себя беззаботно. Долгими часами примостились к зарешеченным окнам. Наблюдают за прохаживающими в парке. Публика сюда ходит не для удовольствия. Мало кто улыбается. Проходят с озабоченными лицами.

Стараниями мамы, по иной причине – Роберта перевели в другое отделение. Не так скученно. Почти каждый день выводят на прогулку. Приятно подышать свежим воздухом. Роберт вновь впал в депрессию. Часто лежит на койке. Вот и сейчас… Очнулся от подталкиваний. Рядом стоит сосед. Хочет пообщаться. Молодому человеку лет двадцать пять. Коротко стрижен. Угрюм. Сутул. Кажется стариком. Без распросов – о себе рассказывает. Говорит тихо, тоном несколько восторженным. Слова сопровождает частым жестикулированием. Излагает душевные переживания. Учит общению и поискам доверенного человека среди больных. Как предохраниться от доверительных отношений с лечащим врачем и медперсоналом. Сам врач мало, редко контактирует с больными. Здесь много соглядатаев: ведут перекрестно наблюдение. Обо всем доносят. Благодать только кажущаяся: «Не варятся больные в собственном соку. Варенье получают – в сахарном сиропе». Цинично такое говорить – о живых людях. Осуществляют творчески – метод социализма: растворяют возможности. Олег обо всем убедительно рассказывает. Вызывает ответное доверие. Роберт молчит. Слушает.

– Мне приятно за вами наблюдать. – Он осмотрелся. Изогнулся. Сообщает доверительным тоном. Полушопотом. – Верьте слову-опыту, молодой человек. По призванию я – самодеятельный режиссер. Чокнутый – по природе вещей и характера. Квалифицированное мое заключение: вы – будущий актер. В вас просматривается врожденный талант: самовыражения, перевоплощения… Вы особенный юноша. Отличаетесь чистотой. Ясностью мысли. Непосредственностью. Удивительной чистотой чувств… Куда до вас – здешним типам?! Вижу: в отделении – человек вы случайный! В вас – вижу родственную душу. Я люблю театр – это мой родной дом. Сцена, подмостки – не просто возвышенное место. Это – призвание. Желанная судьба. Только здесь пришлось ощутить томление. Пережил одновременно – манящую надежду. В театре пережил блаженство Рая. Муки Ада. Каждому даны способности. Свое призвание. Специально я создан для сцены. Для актерской игры. Для общения с публикой. Для проявления свойств-талантов. Нуждаюсь в обожании. Актерский труд – адский. Бремя. Для многих – непосильная ноша. Ради успеха, восторженных взглядов-вздохов публики: чего не вытерпишь? Искусство требует много сил – всего! Меня – здесь держат! Они не поймут – творящееся в актерской душе. Не прощают человеческие качества. Актеры – странные: ну, и что с того? Намеренно впадаем в болезненность. Калечим душу. За миг удачи – щебро платим дорогую цену. Игра – вдохновенный труд. На здоровьи отражается – стрессом.

– Много разных типов. – Продолжает: – Безразлично не прохожу. Наблюдаю. Изучаю. Научился: с неимоверной легкостью смогу перевоплотиться в идиота. Может найтись такая роль – по ходу действия… Меня погубил талант! Не алкоголь, не разврат, не среда… Сам захотел: поставил судьбу превыше жизни. Никому не удастся! Не дано! Не такой большой талант – натренирован. Усвоил-воспринял, развил систему актерского мастерства Станиславского. Вот и все! По этой системе – любая бездарь становится актером. Не великим! Великие актеры – редкость. Изредка появляются: светом освещают землю-небо. В призрачном мире оставляют о себе память. Не всегда долгую. В современном театре исчезают традиции. Почти утеряны манеры. Смазана чистота помыслов. Без театра – нет настоящей жизни. Только женщины дарят удовольствия. Приходится платить – слишком дорогую цену. Вплоть до истощения нервной системы – полностью выкладываюсь. – Логика его непоследовательна. С соскальзываниями, перескоками. – Сейчас – в состоянии подавленности. Веду бесполезный образ существования. Сам себе – противен. Наружу вырываются одни оскверненные желания. Сущность проявляется в оскопленной сущности. Фугасное существование – в примитивном состоянии. Ввергнут в интенсивность. Погряз в муках тоски, скуки. Не для меня – блаженство жизни. Только на сцене во время чудодействия ощущаю блаженство момента. Надолго заряжаюсь энергией. Смыслом-значением – наполняется, обретает жизнь.

Среди больных находятся лжеизобретатели. Люди с болезненной фантазией. Под эту графу диагноза подводят самого Роберта. В личном деле собраны все обвинения. Даже имя – иностранного происхождения. Одно из доказательств ненормальности. Надо додуматься – до такого абсурда! Вот «Калашников» – истинно лжеизобретатель! Он часто голышом ползает по полу. На виду у всех – мочится в палате. Не помогают подзатыльники. Его внешность уродует ежик. Лицо смуглое. Лупает раскосыми глазами. Морщит лоб. Остервенело жестикулирует. Не забывает довести до слушателя оригинальные идеи. Одобрения не получает. Не нуждается. Хам по привычкам. Принято среди эгоистов, гордецов и чудовищных хищников. В обществе скромность – не в почете.

– Я хороший! Самый хороший в мире человек! – Повествует в порыве откровенности. – Меня просто оклеветали. Никакой я не уголовник. Не псих. Ни шизофреник. Я человек тонкой души. Отпрыск старинных аристократов. Чистого происхождения. С белой костью, голубой кровью и благородного воспитания. В пятилетки трудового энтузиазма клинили мое сознание. Пытались плавить в мартенах. Отшлифовывали на фрезах. Со всем народом – заболел коммунизмом. Лишался пороков буржуазного нутра. Превращен в каменное изваяние. В статую типа идола. В древнюю окаменелость. Жил, развивался на фоне сплошных социалистических завоеваний, достижений и успехов. Из забавного прошлого сохранился вскормленным тунеядцем. В дьявольском образе, обличьи. Совмещено в тленном единстве. От пороков – страдаю. Во хмелю – припадочный. В трезвом состоянии – скромный. Подобен всем убежденным холостякам. Я хитер, коварен. Занимаюсь изобретениями.

– Главная моя мечта и цель – дотянуться до звезд. В них заключена основная тайна. Аккумулирована огромная потенциальная энергия. Использовать в народном хозяйстве? Звезды заставить ярче светить! Заменят электричество – на освещении. Второе направление мысли: создать материал для распыления искусственных облаков. Закроют озоновые дыры. Предохранят от радиации. У древесной растительности эстетическую пользу. Занимает огромные пространства. Съедобное не плодоносит. Поскорее использовать деревья – переработать на мебель. Предлагаю: из металлолома – наладить производство чугунков. Вместо стекол использовать уплотненный целофан. Природа придала триноге – самое устойчивое положение. Человеку следует нарастить третью ногу. Добиться устойчивости. Не зависеть от обстоятельств.

– Остерегаться стрессов. Перемен – в психической деятельности. В физическом состоянии – травм. Сократить возраст водителей – до момента наступления опьянения. Ограничить скорость лихачества в автотранспорте. Совершить революцию в технике движения. Колеса использовать овальной формы. Посадить на шарниры. Выбросить коробку передач. Не изобретать велосипед – усовершенствовать. Объявить экономию использования горюче-смазочных материалов. Прогресс направлять в разные стороны – на нескольких скоростях. Научить природу служить человеку. Общественное устройство и жизнь создавать по примеру законов природной среды. Для производства одежды – использовать защитные функции организма. Учесть: на кулинарное производство полезное воздействие оказывает свето-техника. В семейных отношениях основной принцип – техники безопасности. Применить радио-электронику к генной инженерии. Голова пухнет от идей – этих производительных сил. Опаснее всего накопленные или мгновенные реакции производственных отношений. Надстройка – поднимает базис. Путаница происходящих понятий. – Псевдоизобретатель оказался щедрым на слова и выражения. Заносчивым эгоистом. Тщеславцем. Техническая революция без него произойдет. Увлекается фантастикой, наукой. Пристрастен к чудесам. Пока на пороге непризнанного гения. В периоде нахождения в дурдоме. При выписке – гнездится во всяких обывательских подворотнях.

Корней Сидорович уже седой. Держится молодцом. Улыбается, машет ручкой. С раннего утра физзарядкой изнуряет тело. Регулярно тренируется. Круглый год в трусах и майке бегает по аллеям парка. Утверждает: убежал от инфаркта. Любит много говорить. Держат взаперти – за несдержанный язык. Все его величают Капитаном.

Роберта от старика оттирает, обхаживает бывший афганец. Без умолку рассказывает свою историю. Ветерану Афгана – дурдом не страшен. Только противно находится в этом заведении. Так считают все побывавшие. Дурдом – этим все сказано! Разветленная сеть. В системе – здания, этажи, цеха, учреждения… Огромная страна – гигантский ДУРДОМ! ПРИУЧЕНЫ! ЖИВЕМ! ПОКА НАХОДИМСЯ на ДУРДОМОВСКОМ УРОВНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ. УЧТЕМ ФАКТ!

Тим Гадюкин – верткий, решительный… Смелый. Энергичный парень. Из таких нахалов – возникают настоящие мужчины. Призыв на службу -посчитал за везение. Прошел год отсрочки. Не в счет! Кончил учебку. В Афган отправили – муслимов отучить от непокорности. Давить
«духов»! Московские политики нашли «простое решение» проблемы укрепления южных границ. Поручили военным: отсталое феодальное государство -превратить в социалистическую республику советского типа. Без боевой и политической школы Афгана сегодня трудно стать настоящим воином. Верным защитником родины. Афганское братство передает по наследству русские традиции. Советский патриотизм! Пустили в народ «пушку»: будто туземные муджихиды ведут партизанскую войну. Нет, война тотальная, гражданская. Поскорее закрыть – западную, южную и восточную границы. Тогда Афган наш! А пока… Война с переменным успехом. Чаще приходится обороняться. По всему растянутому фронту. «Духов» давят – в их логове! Действуем изнутри: идет разложение.

Не удается наступать! С фанатичной жестокостью аборигены ведут сплошные диверсии. Наносят хитрые, подлые, предательские удары – в спину. Те туземцы – дикари, фанатичные аллахомольцы. Не видели прогресса. Не познали культуры. Не пользуются техникой. Отвергают удобства, блага цивилизации. У них мало плодородных земель. Много гор – без растительности. Эти вольные дети природы – привыкли к безысходной нищите. Систематически косят эпидемии болезней. За столетия неподвижного и кочевого существования – племена брошены в жуткое невежество. Долбанные патриоты бесплодия. Доступными, немыслимыми способами защищают самобытность. Никчемный суверенитет. Беспредметную свободу. Божественную религию, верования. Не хотят подчиняться Москве.

Тупой стихийной силе дикарей – противостоят вооруженные советские солдаты-герои. Среди местной публики – нет друзей! Одни враги! Сплачиваются воедино – разрозненные племена туземцев. Их всех надо – резать-расстреливать! Замполит учит: выделять детей, женщин, тружеников… Учитывать: неразвитое сознание пастухов и крестьян. Затуманили проповеди мулл, верования-предрассудки… Пустая забота – гуманизм. Все туземцы до такой степени фанатики – никогда не станут советскими! Угомонится – мертвый! Произойдет тогда примирение. Европейские туземцы – венгры, чехи – другого воспитания, типа. Даже заносчивые поляки – покорились генералу Ярузельскому. Руководствуются страхом-разумом. Развит инстинкт самосохранения. Афганские туземцы – беспонятливые азиаты! В худшем смысле…

Сплошная темень. Тучи сплошь заволокли небо. Не видно звезд. Быстро стынет песок. По долине проносится ветер – сквозняком-шквалом. Пронизывает до костей. Караульная служба ночью – никогда не считалась малиной. В Афгане это – страшное испытание. Приходится нести службу. Гадюкин не дремал. Плечом прикоснулся к стене: сбрасывает напряжение. Не услышал шороха… Никакого звука. Только завывал ветер. Песок сек лицо. Неожиданно жесткая рука – стиснула плечо. Тим дернулся. Успел! Лезвие ножа прошло под правое – не левое ребро. Началась ожесточенная стрельба. О последовавшем Тим позже узнал. Упал в беспамятстве. Истекал кровью. Той ночью совершили «духи» отчаянную диверсию. Взорвали склад с боеприпасами. В щепы разнесли две казармы. Жертв хватает!

Тим Гадюкин четыре месяца отлеживался в госпитале. Вернулся в строй. Пересел на транспорт. Сопровождал грузы по «дороге жизни и смерти». Попали в засаду. Ранила в ногу душманская пуля. Оперативно помогли вертолетчики. Без них «духи» могли перебить-перезать всех наших. Те «духи» – собой не дорожат. С фанатичным остервенением стремятся к праведной смерти. Убеждены: сразу попадут в Рай. Наших считают – сатанинским племенем. Не щадят: колошматят! Такой народ! «Духи»! Ничего другого нельзя ожидать от недочеловеков. Не прошли пока советскую школу жизни. Через два-три десятилетия тоже станут шелковыми-ручными. Так мы покорили узбеков, кыргизов, казахов… Да и прочих среднеазиатских чукмеков. Отучили от бесконтрольной свободы. Точно так поступили с западенцами, прибалтами… Молчат! Давить их надо! Покорятся! Как все – даже непонятливые и чумные.

Подошел дембель. Тим Гадюкин без радости, с сожалением покинул полюбившуюся службу. Предложили остаться – на сверхсрочной, по контракту. Он: за! Но!

…Пропал Гадюкин. Перевели? Свою историю не рассказал до конца.

Роберт даже не заметил: попал в полосу исследований. Предстоит пройти систему экспериментов. Сам воспринимает с положительной стороны. Развивает деловитость, общественную активность. Учуял возможность доказать нормальность. Реабилитироваться. Часто повторяет: «Я не сумасшедший! Убедитесь!» Исследователь попросил описать картинку. Изображен человек. Сидит за столиком кафе. Много трагического на его лице. Роберт описал: «Один. Человек сидит за столиком. Ему плохо? Зачем прикрыл глаз ладонью? Его тошнит?» Предложили изобразить на рисунке «справедливость». Нарисовал подобие Фемиды с завязанными глазами. Весы. Поручили изобразить «воровство». Он нарисовал пиджак. Пояснил: «У меня часто крадут вещи, чистят карманы». У больного бредовые понятия. Предположение: имеются нарушения процесса мышления. В отдельных случаях юноша резонерствует. Высказывания категоричны. Не всегда доверяет памяти. Слабо развита музыкальная память. В «существенных признаках» к растениям отнес «сад» и «садовник». При исследовании по методике Выгодского-Сахарова группирует разноформенные фигуры. Предложил сгруппировать по высоте и площади основания. За указание обиделся. Замечено болезненное его самолюбие. Доходит до дерзости.

