МЕРТВЕЦ.

Так получилось, что в канун Нового года, а именно 31 декабря, оказался я в больнице. Первый раз в жизни встретил Новый год на больничной койке, и не желаю этого никому… Но там, как и везде в такой праздничный день, жизнь не остановилась. Больные с медперсоналом, так же, как и все отмечали свой самый любимый праздник. Ну а степень дозволенного, в тот вечер не всегда зависела от состояния больного.
Итак, в ночь с тридцать первого на первое, на дежурство заступил молодой врач, недавно окончивший медицинский институт. Был он человеком весёлым, общительным и что немаловажно – холостым. Особенно он нравился юным медсестрам, одной из которых, и посчастливилось попасть с ним в смену. Новый год встретили весело…, с шампанским, конфетами и уколами в мягкие места. Затем, кто хотел спать – уснул, а кто был в силах продолжать – бодрствовал.
Так вот, было уже далеко за полночь. Врач с молоденькой сестричкой уединились в процедурном кабинете, для продолжения «банкета». Когда шампанское было выпито, решили разбавить спирт, благо этого добра в больнице всегда хватает.
Часа в два ночи, медики дошли до кондиции. В это время в больницу на «Скорой» привезли больного – с сердечным приступом…
– Видно выпил лишнего, бедолага! – запинаясь и широко зевая, проговорил Костя.
– Натали, давай, неси тонометр, да шприц приготовь! – обратился он, к своей слегка окосевшей помощнице.
Пьяно икнув, врач сочувственно покачал головой и принялся прощупывать пульс. Пульс отсутствовал. Затем, он снял с шеи фонендоскоп, расстегнул несчастному рубашку и стал слушать сердцебиение но, к сожалению, ничего не услышал. Пациент неподвижно лежал на носилках, с закрытыми глазами, руки безвольно свисали. Костя вздохнул, аккуратно сложил на груди мертвеца свесившиеся руки и печально произнёс:
– Нехорошо начался год, нехорошо…
Рядом, со шприцом в руках стояла Наташа, остатки хмеля, медленно покидали хорошенькую головку.
– Жаль, конечно…, ну и что теперь делать будем? – грустно посмотрев на начинающего медика, спросила она.
– Делать что-то, уже бесполезно. Придётся отвезти его вниз. Но для начала, пойду, сообщу его близким…
В коридоре, волнуясь, ожидали жена и сын умершего. Они и представить себе не могли, чем может обернуться новогоднее застолье для главы семьи…
Выйдя из кабинета, Костя направился к родственникам. При виде врача, родные вскочили с места и с надеждой уставились на него. Но он склонил голову и, не глядя на женщину, произнёс:
– Мне очень жаль, но у меня плохие новости. Ваш муж, скорее всего, скончался по дороге в больницу…
К великому облегчению Кости, не без основания опасавшемуся, что у женщины будет истерика, она повела себя иначе. Бессильно обмякнув, вдова грузно опустилась на диван и зарыдала. Сын всхлипнул, и с трудом сдерживая выступившие на глазах слезы, неловко обнял мать.
Внизу на первом этаже, в полуподвальном помещении находился больничный морг. Собственно говоря, и моргом это нельзя было назвать. Обычное не отапливаемое помещение с несколькими стеллажами, и с вывеской на большой железной двери. Спустив на лифте носилки, Костя и Наташа отвезли тело в подвал.
Поднявшись на свой этаж, Костя удалился в ординаторскую, писать «Заключение о смерти». К тому времени стало светать. В больницу начали потихоньку, подходить уборщицы и повара, чтобы до подъёма успеть вымыть, убрать и приготовить завтрак.
С утра сын усопшего, съездил в похоронное бюро и заказал гроб. Когда гроб был готов, вместе с катафалком, нанятым там же, они заехали за матерью, и затем прибыли в больницу. Тело надо было забрать и отвезти в центральный морг, где его должны были забальзамировать, обмыть и переодеть.
Оставив мать в «жигулёнке», сын пошёл наверх в ординаторскую, чтобы взять медзаключение, а заодно найти и санитаров. Получив справку, сын вместе с врачом спустились в морг, туда же подошли два санитара, которые принесли с собой гроб. Костя вытащил из кармана связку больничных ключей с бирками и, найдя нужный, вставил его в замочную скважину.
Распахнув железные двери, он нос к носу столкнулся со стоявшим прямо перед ним трупом. Вытаращив глаза, Костя ухватился за дверной косяк и застыл на месте, не в силах пошевелиться. Воскресший покойник подскочил к врачу. Холодными, как лёд руками он схватил доктора за грудки и матерясь принялся трясти изо всех сил:
– Вы что, свихнулись?!! Заморозить человека решили?! – хрипел покойник, весь, дрожа от холода.
Санитары, до сих пор никогда не видевшие живых трупов, разом бросили гроб на пол. Толкаясь и пихая друг друга, они помчались вверх по лестнице. Сын потерянно посмотрел им вслед и, постояв в замешательстве, медленно, как во сне, последовал за ними. Поднявшись, наконец, на первый этаж, и пройдя через фойе, он, покачиваясь, тихо побрёл к машине.
Мать, увидев сына в таком состоянии, вылезла из машины, подошла и, обняв его, стала утешать. Отстранённо взглянув на неё, сын ничего не говоря достал из кармана медицинское заключение. Протянув бумагу матери, он пальцем указал на входные двери больницы.
Двери заведения в этот момент широко распахнулись. На пороге, бешено вращая глазами, появился, босой и лохматый глава семейства. В одной руке он держал фонендоскоп, а в другой – зажал оторванный воротник белого халата.
Узрев скончавшегося мужа, женщина, недолго думая, упала в обморок. Куривший возле катафалка шофер успел среагировать, он ловко подхватил женщину и уложил на стоявшую рядом скамейку.
В три прыжка подскочив к лавке «мертвец», не церемонясь, принялся хлопать её по щекам и прикладывать ко лбу снег.
– Зина, Зина, что с тобой? Что здесь происходит, Зина?!
Зина с трудом приоткрыла глаза и чуть слышно пробормотала:
– Ты живой?.. Гена, ты живой?! Не может быть… – И у неё вновь затуманились глаза и побелели губы.
– Да живой, живой… Если не веришь, пощупай меня! – зло пробасил, совершенно окоченевший супруг.
До шофера, растерянно стоявшего рядом – наконец-то дошло, зачем он сюда приехал. По его мнению, жена с сыном поторопились…, заказали гроб и катафалк. А бедный мужик жив, в нормальном состоянии и даже бегает, хотя правда – немного взъерошен…
– Слушайте, изверги! – возмутился водитель, обращаясь к жене и сыну. – У вас совесть есть?! Человек ещё не умер, а вы ему уже и гроб, и карету заказали! Ну, вы даёте…
– Кому гроб?.. Мне гроб?! Да я ещё вас всех переживу!!! – просипел Геннадий Фёдорович, угрожающе глядя на них.
Резко повернувшись, он направился, было к своей машине, но по пути споткнулся. Наклонившись, «покойник» со злостью сорвал с босой ноги бирку с номерком. Усевшись за руль, он яростно хлопнул дверью и, обращаясь к домочадцам, рявкнул:
– А ну, быстро в машину! Дома разберёмся… Тоже мне, похоронная команда выискалась…
Приехав домой, и до смерти перепугав тёщу фонендоскопом, Геннадий Фёдорович, наконец-таки успокоился.
После того злополучного случая, Костю и Наташу уволили. Геннадий Фёдорович стал трезвенником, а его супруга и любимая тёща, с тех пор, спят только при зажженном свете.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.