Исследовали самооценку по методу Дембо-Рубинштейн. Самооценка его противоречива. Отнес себя к здоровым. Пояснил: «Считаю себя вполне здоровым человеком. Здоровье – самое главное. Отдельные недомогания вызваны возрастными явлениями. Недавно вступил в половую зрелость». По умственным способностям и свойствам характера – поставил на верхней границе шкалы. Одновременно себя чувствует несчастливым. Называет «самым несчастливым человеком во всем свете». Причина: факт нахождения в отделении больницы. Замечена недостаточная критичность, самокритичность. Переоценивает собственную личность. Оправдывает все поступки. Ошибки, нелепости объясняет воздействием обстановки. Очень скучает по родителям и дому. Закончил данный этап исследования словами:

– Почему меня держите? Ведь я здоров! Один: среди полных идиотов!
От них – непременно заболею! Тогда станете лечить!

Санитар Костоломов – огромный дядина с мощными ручицами. Рьяно по-садистски исполняет наказание. Главный! Провинившихся больных, инсулинщиков привязывает туго к койке. Наслаждается страданиями – с удовольствием. Мягче вяжет Инсклинчиков. В судебной палате стоит стол с креслами. Санитары дежурят попарно. Коротают ночи громкими рассказами-слушанием анекдотов. Где их берут? Смеются до упаду. Мат-перемат! Играют в шахматы. Режутся в карты. Костоломов – игрок заядлый. Азартный. Редко выигрывает. Волнуется, психует – по поводу каждого зевка. Проигрывает партию – с торговлей. Без штанов не остается. Мечтает выиграть – при всех живых шестнадцати фигурах. Неудачи – вымещает на больных. Бесчувственный тип – без сочувствия-сожаления. Ужесточает нрав – при исполнении обязанностей. Больных считает государственными преступниками или тунеядцами.

Нормальность развивается в условиях сплоченности, единства семей и коллективов. Первопричина болезненности – эгоизм, скрытость, замкнутость. В хитрых органах решают: кого поместить в дурдом. Среди недовольных наблюдаются новоявленные интеллигенты. Никто не позволит свободно жить. И отщепенцам добиваться справедливости-правды. Обязательно брать подписку: не встревать в политику. Не подменять полномочия органов. Попадают сюда и по-дурости. В этом пункте проверки-наблюдения вести себя умно. Выйдешь невредимым!

У лечащего врача-психиатра отделения Валерия Степановича Буйволова – мощная комплекция. Сродни его фамилии. У него тяжелая голова. В движениях – подвижен. Даже проявляет чрезмерный темперамент. В профессии компетентен. Не просто любит свое дело – из души вырывается творческая искра. Имеет приличный трудовой стаж. В последнее время увеличены требования. Начальство не признает сомнений. Не принимает возражений. Пресекают любую форму самодеятельности. Требуют беспрекословного исполнения инструкций, подчинения указаниям. Каждый занимающий должность – обязан нести ответственность. Оправдывать доверие. Жестки требования при назначении диагноза болезни. Административными указаниями, контролем выхолащивают гуманные черты профессии.

Буйволов часто идет на компромиссы со своей совестью. Должен оставаться на стационаре. Продолжать заниматься своим любимым делом. Наблюдениями. Исследованиями. Диагностикой. Лечением. Должность не превращает в кормушку. С осторожной застенчивостью защищает убеждения. Приходится считаться с системой властного устройства. Не конфликтовать с власть предержащими. Казаться внешне безучастным формалистом. Валерий Степанович сохраняет волевой контроль. Да, и характером наделен терпимым, непакостным.

О нем говорят: тоже хапает! Тут никто без этого не обходится. Берет только ценные подношения. Знают о его любовной связи с Матреной Осиповной. Женщина интересная – не первой свежести. Жгучие карие глаза окаймляют тушью подведенные брови. Открытая у нее натура. Любит поговорить. В манипуляционной откровенничает. Внимание все возлюбленному – не замечают присутствия больных. Буйволов больше слушает. Часто ухмыляется. Трудно понять: нравится ему жизненная установка сослуживицы? Просто мирится? Не усложняет отношения. К ней может относиться, как к пациентке закрытого заведения.

Надоело серьезничать. Матрене Осиповне рассказал анекдот:

– Противники современной психиатрии, да шутники сообщают: ненормальность проявляется – во вкусах, пристрастиях, симпатиях, наклонностях… И в образе жизни, поведении, высказываниях, мимике, движениях, походке, манерах, характерах… В особенностях разных обобщений, вестей, во сне, бессоннице, мытарствах, спокойствии, беспокойстве… В тщательных поисках идеала, бредовых состояниях, во внешности, чрезмерной сексуальности, половом бессилии, неуменнии ориентироваться на незнакомой местности, запоминании лиц… Во взгляде, резкой смене настроения, задумчивости… Не все запомнишь-перечислишь. Существует много признаков. Помогают распознать ненормальность. Определение ненормальности – по теории вероятностей. Нет большей беды: нормального на время отнесут к ненормалым. Делают это с целью политической профилактики. Хуже, опаснее: позволить ненормальному творить безнаказанно.

Валерий Степанович учился в наших учебных заведениях. Дополнил знания самоподготовкой. Ненормальности в обществе обнесены традиционным запретным честоколом. К больным относятся опасливо, подозрительно. Их чуждаются. Отчуждают. Психическое заболевание непонятно. Чуждо нормальному мышлению. Невежество создает легенды о фантастическом, призрачном состоянии. Шарахаются в сторону люди с превратными представления. Американский психиатр Брилл один из первых последователей З.Фрейда. Написал: встречался у больных с навязчивыми идеями и маниями. С преувеличенным или искаженным выражением присущего каждому нормальному человеку. Больные неконтролируемы. Воле неподвластна чувственная сфера. Развивается до чрезмерности.

Жутко многообразен мир посещаемых здорового и больного сновидений. Часто живее, красочнее, увлекательнее – при сравнении со скучной, одноообразной жизнью. Это мир подсознательный – полета фантазии. Форма творческого порыва. Представившаяся картина часто окутана дымкой усталости. Прорывается сквозь запоры подсознания. Подобно творчеству – строится на логической канве. На другой основе или отличной логике. Построения ее обрывочные, софистические. Пробужденная память редко сохраняет коллюзии сновидения. Улетучиваются. Подобно предрассветной дымке, эфемерностям. Сожаление – об утраченных грезах. Неосуществленные сны – часто вызвают жалость. Превратись они в реальность – могли наполнить, разнообразить восприятие. Да, и саму жизнь.

З.Фрейд открыл новую страницу в теории и психиатрической практике. В руки исследователей вложил инструмент для тщательного, детального изучения психики. Врачи занялись толкованием сновидений, свободных ассоциаций, символических образов. Науку интеллектуальную, любознательность – занимает метод обнаружения источника-причинности психических реакций. Это особенно важно знать психиатру. Врач стремится избавить больного от обременяющих тягостных симптомов. Нахлынувшие события вызвали болезненные ощущения. Вернуть доболезненное состояние. В неискаженном виде -восприятие действительности. По З.Фрейду: анализ на этом не завершается – продолжается. Непрерывна цепь эмоций больного. Имеет отношение к изменению характера. Кропотливая работа позволяет распознать форму заболевания. Выбрать метод лечения.

Заведующий отделением Крысов – твердокаменный догматик. Долгие годы опекает творческие направления идеологии. Искусство считает особым типом шизофрении. Не оригинален. Мнение широко бытует в среде психиатров. По теме проводят наблюдения, исследования. Всех симптомальных писателей не в состоянии госпитализировать больницы психиатрического профиля. Самых своенравных постепенно подбирают
– не должны мешать неуклонному развитию власти. Сохранять покой и безопасность. Прежде он трудился в организациях другого направления – сотрудничал с Союзом писателей. Убежден: писательство – профессия престижная, денежная. Писатели пользуются авторитетом в обществе. Имеет существенное значение тема, идеологическая выдержка. Меньше – качество писанины. Главнейшее: связи-знакомства в кругах издательских. Научиться писать просто и грамотно. Увлекательность – не помешает. Доведут до кондиции – существуют редакции. Довериться! Власти накладывают ограничения на интеллигенцию. Не выставляться избранником способностей. Даже представителем класса.

Из установок и собственного опыта Крысов убедился: все поголовно писатели – социально опасны. Как на беду, нельзя их арестовывать. Не заключать под наблюдение, на излечение. Повышена роль редакторов издательств, СМИ. Сохранена роль Главлита. Поручена издательствам важная, многотрудная роль: из авторов выбирать самых достойных. Назначать писателей. Редакторы блюдут государственные интересы, безопасность. Из рукописей вымаривают несуразности. Творчество – предмет бредового сознания. Увековечивает и протоколирует неестественное. Болезненная психика конструирует опасные комбинации, неестественные обстоятельства и чуждые народу образы. У людей с болезненной психикой случаются творческие проявления. Пишут книги, композируют музыку. Выдают изобретения, рацпредложения, сверхценные идеи. Соискатели гениальности – от дел отрывают. Отнимают ценное время. Излишне тормошат. Разрушают энергию занятых людей. Нормальные люди годны оставаться читателями и почителями. Трудятся.

Многолетние научные исследования подтвердили бытовавшее ранее мнение. Творчество – это глупость. Даже порок. Окаймлен расцветкой привлекательности. Приводит к дорогостоющему расточительству. В обществе полезные – скромные труженики, работяги. Непритязательно живут. Ведут общество по пути прогресса. Творчество – уводит в сторону. Перед ним сникают глупцы, хулиганы. Люди умные, деятельные – его игнорируют. Легко, просто обходятся без чудовищной ненормальности. Нормальные стремятся к обычному, известному, приятному, полезному, постоянному, традиционному… Потребляют материальные и даже духовные блага. Потребительство – форма ненормальности последнего времени. Массовый психоз. Помешательство. Направленно действуют инакомыслящие. Используют слабости психики. С помощью полуправд, фантазий расшатывают сплоченность общества, единство народа.

В отделении появилась уборщица тетя Нюся. Она с ведром и со швабрами. Громче всех шумит. Чище убирает. Еще помнит батько Махно и перлюру. Вознеслась во время нацистской оккупации. Нацистские порядки военного времени считали родственными духу украинских националистов. Герой народа стафан бандера спасал Неньку от большевистского порабощения. Народ поддержал борца за народную свободу. Истребила надежду красная чумная дьявольская сила. Тетя Нюся мечтает дожить до Возрождения.

Она строго следит за больными. Никому за обедом-ужином не удается скостить лишнюю порцию. Она слепо ненавидит Веню. Из рук выбивает или вырывает мыску. Во время ее дежурства Веня ходит голодным. Тетя Нюся называет это «тощим режимом». Смеется: «Пусть пороется в памяти!» Знает точно судьбу больного: «Еврейчик выполз из БАБЬЕГО ЯРА!» Вспоминает с печалью о «тех временах национального воздождения». Муж – полицай. Сама не дремала: «Эх, тогда поживилась бесхозным жидовским добром! Да, еще несколько пархатых – вывела из домов. Повели в Яр – на вечное похование! Чистоплотные нацики не всегда пачкали руки. Находили пособников. Народ украинский не стал палачом – остался рабом. Знать, не созрел пока до самостийности!»

В пригородном селе тетя Нюся на усадьбе держит свиноферму. На мясо выращивает поросят. Кормить их надо? Лишние порции, объедки идут в корм. Свиньи ей дороже пациентов психбольницы. Кажется она уродливой древней старухой. Крива, горбата. Аккуратнее других убирает палаты, коридор и туалет. Она копошится всю смену. Остается и на следующую. Моет посуду. С мысок сбрасывает в ведро остатки пищи. Дорог корм для скотины. В свободные дни приторговывает на рынке домашним сальцем. Получает хорошую добавку к скромной зарплате. Настало время – для личного предпринимательства и обогащения. Частные доходы никто не контролирует. Каждый заботится – только о себе. За счет государства и других трудящихся – обогащаются. Обстоятельства – сами вынуждают. Дороговизна, сплошной дефицит, кумовство, продажность… Трудом собственным сложно нажиться. Приходится воровать, кумекать. Хитростью, воровством, грабежом – выкручиваться. Нельзя надеяться на правительство национального предательства. Хохлы в свои руки берут закон! Сейчас медперсонал, повара, уборщицы – воруют. Врачам – вручают подношения.

© Бельферман Моисей, 2005 Дата публикации: 30.10.2005 15:53

0 Comments

  1. piituh

    В ВОЗРАСТЕ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ НИСПРОВЕРГАТЕЛИ ИСТИН РЕДКО СЧИТАЮТСЯ с АВТОРИТЕТАМИ и ПРИЛИЧИЯМИ. Посчитал бесполезным что-то доказывать. Молодой автор …

    Ваши бы слова, Моисей, да девушкам в уши!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

«… Ваш “диагноз”… Время оценок?J» (Из письма-рецензии
Елены ШУВАЕВОЙ-ПЕТРОСЯН от 27.05.2006)

СПЕЦИАЛЬНО для БЛИЦ-КОНКУРСЕ ЮМОРА «ШУТИТЬ ИЗВОЛИТЕ?!» ПАМЯТИ Алексея СИНЕЛЬНИКОВА (Такого-то-Сякого) я написал это произведение:
А
ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

Возроптали неврозы вульгарного фрейдизма. Перепахали посевы политического материализма. У марксизма с лицом орангутана случились колики в нецензурном месте совмещенных плоскостей. Трансплантация тканей вернула эволюционные события к бандитской стадии капитализма. Правоверное разбойничество положило глаз на силовые структуры власти. Менструативная кровь окропила святую идею национализма. Вздутия пузырчатой кожи воздействуют на эпидермус. В злачных местах ожирения происходит биологическое оповещение. Одновременно предвосхищают спидоносный иммунодефицит. Вирусовая угроза проявляет красную активность в период планетного противостояния. Любовный симбиоз возможен целительной вероятностью сплющенных полушарий. Воздействие – пулеметными очередями в интервале многодюймовых ответстий.

Лечение – трационное фармахимическими препаратами гомеопатическими дозами. Нетрадиционные способы облучения приносят временное облегчение. Полезно предохраняться от астрологического увлечения в период высокосного противосостояния взбродившего Марса – под влиянием уступчивой, похотливой Венеры.

Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН >> ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА. 27.05.2006 17:51
Моисей, читаю уже второй Ваш “диагноз” за этот день. Время оценок?:-)

Это МНЕНИЕ ТАЛАНТЛИВОГО ПИСАТЕЛЯ. ИМ ОЧЕНЬ ДОРОЖУ.

Как обычно случается, не все оказались в восторге при чтении этой короткой миниатюры. Это вполне естественно. Так, молодой автор
Пиитух – [ 21.05.2006 ] высказал другое мнение. Его выслушал.

Не юмор, не сатира, не басня, не пародия, не шутка, не эпиграмма …
Моисей, не гонитесь за дешевизной, не покупайте “палёные” softwares – этот генератор случайных текстов с плохим русским редактором ни к чёрту не годится.

Воспользовался своим правом возразить.

Бельферман Моисей [ 22.05.2006 ]
Уважаемый Пиитух!
Вы в полном серьезе отнеслись к “диагнозу”? Какого общества?
Обнаружил: почти всю ночь Вы провозились над “ребусом”.

Названный автор посчитал себя обиженным моим ответом. Продолжил дискутировать. Пиитух [ 23.05.2006 ]

… с подсчетом временнЫх затрат, дорогой Моисей, у Вас программа сбоИт …
… Вы не поверите, но понимаю, что это попытка то ли юмора, то ли сатиры … но, на мой взгляд, крайне неудачная, извините меня 3000 раз.

По личному мнению, убежденного в своей правоте молодого автора, в МОЕЙ ТВОРЧЕСКОЙ РАБОТЕ «программа сбоИт…». Конечно, ТАКОЕ МНЕНИЕ ТРУДНО ОТНЕСТИ к ЮМОРУ. Но если это ЮМОР – СМЕШНЫМ ЕГО НЕ НАЗОВЕШЬ.
Нисколько НЕ ЗАДЕВАЮ АВТОРА – хочу ПОНЯТЬ ОСНОВУ, ПРИНЦИП ЕГО СКОРОПАЛИТЕЛЬНЫХ УПРЕКОВ или ОБВИНЕНИЙ.

Бельферман Моисей [ 23.05.2006 ]

Уважаемый Пиитух!
Вы могли ОБВИНИТЬ БОЛЕЕ ДОКАЗАТЕЛЬНО МОЮ МИНИАТЮРУ – в АБСУРДИСТИКЕ и НЕПОЭТИЧНОСТИ.
Ну, зачем Вам меня ДРАКОНИТЬ?
Кажется, мы больше слов написали – ЁМКОСТИ САМОГО ТЕКСТА.

Конечно же, я удосужился получить ответ просвещенного и смелого молодого автора.

Пиитух [ 23.05.2006 ]

… а и правда, зачем мне Вас драконить? Прозрел, осознал, прочувствовал … так что даже в предлагаемых непоэтичности и абсурдистике Вашу миниатюру обвинять не беду … тем более, что она такая миниатюрная …

Продолжать полемику я посчитал БЕСПОЛЕЗНЫМ. Смолчал. Верно, по этой причине больше писем по данному поводу не получил. Ну, и слава Б-гу. В ВОЗРАСТЕ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ НИСПРОВЕРГАТЕЛИ ИСТИН РЕДКО СЧИТАЮТСЯ с АВТОРИТЕТАМИ и ПРИЛИЧИЯМИ.

Посчитал бесполезным что-то доказывать. Молодой автор верхом совершенства считает РЕДАКТОРСКУЮ ПРОГРАММУ. Верно, свои НЕВЕДОМО КАКОЙ ГРАМОТНОСТИ РАБОТЫ привык он ДОВЕРЯТЬ АВТОМАТУ. К РУЧНОМУ РЕДАКТИРОВАНИЮ НЕ ПРИУЧЕН. НЕ ЗНАЕТ ЕГО СУЩНОСТИ.

У меня, действительно, нет хорошего редактора. Он и не нужен. Существующий почти весь текст подчеркивает «красной волной». Попробуй что понять и доказать. Не всегда доверяю технике. Впрочем, можно воспользоваться облегчениями. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТЕКСТЫ ОТЛИЧНЫ от ФОРМАЛЬНЫХ, ШАБЛОННЫХ и ШКОЛЯРСКИХ. Над этим ЗАДУМЫВАЮТСЯ и ПОНИМАЮТ САМИ ПИСАТЕЛИ и ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОСВЕЩЕННЫЕ ЧИТАТЕЛИ. Не МАССОВЫЙ ЧИТАТЕЛЬ, ПОТРЕБИТЕЛЬ «ПРОДУКЦИИ».

Б
ДУРДОМ – ОБЩЕСТВО в МИНИАТЮРЕ. ДУРДОМОВСКИЙ ГУМАНИЗМ.
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН прочитала «Внутренний мир одного из дурдомовцев». На странице оставила свое краткое мнение. 27.05.2006 17:39

“Живой” образ, “живое” произведение. Герой Лиходеев близок читателю потому, что такие, как он, ОБЫКНОВЕННЫЕ люди, со своими радостями и печалями.

“Бывает, человек с головы до ног не имеет дела! ” – метко сказано!

Понравилось, Моисей!

Данный отрывок – часть пространной новеллы «ПОТОК ИЩУЩЕЙ ИСКРЕННОСТИ: СОСТОИТ из АНТОНИМОВ» (свыше 130 тыс. печатных знаков). А всего в книге 34 новеллы по указанной в названии книге теме.

Повествование каждой новеллы предвосхищает коротенькое вступление. В форме резюме. Сообщает выдержку-суть предстоящего описания действия или дает характеристику персонажа.

Об Иване Семеновиче Лиходееве и предложенном в новелле повествовании узнаем:

«Много философии, софистики. Изобильное количество искренности. Мне нравится персонаж повествования. В чем его болезнь? Почему этого человека держат в психбольнице? Жаль! Умный, ищущий, свободомыслящий: такой опасен! Разоблачает ложь! Не уверен в необходимости СОБСТВЕННОГО существования. Поэтому и опасен! Социально опасен! Политическая система – опасается за собственную безопасность. НЕКОТОРЫЕ (пусть немногие!) сомневаются: ВСЕ ли САМОВЛАСТНОЕ – ПРАВОМОЧНО? Несерьезных – больше критиков. Еще больше критиканов! Не все полностью-безоговорочно разделяют политику партии-правительства. Позволяют критикнуть – вослед центральной прессе. Ведь уже получила «добро» от партийной номенклатыры обговорить данную прежде «секретную тему». Критика остальных аспектов внутренней жизни или внешней политики остается в ведении компетентных органов власти. Всякие другие попытки критики отнесены к антисоветизму. В партийно-государственных органах, как и в трудовых лагерях и психбольницах, держат людей честных, прозорливых. Первые – «воспитывают», вторых – «лечат» и «перевоспитывают»! Принудительным трудом! Упрямцев – нейролептиками».

В
ПЕРЕЖИВАНИЯ.
… С Львом Михайловичем случилась страшная беда. Позже узнал: вблизи пешеходного перехода его сбила машина. Водитель скрылся. Подобран машиной скорой помощи. До приемного отделения сопровождали два свидетеля происшествия. При осмотре констатировали травму черепа с сотрясением мозга. Поместили в терапию. В течение нескольких дней находился в состоянии беспамятства. Из памяти выпал целый отрезок времени. Спасибо врачам: выходили. Лев Михайлович пошел на поправку. Скоро выпишут. Приступит к работе. Он хочет вырваться к друзьям. Приглашали приехать – на встречу. Сам собирался погостить в родном Топайске. Был патриотом! Осел на чужбине.

Выйдет из больницы – женится на Ирине. Жаль: она, коренная горожанка, с ним не поедет в провинцию. Несколько раз насмехалась над его провинциализмом. Отвергает наивность и легковение. Критикует патриархальные его взгляды и ветхозаветную мораль. Убеждена: мораль мешает устроить материально обеспеченную жизнь. Для нее главное – собственная выгода, метериальное благополучие. Стремится – пользоваться всеми удобствами. Он женится: придется со многим смириться. Примаком – держаться в собственной квартире. Важна для него чувственность – плотские желания. Перетерпит – разность убеждений. В семье решения принимают на основе уступок, компромисов. При доброй воле – два взрослых человека сумеют сговориться.

Неожиданно неделю назад Льва Михайловича перевели в психиатрическое отделение. Держат под замком. Наравне с заключенными. Палата переполнена. Больница известна прелестями. Больные часто повторяют: сама обстановка лечит. Он часто лежит: вспоминает, философствует. В скученной палате парит – нечем дышать. На некоторое время всех выставили в коридор: проветривают. Отдельные больные продолжают конфликтовать, выяснять отношения. Лев Михайлович со всем спокойствием и мужеством встречает испытания. После некоторых инъекций наступает забытье, почти бессознательное состояние. Надеется на собственное здравомыслие и здоровые инстинкты. Не совершит порочащие поступки. Надеется: вскоре выпишут! Вот пройдут говолокружения. Ноги пусть окрепнут. Обязаны держать грузное тело в вертикальном положении.

Первопричиной всех его горестей-бед явилась травма головы. От еще больших горестей и бед, да и от худшей участи – спас Б-г. Испытывал или наказал?

… Лев Михайлович задержался в психиатрическом отделении. Уже три месяца глотает таблетки, запивает стопкой воды. Он остался мыслителем, философом. Теперь уже другой: изменяют характер. Часто лежит в постели. Стал вялым, малодеятельным. Думал: чистая его душа стремится к высшим сферам-материям. Греховно-тленное тело удерживается в мире пошлости-разврата. Раздвоен. Состоит из частей и составляющих. В чудовищном вихре событий он еще больше членится. Производит противоречивые действия. Трудно уживается с собой в мире и согласии. В его поступках проявляются противоречия-несуразности. Из активного подсознания исторгает дикую страсть. Он стремится к обнаженному лихачеству. Взрывается – в комплексе неполноценности. Вскакивает впопыхах – на умозрительно возникающие курганы. Всматривается в даль. Собственную похоть стремится излить на головы страждущего человечества. Бодрится. Покрывается мыльной пеной пота. Избегает участи затравленного зверя. Дрожит осиновым листом. Сует голову в петлю крайней безысходности. Красуется захудалой привлекательностью. Мечется в безумстве – между упоительной стремниной и гадливой порочностью политического авантюризма. Должен скрываться, бежать. Устраиваться. Страдать и верить – в благородные стремления исстрадавшейся человеческой души. Скрыта она в потемках интимных тайн и чувтвенности. Каково его прозрение? Призвание: игнорирует способности. Увлекает мысль. Рвется – в неизведанном направлении. Пускается по трамвайным рельсам.

… При выписке Льва Михайловича снабдили документами инвалида второй группы. Он часто надомничает. С трудом исполняет работу. Запустил квартиру. Ведь нелегко дается уборка. Часто ленится. Больше ест всухомятку. Много времени проводит в размышлениях.

Г
ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЯ – ИСПЫТЫВАЮТ на НОРМАЛЬНОСТЬ.

Искрились последние дни золотого лета. Дни ясные, солнечные. Знойный аромат нависает, давит, манит, наполняет букетным многоцветьем. Играет природа красками. Предначена вся прелесть – здоровым и свободным. Из-за зарешеченных окон освещенная сторона кажется Раем. Внутренняя жуть – еще более тягостной, невыносимой.

У природы – свой норовистый характер. Меняет погоду. Межсезонье. Тут еще случился катаклизм. Неожиданно налетел шквалистый ветер. Сорвал с деревьев охапки листвы, даже не полностью пожелтевшей. Оставил бурелом. В городе зарегистрировано несколько случаев разрыва телефонных и электролиний. Даже высоковольтных! Резко упала температура воздуха. Дыхание осени предвещает дождевые потоки. Нет желания расставаться с теплом и витаминным изобилием. Не избежать встречи с холодом-слякотью. Осень несомненно приносит новые заботы, проблемы, мысли, переживания, пасмурное настроение… Часто навевает скуку-тоску. Отягощает душу.

В психиатрическое отделение на суточное дежурство заявилась бригада санитаров. Рассказали: часть города, целый район отключен от электричества. Погрузился во тьму. От сумерек – до рассвета. Не качают воду. Остановлено движение электрического транспорта. Шли по затемненным улицам… В отдельных окнах мерцают огоньки свечей, фонариков… Быстро мрачность передалась в тюремную обстановку отделения. Только у персонала – свободный доступ и выход. Имеют однотипные ключи. Замки напоминают железнодорожные. У ключа четырехгранная выемка. Засовы отворяют без щелчка – легким поворотом ключа вправо.

Роберт пока в себя не пришел. Пережил страшное. По прошествии – не может опомниться. Счастливо завершилась его одиссея. Финал – нелепый. Оказался в дурдоме. Печально, даже трагично. Его не поняли! Сообщенные им новые факты приняли за бред. Считают проявлением синдрома. Географическое открытие, вклад в науку – никому не нужны! Роберта не допустили к началу занятий в школу. Изолировали от родителей, друзей… Держат в лечебном заключении. Попутно исследуют умственные способности, характер… Наблюдают за поведением. Кому нужно насмехательство подобного типа? Хотят серьезно определить реальность сообщения юноши? Или разобраться в сути фантастического рассказа о крохотном островке в океане? Не является ли он видимой частью подводной Атлантиды? Юноша настаивает на своей версии. Описывает живо произошедшее. Спасение. Трезвые контролеры считают: плавают неутомимые дельфины. Зачем им совершать продолжительную экскурсию? Без цели показывать подводное царство. Наука разберется и без дельфинов!

Сильно издергалась, переживает мама. Мечется в транспорте между учреждением своей службы и психиатрическим отделением. Горьким оказывается ее счастье: обрела исчезнувшего сына. Все считали его погибшим. Только не она! Предчувствовала беду. Не соглашалась сына отпускать в плавание с отцом – на исследовательском судне.

Роберт томится за решеткой. Одиноко бродит по коридорам. Входит в соседние палаты. Не оставляют отрывки мыслей. Скучает. Тягостно переносит состояние безысходности. Нелюдим. Только через некоторое время он начал знакомиться, заговаривать и отвечать. В контактах-общении быстрее течет время. Не так тягостно одиночество. Нет сверстников – он находится вместе со взрослыми. Много пожилых людей. Некоторые больные не поднимаются с коек. Томятся почти все – в заключении. Только некоторые – отдыхают. Ведут себя беззаботно. Долгими часами примостились к зарешеченным окнам. Наблюдают за прохаживающими в парке. Публика сюда ходит не для удовольствия. Мало кто улыбается. Проходят с озабоченными лицами.

Стараниями мамы, по иной причине – Роберта перевели в другое отделение. Не так скученно. Почти каждый день выводят на прогулку. Приятно подышать свежим воздухом. Роберт вновь впал в депрессию. Часто лежит на койке. Вот и сейчас… Очнулся от подталкиваний. Рядом стоит сосед. Хочет пообщаться. Молодому человеку лет двадцать пять. Коротко стрижен. Угрюм. Сутул. Кажется стариком. Без распросов – о себе рассказывает. Говорит тихо, тоном несколько восторженным. Слова сопровождает частым жестикулированием. Излагает душевные переживания. Учит общению и поискам доверенного человека среди больных. Как предохраниться от доверительных отношений с лечащим врачем и медперсоналом. Сам врач мало, редко контактирует с больными. Здесь много соглядатаев: ведут перекрестно наблюдение. Обо всем доносят. Благодать только кажущаяся: «Не варятся больные в собственном соку. Варенье получают – в сахарном сиропе». Цинично такое говорить – о живых людях. Осуществляют творчески – метод социализма: растворяют возможности. Олег обо всем убедительно рассказывает. Вызывает ответное доверие. Роберт молчит. Слушает.

– Мне приятно за вами наблюдать. – Он осмотрелся. Изогнулся. Сообщает доверительным тоном. Полушопотом. – Верьте слову-опыту, молодой человек. По призванию я – самодеятельный режиссер. Чокнутый – по природе вещей и характера. Квалифицированное мое заключение: вы – будущий актер. В вас просматривается врожденный талант: самовыражения, перевоплощения… Вы особенный юноша. Отличаетесь чистотой. Ясностью мысли. Непосредственностью. Удивительной чистотой чувств… Куда до вас – здешним типам?! Вижу: в отделении – человек вы случайный! В вас – вижу родственную душу. Я люблю театр – это мой родной дом. Сцена, подмостки – не просто возвышенное место. Это – призвание. Желанная судьба. Только здесь пришлось ощутить томление. Пережил одновременно – манящую надежду. В театре пережил блаженство Рая. Муки Ада. Каждому даны способности. Свое призвание. Специально я создан для сцены. Для актерской игры. Для общения с публикой. Для проявления свойств-талантов. Нуждаюсь в обожании. Актерский труд – адский. Бремя. Для многих – непосильная ноша. Ради успеха, восторженных взглядов-вздохов публики: чего не вытерпишь? Искусство требует много сил – всего! Меня – здесь держат! Они не поймут – творящееся в актерской душе. Не прощают человеческие качества. Актеры – странные: ну, и что с того? Намеренно впадаем в болезненность. Калечим душу. За миг удачи – щебро платим дорогую цену. Игра – вдохновенный труд. На здоровьи отражается – стрессом.

– Много разных типов. – Продолжает: – Безразлично не прохожу. Наблюдаю. Изучаю. Научился: с неимоверной легкостью смогу перевоплотиться в идиота. Может найтись такая роль – по ходу действия… Меня погубил талант! Не алкоголь, не разврат, не среда… Сам захотел: поставил судьбу превыше жизни. Никому не удастся! Не дано! Не такой большой талант – натренирован. Усвоил-воспринял, развил систему актерского мастерства Станиславского. Вот и все! По этой системе – любая бездарь становится актером. Не великим! Великие актеры – редкость. Изредка появляются: светом освещают землю-небо. В призрачном мире оставляют о себе память. Не всегда долгую. В современном театре исчезают традиции. Почти утеряны манеры. Смазана чистота помыслов. Без театра – нет настоящей жизни. Только женщины дарят удовольствия. Приходится платить – слишком дорогую цену. Вплоть до истощения нервной системы – полностью выкладываюсь. – Логика его непоследовательна. С соскальзываниями, перескоками. – Сейчас – в состоянии подавленности. Веду бесполезный образ существования. Сам себе – противен. Наружу вырываются одни оскверненные желания. Сущность проявляется в оскопленной сущности. Фугасное существование – в примитивном состоянии. Ввергнут в интенсивность. Погряз в муках тоски, скуки. Не для меня – блаженство жизни. Только на сцене во время чудодействия ощущаю блаженство момента. Надолго заряжаюсь энергией. Смыслом-значением – наполняется, обретает жизнь.

Среди больных находятся лжеизобретатели. Люди с болезненной фантазией. Под эту графу диагноза подводят самого Роберта. В личном деле собраны все обвинения. Даже имя – иностранного происхождения. Одно из доказательств ненормальности. Надо додуматься – до такого абсурда! Вот «Калашников» – истинно лжеизобретатель! Он часто голышом ползает по полу. На виду у всех – мочится в палате. Не помогают подзатыльники. Его внешность уродует ежик. Лицо смуглое. Лупает раскосыми глазами. Морщит лоб. Остервенело жестикулирует. Не забывает довести до слушателя оригинальные идеи. Одобрения не получает. Не нуждается. Хам по привычкам. Принято среди эгоистов, гордецов и чудовищных хищников. В обществе скромность – не в почете.

– Я хороший! Самый хороший в мире человек! – Повествует в порыве откровенности. – Меня просто оклеветали. Никакой я не уголовник. Не псих. Ни шизофреник. Я человек тонкой души. Отпрыск старинных аристократов. Чистого происхождения. С белой костью, голубой кровью и благородного воспитания. В пятилетки трудового энтузиазма клинили мое сознание. Пытались плавить в мартенах. Отшлифовывали на фрезах. Со всем народом – заболел коммунизмом. Лишался пороков буржуазного нутра. Превращен в каменное изваяние. В статую типа идола. В древнюю окаменелость. Жил, развивался на фоне сплошных социалистических завоеваний, достижений и успехов. Из забавного прошлого сохранился вскормленным тунеядцем. В дьявольском образе, обличьи. Совмещено в тленном единстве. От пороков – страдаю. Во хмелю – припадочный. В трезвом состоянии – скромный. Подобен всем убежденным холостякам. Я хитер, коварен. Занимаюсь изобретениями.

– Главная моя мечта и цель – дотянуться до звезд. В них заключена основная тайна. Аккумулирована огромная потенциальная энергия. Использовать в народном хозяйстве? Звезды заставить ярче светить! Заменят электричество – на освещении. Второе направление мысли: создать материал для распыления искусственных облаков. Закроют озоновые дыры. Предохранят от радиации. У древесной растительности эстетическую пользу. Занимает огромные пространства. Съедобное не плодоносит. Поскорее использовать деревья – переработать на мебель. Предлагаю: из металлолома – наладить производство чугунков. Вместо стекол использовать уплотненный целофан. Природа придала триноге – самое устойчивое положение. Человеку следует нарастить третью ногу. Добиться устойчивости. Не зависеть от обстоятельств.

– Остерегаться стрессов. Перемен – в психической деятельности. В физическом состоянии – травм. Сократить возраст водителей – до момента наступления опьянения. Ограничить скорость лихачества в автотранспорте. Совершить революцию в технике движения. Колеса использовать овальной формы. Посадить на шарниры. Выбросить коробку передач. Не изобретать велосипед – усовершенствовать. Объявить экономию использования горюче-смазочных материалов. Прогресс направлять в разные стороны – на нескольких скоростях. Научить природу служить человеку. Общественное устройство и жизнь создавать по примеру законов природной среды. Для производства одежды – использовать защитные функции организма. Учесть: на кулинарное производство полезное воздействие оказывает свето-техника. В семейных отношениях основной принцип – техники безопасности. Применить радио-электронику к генной инженерии. Голова пухнет от идей – этих производительных сил. Опаснее всего накопленные или мгновенные реакции производственных отношений. Надстройка – поднимает базис. Путаница происходящих понятий. – Псевдоизобретатель оказался щедрым на слова и выражения. Заносчивым эгоистом. Тщеславцем. Техническая революция без него произойдет. Увлекается фантастикой, наукой. Пристрастен к чудесам. Пока на пороге непризнанного гения. В периоде нахождения в дурдоме. При выписке – гнездится во всяких обывательских подворотнях.

Корней Сидорович уже седой. Держится молодцом. Улыбается, машет ручкой. С раннего утра физзарядкой изнуряет тело. Регулярно тренируется. Круглый год в трусах и майке бегает по аллеям парка. Утверждает: убежал от инфаркта. Любит много говорить. Держат взаперти – за несдержанный язык. Все его величают Капитаном.

Роберта от старика оттирает, обхаживает бывший афганец. Без умолку рассказывает свою историю. Ветерану Афгана – дурдом не страшен. Только противно находится в этом заведении. Так считают все побывавшие. Дурдом – этим все сказано! Разветленная сеть. В системе – здания, этажи, цеха, учреждения… Огромная страна – гигантский ДУРДОМ! ПРИУЧЕНЫ! ЖИВЕМ! ПОКА НАХОДИМСЯ на ДУРДОМОВСКОМ УРОВНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ. УЧТЕМ ФАКТ!

Тим Гадюкин – верткий, решительный… Смелый. Энергичный парень. Из таких нахалов – возникают настоящие мужчины. Призыв на службу -посчитал за везение. Прошел год отсрочки. Не в счет! Кончил учебку. В Афган отправили – муслимов отучить от непокорности. Давить
«духов»! Московские политики нашли «простое решение» проблемы укрепления южных границ. Поручили военным: отсталое феодальное государство -превратить в социалистическую республику советского типа. Без боевой и политической школы Афгана сегодня трудно стать настоящим воином. Верным защитником родины. Афганское братство передает по наследству русские традиции. Советский патриотизм! Пустили в народ «пушку»: будто туземные муджихиды ведут партизанскую войну. Нет, война тотальная, гражданская. Поскорее закрыть – западную, южную и восточную границы. Тогда Афган наш! А пока… Война с переменным успехом. Чаще приходится обороняться. По всему растянутому фронту. «Духов» давят – в их логове! Действуем изнутри: идет разложение.

Не удается наступать! С фанатичной жестокостью аборигены ведут сплошные диверсии. Наносят хитрые, подлые, предательские удары – в спину. Те туземцы – дикари, фанатичные аллахомольцы. Не видели прогресса. Не познали культуры. Не пользуются техникой. Отвергают удобства, блага цивилизации. У них мало плодородных земель. Много гор – без растительности. Эти вольные дети природы – привыкли к безысходной нищите. Систематически косят эпидемии болезней. За столетия неподвижного и кочевого существования – племена брошены в жуткое невежество. Долбанные патриоты бесплодия. Доступными, немыслимыми способами защищают самобытность. Никчемный суверенитет. Беспредметную свободу. Божественную религию, верования. Не хотят подчиняться Москве.

Тупой стихийной силе дикарей – противостоят вооруженные советские солдаты-герои. Среди местной публики – нет друзей! Одни враги! Сплачиваются воедино – разрозненные племена туземцев. Их всех надо – резать-расстреливать! Замполит учит: выделять детей, женщин, тружеников… Учитывать: неразвитое сознание пастухов и крестьян. Затуманили проповеди мулл, верования-предрассудки… Пустая забота – гуманизм. Все туземцы до такой степени фанатики – никогда не станут советскими! Угомонится – мертвый! Произойдет тогда примирение. Европейские туземцы – венгры, чехи – другого воспитания, типа. Даже заносчивые поляки – покорились генералу Ярузельскому. Руководствуются страхом-разумом. Развит инстинкт самосохранения. Афганские туземцы – беспонятливые азиаты! В худшем смысле…

Сплошная темень. Тучи сплошь заволокли небо. Не видно звезд. Быстро стынет песок. По долине проносится ветер – сквозняком-шквалом. Пронизывает до костей. Караульная служба ночью – никогда не считалась малиной. В Афгане это – страшное испытание. Приходится нести службу. Гадюкин не дремал. Плечом прикоснулся к стене: сбрасывает напряжение. Не услышал шороха… Никакого звука. Только завывал ветер. Песок сек лицо. Неожиданно жесткая рука – стиснула плечо. Тим дернулся. Успел! Лезвие ножа прошло под правое – не левое ребро. Началась ожесточенная стрельба. О последовавшем Тим позже узнал. Упал в беспамятстве. Истекал кровью. Той ночью совершили «духи» отчаянную диверсию. Взорвали склад с боеприпасами. В щепы разнесли две казармы. Жертв хватает!

Тим Гадюкин четыре месяца отлеживался в госпитале. Вернулся в строй. Пересел на транспорт. Сопровождал грузы по «дороге жизни и смерти». Попали в засаду. Ранила в ногу душманская пуля. Оперативно помогли вертолетчики. Без них «духи» могли перебить-перезать всех наших. Те «духи» – собой не дорожат. С фанатичным остервенением стремятся к праведной смерти. Убеждены: сразу попадут в Рай. Наших считают – сатанинским племенем. Не щадят: колошматят! Такой народ! «Духи»! Ничего другого нельзя ожидать от недочеловеков. Не прошли пока советскую школу жизни. Через два-три десятилетия тоже станут шелковыми-ручными. Так мы покорили узбеков, кыргизов, казахов… Да и прочих среднеазиатских чукмеков. Отучили от бесконтрольной свободы. Точно так поступили с западенцами, прибалтами… Молчат! Давить их надо! Покорятся! Как все – даже непонятливые и чумные.

Подошел дембель. Тим Гадюкин без радости, с сожалением покинул полюбившуюся службу. Предложили остаться – на сверхсрочной, по контракту. Он: за! Но!

…Пропал Гадюкин. Перевели? Свою историю не рассказал до конца.

Роберт даже не заметил: попал в полосу исследований. Предстоит пройти систему экспериментов. Сам воспринимает с положительной стороны. Развивает деловитость, общественную активность. Учуял возможность доказать нормальность. Реабилитироваться. Часто повторяет: «Я не сумасшедший! Убедитесь!» Исследователь попросил описать картинку. Изображен человек. Сидит за столиком кафе. Много трагического на его лице. Роберт описал: «Один. Человек сидит за столиком. Ему плохо? Зачем прикрыл глаз ладонью? Его тошнит?» Предложили изобразить на рисунке «справедливость». Нарисовал подобие Фемиды с завязанными глазами. Весы. Поручили изобразить «воровство». Он нарисовал пиджак. Пояснил: «У меня часто крадут вещи, чистят карманы». У больного бредовые понятия. Предположение: имеются нарушения процесса мышления. В отдельных случаях юноша резонерствует. Высказывания категоричны. Не всегда доверяет памяти. Слабо развита музыкальная память. В «существенных признаках» к растениям отнес «сад» и «садовник». При исследовании по методике Выгодского-Сахарова группирует разноформенные фигуры. Предложил сгруппировать по высоте и площади основания. За указание обиделся. Замечено болезненное его самолюбие. Доходит до дерзости.

Исследовали самооценку по методу Дембо-Рубинштейн. Самооценка его противоречива. Отнес себя к здоровым. Пояснил: «Считаю себя вполне здоровым человеком. Здоровье – самое главное. Отдельные недомогания вызваны возрастными явлениями. Недавно вступил в половую зрелость». По умственным способностям и свойствам характера – поставил на верхней границе шкалы. Одновременно себя чувствует несчастливым. Называет «самым несчастливым человеком во всем свете». Причина: факт нахождения в отделении больницы. Замечена недостаточная критичность, самокритичность. Переоценивает собственную личность. Оправдывает все поступки. Ошибки, нелепости объясняет воздействием обстановки. Очень скучает по родителям и дому. Закончил данный этап исследования словами:

– Почему меня держите? Ведь я здоров! Один: среди полных идиотов!
От них – непременно заболею! Тогда станете лечить!

Санитар Костоломов – огромный дядина с мощными ручицами. Рьяно по-садистски исполняет наказание. Главный! Провинившихся больных, инсулинщиков привязывает туго к койке. Наслаждается страданиями – с удовольствием. Мягче вяжет Инсклинчиков. В судебной палате стоит стол с креслами. Санитары дежурят попарно. Коротают ночи громкими рассказами-слушанием анекдотов. Где их берут? Смеются до упаду. Мат-перемат! Играют в шахматы. Режутся в карты. Костоломов – игрок заядлый. Азартный. Редко выигрывает. Волнуется, психует – по поводу каждого зевка. Проигрывает партию – с торговлей. Без штанов не остается. Мечтает выиграть – при всех живых шестнадцати фигурах. Неудачи – вымещает на больных. Бесчувственный тип – без сочувствия-сожаления. Ужесточает нрав – при исполнении обязанностей. Больных считает государственными преступниками или тунеядцами.

Нормальность развивается в условиях сплоченности, единства семей и коллективов. Первопричина болезненности – эгоизм, скрытость, замкнутость. В хитрых органах решают: кого поместить в дурдом. Среди недовольных наблюдаются новоявленные интеллигенты. Никто не позволит свободно жить. И отщепенцам добиваться справедливости-правды. Обязательно брать подписку: не встревать в политику. Не подменять полномочия органов. Попадают сюда и по-дурости. В этом пункте проверки-наблюдения вести себя умно. Выйдешь невредимым!

У лечащего врача-психиатра отделения Валерия Степановича Буйволова – мощная комплекция. Сродни его фамилии. У него тяжелая голова. В движениях – подвижен. Даже проявляет чрезмерный темперамент. В профессии компетентен. Не просто любит свое дело – из души вырывается творческая искра. Имеет приличный трудовой стаж. В последнее время увеличены требования. Начальство не признает сомнений. Не принимает возражений. Пресекают любую форму самодеятельности. Требуют беспрекословного исполнения инструкций, подчинения указаниям. Каждый занимающий должность – обязан нести ответственность. Оправдывать доверие. Жестки требования при назначении диагноза болезни. Административными указаниями, контролем выхолащивают гуманные черты профессии.

Буйволов часто идет на компромиссы со своей совестью. Должен оставаться на стационаре. Продолжать заниматься своим любимым делом. Наблюдениями. Исследованиями. Диагностикой. Лечением. Должность не превращает в кормушку. С осторожной застенчивостью защищает убеждения. Приходится считаться с системой властного устройства. Не конфликтовать с власть предержащими. Казаться внешне безучастным формалистом. Валерий Степанович сохраняет волевой контроль. Да, и характером наделен терпимым, непакостным.

О нем говорят: тоже хапает! Тут никто без этого не обходится. Берет только ценные подношения. Знают о его любовной связи с Матреной Осиповной. Женщина интересная – не первой свежести. Жгучие карие глаза окаймляют тушью подведенные брови. Открытая у нее натура. Любит поговорить. В манипуляционной откровенничает. Внимание все возлюбленному – не замечают присутствия больных. Буйволов больше слушает. Часто ухмыляется. Трудно понять: нравится ему жизненная установка сослуживицы? Просто мирится? Не усложняет отношения. К ней может относиться, как к пациентке закрытого заведения.

Надоело серьезничать. Матрене Осиповне рассказал анекдот:

– Противники современной психиатрии, да шутники сообщают: ненормальность проявляется – во вкусах, пристрастиях, симпатиях, наклонностях… И в образе жизни, поведении, высказываниях, мимике, движениях, походке, манерах, характерах… В особенностях разных обобщений, вестей, во сне, бессоннице, мытарствах, спокойствии, беспокойстве… В тщательных поисках идеала, бредовых состояниях, во внешности, чрезмерной сексуальности, половом бессилии, неуменнии ориентироваться на незнакомой местности, запоминании лиц… Во взгляде, резкой смене настроения, задумчивости… Не все запомнишь-перечислишь. Существует много признаков. Помогают распознать ненормальность. Определение ненормальности – по теории вероятностей. Нет большей беды: нормального на время отнесут к ненормалым. Делают это с целью политической профилактики. Хуже, опаснее: позволить ненормальному творить безнаказанно.

Валерий Степанович учился в наших учебных заведениях. Дополнил знания самоподготовкой. Ненормальности в обществе обнесены традиционным запретным честоколом. К больным относятся опасливо, подозрительно. Их чуждаются. Отчуждают. Психическое заболевание непонятно. Чуждо нормальному мышлению. Невежество создает легенды о фантастическом, призрачном состоянии. Шарахаются в сторону люди с превратными представления. Американский психиатр Брилл один из первых последователей З.Фрейда. Написал: встречался у больных с навязчивыми идеями и маниями. С преувеличенным или искаженным выражением присущего каждому нормальному человеку. Больные неконтролируемы. Воле неподвластна чувственная сфера. Развивается до чрезмерности.

Жутко многообразен мир посещаемых здорового и больного сновидений. Часто живее, красочнее, увлекательнее – при сравнении со скучной, одноообразной жизнью. Это мир подсознательный – полета фантазии. Форма творческого порыва. Представившаяся картина часто окутана дымкой усталости. Прорывается сквозь запоры подсознания. Подобно творчеству – строится на логической канве. На другой основе или отличной логике. Построения ее обрывочные, софистические. Пробужденная память редко сохраняет коллюзии сновидения. Улетучиваются. Подобно предрассветной дымке, эфемерностям. Сожаление – об утраченных грезах. Неосуществленные сны – часто вызвают жалость. Превратись они в реальность – могли наполнить, разнообразить восприятие. Да, и саму жизнь.

З.Фрейд открыл новую страницу в теории и психиатрической практике. В руки исследователей вложил инструмент для тщательного, детального изучения психики. Врачи занялись толкованием сновидений, свободных ассоциаций, символических образов. Науку интеллектуальную, любознательность – занимает метод обнаружения источника-причинности психических реакций. Это особенно важно знать психиатру. Врач стремится избавить больного от обременяющих тягостных симптомов. Нахлынувшие события вызвали болезненные ощущения. Вернуть доболезненное состояние. В неискаженном виде -восприятие действительности. По З.Фрейду: анализ на этом не завершается – продолжается. Непрерывна цепь эмоций больного. Имеет отношение к изменению характера. Кропотливая работа позволяет распознать форму заболевания. Выбрать метод лечения.

Заведующий отделением Крысов – твердокаменный догматик. Долгие годы опекает творческие направления идеологии. Искусство считает особым типом шизофрении. Не оригинален. Мнение широко бытует в среде психиатров. По теме проводят наблюдения, исследования. Всех симптомальных писателей не в состоянии госпитализировать больницы психиатрического профиля. Самых своенравных постепенно подбирают
– не должны мешать неуклонному развитию власти. Сохранять покой и безопасность. Прежде он трудился в организациях другого направления – сотрудничал с Союзом писателей. Убежден: писательство – профессия престижная, денежная. Писатели пользуются авторитетом в обществе. Имеет существенное значение тема, идеологическая выдержка. Меньше – качество писанины. Главнейшее: связи-знакомства в кругах издательских. Научиться писать просто и грамотно. Увлекательность – не помешает. Доведут до кондиции – существуют редакции. Довериться! Власти накладывают ограничения на интеллигенцию. Не выставляться избранником способностей. Даже представителем класса.

Из установок и собственного опыта Крысов убедился: все поголовно писатели – социально опасны. Как на беду, нельзя их арестовывать. Не заключать под наблюдение, на излечение. Повышена роль редакторов издательств, СМИ. Сохранена роль Главлита. Поручена издательствам важная, многотрудная роль: из авторов выбирать самых достойных. Назначать писателей. Редакторы блюдут государственные интересы, безопасность. Из рукописей вымаривают несуразности. Творчество – предмет бредового сознания. Увековечивает и протоколирует неестественное. Болезненная психика конструирует опасные комбинации, неестественные обстоятельства и чуждые народу образы. У людей с болезненной психикой случаются творческие проявления. Пишут книги, композируют музыку. Выдают изобретения, рацпредложения, сверхценные идеи. Соискатели гениальности – от дел отрывают. Отнимают ценное время. Излишне тормошат. Разрушают энергию занятых людей. Нормальные люди годны оставаться читателями и почителями. Трудятся.

Многолетние научные исследования подтвердили бытовавшее ранее мнение. Творчество – это глупость. Даже порок. Окаймлен расцветкой привлекательности. Приводит к дорогостоющему расточительству. В обществе полезные – скромные труженики, работяги. Непритязательно живут. Ведут общество по пути прогресса. Творчество – уводит в сторону. Перед ним сникают глупцы, хулиганы. Люди умные, деятельные – его игнорируют. Легко, просто обходятся без чудовищной ненормальности. Нормальные стремятся к обычному, известному, приятному, полезному, постоянному, традиционному… Потребляют материальные и даже духовные блага. Потребительство – форма ненормальности последнего времени. Массовый психоз. Помешательство. Направленно действуют инакомыслящие. Используют слабости психики. С помощью полуправд, фантазий расшатывают сплоченность общества, единство народа.

В отделении появилась уборщица тетя Нюся. Она с ведром и со швабрами. Громче всех шумит. Чище убирает. Еще помнит батько Махно и перлюру. Вознеслась во время нацистской оккупации. Нацистские порядки военного времени считали родственными духу украинских националистов. Герой народа стафан бандера спасал Неньку от большевистского порабощения. Народ поддержал борца за народную свободу. Истребила надежду красная чумная дьявольская сила. Тетя Нюся мечтает дожить до Возрождения.

Она строго следит за больными. Никому за обедом-ужином не удается скостить лишнюю порцию. Она слепо ненавидит Веню. Из рук выбивает или вырывает мыску. Во время ее дежурства Веня ходит голодным. Тетя Нюся называет это «тощим режимом». Смеется: «Пусть пороется в памяти!» Знает точно судьбу больного: «Еврейчик выполз из БАБЬЕГО ЯРА!» Вспоминает с печалью о «тех временах национального воздождения». Муж – полицай. Сама не дремала: «Эх, тогда поживилась бесхозным жидовским добром! Да, еще несколько пархатых – вывела из домов. Повели в Яр – на вечное похование! Чистоплотные нацики не всегда пачкали руки. Находили пособников. Народ украинский не стал палачом – остался рабом. Знать, не созрел пока до самостийности!»

В пригородном селе тетя Нюся на усадьбе держит свиноферму. На мясо выращивает поросят. Кормить их надо? Лишние порции, объедки идут в корм. Свиньи ей дороже пациентов психбольницы. Кажется она уродливой древней старухой. Крива, горбата. Аккуратнее других убирает палаты, коридор и туалет. Она копошится всю смену. Остается и на следующую. Моет посуду. С мысок сбрасывает в ведро остатки пищи. Дорог корм для скотины. В свободные дни приторговывает на рынке домашним сальцем. Получает хорошую добавку к скромной зарплате. Настало время – для личного предпринимательства и обогащения. Частные доходы никто не контролирует. Каждый заботится – только о себе. За счет государства и других трудящихся – обогащаются. Обстоятельства – сами вынуждают. Дороговизна, сплошной дефицит, кумовство, продажность… Трудом собственным сложно нажиться. Приходится воровать, кумекать. Хитростью, воровством, грабежом – выкручиваться. Нельзя надеяться на правительство национального предательства. Хохлы в свои руки берут закон! Сейчас медперсонал, повара, уборщицы – воруют. Врачам – вручают подношения.

© Бельферман Моисей, 2005 Дата публикации: 30.10.2005 15:53

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

«… Ваш “диагноз”… Время оценок?J» (Из письма-рецензии
Елены ШУВАЕВОЙ-ПЕТРОСЯН от 27.05.2006)

СПЕЦИАЛЬНО для БЛИЦ-КОНКУРСЕ ЮМОРА «ШУТИТЬ ИЗВОЛИТЕ?!» ПАМЯТИ Алексея СИНЕЛЬНИКОВА (Такого-то-Сякого) я написал это произведение:
А
ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА.

Возроптали неврозы вульгарного фрейдизма. Перепахали посевы политического материализма. У марксизма с лицом орангутана случились колики в нецензурном месте совмещенных плоскостей. Трансплантация тканей вернула эволюционные события к бандитской стадии капитализма. Правоверное разбойничество положило глаз на силовые структуры власти. Менструативная кровь окропила святую идею национализма. Вздутия пузырчатой кожи воздействуют на эпидермус. В злачных местах ожирения происходит биологическое оповещение. Одновременно предвосхищают спидоносный иммунодефицит. Вирусовая угроза проявляет красную активность в период планетного противостояния. Любовный симбиоз возможен целительной вероятностью сплющенных полушарий. Воздействие – пулеметными очередями в интервале многодюймовых ответстий.

Лечение – трационное фармахимическими препаратами гомеопатическими дозами. Нетрадиционные способы облучения приносят временное облегчение. Полезно предохраняться от астрологического увлечения в период высокосного противосостояния взбродившего Марса – под влиянием уступчивой, похотливой Венеры.

Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН >> ДИАГНОЗ БОЛЬНОГО ОБЩЕСТВА. 27.05.2006 17:51
Моисей, читаю уже второй Ваш “диагноз” за этот день. Время оценок?:-)

Это МНЕНИЕ ТАЛАНТЛИВОГО ПИСАТЕЛЯ. ИМ ОЧЕНЬ ДОРОЖУ.

Как обычно случается, не все оказались в восторге при чтении этой короткой миниатюры. Это вполне естественно. Так, молодой автор
Пиитух – [ 21.05.2006 ] высказал другое мнение. Его выслушал.

Не юмор, не сатира, не басня, не пародия, не шутка, не эпиграмма …
Моисей, не гонитесь за дешевизной, не покупайте “палёные” softwares – этот генератор случайных текстов с плохим русским редактором ни к чёрту не годится.

Воспользовался своим правом возразить.

Бельферман Моисей [ 22.05.2006 ]
Уважаемый Пиитух!
Вы в полном серьезе отнеслись к “диагнозу”? Какого общества?
Обнаружил: почти всю ночь Вы провозились над “ребусом”.

Названный автор посчитал себя обиженным моим ответом. Продолжил дискутировать. Пиитух [ 23.05.2006 ]

… с подсчетом временнЫх затрат, дорогой Моисей, у Вас программа сбоИт …
… Вы не поверите, но понимаю, что это попытка то ли юмора, то ли сатиры … но, на мой взгляд, крайне неудачная, извините меня 3000 раз.

По личному мнению, убежденного в своей правоте молодого автора, в МОЕЙ ТВОРЧЕСКОЙ РАБОТЕ «программа сбоИт…». Конечно, ТАКОЕ МНЕНИЕ ТРУДНО ОТНЕСТИ к ЮМОРУ. Но если это ЮМОР – СМЕШНЫМ ЕГО НЕ НАЗОВЕШЬ.
Нисколько НЕ ЗАДЕВАЮ АВТОРА – хочу ПОНЯТЬ ОСНОВУ, ПРИНЦИП ЕГО СКОРОПАЛИТЕЛЬНЫХ УПРЕКОВ или ОБВИНЕНИЙ.

Бельферман Моисей [ 23.05.2006 ]

Уважаемый Пиитух!
Вы могли ОБВИНИТЬ БОЛЕЕ ДОКАЗАТЕЛЬНО МОЮ МИНИАТЮРУ – в АБСУРДИСТИКЕ и НЕПОЭТИЧНОСТИ.
Ну, зачем Вам меня ДРАКОНИТЬ?
Кажется, мы больше слов написали – ЁМКОСТИ САМОГО ТЕКСТА.

Конечно же, я удосужился получить ответ просвещенного и смелого молодого автора.

Пиитух [ 23.05.2006 ]

… а и правда, зачем мне Вас драконить? Прозрел, осознал, прочувствовал … так что даже в предлагаемых непоэтичности и абсурдистике Вашу миниатюру обвинять не беду … тем более, что она такая миниатюрная …

Продолжать полемику я посчитал БЕСПОЛЕЗНЫМ. Смолчал. Верно, по этой причине больше писем по данному поводу не получил. Ну, и слава Б-гу. В ВОЗРАСТЕ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ НИСПРОВЕРГАТЕЛИ ИСТИН РЕДКО СЧИТАЮТСЯ с АВТОРИТЕТАМИ и ПРИЛИЧИЯМИ.

Посчитал бесполезным что-то доказывать. Молодой автор верхом совершенства считает РЕДАКТОРСКУЮ ПРОГРАММУ. Верно, свои НЕВЕДОМО КАКОЙ ГРАМОТНОСТИ РАБОТЫ привык он ДОВЕРЯТЬ АВТОМАТУ. К РУЧНОМУ РЕДАКТИРОВАНИЮ НЕ ПРИУЧЕН. НЕ ЗНАЕТ ЕГО СУЩНОСТИ.

У меня, действительно, нет хорошего редактора. Он и не нужен. Существующий почти весь текст подчеркивает «красной волной». Попробуй что понять и доказать. Не всегда доверяю технике. Впрочем, можно воспользоваться облегчениями. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТЕКСТЫ ОТЛИЧНЫ от ФОРМАЛЬНЫХ, ШАБЛОННЫХ и ШКОЛЯРСКИХ. Над этим ЗАДУМЫВАЮТСЯ и ПОНИМАЮТ САМИ ПИСАТЕЛИ и ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОСВЕЩЕННЫЕ ЧИТАТЕЛИ. Не МАССОВЫЙ ЧИТАТЕЛЬ, ПОТРЕБИТЕЛЬ «ПРОДУКЦИИ».

Б
ДУРДОМ – ОБЩЕСТВО в МИНИАТЮРЕ. ДУРДОМОВСКИЙ ГУМАНИЗМ.
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН прочитала «Внутренний мир одного из дурдомовцев». На странице оставила свое краткое мнение. 27.05.2006 17:39

“Живой” образ, “живое” произведение. Герой Лиходеев близок читателю потому, что такие, как он, ОБЫКНОВЕННЫЕ люди, со своими радостями и печалями.

“Бывает, человек с головы до ног не имеет дела! ” – метко сказано!

Понравилось, Моисей!

Данный отрывок – часть пространной новеллы «ПОТОК ИЩУЩЕЙ ИСКРЕННОСТИ: СОСТОИТ из АНТОНИМОВ» (свыше 130 тыс. печатных знаков). А всего в книге 34 новеллы по указанной в названии книге теме.

Повествование каждой новеллы предвосхищает коротенькое вступление. В форме резюме. Сообщает выдержку-суть предстоящего описания действия или дает характеристику персонажа.

Об Иване Семеновиче Лиходееве и предложенном в новелле повествовании узнаем:

«Много философии, софистики. Изобильное количество искренности. Мне нравится персонаж повествования. В чем его болезнь? Почему этого человека держат в психбольнице? Жаль! Умный, ищущий, свободомыслящий: такой опасен! Разоблачает ложь! Не уверен в необходимости СОБСТВЕННОГО существования. Поэтому и опасен! Социально опасен! Политическая система – опасается за собственную безопасность. НЕКОТОРЫЕ (пусть немногие!) сомневаются: ВСЕ ли САМОВЛАСТНОЕ – ПРАВОМОЧНО? Несерьезных – больше критиков. Еще больше критиканов! Не все полностью-безоговорочно разделяют политику партии-правительства. Позволяют критикнуть – вослед центральной прессе. Ведь уже получила «добро» от партийной номенклатыры обговорить данную прежде «секретную тему». Критика остальных аспектов внутренней жизни или внешней политики остается в ведении компетентных органов власти. Всякие другие попытки критики отнесены к антисоветизму. В партийно-государственных органах, как и в трудовых лагерях и психбольницах, держат людей честных, прозорливых. Первые – «воспитывают», вторых – «лечат» и «перевоспитывают»! Принудительным трудом! Упрямцев – нейролептиками».

В
ПЕРЕЖИВАНИЯ.
… С Львом Михайловичем случилась страшная беда. Позже узнал: вблизи пешеходного перехода его сбила машина. Водитель скрылся. Подобран машиной скорой помощи. До приемного отделения сопровождали два свидетеля происшествия. При осмотре констатировали травму черепа с сотрясением мозга. Поместили в терапию. В течение нескольких дней находился в состоянии беспамятства. Из памяти выпал целый отрезок времени. Спасибо врачам: выходили. Лев Михайлович пошел на поправку. Скоро выпишут. Приступит к работе. Он хочет вырваться к друзьям. Приглашали приехать – на встречу. Сам собирался погостить в родном Топайске. Был патриотом! Осел на чужбине.

Выйдет из больницы – женится на Ирине. Жаль: она, коренная горожанка, с ним не поедет в провинцию. Несколько раз насмехалась над его провинциализмом. Отвергает наивность и легковение. Критикует патриархальные его взгляды и ветхозаветную мораль. Убеждена: мораль мешает устроить материально обеспеченную жизнь. Для нее главное – собственная выгода, метериальное благополучие. Стремится – пользоваться всеми удобствами. Он женится: придется со многим смириться. Примаком – держаться в собственной квартире. Важна для него чувственность – плотские желания. Перетерпит – разность убеждений. В семье решения принимают на основе уступок, компромисов. При доброй воле – два взрослых человека сумеют сговориться.

Неожиданно неделю назад Льва Михайловича перевели в психиатрическое отделение. Держат под замком. Наравне с заключенными. Палата переполнена. Больница известна прелестями. Больные часто повторяют: сама обстановка лечит. Он часто лежит: вспоминает, философствует. В скученной палате парит – нечем дышать. На некоторое время всех выставили в коридор: проветривают. Отдельные больные продолжают конфликтовать, выяснять отношения. Лев Михайлович со всем спокойствием и мужеством встречает испытания. После некоторых инъекций наступает забытье, почти бессознательное состояние. Надеется на собственное здравомыслие и здоровые инстинкты. Не совершит порочащие поступки. Надеется: вскоре выпишут! Вот пройдут говолокружения. Ноги пусть окрепнут. Обязаны держать грузное тело в вертикальном положении.

Первопричиной всех его горестей-бед явилась травма головы. От еще больших горестей и бед, да и от худшей участи – спас Б-г. Испытывал или наказал?

… Лев Михайлович задержался в психиатрическом отделении. Уже три месяца глотает таблетки, запивает стопкой воды. Он остался мыслителем, философом. Теперь уже другой: изменяют характер. Часто лежит в постели. Стал вялым, малодеятельным. Думал: чистая его душа стремится к высшим сферам-материям. Греховно-тленное тело удерживается в мире пошлости-разврата. Раздвоен. Состоит из частей и составляющих. В чудовищном вихре событий он еще больше членится. Производит противоречивые действия. Трудно уживается с собой в мире и согласии. В его поступках проявляются противоречия-несуразности. Из активного подсознания исторгает дикую страсть. Он стремится к обнаженному лихачеству. Взрывается – в комплексе неполноценности. Вскакивает впопыхах – на умозрительно возникающие курганы. Всматривается в даль. Собственную похоть стремится излить на головы страждущего человечества. Бодрится. Покрывается мыльной пеной пота. Избегает участи затравленного зверя. Дрожит осиновым листом. Сует голову в петлю крайней безысходности. Красуется захудалой привлекательностью. Мечется в безумстве – между упоительной стремниной и гадливой порочностью политического авантюризма. Должен скрываться, бежать. Устраиваться. Страдать и верить – в благородные стремления исстрадавшейся человеческой души. Скрыта она в потемках интимных тайн и чувтвенности. Каково его прозрение? Призвание: игнорирует способности. Увлекает мысль. Рвется – в неизведанном направлении. Пускается по трамвайным рельсам.

… При выписке Льва Михайловича снабдили документами инвалида второй группы. Он часто надомничает. С трудом исполняет работу. Запустил квартиру. Ведь нелегко дается уборка. Часто ленится. Больше ест всухомятку. Много времени проводит в размышлениях.

Г
ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЯ – ИСПЫТЫВАЮТ на НОРМАЛЬНОСТЬ.

Искрились последние дни золотого лета. Дни ясные, солнечные. Знойный аромат нависает, давит, манит, наполняет букетным многоцветьем. Играет природа красками. Предначена вся прелесть – здоровым и свободным. Из-за зарешеченных окон освещенная сторона кажется Раем. Внутренняя жуть – еще более тягостной, невыносимой.

У природы – свой норовистый характер. Меняет погоду. Межсезонье. Тут еще случился катаклизм. Неожиданно налетел шквалистый ветер. Сорвал с деревьев охапки листвы, даже не полностью пожелтевшей. Оставил бурелом. В городе зарегистрировано несколько случаев разрыва телефонных и электролиний. Даже высоковольтных! Резко упала температура воздуха. Дыхание осени предвещает дождевые потоки. Нет желания расставаться с теплом и витаминным изобилием. Не избежать встречи с холодом-слякотью. Осень несомненно приносит новые заботы, проблемы, мысли, переживания, пасмурное настроение… Часто навевает скуку-тоску. Отягощает душу.

В психиатрическое отделение на суточное дежурство заявилась бригада санитаров. Рассказали: часть города, целый район отключен от электричества. Погрузился во тьму. От сумерек – до рассвета. Не качают воду. Остановлено движение электрического транспорта. Шли по затемненным улицам… В отдельных окнах мерцают огоньки свечей, фонариков… Быстро мрачность передалась в тюремную обстановку отделения. Только у персонала – свободный доступ и выход. Имеют однотипные ключи. Замки напоминают железнодорожные. У ключа четырехгранная выемка. Засовы отворяют без щелчка – легким поворотом ключа вправо.

Роберт пока в себя не пришел. Пережил страшное. По прошествии – не может опомниться. Счастливо завершилась его одиссея. Финал – нелепый. Оказался в дурдоме. Печально, даже трагично. Его не поняли! Сообщенные им новые факты приняли за бред. Считают проявлением синдрома. Географическое открытие, вклад в науку – никому не нужны! Роберта не допустили к началу занятий в школу. Изолировали от родителей, друзей… Держат в лечебном заключении. Попутно исследуют умственные способности, характер… Наблюдают за поведением. Кому нужно насмехательство подобного типа? Хотят серьезно определить реальность сообщения юноши? Или разобраться в сути фантастического рассказа о крохотном островке в океане? Не является ли он видимой частью подводной Атлантиды? Юноша настаивает на своей версии. Описывает живо произошедшее. Спасение. Трезвые контролеры считают: плавают неутомимые дельфины. Зачем им совершать продолжительную экскурсию? Без цели показывать подводное царство. Наука разберется и без дельфинов!

Сильно издергалась, переживает мама. Мечется в транспорте между учреждением своей службы и психиатрическим отделением. Горьким оказывается ее счастье: обрела исчезнувшего сына. Все считали его погибшим. Только не она! Предчувствовала беду. Не соглашалась сына отпускать в плавание с отцом – на исследовательском судне.

Роберт томится за решеткой. Одиноко бродит по коридорам. Входит в соседние палаты. Не оставляют отрывки мыслей. Скучает. Тягостно переносит состояние безысходности. Нелюдим. Только через некоторое время он начал знакомиться, заговаривать и отвечать. В контактах-общении быстрее течет время. Не так тягостно одиночество. Нет сверстников – он находится вместе со взрослыми. Много пожилых людей. Некоторые больные не поднимаются с коек. Томятся почти все – в заключении. Только некоторые – отдыхают. Ведут себя беззаботно. Долгими часами примостились к зарешеченным окнам. Наблюдают за прохаживающими в парке. Публика сюда ходит не для удовольствия. Мало кто улыбается. Проходят с озабоченными лицами.

Стараниями мамы, по иной причине – Роберта перевели в другое отделение. Не так скученно. Почти каждый день выводят на прогулку. Приятно подышать свежим воздухом. Роберт вновь впал в депрессию. Часто лежит на койке. Вот и сейчас… Очнулся от подталкиваний. Рядом стоит сосед. Хочет пообщаться. Молодому человеку лет двадцать пять. Коротко стрижен. Угрюм. Сутул. Кажется стариком. Без распросов – о себе рассказывает. Говорит тихо, тоном несколько восторженным. Слова сопровождает частым жестикулированием. Излагает душевные переживания. Учит общению и поискам доверенного человека среди больных. Как предохраниться от доверительных отношений с лечащим врачем и медперсоналом. Сам врач мало, редко контактирует с больными. Здесь много соглядатаев: ведут перекрестно наблюдение. Обо всем доносят. Благодать только кажущаяся: «Не варятся больные в собственном соку. Варенье получают – в сахарном сиропе». Цинично такое говорить – о живых людях. Осуществляют творчески – метод социализма: растворяют возможности. Олег обо всем убедительно рассказывает. Вызывает ответное доверие. Роберт молчит. Слушает.

– Мне приятно за вами наблюдать. – Он осмотрелся. Изогнулся. Сообщает доверительным тоном. Полушопотом. – Верьте слову-опыту, молодой человек. По призванию я – самодеятельный режиссер. Чокнутый – по природе вещей и характера. Квалифицированное мое заключение: вы – будущий актер. В вас просматривается врожденный талант: самовыражения, перевоплощения… Вы особенный юноша. Отличаетесь чистотой. Ясностью мысли. Непосредственностью. Удивительной чистотой чувств… Куда до вас – здешним типам?! Вижу: в отделении – человек вы случайный! В вас – вижу родственную душу. Я люблю театр – это мой родной дом. Сцена, подмостки – не просто возвышенное место. Это – призвание. Желанная судьба. Только здесь пришлось ощутить томление. Пережил одновременно – манящую надежду. В театре пережил блаженство Рая. Муки Ада. Каждому даны способности. Свое призвание. Специально я создан для сцены. Для актерской игры. Для общения с публикой. Для проявления свойств-талантов. Нуждаюсь в обожании. Актерский труд – адский. Бремя. Для многих – непосильная ноша. Ради успеха, восторженных взглядов-вздохов публики: чего не вытерпишь? Искусство требует много сил – всего! Меня – здесь держат! Они не поймут – творящееся в актерской душе. Не прощают человеческие качества. Актеры – странные: ну, и что с того? Намеренно впадаем в болезненность. Калечим душу. За миг удачи – щебро платим дорогую цену. Игра – вдохновенный труд. На здоровьи отражается – стрессом.

– Много разных типов. – Продолжает: – Безразлично не прохожу. Наблюдаю. Изучаю. Научился: с неимоверной легкостью смогу перевоплотиться в идиота. Может найтись такая роль – по ходу действия… Меня погубил талант! Не алкоголь, не разврат, не среда… Сам захотел: поставил судьбу превыше жизни. Никому не удастся! Не дано! Не такой большой талант – натренирован. Усвоил-воспринял, развил систему актерского мастерства Станиславского. Вот и все! По этой системе – любая бездарь становится актером. Не великим! Великие актеры – редкость. Изредка появляются: светом освещают землю-небо. В призрачном мире оставляют о себе память. Не всегда долгую. В современном театре исчезают традиции. Почти утеряны манеры. Смазана чистота помыслов. Без театра – нет настоящей жизни. Только женщины дарят удовольствия. Приходится платить – слишком дорогую цену. Вплоть до истощения нервной системы – полностью выкладываюсь. – Логика его непоследовательна. С соскальзываниями, перескоками. – Сейчас – в состоянии подавленности. Веду бесполезный образ существования. Сам себе – противен. Наружу вырываются одни оскверненные желания. Сущность проявляется в оскопленной сущности. Фугасное существование – в примитивном состоянии. Ввергнут в интенсивность. Погряз в муках тоски, скуки. Не для меня – блаженство жизни. Только на сцене во время чудодействия ощущаю блаженство момента. Надолго заряжаюсь энергией. Смыслом-значением – наполняется, обретает жизнь.

Среди больных находятся лжеизобретатели. Люди с болезненной фантазией. Под эту графу диагноза подводят самого Роберта. В личном деле собраны все обвинения. Даже имя – иностранного происхождения. Одно из доказательств ненормальности. Надо додуматься – до такого абсурда! Вот «Калашников» – истинно лжеизобретатель! Он часто голышом ползает по полу. На виду у всех – мочится в палате. Не помогают подзатыльники. Его внешность уродует ежик. Лицо смуглое. Лупает раскосыми глазами. Морщит лоб. Остервенело жестикулирует. Не забывает довести до слушателя оригинальные идеи. Одобрения не получает. Не нуждается. Хам по привычкам. Принято среди эгоистов, гордецов и чудовищных хищников. В обществе скромность – не в почете.

– Я хороший! Самый хороший в мире человек! – Повествует в порыве откровенности. – Меня просто оклеветали. Никакой я не уголовник. Не псих. Ни шизофреник. Я человек тонкой души. Отпрыск старинных аристократов. Чистого происхождения. С белой костью, голубой кровью и благородного воспитания. В пятилетки трудового энтузиазма клинили мое сознание. Пытались плавить в мартенах. Отшлифовывали на фрезах. Со всем народом – заболел коммунизмом. Лишался пороков буржуазного нутра. Превращен в каменное изваяние. В статую типа идола. В древнюю окаменелость. Жил, развивался на фоне сплошных социалистических завоеваний, достижений и успехов. Из забавного прошлого сохранился вскормленным тунеядцем. В дьявольском образе, обличьи. Совмещено в тленном единстве. От пороков – страдаю. Во хмелю – припадочный. В трезвом состоянии – скромный. Подобен всем убежденным холостякам. Я хитер, коварен. Занимаюсь изобретениями.

– Главная моя мечта и цель – дотянуться до звезд. В них заключена основная тайна. Аккумулирована огромная потенциальная энергия. Использовать в народном хозяйстве? Звезды заставить ярче светить! Заменят электричество – на освещении. Второе направление мысли: создать материал для распыления искусственных облаков. Закроют озоновые дыры. Предохранят от радиации. У древесной растительности эстетическую пользу. Занимает огромные пространства. Съедобное не плодоносит. Поскорее использовать деревья – переработать на мебель. Предлагаю: из металлолома – наладить производство чугунков. Вместо стекол использовать уплотненный целофан. Природа придала триноге – самое устойчивое положение. Человеку следует нарастить третью ногу. Добиться устойчивости. Не зависеть от обстоятельств.

– Остерегаться стрессов. Перемен – в психической деятельности. В физическом состоянии – травм. Сократить возраст водителей – до момента наступления опьянения. Ограничить скорость лихачества в автотранспорте. Совершить революцию в технике движения. Колеса использовать овальной формы. Посадить на шарниры. Выбросить коробку передач. Не изобретать велосипед – усовершенствовать. Объявить экономию использования горюче-смазочных материалов. Прогресс направлять в разные стороны – на нескольких скоростях. Научить природу служить человеку. Общественное устройство и жизнь создавать по примеру законов природной среды. Для производства одежды – использовать защитные функции организма. Учесть: на кулинарное производство полезное воздействие оказывает свето-техника. В семейных отношениях основной принцип – техники безопасности. Применить радио-электронику к генной инженерии. Голова пухнет от идей – этих производительных сил. Опаснее всего накопленные или мгновенные реакции производственных отношений. Надстройка – поднимает базис. Путаница происходящих понятий. – Псевдоизобретатель оказался щедрым на слова и выражения. Заносчивым эгоистом. Тщеславцем. Техническая революция без него произойдет. Увлекается фантастикой, наукой. Пристрастен к чудесам. Пока на пороге непризнанного гения. В периоде нахождения в дурдоме. При выписке – гнездится во всяких обывательских подворотнях.

Корней Сидорович уже седой. Держится молодцом. Улыбается, машет ручкой. С раннего утра физзарядкой изнуряет тело. Регулярно тренируется. Круглый год в трусах и майке бегает по аллеям парка. Утверждает: убежал от инфаркта. Любит много говорить. Держат взаперти – за несдержанный язык. Все его величают Капитаном.

Роберта от старика оттирает, обхаживает бывший афганец. Без умолку рассказывает свою историю. Ветерану Афгана – дурдом не страшен. Только противно находится в этом заведении. Так считают все побывавшие. Дурдом – этим все сказано! Разветленная сеть. В системе – здания, этажи, цеха, учреждения… Огромная страна – гигантский ДУРДОМ! ПРИУЧЕНЫ! ЖИВЕМ! ПОКА НАХОДИМСЯ на ДУРДОМОВСКОМ УРОВНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ. УЧТЕМ ФАКТ!

Тим Гадюкин – верткий, решительный… Смелый. Энергичный парень. Из таких нахалов – возникают настоящие мужчины. Призыв на службу -посчитал за везение. Прошел год отсрочки. Не в счет! Кончил учебку. В Афган отправили – муслимов отучить от непокорности. Давить
«духов»! Московские политики нашли «простое решение» проблемы укрепления южных границ. Поручили военным: отсталое феодальное государство -превратить в социалистическую республику советского типа. Без боевой и политической школы Афгана сегодня трудно стать настоящим воином. Верным защитником родины. Афганское братство передает по наследству русские традиции. Советский патриотизм! Пустили в народ «пушку»: будто туземные муджихиды ведут партизанскую войну. Нет, война тотальная, гражданская. Поскорее закрыть – западную, южную и восточную границы. Тогда Афган наш! А пока… Война с переменным успехом. Чаще приходится обороняться. По всему растянутому фронту. «Духов» давят – в их логове! Действуем изнутри: идет разложение.

Не удается наступать! С фанатичной жестокостью аборигены ведут сплошные диверсии. Наносят хитрые, подлые, предательские удары – в спину. Те туземцы – дикари, фанатичные аллахомольцы. Не видели прогресса. Не познали культуры. Не пользуются техникой. Отвергают удобства, блага цивилизации. У них мало плодородных земель. Много гор – без растительности. Эти вольные дети природы – привыкли к безысходной нищите. Систематически косят эпидемии болезней. За столетия неподвижного и кочевого существования – племена брошены в жуткое невежество. Долбанные патриоты бесплодия. Доступными, немыслимыми способами защищают самобытность. Никчемный суверенитет. Беспредметную свободу. Божественную религию, верования. Не хотят подчиняться Москве.

Тупой стихийной силе дикарей – противостоят вооруженные советские солдаты-герои. Среди местной публики – нет друзей! Одни враги! Сплачиваются воедино – разрозненные племена туземцев. Их всех надо – резать-расстреливать! Замполит учит: выделять детей, женщин, тружеников… Учитывать: неразвитое сознание пастухов и крестьян. Затуманили проповеди мулл, верования-предрассудки… Пустая забота – гуманизм. Все туземцы до такой степени фанатики – никогда не станут советскими! Угомонится – мертвый! Произойдет тогда примирение. Европейские туземцы – венгры, чехи – другого воспитания, типа. Даже заносчивые поляки – покорились генералу Ярузельскому. Руководствуются страхом-разумом. Развит инстинкт самосохранения. Афганские туземцы – беспонятливые азиаты! В худшем смысле…

Сплошная темень. Тучи сплошь заволокли небо. Не видно звезд. Быстро стынет песок. По долине проносится ветер – сквозняком-шквалом. Пронизывает до костей. Караульная служба ночью – никогда не считалась малиной. В Афгане это – страшное испытание. Приходится нести службу. Гадюкин не дремал. Плечом прикоснулся к стене: сбрасывает напряжение. Не услышал шороха… Никакого звука. Только завывал ветер. Песок сек лицо. Неожиданно жесткая рука – стиснула плечо. Тим дернулся. Успел! Лезвие ножа прошло под правое – не левое ребро. Началась ожесточенная стрельба. О последовавшем Тим позже узнал. Упал в беспамятстве. Истекал кровью. Той ночью совершили «духи» отчаянную диверсию. Взорвали склад с боеприпасами. В щепы разнесли две казармы. Жертв хватает!

Тим Гадюкин четыре месяца отлеживался в госпитале. Вернулся в строй. Пересел на транспорт. Сопровождал грузы по «дороге жизни и смерти». Попали в засаду. Ранила в ногу душманская пуля. Оперативно помогли вертолетчики. Без них «духи» могли перебить-перезать всех наших. Те «духи» – собой не дорожат. С фанатичным остервенением стремятся к праведной смерти. Убеждены: сразу попадут в Рай. Наших считают – сатанинским племенем. Не щадят: колошматят! Такой народ! «Духи»! Ничего другого нельзя ожидать от недочеловеков. Не прошли пока советскую школу жизни. Через два-три десятилетия тоже станут шелковыми-ручными. Так мы покорили узбеков, кыргизов, казахов… Да и прочих среднеазиатских чукмеков. Отучили от бесконтрольной свободы. Точно так поступили с западенцами, прибалтами… Молчат! Давить их надо! Покорятся! Как все – даже непонятливые и чумные.

Подошел дембель. Тим Гадюкин без радости, с сожалением покинул полюбившуюся службу. Предложили остаться – на сверхсрочной, по контракту. Он: за! Но!

…Пропал Гадюкин. Перевели? Свою историю не рассказал до конца.

Роберт даже не заметил: попал в полосу исследований. Предстоит пройти систему экспериментов. Сам воспринимает с положительной стороны. Развивает деловитость, общественную активность. Учуял возможность доказать нормальность. Реабилитироваться. Часто повторяет: «Я не сумасшедший! Убедитесь!» Исследователь попросил описать картинку. Изображен человек. Сидит за столиком кафе. Много трагического на его лице. Роберт описал: «Один. Человек сидит за столиком. Ему плохо? Зачем прикрыл глаз ладонью? Его тошнит?» Предложили изобразить на рисунке «справедливость». Нарисовал подобие Фемиды с завязанными глазами. Весы. Поручили изобразить «воровство». Он нарисовал пиджак. Пояснил: «У меня часто крадут вещи, чистят карманы». У больного бредовые понятия. Предположение: имеются нарушения процесса мышления. В отдельных случаях юноша резонерствует. Высказывания категоричны. Не всегда доверяет памяти. Слабо развита музыкальная память. В «существенных признаках» к растениям отнес «сад» и «садовник». При исследовании по методике Выгодского-Сахарова группирует разноформенные фигуры. Предложил сгруппировать по высоте и площади основания. За указание обиделся. Замечено болезненное его самолюбие. Доходит до дерзости.

Исследовали самооценку по методу Дембо-Рубинштейн. Самооценка его противоречива. Отнес себя к здоровым. Пояснил: «Считаю себя вполне здоровым человеком. Здоровье – самое главное. Отдельные недомогания вызваны возрастными явлениями. Недавно вступил в половую зрелость». По умственным способностям и свойствам характера – поставил на верхней границе шкалы. Одновременно себя чувствует несчастливым. Называет «самым несчастливым человеком во всем свете». Причина: факт нахождения в отделении больницы. Замечена недостаточная критичность, самокритичность. Переоценивает собственную личность. Оправдывает все поступки. Ошибки, нелепости объясняет воздействием обстановки. Очень скучает по родителям и дому. Закончил данный этап исследования словами:

– Почему меня держите? Ведь я здоров! Один: среди полных идиотов!
От них – непременно заболею! Тогда станете лечить!

Санитар Костоломов – огромный дядина с мощными ручицами. Рьяно по-садистски исполняет наказание. Главный! Провинившихся больных, инсулинщиков привязывает туго к койке. Наслаждается страданиями – с удовольствием. Мягче вяжет Инсклинчиков. В судебной палате стоит стол с креслами. Санитары дежурят попарно. Коротают ночи громкими рассказами-слушанием анекдотов. Где их берут? Смеются до упаду. Мат-перемат! Играют в шахматы. Режутся в карты. Костоломов – игрок заядлый. Азартный. Редко выигрывает. Волнуется, психует – по поводу каждого зевка. Проигрывает партию – с торговлей. Без штанов не остается. Мечтает выиграть – при всех живых шестнадцати фигурах. Неудачи – вымещает на больных. Бесчувственный тип – без сочувствия-сожаления. Ужесточает нрав – при исполнении обязанностей. Больных считает государственными преступниками или тунеядцами.

Нормальность развивается в условиях сплоченности, единства семей и коллективов. Первопричина болезненности – эгоизм, скрытость, замкнутость. В хитрых органах решают: кого поместить в дурдом. Среди недовольных наблюдаются новоявленные интеллигенты. Никто не позволит свободно жить. И отщепенцам добиваться справедливости-правды. Обязательно брать подписку: не встревать в политику. Не подменять полномочия органов. Попадают сюда и по-дурости. В этом пункте проверки-наблюдения вести себя умно. Выйдешь невредимым!

У лечащего врача-психиатра отделения Валерия Степановича Буйволова – мощная комплекция. Сродни его фамилии. У него тяжелая голова. В движениях – подвижен. Даже проявляет чрезмерный темперамент. В профессии компетентен. Не просто любит свое дело – из души вырывается творческая искра. Имеет приличный трудовой стаж. В последнее время увеличены требования. Начальство не признает сомнений. Не принимает возражений. Пресекают любую форму самодеятельности. Требуют беспрекословного исполнения инструкций, подчинения указаниям. Каждый занимающий должность – обязан нести ответственность. Оправдывать доверие. Жестки требования при назначении диагноза болезни. Административными указаниями, контролем выхолащивают гуманные черты профессии.

Буйволов часто идет на компромиссы со своей совестью. Должен оставаться на стационаре. Продолжать заниматься своим любимым делом. Наблюдениями. Исследованиями. Диагностикой. Лечением. Должность не превращает в кормушку. С осторожной застенчивостью защищает убеждения. Приходится считаться с системой властного устройства. Не конфликтовать с власть предержащими. Казаться внешне безучастным формалистом. Валерий Степанович сохраняет волевой контроль. Да, и характером наделен терпимым, непакостным.

О нем говорят: тоже хапает! Тут никто без этого не обходится. Берет только ценные подношения. Знают о его любовной связи с Матреной Осиповной. Женщина интересная – не первой свежести. Жгучие карие глаза окаймляют тушью подведенные брови. Открытая у нее натура. Любит поговорить. В манипуляционной откровенничает. Внимание все возлюбленному – не замечают присутствия больных. Буйволов больше слушает. Часто ухмыляется. Трудно понять: нравится ему жизненная установка сослуживицы? Просто мирится? Не усложняет отношения. К ней может относиться, как к пациентке закрытого заведения.

Надоело серьезничать. Матрене Осиповне рассказал анекдот:

– Противники современной психиатрии, да шутники сообщают: ненормальность проявляется – во вкусах, пристрастиях, симпатиях, наклонностях… И в образе жизни, поведении, высказываниях, мимике, движениях, походке, манерах, характерах… В особенностях разных обобщений, вестей, во сне, бессоннице, мытарствах, спокойствии, беспокойстве… В тщательных поисках идеала, бредовых состояниях, во внешности, чрезмерной сексуальности, половом бессилии, неуменнии ориентироваться на незнакомой местности, запоминании лиц… Во взгляде, резкой смене настроения, задумчивости… Не все запомнишь-перечислишь. Существует много признаков. Помогают распознать ненормальность. Определение ненормальности – по теории вероятностей. Нет большей беды: нормального на время отнесут к ненормалым. Делают это с целью политической профилактики. Хуже, опаснее: позволить ненормальному творить безнаказанно.

Валерий Степанович учился в наших учебных заведениях. Дополнил знания самоподготовкой. Ненормальности в обществе обнесены традиционным запретным честоколом. К больным относятся опасливо, подозрительно. Их чуждаются. Отчуждают. Психическое заболевание непонятно. Чуждо нормальному мышлению. Невежество создает легенды о фантастическом, призрачном состоянии. Шарахаются в сторону люди с превратными представления. Американский психиатр Брилл один из первых последователей З.Фрейда. Написал: встречался у больных с навязчивыми идеями и маниями. С преувеличенным или искаженным выражением присущего каждому нормальному человеку. Больные неконтролируемы. Воле неподвластна чувственная сфера. Развивается до чрезмерности.

Жутко многообразен мир посещаемых здорового и больного сновидений. Часто живее, красочнее, увлекательнее – при сравнении со скучной, одноообразной жизнью. Это мир подсознательный – полета фантазии. Форма творческого порыва. Представившаяся картина часто окутана дымкой усталости. Прорывается сквозь запоры подсознания. Подобно творчеству – строится на логической канве. На другой основе или отличной логике. Построения ее обрывочные, софистические. Пробужденная память редко сохраняет коллюзии сновидения. Улетучиваются. Подобно предрассветной дымке, эфемерностям. Сожаление – об утраченных грезах. Неосуществленные сны – часто вызвают жалость. Превратись они в реальность – могли наполнить, разнообразить восприятие. Да, и саму жизнь.

З.Фрейд открыл новую страницу в теории и психиатрической практике. В руки исследователей вложил инструмент для тщательного, детального изучения психики. Врачи занялись толкованием сновидений, свободных ассоциаций, символических образов. Науку интеллектуальную, любознательность – занимает метод обнаружения источника-причинности психических реакций. Это особенно важно знать психиатру. Врач стремится избавить больного от обременяющих тягостных симптомов. Нахлынувшие события вызвали болезненные ощущения. Вернуть доболезненное состояние. В неискаженном виде -восприятие действительности. По З.Фрейду: анализ на этом не завершается – продолжается. Непрерывна цепь эмоций больного. Имеет отношение к изменению характера. Кропотливая работа позволяет распознать форму заболевания. Выбрать метод лечения.

Заведующий отделением Крысов – твердокаменный догматик. Долгие годы опекает творческие направления идеологии. Искусство считает особым типом шизофрении. Не оригинален. Мнение широко бытует в среде психиатров. По теме проводят наблюдения, исследования. Всех симптомальных писателей не в состоянии госпитализировать больницы психиатрического профиля. Самых своенравных постепенно подбирают
– не должны мешать неуклонному развитию власти. Сохранять покой и безопасность. Прежде он трудился в организациях другого направления – сотрудничал с Союзом писателей. Убежден: писательство – профессия престижная, денежная. Писатели пользуются авторитетом в обществе. Имеет существенное значение тема, идеологическая выдержка. Меньше – качество писанины. Главнейшее: связи-знакомства в кругах издательских. Научиться писать просто и грамотно. Увлекательность – не помешает. Доведут до кондиции – существуют редакции. Довериться! Власти накладывают ограничения на интеллигенцию. Не выставляться избранником способностей. Даже представителем класса.

Из установок и собственного опыта Крысов убедился: все поголовно писатели – социально опасны. Как на беду, нельзя их арестовывать. Не заключать под наблюдение, на излечение. Повышена роль редакторов издательств, СМИ. Сохранена роль Главлита. Поручена издательствам важная, многотрудная роль: из авторов выбирать самых достойных. Назначать писателей. Редакторы блюдут государственные интересы, безопасность. Из рукописей вымаривают несуразности. Творчество – предмет бредового сознания. Увековечивает и протоколирует неестественное. Болезненная психика конструирует опасные комбинации, неестественные обстоятельства и чуждые народу образы. У людей с болезненной психикой случаются творческие проявления. Пишут книги, композируют музыку. Выдают изобретения, рацпредложения, сверхценные идеи. Соискатели гениальности – от дел отрывают. Отнимают ценное время. Излишне тормошат. Разрушают энергию занятых людей. Нормальные люди годны оставаться читателями и почителями. Трудятся.

Многолетние научные исследования подтвердили бытовавшее ранее мнение. Творчество – это глупость. Даже порок. Окаймлен расцветкой привлекательности. Приводит к дорогостоющему расточительству. В обществе полезные – скромные труженики, работяги. Непритязательно живут. Ведут общество по пути прогресса. Творчество – уводит в сторону. Перед ним сникают глупцы, хулиганы. Люди умные, деятельные – его игнорируют. Легко, просто обходятся без чудовищной ненормальности. Нормальные стремятся к обычному, известному, приятному, полезному, постоянному, традиционному… Потребляют материальные и даже духовные блага. Потребительство – форма ненормальности последнего времени. Массовый психоз. Помешательство. Направленно действуют инакомыслящие. Используют слабости психики. С помощью полуправд, фантазий расшатывают сплоченность общества, единство народа.

В отделении появилась уборщица тетя Нюся. Она с ведром и со швабрами. Громче всех шумит. Чище убирает. Еще помнит батько Махно и перлюру. Вознеслась во время нацистской оккупации. Нацистские порядки военного времени считали родственными духу украинских националистов. Герой народа стафан бандера спасал Неньку от большевистского порабощения. Народ поддержал борца за народную свободу. Истребила надежду красная чумная дьявольская сила. Тетя Нюся мечтает дожить до Возрождения.

Она строго следит за больными. Никому за обедом-ужином не удается скостить лишнюю порцию. Она слепо ненавидит Веню. Из рук выбивает или вырывает мыску. Во время ее дежурства Веня ходит голодным. Тетя Нюся называет это «тощим режимом». Смеется: «Пусть пороется в памяти!» Знает точно судьбу больного: «Еврейчик выполз из БАБЬЕГО ЯРА!» Вспоминает с печалью о «тех временах национального воздождения». Муж – полицай. Сама не дремала: «Эх, тогда поживилась бесхозным жидовским добром! Да, еще несколько пархатых – вывела из домов. Повели в Яр – на вечное похование! Чистоплотные нацики не всегда пачкали руки. Находили пособников. Народ украинский не стал палачом – остался рабом. Знать, не созрел пока до самостийности!»

В пригородном селе тетя Нюся на усадьбе держит свиноферму. На мясо выращивает поросят. Кормить их надо? Лишние порции, объедки идут в корм. Свиньи ей дороже пациентов психбольницы. Кажется она уродливой древней старухой. Крива, горбата. Аккуратнее других убирает палаты, коридор и туалет. Она копошится всю смену. Остается и на следующую. Моет посуду. С мысок сбрасывает в ведро остатки пищи. Дорог корм для скотины. В свободные дни приторговывает на рынке домашним сальцем. Получает хорошую добавку к скромной зарплате. Настало время – для личного предпринимательства и обогащения. Частные доходы никто не контролирует. Каждый заботится – только о себе. За счет государства и других трудящихся – обогащаются. Обстоятельства – сами вынуждают. Дороговизна, сплошной дефицит, кумовство, продажность… Трудом собственным сложно нажиться. Приходится воровать, кумекать. Хитростью, воровством, грабежом – выкручиваться. Нельзя надеяться на правительство национального предательства. Хохлы в свои руки берут закон! Сейчас медперсонал, повара, уборщицы – воруют. Врачам – вручают подношения.

© Бельферман Моисей, 2005 Дата публикации: 30.10.2005 15:53

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.